Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Ignis et Musica. Примерно 1495 год Э.Д., начало лета - завершен


Ignis et Musica. Примерно 1495 год Э.Д., начало лета - завершен

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Годы: До Солнца и Луны. Примерно ок. 1495 год, начало лета.
События: Темный Вала, используя свое могущество о то, что один раз подобный эксперимент он уже совершал - с собою, показывает Артано найденный им когда-то Первородный Огонь Арды. А после дарит ему частицу этого Огня, впечатывая Майрона в Тему и Музыку Арды, тем самым делая его еще более сильным и возлагая на него еще большее бремя - бремя нести груз ответственности за этот мир.
Действующие лица: Мелькор, Артано.
Предшествующие события:  первая встреча после трех столетий тех, кого всегда только двое - Учителя и Ученика.
Предшествующая тема: Кружево от ажура или как рождается Творение. Примерно 1495 год Э.Д. середина зимы
Соответствие канону:  не противоречит.
Соответствие игровому моменту:  соответствует.

****************************

Я слышу тебя, Артано... *оборачиваясь на жадную, всасывающую в себя мелодию. Флер от акта Творения расползался по комнате, впитывался в щели и обволакивал выступы, а Вала смотрел на своего Ученика и тихим аккуратным аккордом прикасался к нему*

Теги: Темный блок,до Солнца и Луны,завершено

Отредактировано Мелькор (13-01-2015 17:57:51)

0

2

Я не таюсь... *не прятаться, но так, наморщить нос оттого, что его так быстро нашли... и всё равно получить от этого явное удовольствия*...  не хотел мешать... *нос высунулся чуточку дальше...*

0

3

Мне иногда кажется, что ты отвык от моего звучания, Майрон... *за нос высунутый ухватил аккордом и выволок перед собой, явно наслаждаясь игрой* Раз сам никогда не решаешься подойти ко мне... *аккорд отпустил майя Севера и, обволакивая, оплел его плечи*

Отредактировано Мелькор (13-01-2015 18:16:05)

0

4

Мне иногда кажется,  что ты не хочешь, чтобы я подходил... *в тон и в такт звучащей мелодии Валы, нота настороженного "а я вот спрятался" уже не звучит, раз игра принята - Артано взъерошен и встрёпан с виду, но звучит совершенно довольным и не прикрывается другими темами*

0

5

А раньше для окружающих оно было всегда? *про тревогу айну промолчал. Аккорды все тех же эмоционально окрашенных нот* Приятно слышать подобное от Тебя - стихии, способной различать даже самые мелкие штрихи и трещинки. *Вала явно наслаждался моментом. Он даже вновь пустил в комнату Себя - всего и сразу - взрывом ажура, что сплавился обратно в плотность стихийной сути*

Отредактировано Мелькор (13-01-2015 19:39:39)

0

6

Почти, - рассмеялся, обернувшись к камину и дёрнув дремлющего балрога за обутую ногу, - а может быть мне просто кажется...
Не хочу сравнивать, - внезапно поднявшись и обтряхивая по заднице простые тёмные портки, - раньше было раньше, а теперь - так, как есть теперь. Слишком много времени прошло, и слишком многое поменялось - мне надоело оглядываться и я хочу получать радость от того, что происходит сейчас... иметь цель - сейчас. И тебя слышать - тоже здесь и сейчас, а не когда-то или когда-нибудь...

0

7

Тогда слушай... *Вала расплылся в тонкой улыбке - словно скальпелем разрезали шрам, острым - бледное, и вышел из тени. Руки его по обычаю были спрятаны в черных складках, а босые ноги изредка выглядывали из под подола балахона. Он вышел на свет огня и зазвучал, перестав сдерживать самое себя...
Мощнейшими аккордами Силы, Творения, Жажды полного обладания тем, что дорого и что по праву его - все это взорвалось в такой маленькой для этого комнате. В естестве его поднялся ошеломляющей громкости рев и задрожали сначала стекла, а потом и стены. Музыка нарастала, шквалистыми ветрами нот и отзвуков всего и сразу - Первоначального Хора, диссонанса, Новой Темы... Легато из тянущихся заунывных ветров, стаккато из рушащихся вдребезги скал, арпеджио из наслаивающейся друг на друга лавы вулканов... Мелодия оглушала, она ревела и резонировала, становясь все громче и мощнее с каждым тактом. Мелькор стоял посреди комнаты, а казалось, что посреди Арды, а вокруг бушевала Стихия... стихия первородная, неукротимая, страшная в своем могуществе и в своем великолепии - исчезли стены, рассыпались преграды - остался лишь он, Майрон и хаос, что бесновался вокруг, хаос, рожденный и подконтрольный Единой Теме. Теме Темного Валы. Теме Мелькора.
Присутствие из плотного стало практически невыносимым, феа айну сплеталось, плавилось и перемешивалось с феа майя - больно, жестко, властно - давя и лаская одновременно, разрешая все сразу и подавляя, заставляя все теснее и жарче сплетаться с собой - слияние похожее на борьбу, слияние, где гармония достигнута на пике боли и крика - на пике импульсов аккордов - на грани диссонанса и разрушения. И через все это, через первородный рев мощи голос Вала раскатами грома произнес* Слушай внимательно, Майрон, слушай и запоминай - навечно Ты принадлежишь мне и Ты - часть меня - единство из множества - Мелодия от моей Темы. Так было изначально и так будет впредь. *голос Мелькора перекрывал буквально все, отчего становился в сто крат страшнее и в миллион раз прекраснее*

+1

8

Майрон ещё улыбался, когда вала начал звучать и улыбку эту не смело ни стаккато рушащихся скал, ни арпеджио текучих лав, - Майрон улыбался и оставался на ногах, протянув к этой Теме руки, словно надеясь оседлать этот Хаос ветром собственных крыл - переплетая себя-руки-пальцы с музыкой Учителя - майа Севера не боялся, быть может потому, что страх такого рода был ему неведом.
Майа Севера не отступал перед этим звучанием, - быть может потому, что Учитель позабыл научить его отступать, - оттого он скорее тянулся навстречу, к касанию и соприкосновению.
Он сам не был этой Темой, оттого не мог раствориться в ней целиком, но и не отторгал, не заставляя себя противоборствовать - принимал звучание таким, каким оно было, открыто подаваясь навстречу и боли и радости, словно новому знанию... может быть оттого, что боли всё же научил его не Мелькор. Майрон не противостоял, позволяя Вале, радостно и благодарно позволяя играть на себе, словно на дивном, по руке Музыканта сделанном инструменте, почти что ластясь к этому давлению, но не теряя себя, - потому что, Мелодия от Темы Мелькора, звук, рождённый его звуком, был Артано награждён Учителем ещё и тем, за что самого Валу братья и сёстры прозвали Мятежным. Оттого, казалось, надави сильнее - и случится непоправимое, туго натянутый лук разогнётся, лопнет со звоном перегруженная тетива, и...
Но Майрон смеялся, слушая своего Валу и не разгибается согнутый могучей рукой лук, не рвётся с хлопком тетива, не случается ничего такого, о чём можно было бы сожалеть - оттого что и сейчас Артано не доступно знание диссонанса с Валой и голос Мелькора, полный изначальной мощи, не страшит, но вызывает скорее восхищение и радость...

И Артано смеётся, перечеркивая смехом боль, давление, возможный ужас - ради вожделенного пика, ради которого стоит слышать Звук...

Отредактировано Gorthaur (14-01-2015 01:15:50)

0

9

*Вала смотрел на Артано, смотрел и запоминал, будто знал, что когда-то эти образы останутся только в его надломленном разуме и он будет обращаться к ним снова и снова, пока окончательно не сойдет с ума. Поэтому сейчас Мелькор звучал для Ученика, разверзая перед ним всю свою суть, без утайки и без сокрытия, а сам жадно всматривался в реакцию, впитывал каждой частицей в себя и смех его, и восхищение и радость - неуемную, всклокоченную, многими нотами непосредственную - и конечно касание. То, как Майрон беззастенчиво и без тени страха протягивает к Теме Валы свое естество, эти руки-ноты, счастливило айну и наполняло его грубую и мощную Мелодию отзвуками ласки, участия и близости - какая может быть только между ними и больше ни с кем и не в каких реальностях. Эти отзвуки были подобны пульсирующему мареву заката в знойный сумеречный час - казалось, звуки можно потрогать - лишь протяни руку - аккорды откликнуться мерцанием узнавания и коснуться поцелуями до подушечек пальцев того, кого Темный Вала захотел  назвать своим Учеником и того, кто рискнул согласиться.
Рев постепенно отступал, ступенчатым тактом на убыль, как река с порогами - с каждым падением в пропасть все тише - усмирялись ветра и застывала лава - Тема Мелькора возвращалась обратно, в суть айну, где звучание ее не заставляло дрожать стены из многовекового камня, а стеклам разлетаться вдребезги. Вала синхронным движением слегка развел руки в стороны ладонями вверх, отчего рукава балахона упали на землю, - он все еще стоял посреди Арды - пролившись плотным и широким потоком жидкого дегтя. Белизна перчаток резко контрастировала на фоне всего, отчего руки его приковывали к себе взгляд. И случилось то, что случалось лишь однажды - бесчисленное количество столетий назад - на ладони Мелькора снизошел Свет, но Светом это не было - это было Огнем. Живым. Он дышал. И Он откликался на касания ладоней. Глаза айну смотрели жадно и был безумен этот взгляд, а отражающийся в них свет подсвечивал радужку, что придавало поистине чарующий вид. И взгляд этот не без труда перелился с ладоней своих на лицо Артано. И Вала молвил. И это было хорошо - это было лучшее, что он мог показать Ученику*
- До этого Ты слушал, а теперь еще и смотри, Майрон. Это - то, чего никто из Валар никогда не видел. Они ощущали, но не видели. Никто, кроме меня. Это Свет Арды - ее Душа, ее Суть. Я искал и нашел и возрадовался этой находке. Я познал этот Свет, сплелся со звучанием Его своим Звучанием, впечатал себя в узор нот. Оно теперь мое, но и я Его. Никто и ничто никогда не сможет забрать у меня Арду. А с этого момента ее никто не сможет забрать и у Тебя... *расплывшись в безумной улыбке, Темный Вала - разом - одним точечным аккордом - вложив в него всю свою мощь, возможную и даже чуть больше - впечатал Свет, что был в ладонях его в самую сердцевину Артано, где тот взорвался мощнейшим выбросом Огня, Запаха, Ощущения - всей многогранностью и переливностью Мелодии Арды... Удар аккордом и взрыв Звуков был настолько огромным, что Мелькор, желая сохранить равновесность себе, но в первую очередь Майрону, выхватил из звучания майя одну ключевую ноту и со всей силы дернул ее аккордом на себя, заставив феа Ученика завертеться, перемешивая звуки своей Мелодии и звуки Света Арды, судорожно ища гармонию звучания. В это Мелькор решил не вмешиваться - это Артано должен был сделать сам*

+1

10

Вала смотрел, он чувствоаал это - тёплый взгляд, внимание, навстречу которому он сейчас тянулся, потому что сам Майрон не смотрел, он вообще фана только удерживал, не давая ей свалиться, но не пользовался ею, забыл про это, потому что всего прочего было до боли много, и ничего из происходящего он не хотел пропускать, оттого и переплетал себя, своё звучание, с Темой, любопытствуя и узнавая - так, и опираять - тоже, хотя это и не было главным... совсем. Главным было звучание и присутствие, а и присутствия, и звучания... было немало и они почти уже переполняли майа, вовлекая в себя - частью. А потом затихая, но не настолько, чтобы перестать слышать - ноты-пальцы всё ещё обвивали Валу, когда он отринул тьму рукавов.
Артано замер, как замирает смотрящий в попытке понять необъятное...
Пламя Творения
То, о чём каждый из айнур слышал,  и которое никто, кроме Мятежного никогда не решался искать. Не то что искать - думать о поиске.
Это было хорошо, куда лучше, чем Майрон мог себе представить,  намного больше, чем Майрон ожидал увидеть...
И это было значительно больше, чем нужно было майа Севера для того, чтоб потерять на своей мелодией контроль, оттого что к страху, боязни касания, боязни ...испортить, - страху почти неизвестному, но всё же вообразимому для одного из айнур, - к этому страху его ощущения были ближе всего: он и хотел этого видения и, пожалуй что, не решался - не решился бы, не будь рядом Валы и Учителя. Сам Артано прикасался только к ладоням Мелькора, обняв их, словно чашу с вином, подавшись вперед в неуёмной своей жажде видеть и понимать этот новый Пламень - само движение Мелькора стало для Артано сюрпризом... и болью, и пламенем, и светом, и взрывом, разметавшим самого его так, что только несколько нот в руках валы остались неизменными, всё прочее же - звучало, изменяясь от полученного извне Звука,  меняясь и меняя, стирая прежнее начисто и выстраивая на этом месте новое, непохожее... и только когда от феа Артано ничего почти не осталось, из той ноты, что Вала оставил с собою рядом, из того, что осталось Артано... опорой... из этого нового Света и Пламени и Звука мучительно и медленно начала рождаться иная, новая старая гармония...


Так прорастает

http://lh3.ggpht.com/-9uNf-Hq3VkY/U3XgKc0EZbI/AAAAAAAACxA/3aDdZHCYepI/s288/copper_nitrate.png

Отредактировано Gorthaur (14-01-2015 18:21:55)

+2

11

*И Арда пела. И это было так прекрасно, что вообразить такое мог только тот, кто уже однажды услышал эту Песнь, услышал и сохранил... для себя. Теперь же Вала делился этим с Учеником, чтобы тот навсегда запомнил, запечатлел себя в Арде и никакая сила в Эа более  не смогла разделить их. Они навечно будут завязаны крепкими тугими узлами Мелодий, Мощи и Огня... Таков был егозамысел и замысел этот Мелькор исполнил. Феа Артано сначала билась, будто одно большое и до краев переполненное густой ароматной кровью сердце, а затем она пошло трещинами - прожилками света и огня - и взорвалась, разбрызгивая осколками звуков все слои созвучий, открывая самое нутро - столп жаркого света, подобного огненному стволу, что взмывался в небо, ослепляя своим совершенством и законченностью. Увидев это, Вала улыбнулся. Казалось, он никуда не спешит, казалось, что в запасе у него вечности, а не секунды, что текли песком сквозь пальцы, исчезая и более никогда не возвратясь. Мелькор знал - нужно дождаться определенной ноты и лишь затем прицельным ударом - в самую сердцевину уже нового, рожденного и сотворенного - всего и сразу - этой последней нотой, как сургучом запечатать Арду в него, а его в - Арду. Айну стоял, держа своим аккордом ту самую заветную ноту, а она трепыхалась, извиваясь и звеня, в его аккорде, словно пойманная на лету рыба - нота дралась за звучание, дралась за прежнюю гармонию, билась отчаянно и рвалась обратно в феа. Мелькор улыбался. Нота была лишь маленьким штрихом, росчерком и она исполнит свою роль по его воле, а пока пусть борется - ее звучание нальется глубиной, как плод, зрея, наливается сладким соком. Арда вокруг забесновалась, взвились ветра, расшвыривая подол и рукава балахона Валы в разные стороны с силой удара, белоснежные волосы его разлетались и походили на облако света, которое непонятно каким образом оказалось посреди темной земли, извергающих магму вулканов, тьмою объятых островерхих скал и взметнувшейся разом черной пыли, бьющей нещадно в лицо, норовя попасть в глаза. Арда искала гармонию. Ее искала феа Артано, с невероятной скоростью перестраивая лады и такты в собственной Мелодии, принимая и всасывая Тему Изначального Огня в самое себя жадно, напористо и без надежды на остаток - беспредельной жаждой обладания этим Подарком. И Вала внимательно следил за тем, чтобы гармонию на пике сотворения нового слияния они нашли друг в друге... И запечатать потом нотой, трепещущейся и рвущейся обратно - запечатать и оставить на веки Ученику этот Дар - Дар обладания Огнем Творения, Первородным Огнем Арды. Мелькор поднял взгляд к небу в ту самую минуту, когда ажур феа Артано практически сложился в единую канву, в момент, когда схлестывание становилось слиянием и острие гармонии, взрывом нового Звучания оглушило Эа, ворвавшись в реальность мощным выбросом, достигшим самого неба. И улыбка Валы стала шире и безмятежнее... Он, с разворота, сильным ударом, нутром своим звучащим и уже познавшим Акт Единения уловив мгновение, вернул основную ноту феа Артано обратно и она запечатала собой новый баланс Музыки, вернув Майрону самого себя и поставив оглушающей точкой аккорд завершенности. И в этот миг начали одна за другой взрываться звезды - Мелькор улыбнулся так широко, как только мог - они знали, знали все о том, что сейчас произошло и что теперь они совершенно ничего не смогут сделать - теперь он и его Ученик - есть сама Арда. И с этого мига они здесь - чужаки. А звезды продолжали взрываться, осыпаясь искрящимися росчерками света по небу. И это было хорошо*

+1

12

*как только Артано закричал всем своим естеством, Вала отвел глаза от неба, на котором до сих пор хаотично взрывались звезды - без единого звука - как молчаливый и животный ужас от содеянного Мятежным. Росчерками света осколки освещали черноту поднебесной выси - освещали и таяли налету, не достигая земли Арды. Их Арды. Взгляд его, не моргая, следил за этим зрелищем и во взгляде этом плескалась радость - неуемной нотой счастья и легким прищуром злорадства - Арда теперь имеет еще одного защитника и он также, с ним вместе, не пустит лицемеров и палачей на эту землю - он - Мелькор -  сильнейший из них. Первый.
А потом закричал Майрон и взор Валы обратился к нему. Борьба Мелодий, их яростное слияние подходило к концу - все узоры, что должны были произрасти - уже сплелись с изначальными, а звучание вклинившееся в звучание, балансировало на грани гармонии и стройности всей Темы - начальное одеяло с заплатками превратилось в конечное ажурное полотно. И это было хорошо. Хорошо было даже то, что Артано кричал - подобного хрустального звона и переливов, настолько чистых в своей тональности, Вала не слышал никогда ни у одного из майяр. И ощущать на себе эту вибрацию, вбирать в себя подобный мощнейший выплеск чистейшего звучания - было поистине наслаждением, которое Мелькор продлил для себя, насколько мог, позволяя миллионам частиц звука пронизывать его фана, словно брызги от взорвавшихся звезд. Но ничто не длится вечно и Темный Вала уловил всей своей Сутью момент, когда нужно было становиться Опорой - новые, родившиеся в этом хаосе и из хаоса аккорды Артано волной потянулись к Звучанию Мелькора, оплетая сначала несмело, а затем вполне горячо и напористо фея айну, ища поддержки, ответов на еще не заданные, но уже существующие вопросы и главное желая понять, как Мелькор смог собрать себя всего по нотам, расшвырянным взрывом звучания и слияния - рождением сверхновой Темы, способной удерживать Арду. Удерживать, беречь и разрушать - если на то есть желание.  Вала дождался этого момента и запел - мощным звучным голосом перекрывая сходящее на нет звучание Артано - плетя ему новое фана, способное не размерами, но составляющей своей вместить новую феа и с ней зародившуюся Мелодию. И пока Мятежный пел, Артано всеми своими нотами и аккордами обнимал темную фигуру на фоне взрывающихся жерлами вулканов - и не помеха им был ни штормовой ветер, поднявшийся с новой силой и швыряя в глаза каменную крошку и пыль, ни брызги лавы, ни ненависть, что снисходила на них с разом почерневшего неба. Голос Мелькора рождал что-то абсолютно новое, похожее и в то же время совершенно иное - форма прежняя, но свойства отличные и способные вместить новое и огромное - в себя. А когда закончил свою Песнь Мелькор перед ним стоял прежний Майрон, но был ли он прежним? - нет. Как не может быть прежним тот, кому в самую сердцевину души вложили сокрушительную силу, а на плечи положили тяжелое бремя - бремя отдать себя Арде и одновременно стать Ардой самому - увеличиться до размеров мира и всего, что в нем есть. Темный Вала стоял и смотрел на свое Творение и в очередной раз его Музыка полилась сквозь феа навстречу Ученику, изливая потоки ласковых и гордостью полных нот - тот выдержал и теперь он одарен Истинным Огнем, а значит стал еще могущественнее и прекраснее, а что может быть лучше для Творца?
С новым рождением, Артано.

+3

13

У Артано были уши, и в них звенело - он вообще, вдруг, внезапно для себя - был, но как-то не совсем  так, как прежде, а иначе, словно бы всё стало по-другому, - нет  словно он стал совершенно другим, пусть не изменился внешне, но совершенно, абсолютно, другим, а всё, что вокруг, оно осталось прежним, странно-неизменным, словно бы для него прошли века, а стены и камни не заметили и теперь он...
Он?
А, а он пережил все эти эпохи, словно проскочил их галопом, а теперь был не только старше всякого камня тут, - просто старше, невообразимо, несравнимо старше, чем был, вылупившись из себя прежнего в себя нынешнего незаметно для глаз сотворённых, но явственно, и теперь изучая этот, совсем прежде не так познанный мир....
И он всё ещё обнимал Мелькора, теперь уже вполне материальными руками, к которым ещё следовало теперь привыкнуть, но и обнимал не так, как держатся за подол малолетние эльфийские дети - уже не поиском опоры, потому что чтобы чувствовать эту опору касаться было не нужно, - и даже не просьбой о помощи - внутри у Майрона было так пòлно, что прежде он испугался бы, но теперь отчего-то точно знал, что справится. Даже если именно сейчас не знает, как именно... Нет, Артано обнимал тепло, не ища ничего от  Мелькора, но с радостью и внутренним ликованием делясь.... ощущением от нового, такого, оказывается, неизведанного, мира и любопытством и всякой своей эмоцией и нотой, которая только рождалась внутри него во множестве и совершенно не желая гаснуть... И в ответ на слова Валы он, Артано, вспыхнул ярко и радостно - счастьем, почти опаляющим, но бессловесным... и совершенно не вмещающимся ни в какие придуманные слова ни на каком языке.
Он вообще с трудом сейчас... вмещался... во время, в фана, в пространстао, в необходимость видеть - непременно глазами, а слышать, по какой-то прихоти, именно ушами - для таких нехитрых и незамысловатых вещей всего было слишком много и слишком внове оно было, чтобы отложить это на потом, - оттого он держался за Мелькора, держал Мелькора, делился с Мелькором - всем.

Отредактировано Gorthaur (19-01-2015 00:16:13)

+3

14

- Вот и все, Артано. Дело сделано и нет пути назад.
Вала стоял совсем близко к Ученику и обнимал - ответом- всего его своим Звучанием, ревевшем и клокочущем вокруг них и внутри него самого, словно схлестнулись две враждебные среды - такова была Тема Мелькора - Мятежника, что ненавистен был всем этим гармоничным и праведным Валар и майяр. Он все время стоял им костью в горле, но теперь...теперь эта кость вошла в самое сердце - вошла и с чавкающим звуком повернулась, порвав ткани и сосуды в клочья. Звезды потухли не зря. Он им отомстил за все: за унижения, за боль разлуки, за все эти три столетия - потерянных столетия. За все снисходительные взгляды и улыбки - за все отплачено и плата оказалась слишком велика для Валар - они отторгали ее, не принимали, ужаснулись ей. И только Мелькору было счастливо и тепло - пусть теперь подавятся своими нежными переливами звезд и ветров - на фоне его ревущей Музыки гор и вулканов, на фоне Звучания - нового звучания - Артано их звон - полное и бесконечное ничто. По крайней мере в Арде. Теперь и отныне сама земля будет отторгать их - все их естество будет земле чуждо, любой аккорд их Мелодий Арда начнет глушить своим - уже их с Артано - Звучанием - предупреждая и оберегая. Вот так - раз - и навсегда. Вот так - с размаху щербатая кость пронзает сердце и блажен, кто верует в добро, бичуя унижениями и болью. Их кость наготове и ударит точно в цель.
Айну пропускал поток этих мыслей через себя, щедро делясь ими с Артано и принимая радость его и необычность - смешиванием двух феа, вальсируя волнами нот. Серые глаза чуть щурились от потока эмоций, от взрывов их и россыпи такого незнакомого, но приятного ощущения, что Майрон наконец расправил крылья и крылья эти майя дал именно он - он не зря нашел Первородный Огонь. С его помощью было создано самое лучшее и мощное Творение. И оно обнимало сейчас Валу этими новыми крылами - обнимало нежно, благодарно, а от изливов со-творения, от опаляющих нот радости, уверенности и бесконечности возможностей, что открылись теперь перед Артано, а значит и перед Мелькором, кружилась голова. Айну знал, что прежде чем вернуться обратно, в стены Ангбанда, где начнется новая эпоха - для них двоих - он должен еще что-то сказать. Понимание этого было трудным - слова не ложились буквами на сознании, не строились цепочками-знаками для передачи информации, а голос начал подводить - горло сжималось от подступающих эмоций... Казалось, что еще немного и можно будет чувства зажать зубами - чтобы не сыпались, не лились бесконтрольным водопадом из всего Валы - настолько переполнен всем этим был он сам. Но сказать стало катастрофически нужным - Мелодия, захлебываясь и схлестываясь, уже перенасытилась и пропиталась, сочась словно перезрелый плод хаотично всем - ноты сцеплялись, аккорды бились друг в друга, заворачиваясь в спиральные кольца, а Темы стояли в обнимку и одной из них слова все же пришли на выручку. Темный Вала чуть отстранился от Артано и прогремел:
- Сегодня великий день в истории Арды, Майрон. Сегодня в Ажур Мелодии этой земли было вплетено Твое Звучание и проросло оно и укоренилось и было принято Ардой и отныне считается ею своей Музыкой, как некогда она приняла Музыку мою. Сила Твоя умножилась многократно и пока Ты находишься в Арде ничто не способно лишить Тебя ее. Сама земля охраняет Тебя, ибо внутри Тебя Ее Свет, Ее Огонь, а Ты отныне охраняешь Ее, не позволяя делать ничего Ей во вред...по своему разумению и по велению феа. - голос Валы ревел и переливался раскатами рушащихся от взрывов скал... А быть может это были отголоски взрывов звезд, что прошло в полной тишине, - Был я один - всегда и везде - но сегодня нас стало двое - отныне и во веки веков.
Да будет так.

Последние слова Мелькор произнес в оглушающей тишине  - рельеф исчез, черная пыль под ногами и беснующиеся вулканы - тоже. Они находились в тронном зале - совершенно одни - в точности как стояли всего лишь несколько мгновений назад посреди Арды... Мелодии опять зазвучали в унисон, привычная обстановка вокруг дарила ощущение, что все произошедшее ранее - всего лишь иллюзия, редкое, но полное выпадение из реальности... И лишь черная вулканическая пыль, размазанная по щекам доказывала обратное.
Пыль и мощность звучания Артано, которое ему еще предстояло научиться приглушать.
Отныне и во веки веков.

+1


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Ignis et Musica. Примерно 1495 год Э.Д., начало лета - завершен


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC