Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Добро пожаловать... домой ли? 5 г.С. зима - сыгран


Добро пожаловать... домой ли? 5 г.С. зима - сыгран

Сообщений 1 страница 30 из 49

1

Годы: 5 год Солнца.
События: Куруфинвэ привез в лагерь ПД Майтимо и Финдекано.
Действующие лица: Майтимо, Финдекано, Куруфинвэ, все заинтересованное население лагеря.
Предшествующие события: спасение Майтимо.
Предшествующая тема: Встреча со свободой и не только, 5 г.С., зима
Соответствие канону: да.
Соответствие игровому моменту: да.

Теги: Первый Дом,5 год Солнца,зима,сыграно

0

2

Суматоха охватила лагерь, как пожар. Возвращение Майтимо после стольких бедствий казалось чудом, и все рвались посмотреть на чудо. Чудо безжизненно лежало на носилках, которые спешно несли в целительскую, и туда же Атаринкэ вез Финдекано, раздвигая сбежавшихся конем.
Потом целители оттеснили и его. Обоих отмывали, обрабатывали раны и царапины, отпаивали целебными настоями. С Финдекано закончили быстро - и погрузили в сон. Атаринкэ показалось, что не очень-то у него и спрашивали, желает ли он спать или бодрствовать. Над Майтимо колдовали гораздо дольше - и все только для того, чтобы сказать, что он сильно истощен, а рана его терзает. Атаринкэ понял это прежде, чем довез Майтимо в лагерь! Что с разумом его, целители тоже сказать не могли, пока он не придет в себя и не откроется для осанвэ. Сроков никаких не назначили.
Атаринкэ велел присматривать за обоими денно и нощно и быть готовыми ко всему. И объяснял, что такое "ко всему", пока не убедился, что его поняли. У целительской был выставлен караул. Братьев попытались найти и известить, но это имело мало успеха. Что Турко, что близнецы - все пропадали где-то, не предупреждая, где и когда их искать. Только с Морьо было понятно, где его искать. В итоге Атаринкэ рассказал ему и Тьелперинквару, и сын вызвался следить, как сменяется стража. Послали гонца и на северный берег. Хотя все знали, что Нолофинвэ мало интересуется отлучками Финдекано, - а если ему будет приятно знать, что сын его совершил подвиг? Ну вдруг.
Атаринкэ же вернулся к делам по лагерю, но приказал разыскать его в любое время дня и ночи и доложить, если очнутся Майтимо или Финдекано.
Доложили к вечеру следующего дня, и он помчался в целительскую.

Отредактировано Куруфинвэ Атаринкэ (02-07-2013 22:54:24)

0

3

До лагеря доехали уже в молчании. Все темы успели обсудить до того, как показались ворота. Финдэкано в душе возмущался, что они едут слишком медленно. Но понимал, что ускорить поездку если и выйдет, то, вряд ли, это что-то улучшит. Хуже от этого могло быть не ему. Но ведь и торопиться не ради него стоило.
А в лагере их уже встречала толпа. Словно до них сейчас было! Нолфинг рад был, когда они остались где-то позади.  Только теперь его окружили знакомые уже целители... Зачем? Лн не был ранен сколько-нибудь серьезно, а пара царапил были явно не теми ранами, которые требовали внимания. Впрочем, спорить он  и не собирался, надеясь, что так они скорее закончат и займутся действительно важным делом. И, наверное, не заметил, чего ему дали выпить, потому что сам не заметил, как уснул, хотя хотел дождаться того, что они скажут.
Проснулся. Это было неудивительно и ожидаемо. Комнаты, в которой находился не узнал. А, орк с ней. На улицу его совершенно не тянуло. Ну что он там будет делать, цветочки собирать? Вышлянул в окно, за  окном смеркалось, был вечер. Того же дня, или следующего?
Фингон тряхнул головой, отбрасывая ненужные мысли и, заодно, растрепанные волосы.  И пошел искать того, кто мог бы ответить на его вопросы. Нашел лишь отчасти... Какого-то совсем молоденького паренька из учеников, но тот смог показать ему дорогу к Майтимо,  и нолфинг сразу утратил интерес к другим ответим и направился туда.
Майтимо еще не проснулся. Финьо не стал шуметь, сел рядом и стал ждать, когда он проснется.

0

4

Муть, сплошная муть снилась. Ползущие, собирающиеся в центре туманы, липкие, холодные, они объяли со всех сторон, образуя плотный кокон-капкан, не вырваться. И голос - знакомый, но ледяной, нерадостный. Он помнил этот голос и пытался вырваться, чтобы увидеть того, кто говорил. Тщетно.
- Прочь! - кажется, орал он уже не во сне, а очень даже в реальности. - Беги прочь! Оставь как есть! - дурманящая клейкая паутина сна никак не хотела отпускать. Эльфа бросало то в жар, то в холод, он то начинал шептать что-то неразборчиво, то кричал, как ненормальный, чтобы его оставили в покое, не трогали. Угрожал, а кому? - не ясно.
Усилия целителей не остались напрасными, и хоть сон не становился спокойнее, нолдо становилось всё же лучше - сие можно было заметить даже по цвету лица: мертвенная бледность исчезала, проступал пока еле заметный, несмелый румянец.
Пробуждение же вышло долгим. Майтимо слышал звуки, но тяжесть век не позволяла открыть глаза, и шевелиться отчего-то было лениво. Открыв же наконец глаза, Нельо не сразу сообразил, где он и что происходит. Он не знал этого места, никогда здесь не был, и первая мысль, которая пришла на ум: "Ангбанд?". Попытка встать не увенчалась успехом: голова закружилась, рука, на которую он попытался опереться, отозвалась резкой болью и феаноринг резко рухнул обратно, кривя нос от самочувствия.
Только сейчас Высокий увидел, что рядом кто-то сидит.
- Финдэкано? Откуда ты здесь? - морок ещё не прошел до конца. - Как?..
"Ах да, я же... дома?" - он стал оглядываться по-новой, но без толку - не узнать ничего, ни детали, не обстановки.

0

5

Майтимо снал неспокойно, метался, что-то шептал. Финьо, сначала, пытался прислущаться и понять, потом нет уже, только взял друга за руку и звал, когда сон становился особенно беспокойным.
Очень хотелось, чтобы все произошедшее осталось в прошлом и хоть немного забылось. Жаль, что  так быстро это случится не могло.
Ему показалось, что, в очереднолй раз, сон друга стал совсем неглубоким.
- Нельо, - тихо позвал он, но не получил ответа и снова замер,  не желая мешать. На Майтимо, очень скоро, открыл глаза, огляделся и попытался встать. И, сразу, рухнул обратно.
- Нельо, что ты делаешь? Лежи.  Да, я... Откуда, приехал.  Нас твой драт в лесу встретил, помнишь? Мы у вас в лагере. Ты как?

0

6

- Брат? Лес?.. - "Разговор. Я помню разговор. Но..." - Что это за место?! - как-то слишком уж резко получился вопрос, неожиданно резко даже для самого вопрошающего.
Майтимо поморщился от внезапной головной боли, замолк и закрыл глаза. Они говорили о... братьях. И брат встретил? Кажется, то был Куруфинвэ, или же это лишь сон?
Хорошо зная свой Дом, эльф сейчас не мог всё же определить где находится, чей это лагерь - нолдор ли? Бессилие злило. Он хотел встать, но, видать, без чьей-либо помощи сие не получится.
"У вас в лагере? У вас? Первый Дом?!"
- Финдэкано... зачем? - теперь же и помощи уже не надо: собравшись с силами, Нельо рванул вперед, садясь на кровати. Распущенные, теперь медно-рыжие волосы закрыли лицо. Он сидел бездвижно и смотрел в одну точку.
- Зачем...

0

7

- А ты не помнишь? Мы прилетели и орел  спустился на поляну. А потом Курво приехал. Помнишь?
Должен был... Он ведь видел брата.  Говорил с ним. Должен был это запомнить, если не посчитал частью сна.
- Это лазарет. На южном берегу Митрима. У вас в лагере.
Знакомое местечко... Но Майтимо же здесь не был никогда, и знать его не может.
- Что зачем? Зачем мы здесь? Потому что  так было нужно. Я не хотел, чтобы ты умер.
Он внимательно посмотрел на друга. Расстроен. Он так не хотел сюда. Но у Фингона не было иного выбора.
- Ложись. Пожалуйста. Ты же не собираешь никуда идти? Нельо...
Финдэкано не знал, что еще модно сказать, полько осторожно поддерживал друга, боясь, что тот упадет.

0

8

Атаринкэ сказали, что проснулся Финдекано - но уже в целительской он обнаружил, что Финдекано нет. Целители сказали, он при Майтимо.
Который тоже уже не спал, а прямо-таки сидел, а Финдекано уговаривал его лечь обратно. Атаринкэ постоял на пороге. Майтимо исхудал так, что страшно было смотреть, и румянец, появившийся на его серых от истощения щеках, казался лихорадочным. Но умирающим он больше не казался. И даже обрубок руки уже не так бросался в глаза. Атаринкэ начал к этому привыкать. Правда, лицо выглядело невеселым. Словно он еще чувствовал себя пленником и не мог осознать своего спасения.
Это пройдет.
Надо только найти слова, чтобы рассказать про Макалаурэ.
Атаринкэ подошел бесшумно, встал за спиной Финдекано и положил руку ему на плечо.
- Проснулись. Здравствуй, Нэльо.

0

9

- На... южном? - память никак не хотела соглашаться, когда он покидал дом их лагерь располагался к северу от озера Митрим. - Курво... - вспоминая, точнее, только силясь вспомнить что было, Нельо сидел не шевелясь, и всё также смотрел в одну точку. - Не очень помню. Вроде бы. И орла - смутно.
Только тень от крыл на камне Тангородрима, только ветер от приземлившейся гигантской птицы и после - в полете. А что потом... разговор, кажется, да. Он говорил, что не хочет домой, нельзя, но Финьо всё равно не послушал, посчитав слова друга, видимо, бредом.
- Финьо, отстань, а? - он нервно дернул плечом, показывая, что не нуждается в помощи и падать не собирается. - Не хочу я лежать. Оттого что ты сидишь рядом мне легче не станет, - и вновь ущемленная бессилием гордость взяла верх, он не желал обидеть, но чувствовать себя особо опекаемым пациентом - отвратительнее даже многих пыток.
Голос брата заставил обернуться, всмотреться в того, кто приветствовал, но вскоре Куруфинвэ зашел почти со спины, и Майтимо не посчитал уже нужным крутиться, дабы видеть его. То, что лица старшего феаноринга сейчас никто не видел, было только на руку.
- Здравствуй, Курво...

0

10

- На южном. Ах да, ты же не знаешь... Когда наше войско пришло, твои братья решили уйти сюда, а нам уступить северный. Прости, многое рассказать нужно, времени не было.
Событий было достаточно, а вот времени нет. И что из этого было  важным и стоило бы пояснить в первую очередь,  он не знал.  Так что.. Если что-то интересно будет, Пусть Майтимо спрашивает сам.
- Ну вот.  А больше ничего  и не было.
Кажется, Майтимо не слишком хорошо помнил про все это, но это было и не удивительно. Может, и не стоило помнить.
На слова Майтимо Финьо кивнул, но никуда не ушел.
- А от чего будет? Можешь на меня наорать, если хочется, это ничего не изменит.
Тон был чуть насмешливым. Ничего. Ни того, что он будет тут сидеть, ни того, что не сможет встать, рано еще.
В комнату вошел Куруфин. Угу. Доложили.
- Проснулись.  Но сонное зелье я тебе еще припомню. - С усмешкой, обещанием.  А то ведь подумает еще, что он с этим согласился.

0

11

Майтимо не поднял головы. Его лицо закрывали волосы, изрядно потускневшие за эти годы, а голос был глухим. Но он ответил:
- Здравствуй, Курво.
А Финдекано решил припомнить ему сонное зелье, хотя должен был бы сказать спасибо - его-то сон освежил. Атаринкэ сам бы не отказался проспать сутки.
- Ладно, - согласился он. - Я заслужил. Восстанови справедливость.
За прошедший день он говорил со многими. С теми, кто учился мудрости у валар - как к ним ни относись; с теми, кто был сведущ в чарах самого разного свойства; с теми, кто видел пленных, возвращавшихся из логова врага. Все говорили ему одно и то же - ничему нельзя верить, кроме того, что ты видел орла, орел - птица Манвэ, Манвэ не поможет замыслам врага. Атаринкэ раздумывал и над тем, видел ли на самом деле орла, не было ли и это мороком. Но если уж наводить такой морок, стоило позаботиться о том, чтобы его увидели все - а видел едва ли не он один. В такой-то мгле.
За последние годы они потеряли изрядное количество королевских венцов. Отцовский расплавился в пламени балрогов. Тот, что носил Майтимо, следовало искать в Ангамандо. Как, вероятно, и тот, что носил Макалаурэ. Атаринкэ нашел в мастерской тот, что более или менее подходил - простой, в нужной степени суровый, с восьмиконечной звездой. Сгодится.
Признаваться брату в любви он не собирался. Странно признаваться в любви тому, кого оставил в плену у Моргота на много лет. И кто даже посмотреть на тебя теперь не хочет. Единственное, что он мог и собирался сделать, - признать Майтимо королем.
Атаринкэ обошел его постель, опустился на одно колено и протянул брату венец.
- Твоя новая корона. Потом сделаю тебе что-нибудь получше.

+1

12

И сидеть было нелегко и лечь, признать свою слабость - невыносимо. Голова начинала кружиться, но это ничего, это мелочи, на которые и внимания-то не стоит обращать.
- Они правильно поступили, - сейчас Нельо думал в первую очередь о том, как бы поступил сам, будь тогда на свободе, а не в чертогах Моргота.
- Я... не хочу на тебя орать, Финдэкано, - горько усмехнувшись, Майтимо оперся здоровой рукой в перину - чувствовал себя феаноринг, мягко говоря, отвратительно. Неужели друг не понимал, что его гордости и без того сейчас не позавидуешь? Можно подумать, забота и беспокойство - это то, что ему необходимо в первую очередь.
- Я в порядке, - и ведь почти не соврал: сам старался так думать, неосознанно внушал себе. - Скоро уже смогу встать и... быть полезным.   
Жест Куруфинвэ озадачил старшего. Вот если бы Пятый начал задавать провокационные вопросы, стараясь выяснить, а не каукарэльда ли он случаем - это Нельо бы понял и знал, что ответить, но на такое... Как-то это совсем уже было вразрез со всем, что он слышал в Ангбанде о братьях.
- Отчего же именно ты преподносишь сей дар, а не тот, кто все эти годы звался Верховным Королем? Скажи мне, брат мой, ты и правда считаешь, что я, будучи гостем столь чудесного и тихого местечка, как лечебница, в состоянии называться государем? - "Не заслужил. Ничего ещё не сделал, чтобы носить корону", - с грустью подумав это, Майтимо смотрел на опустившегося на колено брата. Он когда-то знал всех из шестерых родных ему эльфов хорошо, но, кажется, не теперь. Мысли путались, заставляя раз за разом проматывать события, произошедшие в Ангбанде и до него. - Оставь, Куруфинвэ, никакой я пока не король - я даже выйти отсюда и то не смогу в ближайшее время, - вот теперь он начал это осознавать, как бы сие не злило, Нельяфинвэ стал понимать всю "прелесть" своего положения.

+1

13

- Они правильно поступили.
- Думаю, да. Еще одна резьня для нашего народа была бы лишней.
Сказал и пожалел об этом. Стоило ли сейчас? Стоило... Всеже.  Майтимо имел право знать. Нолфинг всегда считал, что правда лучше убаюкивающей лжи, так неужели  же лучшему другу будет лгать?
- Я... не хочу на тебя орать, Финдэкано.  Я в порядке.  Скоро уже смогу встать и... быть полезным.
- Хорошо, что не хочешь, а то я и ответить могу. - Тот же полушутливый тон. Мог, еще как.. Только вряд ли стал бы. - Сможешь. Только дал бы скебе отдохнуть эти несколько дней.
Полезным...  Он об этом думал все время? О том, как... Да какая к Морготу разница? Полчаса назад он сам злился на кузена и лекарей, вон пригрозил им, что  не оставит этого так просто. Махнул рукой на все глупости, которые делел друг, хоть и не ушел никуда.
- Твое право...
Курвуфин опустился на колено, протягивая Майтимо корону.
- Отчего же именно ты преподносишь сей дар, а не тот, кто все эти годы звался Верховным Королем? Скажи мне, брат мой, ты и правда считаешь, что я, будучи гостем столь чудесного и тихого местечка, как лечебница, в состоянии называться государем?  Оставь, Куруфинвэ, никакой я пока не король - я даже выйти отсюда и то не смогу в ближайшее время.
Отчего же... Оттого, что нет того, кто еще смог бы сделать это.
- Корону передает старший...
Реньше или позже, но этот вопрос должен был возникнуть. Почему нет Кано.
- Нельо, ты остался королем.  И для этого лагеря, и для меня. Не корона делает короля тем, кто он есть.  Кровь, которая течет в тебе и  вера тех, кто готов идти за тобой. А это, - он кивнул на постель, - Ты сам сказал, что пройдет скоро.
Финдэкано не пытался никого убедить. Он говорил то, во что верил сам, и в чем никто не заставил бы его сомневаться.
А вот что скажет тот лагерь,  на другом берегу, он боялся себе представить.

+1

14

- Отчего же именно ты преподносишь сей дар, а не тот, кто все эти годы звался Верховным Королем? Скажи мне, брат мой, ты и правда считаешь, что я, будучи гостем столь чудесного и тихого местечка, как лечебница, в состоянии называться государем? Оставь, Куруфинвэ, никакой я пока не король - я даже выйти отсюда и то не смогу в ближайшее время.
Атаринкэ не пошевелился, протянутая рука так и оставалась между ним и Майтимо. Выражения лица брата он понять не мог - то ли растерянность, то ли... грусть? После всего, что с ним делали, он чувствует не гнев, не ярость, не ненависть - а грусть? Быть такого не может.
Заговорил Финдекано, и Атаринкэ подождал, пока он закончит, чтобы не перекрикивать.
- Ты король. Здоров ты или болен, на коне ты или в постели, ты никуда не денешься от того, что ты король, и я принес тебе венец, чтобы ты помнил об этом. И еще в знак того, что я признаю твою власть над собой. Это делаю я, потому что Кано нет, Турко в отъезде, Морьо отдыхает, а я, как видишь, тут.
Хорошо бы Майтимо не спросил про Кано. Говорить вернувшемуся из плена, что в плен попал другой, Атаринкэ бы предпочел не сейчас, не здесь и не сам.
- Ну и, наверное, в знак любви. Моя выглядит так. Хочешь - прими.

+1

15

Карнистиро вошел в палаты врачевания и сначала заметил, что что-то там изменилось, а только потом услышал голоса. Разговаривали Финдекано и Куруфинвэ, но отчего-то не шепотом. И еще - им отвечал кто-то третий. Сообразив, кто именно этот третий, Карнистиро прибавил шагу. Майтимо! Майтимо пришел в себя!
Подойдя к ложу брата, Морифинвэ увидел, как Курво передал старшему королевский венец. Что ж, все правильно. Только, наверное, немного невовремя? Майтимо бы сейчас еще лежать и лежать, не думая ни о чем, что может ранить - если возможно такое после Ангамандо...
- Приветствую, - негромко поздоровался Карнистиро и обратился к Майтимо. - Я очень рад видеть тебя, брат.
Он не лгал, но смотреть старшему в глаза оказалось сложно. Они во многом были виноваты перед ним: в том, что отпустили тогда с малым отрядом, в том, что простились, как с мертвым, и даже не попытались спасти... и что не сумели сохранить силу Первого дома, что потеряли Макалаурэ... И вот теперь настал час за все держать ответ.

+1

16

Резня... вот уж чего бы он никогда не простил своим братьям, так это открытых конфликтов с преданными ими ранее родственниками. При таком раскладе феанорингам выгоднее было бы сделать всё, чтобы старший никогда не возвратился из Железной Темницы, иначе отправил бы по возвращении всех шестерых обратно в Аман, грехи замаливать долгими ночами по дороге через Хэлкараксэ. Но, хвала Единому, Первому Дому хватило ума не начинать грызни - данный факт не мог не радовать.
Майтимо ничего не ответил другу на его слова об отдыхе, а полушутливый тон счел скорее осторожностью - или то ему так кажется? - не важно, не сейчас, сейчас - существовали вопросы поважнее.
- Старший, именно... - нолдо повторил замечание Финдэкано, смотря на Куруфинвэ. - Верно, Финьо, не корона делает короля королем, но поступки, - горечь в словах была отсылкой к бездействию в Лосгаре, а точнее неспособности отговорить отца от безумных поступков, и оплошности при Посольстве. В отличии от некоторых своих родственников, Высокий умел признавать собственные ошибки.
Слушая Пятого, Нельо думал не о власти и венце, а о том, куда разъехались братья: причин могло быть великое множество, и гадать сейчас бессмысленно, а спросить - не решался, полагая, что семья сочтет новоявленного государя ещё слишком слабым и неспособным воспринимать большое количество информации.
- Я принимаю корону, Курво, - легкая улыбка. - Но ты ведь не заставишь брата надевать её прямо сию минуту и не снимать даже находясь в купальне? Оставь венок здесь: тебе спокойнее и мне напоминание, что долго залеживаться в лазарете - не дело, - сменив недоверие на доброжелательность, Нельяфинвэ не блефовал - видеть братьев живыми и здоровыми - есть великое счастье. Жаль, что не все сейчас в лагере.
- Здравствуй, Морьо, - появление Четвертого стало хорошим знаком: значит, услышав вести, братья сочли навестить возвернувшегося из плена родственника - это о многом говорило на самом деле.

Отредактировано Майтимо (04-07-2013 19:54:07)

+1

17

Финдэкано не стал продолжать настаивать и теперь сидел, слушая разговор братьев и  понимая, что им нужно  время на все. Но и уходить не спешил.
- Верно, Финьо, не корона делает короля королем, но поступки.
Поступки... С этим было не поспорить. Да и спорить он не собирался со словами друга.
-  Я не знаю того, кто мог бы занять это место, кроме тебя.
Что бы не происходило, но королем был Майтимо.  И все. Разговоры этого изменить не могли, так же, как и его веры в друга. Только еще нужно было, чтобы это остальные признали. А то...
Хорошо хоть сам он перестал спорить.
- Я принимаю корону, Курво,  Но ты ведь не заставишь брата надевать её прямо сию минуту и не снимать даже находясь в купальне? Оставь венок здесь: тебе спокойнее и мне напоминание, что долго залеживаться в лазарете - не дело.
Долго... И сколько это, по его мнению? Финдэкано едва заметно покачал головой и улыбнулся. Долгим то время, пока  Майтимо пролежит без дела, явно не будет.
- Здравствуй, Морьо. - Он приветливо кивнул кузену.

0

18

Нэльо слегка улыбнулся. На его осунувшемся лице улыбка казалась нездешней.
- Я принимаю корону, Курво. Но ты ведь не заставишь брата надевать её прямо сию минуту и не снимать даже находясь в купальне? Оставь венок здесь: тебе спокойнее и мне напоминание, что долго залеживаться в лазарете - не дело.
- Не заставлю, - сказал Атаринкэ и тоже слабо улыбнулся. - Все по доброй воле. Так что я сделаю это сам.
Он поднялся и медленно, очень осторожно надел венец брату на голову, слегка прижал волосы.
- Снимай когда захочешь. Залеживаться в лазарете тебе не дадут и так.
Он опасался, что Майтимо будет сопротивляться. Собственно, опасался этого с самого начала - предполагал, что может и получить венцом по лицу, если будет совсем бестактен. Этого не происходило, но Атаринкэ знал, что ходит по краю. А Майтимо знал, что он всегда ходит по краю.
Здесь явился Морьо, и Атаринкэ приветственно махнул рукой. И едва брат поздоровался, позвал по осанвэ:
"Морьо, ему пока не надо знать про Макалаурэ".

Отредактировано Куруфинвэ Атаринкэ (04-07-2013 20:43:38)

0

19

"Морьо, ему пока не надо знать про Макалаурэ"
"Да понимаю. Что ж я, совсем, что ли, дурной?" - сердито огрызнулся Морифинвэ. Он очень надеялся, что старший не станет задавать слишком много вопросов, потому что умолчать-то ладно - но солгать ему Карнистиро бы точно не смог.
Нужно было начинать разговор, но слова застревали в горле. Банальное "как ты себя чувствуешь?" для такого случая явно не годилось; хотелось сказать брату что-то важное, показать, как хорошо, что он снова с ними - но увы, Карнистиро никогда не отличался способностью складно говорить. Он лишь стоял у ложа, наблюдая за действиями Курво и иногда искоса поглядывая на Финдекано. Эти двое явно тоже чувствовали себя неловко, но у них хотя бы нашлись слова... И Карнистиро едва ли не впервые в жизни им завидовал.
- Этот венец... идет тебе, брат, - наконец начал он, взглянув на старшего. - Когда ты поправишься, никто не посмеет усомниться в твоем праве носить его. Ты снова с нами, и у нас опять есть надежда.

0

20

На слова Финдэкано захотелось ответить только предложением, мол, а не хочет ли старший сын Нолофинвэ принять власть над нолдор, но, зная друга и заранее представив реакцию братьев на "любезность", Майтимо промолчал. Споры и возмущения ему сейчас совершенно не нужны.
На время, пока Куруфинвэ надевал на него венец, Нельо затаил дыхание, стараясь не шевелиться. Было немного волнительно, хотя власть уже не в первый раз переходила к нему, но - разве ж представится когда ещё такая возможность, чтобы Пятый поухаживал за старшим.
- Не сомневался, брат, - легкий кивок. - Надежда? - почти сразу же переспросил Высокий у Морифинвэ. - Братья, скажите честно, без отнекиваний и уклонений: как идут дела в лагере? - не нравились ему эти недосказанности, сразу стало неспокойно оттого, что не все братья находились в лагере, если верить словам Пятого, оттого, что теперь в речах Четвертого проскользнули упоминания о надежде. Приятная доброжелательность сменилась холодным недоверием.
"Не стоило так сразу верить радостным привечаниям", - подумалось нолдо, и почти сразу перед глазами помутнело, навалилась слабость. Не в силах боле находиться в сидячем положении, Майтимо стал заваливаться.

Отредактировано Майтимо (05-07-2013 07:01:01)

0

21

Финьо чувствовал, что другу хочется послать его подальше, со всей этой властью. И он даже понимал, почему. И знал, что тот этого не сделает. Потому что, на самом деле, король у нолдор был один, и все это понимали. Майтимо тоже. Он никогда не стал бы  уходить от обязанностей.
- Не заставлю,  Все по доброй воле. Так что я сделаю это сам. Снимай когда захочешь. Залеживаться в лазарете тебе не дадут и так.
- Этот венец... идет тебе, брат,  Когда ты поправишься, никто не посмеет усомниться в твоем праве носить его. Ты снова с нами, и у нас опять есть надежда.

То, что делал Куруфин, было правильно. Так и должно было быть. Нолфинг не был уверен, что этот разговор оказался своевременным, но не мог не признать, что  он должен был состояться, чем  раньше, тем лучше. А вот  за слова Морьо старший уцепился, ища в них подвох. Был ли он? Скорее всего, все же, был. Что не так все хорошо, как им хотелось бы думать. Но ведь и не плохо.
- Братья, скажите честно, без отнекиваний и уклонений: как идут дела в лагере?
Ответа Майтимо не дождался, почти сразу покачнулся и начал падать. ФФингон поддержал его, благо,  рядом сидел.
"Зачем сейчас-то? "
Можно было и подождать пару дней, прежде, чем о делах говорить. Или он решал узнать все и сразу?

0

22

На осанвэ Морьо Атаринкэ не стал отвечать. Карнистиро всегда казался ему слишком прямолинейным, и проще было предупредить его, чем расхлебывать последствия... хотя на этот раз предупредил он недостаточно вразумительно.
- Ты снова с нами, и у нас опять есть надежда.
Атаринкэ мысленно застонал. Кажется, Морьо не понимал, что только что сказал: "Раньше у нас надежды не было".
"Да. Ты дурной. И ты только что доказал это еще раз".
Майтимо помрачнел, взгляд у него стал тяжелым, и он немедленно спросил:
- Братья, скажите честно, без отнекиваний и уклонений: как идут дела в лагере?
И тут же завалился на руки Финдекано. Атаринкэ обернулся к Морьо:
- Беги за целителем!
А сам помог Финдекано уложить брата на подушку, укрыл его одеялом. Снял с Майтимо венец, чтобы не мешал, и положил рядом, сам присел рядом с постелью.
- По-разному, Нэльо. К зиме заново перестроили все укрепления, устроили вокруг лагеря ров. Как только удастся наладить добычу камня, хочу сменить деревянные стены на каменные. Пока не удается - по Хисиломэ слишком много бродит орчья. Мы хотели вместе с войском Нолофинвэ зачистить от них всю долину, но это пришлось отложить. Я надеюсь, что по весне начнем. Пока только следим, что происходит от нас до Эред Вэтрин. С хозяйством разбирается Морьо, и он, похоже, так запугал кладовщиков, что они сами не помнят, что и куда положили...

0

23

Услышав вопрос старшего брата, Карнистиро горько пожалел о том, что не прикусил себе язык еще в детстве. Майтимо встревожился, а ему ведь еще нельзя!
На сердитое осанвэ Курво Карнистиро отвечать не стал. Ругаться неправильно, потому что младший прав, а извиняться - нет уж, увольте! Этак Пятый тогда совсем обнаглеет.
Грубый ответ, резкий окрик:
- Беги за целителем!, - в другой ситуации все это было бы обидно, и подобного Морифинвэ бы брату не спустил, но теперь он был даже благодарен Пятому за то, что тот предоставил ему возможность отлучиться. Лгать Майтимо Карнистиро бы не смог, а недоговаривать так, чтобы этого не было заметно, просто не умел. Наверное, больше пользы он принесет не словами, а делом.
Целителя Морифинвэ приволок едва ли не за шкирку - бедный парень едва успел схватить необходимые принадлежности. Курво и Финьо уже уложили Майтимо, и Атаринке как раз говорил о положении дел в лагере - говорил как раз так, как умеет, без лишних подробностей, но вместе с тем довольно убедительно, сосредоточившись на наиболее безболезненных темах.
- С хозяйством разбирается Морьо, и он, похоже, так запугал кладовщиков, что они сами не помнят, что и куда положили...
- Запугаешь их, как же, - недовольно проворчал Карнистиро. - Где только нашлось столько бестолочей, я-то думал, что в нашем Доме такие не водятся.

0

24

Справиться с головокружением удалось не сразу: первое время Нельо не улавливал происходящего вокруг, не слышал и того, как Куруфинвэ отправил брата за целителями. Перед глазами всё поплыло, ноющая боль ударила по вискам, перед глазами заплясал сноп искр.
И вновь темная пелена обволокла сознание, напоминая, что нет у него союзников в пределах этого лагеря, что все улыбки и велеречивые приветствия - заранее отрепетированная постановка. Да вот только отрепетированная - плохо. Братья играли неумело, всегда, все, разве что кроме Атаринкэ и - Канафинвэ. Но Песнопевца не было сейчас здесь, а Искусный, кажется, оплошал с ходами, не учитывая все возможные огрехи.
Злость, на братьев и себя за то, что доверился, отчаяние, как отголосок сырых камер Ангбанда и мертвого камня Тангородрима, унижение, испытанное ранее, оскорбленное теперь, боль от понимания своего положения, от ранящих осколков памяти - прекрасный букет ощущений, смешавшийся воедино, и только сильная слабость мешала, чтобы не сорваться с места и не припереть Пятого к стене. Сейчас Нельяфинвэ ненавидел их - весь Первый Дом, и это отражалось во взгляде, которым он награждал усевшегося рядом брата. Он слушал, слушал внимательно, благо, и зрение и слух перестали подводить, и с каждым сказанным словом становился свирепее.
- Сражаться с Севером непросто, - хмурясь, заговорил нолдо. - Как же вы планировали победить Моринготто, если неспособны удержать даже собственные земли? Спросите у Финдэкано, если интересно, что таят земли Врага. Там даже, казалось бы, мертвый камень и тот оберегает крепость от нежелательных гостей. А Ангбанд окружают цепи гор, защищают твердыню темного валы не только орки и волколаки, но и куда более опасные твари. Помнишь, брат мой, балрогов? - Майтимо говорил хрипло и - ядовито. - Против них не спасут деревянные стены. Больше трех десятков лет прошло с момента Посольства, а ты, Куруфин, только сейчас хочешь обнести лагерь каменной стеной? Куда делись все мастера каменотесы?
На замечание Морифинвэ Нельо захотелось отчего-то сказать, что все недоумки как раз в верные Первого Дома и подались, судя по тому, как "хорошо" идут дела, но эти "недоумки" - были его народом в первую очередь. На целителя же, который встал точно вкопанный и боялся сделать лишнее движение, Майтимо не обратил ни малейшего внимания, словно бы и не было того в комнате. Его нисколько не смущало, что юнец стал свидетелем сего разговора, если кого-то и должно было это волновать, то не Руссандола.
- Теперь в Белерианде не только Первый Дом. Общими силами справиться с напастью легче, - сейчас им руководил только холодный расчет: сокрушение Домов нолдор, даже при учете предательства, - это не то, чего желал феаноринг. Не за братьев, но за идею, идею, поданную им ещё Феанором, и за народ - за них Нельо готов был сражаться, даже если придется самолично столкнуться на поле боя с Морготом.
- Но чтобы вообще хоть что-то решать, я должен знать больше. Морьо, скажи мне, где Канафинвэ? Где ваш король? - спрашивать это у Искусного не стоило, Пятый мог обойти вопрос, соврать, остальные же братья подобного не умели. Или же искусно скрывали это.
Разговоры отнимали силы, и только злость держала феаноринга - помогала, подпитывала. Как ещё совсем недавно, буквально три минуты назад, его держала радость. Такие противоречащие друг другу, но одинаково полезные эмоции.

Отредактировано Майтимо (06-07-2013 09:16:40)

+1

25

Они уложили Майтимо и Курво начал рассказ...  Милый,  ободряющий. С шутками. Эти слова были правдой, но только частью правды. И по ним начинало казаться, что все прекрасно, а они здесь на отдыхе.
Нужно ли это было другу, он не знал. Волноваться по поводу того, что все паршиво и нужно что-то делать, или понимать, что тебе солгали, но не знать, в чем?  Он знал, что бы выбрал, но это он был настолько сумасшедшим. И потом, он ведь обещал. Эта мысль и стала последней каплей. Он положил руку другу на плечо.
- Нельо, мы пытаемся. Все. - И Феанариони в этом старались ничуть не меньше. - И делаем что можем. только ведь нам не только с орками сражаться приходится, но и с самой этой землей. Да, признаю, мы оказались не готовы к этому. Иучиться приходится с самого начала.  Но мы справились.  Это уже немало здесь. Сохранили то, что было. А теперь и отвоевывать  начнем.
Холода, погода, орки, другие твари, все это мешало, тормозило в любом начинании. То, что они  так мало знали об этом мире и все приходилось пробовать методом проб и ошибок. И учиться не на чужих рассказах, а на том, что они видели сами. Нужно было раньше подумать об этом и слушать, спрашивать. Но даже те, кто  вернулся в Эндорэ во второй раз, не могли предсказать всего, что с ними могло произойти. Пауки те же, сколько их было в здешних лесах?  И темные. О том,  что они могут придти к ним под личиной эльфа они раньше не знали, хоть, наверное, и должны были подозревать. Так всегда сложно заподозрить подлость там, где сам ее не видел и не знал.
- Теперь в Белерианде не только Первый Дом. Общими силами справиться с напастью легче.
- Легче. Но... Нельо,  об этом тебе ы не со мной поговорить, а с моим отцом. Он бы сказал больше, и полнее. Я лишь могу ответить, что такой союз потребует переговоров. И не все ему будут рады. - Об этом Майтимо следовало знать. Что для некоторых, Феанариони были едва ли не таким же врагом, как север. - Мы хотели  зачистить  близлежащие земли от всякой нечисти,  но твой брат прав, не успели.  И по моей вине, во многом. Послушай, когда скажешь, я позову отца и вы все обсудите. И еще...  Ты, тоже, должен знать. Лучше сейчас. Армия у нас, нашего дома, уже не такая, как раньше. В  военных планах это нужно учитывать.
Их осталось гораздо меньше, чем  было, когда Майтимо видел их в последний раз. По многим причинам. И боеспособность у них была ниже, чем могла бы. Лагерь не устроен, не хватает лошадей, оружия, пока, было довольно, но не с избытком. Многие были заняты обустройством лагеря. Если  их оторвать от дел, то на следующий год будет заметна нехватка самых простых вещей. Еды. Воины... Но они держались. Еще бы несколько лет...
А последние слова навели его на еще одну мысль, сообщить Нолофинвэ, что он здесь.
"Отец, я вернулся. Все хорошо, но какое-то время я проведу в лагере у кузенов. Прости, что не сказал ничего раньше. Не мог. Я приеду, как только смогу."

+1

26

Морьо послушался и кинулся за целителем, приволок его чуть ли не через мгновение - и судя по растерянному лицу юноши, силой. Атаринкэ еще даже договорить не успел.
Он подвинулся, пропуская целителя к постели и не отрывая взглядя от лица Майтимо - после слов Морьо оно разительно изменилось - от радости через подозрительность к ненависти. Атаринкэ знал, что такое ненависть - каждый раз, как он приезжал к Олвен, его встречали не два и не три ненавидящих взглядя. Он научился встречать ненависть как должное. Только больно было понимать, что на этот раз с ненавистью смотрит брат.
Слова Нэльо были справедливы, но беспощадны. Целитель так и замер, не решаясь подойти. Атаринкэ слегка кивнул Майтимо, признавая его правоту, но взгляда так и не отвел.
- Ты все верно сказал, - отозвался он. - Мне нечем крыть, Нэльо. Когда отец погиб, а ты оказался в плену, мы растерялись. Мы были ничем не лучше потерявшихся мальчишек и много лет не видели ничего, кроме своего горя. И это было жалко и постыдно, но так и было. Не знаю, почему враг не вымел нас из Хисиломэ в первые же месяцы - мы не смогли бы дать ему отпор. Финдекано может рассказать тебе, какой лагерь мы оставили им в наследство на северном берегу. Мы опомнились только потом. И да, только сейчас я отстроил эти стены из дерева, и мне бесконечно стыдно, что я не сделал больше. Потому что я должен был сделать больше, и я сделаю. Как только мы наладим добычу камня.
Финдекано поддержал его, и это было хорошо. Атаринкэ позволил ему говорить - должен же Майтимо хоть сколько-то успокоить голос его спасителя. Не подумает же он, что даже Финдекано ему лжет.
- Но чтобы вообще хоть что-то решать, я должен знать больше. Морьо, скажи мне, где Канафинвэ? Где ваш король?
"Морьо, умоляю, молчи".
Атаринкэ заговорил так, словно отвечал еще на прежние слова Майтимо. Пытался отвлечь внимание на себя.
- Подожди, дай мне сказать, Нэльо. Нам не так-то просто было говорить с Нолофинвэ, а ему не так-то просто было говорить с нами. Слишком многие не могут простить нам сожжение кораблей. И все-таки мы хотели выступить вместе. Прошлой осенью мы договорились, что вместе очистим Хисиломэ от орков и до самых гор. Но было слишком поздно готовить наступление - по осенней распутице кони увязли бы в грязи, а лишать себя конницы было глупо. Вдобавок Финдекано был ранен, а он лучший полководец Нолофинвэ. И мы решили переждать зиму, чтобы весной ударить с новыми силами. Зимой перевалы Эред Вэтрин трудно пройти, опасность нападения была не так велика. А у нас было бы время подготовиться к войне как следует.
Целитель оценил обстановку и не попытался вмешаться, а готовил в сторонке какое-то питье с травами. Атаринкэ надеялся, что он справится быстро.

+1

27

"Отец, я вернулся. Все хорошо, но какое-то время я проведу в лагере у кузенов. Прости, что не сказал ничего раньше. Не мог. Я приеду, как только смогу."
Осанвэ от сына было неожиданным и в то же время ожидаемым. Ожидаемым настолько сильно, что когда оно всё-таки прозвучало, Нолофинвэ не сразу осознал, что это не его собственные мысли и ожидания сыграли с ним очередную шутку. Но нет. Ответил он хоть и с небольшой паузой, но довольно быстро.
"Финьо, ты точно в порядке? - первым делом уточнить, а то мало ли. - Так, раз ты у феанариони, значит ты достиг своей рисковой цели? - Естественно финвион уже давно догадался, куда именно и зачем исчез Финдекано. А сейчас просто интересовался. - Хорошо, буду ждать. Или может мне туда приехать?" - опять же спросил на всякий случай, вдруг нужно будет.

0

28

Морьо, скажи мне, где Канафинвэ? Где ваш король?
Не нужно было приходить. А раз пришел, нужно было не лезть в разговор. Теперь же... что теперь?
"Морьо, умоляю, молчи"
"Я хочу промолчать. Но я не имею права".
Веселые шутки и напускная беззаботность привели вовсе не к тому, к чему должны были. Карнистиро взглянул в глаза Майтимо и прочел в них ненависть: не к тварям Ангамандо, а к ним, к родным братьям - но за что?
"Уж будто бы и не за что? - с горечью спросил он себя. - Как мы быстро тогда смирились с утратой! Ничего не попытались сделать, чтобы спасти старшего брата. Простились, как с мертвым - и только. А ведь была надежда! Что же, выходит, преданным Майтимо до конца остался один Финдекано? Финдекано, которому нас после Лосгара впору лишь ненавидеть?".
Нет, нельзя было ни солгать, ни промолчать. Покровы сброшены, и Майтимо догадался уже, что все не так спокойно, как ему пытались показать. А значит все попытки скрыть произошедшее будут разгаданы и принесут брату еще большие страдания. Пусть правда горька, но у всех есть право знать ее - а уж тем более у Майтимо.
- Ты - наш король, - медленно ответствовал Карнистиро, прямо глядя в глаза старшего. - А Макалаурэ... нет с нами. Он однажды ушел и с тех пор не вернулся.
Не выдержав, Карнистиро опустил голову. Это он был виновен в том, что Менестрель пропал - ведь звал же тогда Кано на помощь, а Морифинвэ не сподобился даже лично выехать - отослал отряд разведчиков. Всполошились все только когда те никого не нашли - да поздно было.

+2

29

Нельяфинвэ слушал, что ему говорили: что же, врать не стали и уже хорошо. Если бы он пребывал в плену меньше, лет пять хотя бы, то ещё смог бы понять промедление, но тридцать пять лет - большой срок, за это время не только освоиться можно было, но и выстроить крепости.
Земля, значит?.. Когда они только-только начали осваиваться подле Митрима, Нельо не показалось, что со здешними землями могут возникнуть проблемы, урожай нолдор собирали, даже когда Солнце не освещало землю, а Луна не сменяла его по ночам. Лишь свет множества Звезд освещал Эндорэ в те времена. Армия же их при грамотном руководстве могла не только отстоять занятые ими земли, но и расширить свои владения, намного, намного восточнее.
Говорили оба, говорили много, и только то, что Финдэкано он не винил и не держал на него зла, останавливало, дабы не сорваться на Куруфинвэ.
- Я стану говорить с твоим отцом, Финьо. Как только смогу, сразу же попрошу тебя об услуге пригласить его в наш лагерь, или, если Нолофинвэ будет угодно - навестить их. Про армию тогда же и расскажете, - не повышая тона, но всё же достаточно официально произнес эльф. - Курво, слова твои - удар со спины, но мне отрадно слышать, что ты хотя бы готов признать во всем этом не только вину других, но и свою, - сейчас стоило бы закончить беседу, попросить оставить его да подумать над услышанным.
Стоило, да...
- Макалаурэ... нет с нами. Он однажды ушел и с тех пор не вернулся, - новость, которую поведал Морифинвэ, повергла феаноринга сначала в кататонию, а затем - в исступление.
Обида, живущая в его душе ранее, обида на отказ брата, отречение - испарилась, разбилась на тысячи мельчайших осколков, каждый из которых норовился впиться побольнее в самое сердце. И как только высокая волна ступора прошла, нахлынула ярость. Неведомо, откуда в изнеможенном пленом теле взялись силы, но, сорвавшись с места, Майтимо со всех сил заехал здоровой рукой сидящему рядом Пятому, метя в челюсть. Если бы он мог дотянуться ещё и Карнистиро, обязательно перепало бы и ему.
- Не вернулся? Не вернулся?! А вы, треклятые трусы, как и тридцать пять лет назад, сидите на месте?! Забились, точно крысы в нору и носа не кажете?! Он ваш брат! Ваш король! А вы оставили его?! Кинули?! А после этого, вы, оба, решили, что я приму корону из рук предателей? Для чего она мне? Смотреть, как вы, раз за разом рушите семью?! - он орал, срываясь на хрип, бессилие заменили собой ярь и глубокое чувство горести. - А что Турко? Он ушел из лагеря не желая общаться с вами? Или - он заодно?
Майтимо дышал тяжело, осипло, нет-нет, и дыхание становилось прерывистым. Взгляд же был ненавидящим и почти ощутимо тяжелым. 
- Вы. Оба. Омерзительны. Убирайтесь прочь! Видеть вас не желаю! Вон!! - он словно выплюнул эти слова, морщась от пренебрежения, отвращения.

Отредактировано Майтимо (08-07-2013 00:58:11)

+1

30

Неприятным было все то, что они говорили, и Фингон и сам прекрасно понимал,  что все это - жалкие оправдания. Должны были они сделать больше. Только вот, понимание это ничего не меняло. Должны были, но не могли. Вряд ли можно было сказать, что не пытались.  Но... Проблема была в том, что они не знали, что делать. Не умели жить в этом новом мире. Здесь было слишком много того, чего они не видели раньше, и единственным способом понять, была ли  та гадость, что попалась тебе на пути полезной, безвредной или опасной, быдо потыкать в нее палочкой и стараться отпрыгнуть подальше.
- Я стану говорить с твоим отцом, Финьо. Как только смогу, сразу же попрошу тебя об услуге пригласить его в наш лагерь, или, если Нолофинвэ будет угодно - навестить их. Про армию тогда же и расскажете.
- Хорошо. Я буду ждать твоего слова. - В его словах, по-прежнему, звучала теплота. Пусть с ним говорил король, но он говорил еще и с другом.
- Макалаурэ... нет с нами. Он однажды ушел и с тех пор не вернулся.
Ох, нет... Хотелось застонать от того, что он видел и слышал перед собой. Морьо был в своем репертуаре. Что с прошлой фразой, которую, кажется, Майтимо не заметил, что с этой.  Он хоть иногда думал о том, КАК могут прозвучать  такие слова? Даже для него, хоть немного, но осведомленного о ситуации, это прозвучало безнадежно. Однажды... Эр-ру, да меньше недели прошло! Ну неделя.  Не удивительно, что Майтимо так на это отреагировал. Фингон не успел остановить его сразу, но потом схватил руки, стараясь не задеть свежую рану и крепко прижал к себе, не давая вырваться.
- Не вернулся? Не вернулся?! А вы, треклятые трусы, как и тридцать пять лет назад, сидите на месте?! Забились, точно крысы в нору и носа не кажете?! Он ваш брат! Ваш король! А вы оставили его?! Кинули?! А после этого, вы, оба, решили, что я приму корону из рук предателей? Для чего она мне? Смотреть, как вы, раз за разом рушите семью?!
- Нельо! Успокойся! Прекрати, слышишь. Никто его не оставил.  Кано пропал несколько дней назад, его ищут.
И взгляд на кузенов - только бы  возражать ему не вздумали,  а то скажут еще... что-то. А ведь Курво спрашивал о том, не слышал ли чего Нельо и не говорил ли  ему. Значит,  уверен, что тот не умер... - Он жив, слышишь.
А вот последнее было лишь догадкой, но Финьо был уверен, что прав.
"Финьо, ты точно в порядке?  Так, раз ты у феанариони, значит ты достиг своей рисковой цели?  Хорошо, буду ждать. Или может мне туда приехать?"
"В порядке.  Достиг. Нет, приезжать пока не нужно. Потом, ладно? Я потом  все расскажу, или приеду. Сейчас немного занят"
Не до разговоров с отцом было.

0


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Добро пожаловать... домой ли? 5 г.С. зима - сыгран


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC