Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Добро пожаловать на ФРПГ “Эндорэ: Новая история”!

Мы рады приветствовать тебя на нашем проекте по Первой Эпохе и будем вдвойне рады, если ты останешься с нами надолго, внеся свою лепту в историю Арды.

Концепция нашего форума: “Неканон со свободным сюжетом”.
Подробнее об этом можно прочесть «ЗДЕСЬ».

Система игры: локационно-эпизодическая.
Мастеринг: смешанный.

Также стоит учесть, что форум имеет рейтинг 18+.
Если тебе уже есть 18 лет и тебе интересно, что мы играем, ты можешь воспользоваться аккаунтом “Профиль читателя”.

В общем думай, решайся и жми “Игровой старт”!
Будет интересно ;)

05.12.17: Дорогие игроки! Форум постепенно оживает и готов к новому витку сюжетных линий! Все, кто так страстно ждали возобновления — вы почти дождались. А те, кто не менее страстно ждали иного — не дождетесь ;) АМС проекта в течении месяца вернется в полном составе и вновь устроит очередной кипишь. All you ready? :) 💥
07.07.17: 📌 Дорогие игроки и гости проекта! Наш форум временно уходит в «спячку» 💤 в виду того, что у большинства игроков началось лето 🔥 и сплошные поездки. Игра переходит в вялотекущий режим (т. е. играем, но очень меееедленно 🐌). Мы не закрылись и не «умерли». Для нашего проекта это нормальная практика и совсем скоро форум вновь станет активным. АМС желает всем прекрасного отпуска и отдыха! До встречи здесь! 😜
24.06.17: 🎉 АМС спешит поздравить Нэниэль с Днем Рождения! 🎀 Мы желаем тебе счастья, успехов и огромного океана здоровья! Оставайся такой же красивой и милой всегда, а мироздание обязательно будет улыбаться в ответ :) 🌻
21.05.17: Дорогие наши игроки! АМС проекта решил ввести на форуме новую категорию: «Аман. Владения Валар и майар». Здесь все желающие смогут отыграть свое аманское прошлое (флэшбэком). Нолдор смогут сыграть Исход и не только, Мелькор — пленение и беседы с Намо. Валар и майар — отыграть свой уклад жизни и быта.
АМС показалось, что это может быть интересным и поэтому форум открывает позиции на новые «Роли». Ждем ваших анкет ;)
21.05.17: 🎈 АМС сердечно поздравляет Куруфинвэ Атаринкэ с Днем Рождения! 🎁 Мы желаем тебе огромного здоровья, удачи и творческих успехов! А еще оставаться таким же искусным мастером слова и дела! Мы очень рады, что ты с нами! 🎂
19.05.17: АМС спешит сообщить потенциальным игрокам и игрокам действующим о том, что мы приняли решение открыть Блоки.
Теперь Светлый и Тёмный Блоки открыты не только игрокам, но и аккаунту «Читатель». Поэтому все, кто так отчаянно пытались узнать, что же мы играем, теперь смогут это сделать и утолить своё поистине грандиозное любопытство ;)
Действующих же игроков мы еще раз поздравляем с этим событием — наш форум шёл к этому решению несколько лет! :3
18.04.17: Наступила полноценная весна, (у всех там снег растаял?) и наш форум сменил дизайн. АМС надеется, что всем игрокам он придется по вкусу! ❤

На наш проект нужны Первый, Второй и Третий дом: кто именно – смотрите во вкладке «Акции»., а так же нам нужны гномы и люди - на них у нас поистине грандиозные планы :)

В общем, если коротко и тезисно: нужны все!
Накормим печеньем, нальем контрабандную какавушку и вгрузим в увлекательные квесты.
Весна идет - игре дорогу!



Ринганарэ
610-987-677

Готен-Бау

faithiss

Лютиэн

614-437-569
star_flier
Партнеры

Царствие Иггрово Сайрон:  Dragon Age: Ante Bellum Quenta Noldolante  Колесо Времени: Пути Узора Олроф Альтернативное Средиземье ждет вас Once Upon a Time: kaleidoscope of tales The Elder Scrolls: On the Edge of Insanity NIMB&AMIK
Каталоги и счетчики
Игроков просим кликать на верхний баннер каждый день :)

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Нам не привыкать к боли, если имя ей свобода (с), 2 г.С. - сыгран


Нам не привыкать к боли, если имя ей свобода (с), 2 г.С. - сыгран

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Годы: 2 год Солнца, начало
События: спасение раненых не всегда дело руки самих раненых
Действующие лица: Лайрэлоссэ, Ринганарэ
Предшествующие события: неудачная охота двоих нолдор на упыря, закончившаяся серьезными ранами для всех участников сей экспедиции
Предшествующая тема: Нет ближе никого, чем вы - охотник с жертвой (с) - сыгран
Соответствие канону: неканон
Соответствие игровому моменту: текущее прошлое

Теги: Темный блок,2 год Солнца,сыграно

0

2

Луна уже упала за частокол еловых верхушек, а если верить внутреннему ощущению- то и вообще ушла за горизонт. Но зимние ночи долги, и до рассвета еще часа два. Может быть. Поручиться за это чем-либо ценным Лайрэ сейчас готов не был, потому как чувство времени сбоило. То казалось, что рассвет уже давно должен был наступить, и только по какой то шутке природы в небе еще не плывет солнечный диск. То- что времени прошло преступно мало. Преступно- потому что тогда выходило, что ушел он совсем недалеко, а это плохо. Очень плохо. Потому что на снегу остаются следы. Да, рана подхватилась и более не кровила- собственно это произошло почти сразу, как уходящая от погони тварь перешла с бега на шаг. То есть весьма быстро. Но обычных следов никто не отменял! Да, можно выбирать проталины, можно петлять и тащиться через бурелом. Но это все медленно, очень медленно. А быстро не получится, потому что на любое неловкое движение, покореженное тело отзывается целой феерией ощущений. Если разбирать боль в боку и у лопатки на цвета- то будет диапазон от ярко-белого до густо-ржавого. Если предположить, что она имеет вес и фактуру, то тягучее и вязкое, тяжело гнущее к земле на рывках переходит в россыпь тонких колких иголок. Если же разбирать вкус, то он горчит, как красная рябина и звенит медью на слух. А еще он рвется изо рта надсадным, влажным хрипом, и оставляет на губах бурую пену. И ее надо непременно стирать рукавом, а никак не сплевывать на снег. Потому что следы. Если бы живой мертвец верил своим ощущениям, он бы решил, что идет уже полторы вечности. Медленно, спотыкаясь через каждые три с половиной шага. На северо-восток, к непролазным топям Сереха. Потому что надо быть либо сумасшедшим, либо мертвецом, чтобы соваться туда. И потому что краем-краем-краешком  этих топей он планировал уходить дальше. На Север. Все пошло наперекосяк и такую удобную кормушку приходилось бросать. Да что там, то, что пока облава проходила стороной уже можно считать великой удачей. Где-то в глубине себя Лайрэ понимал- окончательно он не уйдет. Рано или поздно его удача закончится, и тогда будут и собаки, и эльдар с клинками... И логичный финал. Но - он сделает все, чтобы этот финал наступил попозже. Хотябы на час. Хотябы на вздох. Во второй раз умирать ничуть не менее страшно и ни разу не более приятно, чем в первый. Даже пожалуй, страшнее, потмоу как уже знаешь чего именно ждать. Пропитанная кровью, задубевшая одежда неприятно прилипла к коже, холодила, впуская зиму внутрь. Стылые туманы оттепели, хрусткий наст, все это словно бы оказывалось с изнанки существа. Холод тек по венам медленным, тягучим сиропом, изредка выбивая волну дрожи. За ней неизменно шел кашель, а значит- здравствуй, утирание рукавом. Хотелось в тепло и жрать. Причем жрать хотелось тем сильнее, чем больше прихватывалась рана. Уже сейчас было ясно, что либо она не затянется, либо надо искать пищу. Не менее ясным было то, что нормальной охоты не получится. Вилка, какую поискать. А еще очевидным было то, что к рассвету придется останавливаться, потому что идти все время не получится никак. И вот тогда то его и накроет облава. Облавы не хотелось и мыслей о ней, навязчивых, повторяющихся, все чаще перемежающихся мыслями о недоеденном нолдо (и сожалениями о нем же) хватало, чтобы пройти еще немного. Пройти, постоять оперившись на елку. Подумать, что это место ничуть не хуже любого другого, чтобы сдаться, и- еще немного пройти. Просто потому что. Надо придумать, что делать. Надо найти, где спрятаться и пересидеть хоть сколько. Много чего надо, да только как то нету... Отчаянно цепляющийся за каждый новый шаг, как за последнюю свою надежду, мертвец поскользнулся на насте и неизящно съехал в невесть откуда взявшийся овраг. Хороший, глубокий овраг. Поняв, что в принципе не вылезет на верх, он поплелся по дну вдоль, пока не нашел место, где склон нависал над низиной, создавая естественную нишу. Сверху это явление природы венчалось сугробом, что вместе давало некое подобие пещеры. На этом моменте Лайрэлоссэ четко понял, что все. Больше он никуда сейчас не дойдет. Разве что можно вползти в эту самую нишу, понадеявшись на то, что сверху сидящего там не видно. Лучше, чем ничего. "Вообще замечательно. Лучше не бывает просто..." без малейшего восторга подумал не вполне эльда, спиной ощущая холод и неровности овражного склона. Хотелось согреться и жрать. Хотелось не сдохнуть тут. Много чего хотелось, если разобраться.

0

3

Говорят, что связанные родством эльдар чувствуют, когда с родичами что-то не так. Кровное родство временами могло побороть разум и заставить делать глупости. или отважные поступки, за которые потом страдали все остальные, оказавшиеся рядом. Кровь... именно она выгнала уже уютно обустроившуюся майэ из нагретого дома. Подспудное чувство, что часть её мелодии гаснет. Слабеет. О нет, никогда бы не сказала сотворенная и не видевшая всей красоты творения, что её что-то связывает с существом куда более ограниченном в сидах. Но тем не менее полночь только миновала, когда девушка тихо покинула частокол, проскользнув мимо внимательных дозорных. Минуты складывались в расстояние.. пол-лиги... лига. Да, здесь. Теплый плащ и обувь - не, не ею шитые, так что из надежно сбережет шатер еловых веток, присыпанный снегом. Легкий шепот, и вот уже затанцевали снежинки, скрывая следы на снегу. Только что здесь была тонкая цепочка девичьих следов, а теперь ровный наст, по которому уже больше суток никто не ходил. Разве что.. очень большая и сильная кошка. Черная пантера повела усами, выверяя ночные запахи и расстояния. По чуткому обонянию резко ударил аромат свежей крови. Пьянящей и живой. Но сразу за ним - иной и очень знакомый. Так пахнет давно свернувшаяся кровь. Так пахнет живой мертвец. Каукарэльда. Минуты, каплями собирающиеся в шаги - неторопливый пока бег. пока запахи не доложили, что для последнего все стало не слишком хорошо... Расстояние - минутное колебание и хищница резко свернула. Брошенная младшим собратом добыча - это забота тех, кто позади и сбоку. Её же интересует тот, кто уходил на Север. Чудесено.
Мощные лапы бодро вспарывали снег - не так много времени потребовалось, чтобы выйти на петляющий по снегу след, вспенить его и спутать. Гончие будут счастливы обнаружить этот запах. Враг... враг, с памятью о котором они рождаются - не тот, на которого медленно их натравливают двуногие. И он их уведет совсем в другую сторону. А эти глубокие следы заметут те же снежинки, что скрыли легкие шаги в полночь. Кошка сделала петлю, зайдя в нужный овраг с другой стороны. Солнце как раз бросило первые лучи из-за горизонта, окрашивая в нежный розовый свет голубовато-белый наст. Цвет разведенной крови. Цвет биения сердца. Подкрадываться? О нет, скорее этот осторожный шаг нужен для того, чтобы затаившийся не делал резких движений. Ему это сейчас ни к чему. Из украшенной острыми зубами пасти вырвалось приглушенное рычание. Саму приближающуюся пантеру сейчас скрывал все тот же сугроб, но но это то ли ворчание, то ли рык должен привлечь те крохи внимания живого мертвого, что не занимала Жажда. Жажда крови. Жажда жить.

0

4

Темно... Темно... Светлее.
Холодно.
Жрать!
Иногда, в ряде ситуаций, каукарэльда мог быть изумительно тупым. Ну, лучше табуретки, но не умнее обычного зверя. Вот например как сейчас- вывалившись из созерцательного ничто, в которое успел незаметно для себя сползти, он первое время по уровню осмысленности не превосходил животное. Примитивные мысли, даже не мысли а так- смутные порывы, густо замешанные на инстинктах, руководили его решениями. Рядом живое. Большое, теплое. Хорошее. Ходит рядом, не уходит... Значит- надо затаиться, не выдать себя, подготовиться к одному броску. Потому что второго - не будет. Пусть ближе подойдет, и тогда...
Но тут сознание наконец встало на место. Вместе с рассветной стылой хмарью, с сереющим небом, располосованным черными ветвями без листьев. Ветки были даже на глаз упругими и наверняка сколькими от льда, и горькой на кус корой. С ломкой корочкой льда под ладонью, и холодом равномерно везде. С тянущим ощущением на вдохе и мокро-шершавым, дерущим горло выдохом. Предрассветный сумрак пах остывшей, старой кровью и водой, и промерзлой хвоей. А еще- зверем. Чуть уловимый, мускусный запах, который забыть было никак нельзя. А еще темное пока пространство звучало. Негромкое, переливчатое ворчание глуховато стелилось между землей и туманом. Плотное, жаркое и опять-таки, знакомое. Верно опознавший обладательницу вкрадчивого голоса, Лайрэ тем не менее, соображал сейчас туго. То есть, до него дошло, что есть шанс, что гибель откладывается. А вот что делать прямо сейчас- не дошло. Важнее было собраться с силами, с волей и всем, чем можно там собираться еще, и при близком контакте с вероятно-кошкой не полезть кусаться вот так сразу. И вообще не полезть, если не будет знака. Потому что - таковы были предполагаемые им правила вежливого (и не опасного) взаимодействия, и потому что так он полагал правильным для себя. Но это все не решало проблемы, что же именно предпринимать. Не пришедший к однозначному решению, мало когда настолько не живой нолдо завозился в овраге, негромко шипя. Двигаться было неприятно, это с одной стороны. С другой- медленно ползущая насквозь через ребра жесткая лента срабатывала достаточно привычным сигналом "пока нормально, пока живой" и в этом плане была хороша. За нее можно было уцепиться, и не съехать в совершенно бессмысленное состояние. И да, как вылезать из оврага? Строго говоря, вылезать пока никто от него не требовал, но пути логики, что сейчас правила  в голове Лайрэ были неисповедимы. Возможно, излишне плотно угнездилась в нем идея о том, что нельзя прекращать движение, все равно как. Возможно, инстинктивно хотелось приблизить момент встречи. В любом случае, героический порыв дошел только до стадии "стоим на четвереньках". Далее пришлось брать паузу и дышать. Вдумчиво, осторожно, не торопясь и стараясь не кашлять.
- Ринганарэ?
Выходить встречать не вышло, так что по звериному стоящий на четвереньках каукарэльда решил подать голос. За неимением более разумных вариантов. Вышло так себе. Сказанное звучало придушенно, хрипло и негромко. Ага, и звучало это больше утверждением, чем вопросом. Но это ничего, кошка услышит. От этого осознания было на удивление хорошо, почти ощутимо тепло. Ощущение сильно напоминало благодарность. За то, что просто пришла, за отсутствие одиночества в этот, далеко не звездный момент. Лайрэ прикрыл глаза, по волчьи выворачивая шею, стараясь услышать, как подходит пантера. Как еле слышно похрустывает под мягкими лапами наст. На слух вычислить маршрут.
Еда! Настойчиво выдохнул внутренний голос, но не очень живой эльда из чувства противоречия и урожденного совего упрямства предпринял попытку затолкать его поглубже. Слушаем, ждем, перебираем пальцами случайную травинку, торчащую из наста. Травинка колкая, ломкая. Не-еда.

+1

5

Снег чуть проседал под лапами, норовя съехать и устроить кошке спуск отнюдь не на свох четырех, на на чем-то одном, мягком и пушистом. Под стать сугробу внизу. Но пока что ей удавалось ступать так, чтобы оставаться на нем. Приближаться и слушать, как активнее заструилась живая кровь в Лайрэлоссэ. Услышал. Понял. Узнал. Собственная мелодия каукарэльда рассказала майэ об этому куда раньше, чем его полувопрос-полу-утверждение. Имя. Обозначение. Снежная шапка, скрывающая их друг от друга, наконец, закончилась, открывая её взору стоящего на четвереньках товарища, а его - подходящую хищницу. Черный мех от холода распушился - на кончике каждой волосинки тускло поблескивала капелька воды. Снежинки, оставшиеся с бега таяли от тепло большого тела, создавая подобие мерцающего ореола. Но, если решиться и обнять кошку, то эта влага будет теплой. Хотя для бывшего нолдо она могла оказаться даже горячей. Приблизиться почти вплотную, согревая и продолжая уже согласно порыкивать. Или скорее эти звуки походили на басовитое мурчание. Урчать здесь вскорости предполагалось совсем не ей.
Из-за чего бы не случился изначально тот бой, что пришлось выдержать Лайрэлоссэ, но дался он ему тяжело. А проигран или нет? Главное, что живой. А прока живой, можно рассчитывать на реванш. Большая морда обдала ухо недоэльфа теплым влажным дыханием. За ней плотнее приблизилось и тело, плечом толкнувшее его обратно на землю.
"Не нужно тратить лишние силы", - осанвэ с сотворенной той силой, что вернуло к жизни пленного воина отдавало легкой иронией. Ровно в той степени, чтобы сообщить, что кошка оценила его порыв встать и даже не против если за неё зацепятся. - "Так будет удобнее"
Что и куда удобнее - это уже вопрос в воздухе. И пока что по позе было неясно, кто и кого собирается сейчас жрать или пробовать на вкус. Сейчас она заслоняла раненого от холода и согревала... и обещала скорое и лучшее из лекарств для каукарэльда. Обещала то, что способно сделать живым. А эти мгновения были нужны, чтобы привести для начала теплом его чуть более в чувство. Лайрэ пах усталость, ранами и желанием жить. Пронзительно острым и хрустким до звона. Жить. Любой ценой.
- Ты хорошо забрал к Северу. Будет легче, чем было бы у озера, но больнее, чем в Твердыне. Здесь уже меньше Его музыки, - она все ещё была пантерой, но превращение уже тронуло сильные мускулы зверя, медленно и очень контролируемо перетекая в другую, более пригодную для предстоящего взаимодействия форму.

+1

6

В принципе, свалить живого мертвеца обратно в снег сейчас было совершенно не сложно. Другое дело, что брать хоть какую-то дистанцию от источника тепла казалось форменным преступлением. Ладно, сходу не кусаем такую восхитительно вкусную, такую живую пантеру, но просто так отпускать? Нет уж, у всего есть свои пределы, и у выдержки полудохлого бывшего нолдо тоже. У него - особенно. Потому валиться в снег эльда не стал, а импульсивно, хотя и заметно неуклюже сгреб кошку в охапку. Впрочем, ему было сейчас не до красоты жестов. Куда важнее прижаться к теплу, зарыться в плотный, черный мех. Утопить пальцы в мягком подшерстке, почти горячем. Восхитительно горячем. Ну да, для этого надо извернуться, и это трудно. Трепанная жизнью оболочка сопротивляется сложным движениям, ну и ладно! Главное почувствовать жар звериного тела,  попытаться вобрать его в себя. Ощутить как мерно движутся ребра в такт спокойному дыханию, как прокатываются под кожей литые мышцы. На какое то время (не сказать, чтобы большое) Лайрэ даже перестал хотеть жрать. Вернее, это чувство было отодвинуто валом тактильных ощущений, которых было слишком много, чтобы оставалось место еще для чего то. Она рядом, настоящая, плотская, пахнущая влажным мехом и бегом через зимний лес. Можно собрать этот мех в горсти, медленно пропуская его между пальцами. Основная часть шерсти жесткая- жестче, чем у обычного кота, но мягче волчьей. А подшерсток- наоборот, мягкий почти пуховый. Можно никуда не идти, можно просто быть здесь и сейчас. Где отступает стылая оттепель, сменяясь звериным теплом, и где нет никаких собак, которые будут выдирать глотку. Можно зарыться лицом в горячий до одури мех на загривке зверя, пачкая лоснящуюся шкуру бурой дрянью, и вдыхать звериный терпкий запах. Можно не беспокоиться, натянута ли на сознание глухая пелена аванирэ, тем более что с того самого раза ее собственно, и не было. В целях экономии, не было, а не от желания светить всеми миру собственной изнанкой. Впрочем, от кошки-оборотня почти-нолдо скрываться не хотел.
- А как будет?
Рассеянно проговорил Лайрэ куда то в толщу черного меха, хотя по свести- спросил просто так. Прямо теперь его все, что отстояло более чем на пару минут, волновало минимально. Сейчас хорошо, спокойно и уютно, какая разница, что потом? И понял, что мех под его рукой плывет, и тело пантеры плывет, словно воск, медленно перетекая в другую форму. То есть, вскоре получится так, что опирается он не на могучего зверя, а на хрупкую деву. "Свалимся. Точно свалимся. Нехорошо-то как. Я ж тяжелый, не вытянет..." подумал нолдо, как то забывая, что дева вообще то не очень дева, а весьма даже так майэ. И что в плане физической силой с ней мало кому имеет смысл тягаться в любой из форм. Но отпустить таки не отпустил- этот подвиг для него был сейчас слишком значительным.

+1

7

Тесный физический контакт нес в себе не только тепло, но и что-то, схожее с обменом силой. То же тепло, это ноты. Звонкие от пылающего кострам и глухие, зачаровывающие вот у такого, звериного источника. Лайрэ навалился, изо всех сил вцепляясь в густой мех. На шкуре четко отпечаталась и бурая почти-кровь, и жирная влага, но и то, и другой можно будет легко оттереть снегом. Главное, чтобы потом это не стало неопрятным пятном. Но и это было бы решаемо. Хруст снега под двойным весом и перераспределением сил. Упор переходил с четырех лап на две ноги. О да, эта оболочка была куда более хрупкой, но при этом слабость её была весьма обманчива. Даже слишком. Вот и теперь, по мере перехода массивной хищницы в тонкую эльдэ менялись и её ощущения от прикосновения. Теперь яснее ощущалась и  отчаянная сила вцепившихся и обнимающих за торс рук, и рваный немного пульс, воспринимаемый едва ли не всем телом. Недонолдо все ещё опирался на неё, но теперь ему приходилось часть веса отдать на колени. Мимолетное касание рук - почти объятие, но и проверка глубины нары на спине. Плохо, но лучше, чем могло быть. Феерия ощущений была сейчас каукарэльда гарантирована. И не только от раны - обнимать её так было не слишком удобно. А вытоптанный наст впивался в колени, на которых в итоге превращений оказался Лайрэлоссэ. От него шел холод... Нехорошо. Ногти на правой руке удлинились, заостряясь и превращаясь обратно в острые когти, вспоровшие тонкую кожу запястья левой руки. И быстро пережимая, чтобы на снег упало не больше пары капель крови. Ринганарэ предлагала ему жизнь, наполненную её силой, но если они не будут осторожны - уже потрепанная оболочка не выдержит напора силы - её сметет и искорежит, как мнет слишком давно пролежавшие в воде стволы деревьев мощный поток наводнения. Поэтому и поджимала сейчас майэ артерию, поэтому и не давала заживать ранке. Секунды, нужные для накопленная рядом с царапиной крови, с кипящим желанием восстановления. Что очень пригодится раненному "зверю".
- Контролируй себя. Как можешь.
Сдерживать свою силу проще. Но в первый раз, когда она, повинуясь спонтанному порыву, поила его своей кровью, каукарэльда был полон сил, а вокруг все было пропитано близкой им музыкой Мелькора. Сейчас все было иначе - кровь была нужна как жизнь, а сила Сотворившего перебивалась пронзительными мелодиями эльдар. Но они попытаются вновь сыграть в эту игру. Теперь уже на выживание. Желанная еда была рядом - Лайрэлоссэ оставалось лишь взять в руки себя, её руку и отпустить поток.

0

8

Переход от формы звериной к форме двуногой Лайрэ уже видел (и частично щупал, но не так плотно, как сейчас). Как и в прошлый раз, этот процесс, хоть и ясно ощутимый, остался загадкой. Вроде бы не в секунду оно делается, а вот разобрать на стадии не выходит. Внимание соскальзывает? Сознание не может уложить это в схему мира? Кто его знает... Но определенно, загадочный процесс вызывал любопытство, будучи одновременно и противоестественным и органичным... Во всяком случае, в притягательности этим переменам было не отказать. А потом начались приключения. Пантера окончательно перестала быть пантерой, и пришлось осторожно так менять позу, потому как сидеть, развернув корпус было критично не хорошо. Потом дева-обманка решила предметно изучить, насколько там была попорчена шкура одного отдельно взятого невезучего (или-везучего, это как смотреть) охотника. И тут Лайрэ непременно взвыл бы, если бы не поперхнулся на вдохе. Так что вместо вскрика получился некий странный звук, мало имеющий общего с чем бы то ни было вообще. Ну разве что с застреленной внезапно собакой, да и то при наличии фантазии. И все это подводило к закономерной дилемме- как не страдать сверх меры и не разрывать тактильного контакта с источником тепла. В итоге решение было принято компромиссное - не-живой все таки пересел, скорее чуть перевалился, скособочившись на ту сторону, где была рана меж ребер. А руку оставил на спине девы. Вернее, продолжил пригребать ее к себе, как последний шанс на что угодно. Мех под рукой сменился тканью платья. Плотной, шершавой и чуть колкой шерстяной тканью. Под ней легко можно было нащупать позвоночник, а если провести ладонью чуть вверх, то и пересчитать ритм позвонков. И да, не смотря на ткань, кошка-оборотень продолжала излучать тепло. Казалось, еще немного и снег протопит, а из прогретой земли поползут первые язычки травы. Под колючей тканью платья, под тонкой девичьей кожей плавно перекатывалась сила, способная на многое, так почему бы и не проталины с травой? Тут фальшивый нолдо понял, что думает о чем то несусветно дурацком и вернулся к насущному. "Теперь еда? Хорошая! Пора?" негромко подала голос бессмысленная часть сознания, еще не требуя в полную силу, но вполне ощутима давая понять- решайте тут уже что нибудь. А то решу я, и решу однозначно. Пришлось зажмуриваться и дышать. Хотя, в долгосрочной перспективе такой поединок с собой живой мертвец неизбежно проиграл бы.
На вопрос о том, что и как будет, майэ не ответила, и Лайрэ то для себя понял так "будет плохо. очень плохо". Ну понято то может и понял, умом. А вот когда на снег упали две одинокие бруснично-алые капли, с трудом удержался, чтобы этот снег не сгрызть. А потом она протянула разодранное запястье. Контролируй себя... Ага, легко говорить.. Как сможешь... А как тут сможешь, если чужая кровь (или что там у майар жилах?) пахнет одуряюще и пряно? Когда цвет этой крови настолько яркий, что кажется светит в серой пелене утра? Когда в глухом овраге перед тобой за здорово живешь вываливают груду сокровищ, говорят- бери, если хочешь? "Ты хорошо обо мне думаешь. Слишком хорошо... Зачем, почему?" с оттенком печали подумал жадный до чужой жизни не-живой эльда. Он еще успел поглядеть в лицо деве-обманке, словно бы собирался просить прощения за то, что будет далее. Нет, он правда хотел бы быть осторожным, и не бросаться на предложенное угощение, как голодная собака на кость. Но знал - не получится. Хоть ты наизнанку вывернись - не получится и все тут. А потом запястье оказалось близко-близко, туман дохнул соленой медью...

Жрать! - радостно возвестила бессмысленная, вечно голодная тварь внутри. Клыки легко пробили тонкую кожу девичьего запястья. Да, там уже был порез, но его было мало. Всегда было мало. Чужая жизнь, не такая, как у эльдар, не такая как у зверей или еще кого то, прокатилась по гортани, обожгла изнутри. Мир затянуло искристо-алым, в этом мареве размылись все собаки и облавы, снега и деревья. Прошедшие дни и дни будущие. Поток силы, что была старше солнца,  казалось, сейчас выжжет бренную оболочку до пепла. И это было хорошо. Хорошо до боли, до ощущения снимаемой кожи. Мир вокруг перестал быть, осталось только тягучее страдание, от которого невозможно было отказываться. Разобрать и проанализировать это чувство бывший нолдо не мог, да и не стремился. Строго говоря, было не до того. По второму разу полыхнул между ребер ослепительно-белый цветок, раскрывая острые лепестки. Больно? Больно это хорошо. Так и должно быть, все правильно. Раскрылся - и принялся драть грудину изнутри, стремясь вновь сомкнуть лепестки.  Под лопаткой переливчатое, тягуче ощущение было сходным но- слабее. И это тоже правильно, там не настолько глубоко вошла чужая сталь. На какой-то миг Лайрэ почудилось, что он слышит влажный, негромкий звук, с которым сходится, обретает цельность разорванная недавно плоть. Но именно что показалось. На самом деле ничего, кроме бешеного рева потока силы, кроме сминающего все на своем пути ритма чужого сердца, он слышать способен не был.
А тварь? что тварь... Она жрала и была счастлива, настолько, что впору сдохнуть.

0

9

Какарэльда ожидаемо потянулся к протягиваемой жизни, воплощенной в крови. Алые капли на снегу резко контрастировали с бурой пеной, что осталась рядом с сугробом. Жизнь и не-жизнь. Изменение положения спасаемого майэ проигнорировала - тут уже оболочка справится сама. Вот так она уже дарила силу, но сейчас было все иначе. Взгляд глаза в глаза за миг до укуса. Извинение? Предупреждение? Скорее понимание неизбежности. Запястье прошило тянущей болью, но это была та плата, которую вносили они оба. Фана протестовало против нарушения целостности, стремясь побыстрее зарастить повреждение, как стремительно заполняет вода трещины во льду, как быстро перетекает вода в оставленный на болоте след, с тем же чавкающим звуком используя её для восстановления равновесия. Сейчас раны, нанесенные охотником Лайрэлоссэ походили на весенние проталины - тающий вокруг снег, вода - та сила, что играла в сотворенном духе Арды - пропитывает размороженную землю, и та становится влажной, жирной и плодородной. Готовой дать жизнь первым цветам и зеленой траве. Так и сейчас, увлеченная собственным стремлением залечить прокус кровь оболочки майэ помогала уже-не-нолдо стремительнее сращивать края ран. Больно? Да, очень больно, еще больнее от необходимости усмирять чужую силу, заставляя тело принимать жизнь. Это в её комнате в Ангамандо потоками управлять легко и просто, даже когда они уже не принадлежат ей. А здесь приходилось следить и за тем, чтобы не затянуть раньше времени свое повреждение, чтобы отдаваемое не ранило каукарэльда сверх меры - всё же слишком чужеродными являлись из сути, хоть и созданы были одним Вала - и приглушать шум от самой себя. Близко, слишком близко к эльфийским уже землям. Слишком тиха стала в этих местах мелодия Сотворившего. По самоконтролем кошка полагала именно необходимость не умереть от переизбытка еды, способность усмирить принимаемое, не давая ему сокрушить и без того хрупкую после двух ранений оболочку. Вместилище для пойманной желанием жить души.
Временами огонь и лед могут дружить. А временами переходить друг в друга. Так и сейчас место, на котором они стояли, стремительно оттаивало. В холод жизнь замирает и спит, а сейчас огонь дарил жизнь и тепло. На которое против воли своей откликались травы и попавший под нежданную весну куст незабудок. Вырвались из темной почвы зеленые ростки, устремляясь к рассветному солнцу и разворачивая широкие листья. Поток жизни был настолько силен, что, казалось, продлись кормление ещё какое-то время и они зацветут.
В итоге майэ и каукарэльда оказались стоящими не в луже, но на пятачке оттаявшей почвы, мокрой почти до луж, образовавшихся под её ногами и его коленями. И холодно и тепло одновременно. Холодно от воды, в которую превращался тающий снег, а тепло от земли, прогреваемой силой.

0

10

В принципе, в обычной обстановке, Лайрэ совершенно точно знал -кулинарные эксперименты с майэ до добра не доводят. Вернее- могут не довести, если осторожность и чувство меры откажут хотя бы одной из задействованных сторон. Он прекрасно помнил, как его размазывало в прошлый раз, и столь ценный опыт считал для себя достаточным, чтобы не искать ему повторения. Это с одной стороны, и если думать как следует. Но если бы ныне не до конца мертвый, но уже однозначно не живой, эльф всегда думал заранее и как следует, то скорее всего был бы еще жив. И в Амане. А не тут, и не вгрызался бы в запястье девы-обманки, сидя при этом в протаявшем сугробе.
В этот раз ужа знакомый эффект "плохо, но хорошо" присутствовал тоже, но был иным не обманула большая кошка. Не было смутных, но запредельно реалистичных видений, сознание не размывалось по поверхности мироздания тонким слоем, и в целом все было ближе к привычным рамкам бытия, которые столь важны для того, кто собственно, это бытие во главу угла ставил. А вот ломало куда как более резко, видимо как бонус к большей реальности происходящего. Что можно ощущать, если отхлебнуть расплавленного свинца? А если этот расплавленный свинец лучше всего, что может быть? Если ледяная, сплошь состоящая из самых острых льдинок волна могучим валом прокатывается по венам, только что не проламывая себе дорогу, но единственное, что ты можешь - это задыхаясь от восторга ждать, когда же стихия доломает все, что может? Ощущений было слишком много, и они были слишком неоднозначными, переходящими одно в другое. Это-то живого мертвеца и спасло от "переедания" и, скорее всего, растворения в неконтролируемой, радостно рвущейся на свободу волне чужой силы. В непередаваемой гамме звуков и запахов, ощущений тела и иных, которым названия нолдо не знал, необходимо было расставить точки над всем, что точки должно было иметь. Понять, прочувствовать их, осознать вещественность и меру. А значит- не было никакой возможности продолжать их наращивать, добавлять еще. То есть, закушенное запястье пришлось выпустить. Именно пришлось - сыграл не самоконтроль (ах, был бы он еще, как было бы хорошо), а сенсорная перегрузка.
Хотелось свернуться калачиком, обхватить себя руками да так и остаться до весны. Хотелось караться по земле и выломать себе ребра, чтобы выпустить наружу поток чужой силы, который там, внутри тянет и рвется на свободу. Но поскольку хотелось этого одновременно (что никак невозможно совместить), то оставалось лишь одно - каменеть в неподвижности и ждать, пока отпустит. Стиснуть зубы и молчать, потому что где то на краю сознания сохранилась мысль - тишина это важно. Хотя, зачем? Этого уже было не понять, не вспомнить. Важно и все, но подобному послевкусию знания надо верить. Почему надо? Слишком много вопросов. Достаточно просто молчать, зажмурившись, потому как утренний серый свет слишком яркий. Слишком четко видно в нем крупинки снега, и ветки деревьев, и проталину, и вообще все. Ждать, зарывшись лицом куда-то в шероховатое, чуть колючее платье девы. Ощущая под тканью жар ее кожи и напряжение мышц, и густой запах,  с едва ощутимыми нотами меха и зверя, и настоя каких-то трав, которыми платье полоскали.
Наконец водоворот чувств и ощущений пошел на спад, по крайней мере до той степени, чтобы можно было осознать себя, дышать, наверное говорить и скорее всего думать. Хотя, если по совести, то делать что либо вообще не хотелось, но увы, было надо. Почему? да потмоу что не надо быть свиньей, когда к тебе хорошо относятся. Медленно, с аккуратной неуверенностью того, кто свешено не доверяет себе в плане возможностей делать элементарные вещи, Лайрэ нащупал локоть девы. Несколько более плотно, чем собирался, провел ладонью по ее руке от локтя к запястью, накрыл место прокуса (горячо, влажно, пальцы липнут- даже наощупь светлая кожа резко контрастирует с ранкой.. или следом от нее), замер снова.
- Очень больно, да?
Негромко, на выдохе спросил он куда-то в складки ее платья, выражая одновременно сожаление (потмоу как это случайно пище можно глотку драть как придется, а не той, с кем его связывало больше, чем с любым живущим) и сочувствие. Нет, правда, причинять ей лишние неприятные ощущения он не хотел, но был уверен, что таки сделал именно это и... И все. Как то еще шевелиться, менять позу или иначе проявлять себя живой мертвец не стал- выжидал, пока все устаканиться окончательно. Пока исчезнет ритмичный шум в ушах, пока перестанет царапаться изнутри по ребрам что то, что сейчас заканчивало собирать вместе разодранные ткани, и пока все вообще встанет на свои места.

+1

11

Сила ревела, вынужденно загнанная в кокон, из которого не давала выбраться сама себе. Не хватало ещё привлечь лишнее внимание. Естественно, до любого из поселений синдар, да и до нолдорских лагерей было далеко, но эльфы с чересчур длинными ушами - явлений нередкое. А ещё более нередкое явление, это эльфы со слишком длинными носами и шебутными руками. Так что предосторожность была не лишней. Время их не поджимало, а потому майэ не прерывала питание каукарэльда. Она ощущали даже малейшее движение острых зубов, его рваное дыхание на коже и ритмичные движение горла и языка, проталкивающие внутрь поврежденной оболочки кровь и жизнь. Она слышала все... как и то, что её пожелание Лайрэлоссэ выполнить не в состоянии. Слишком - именно это слово лучше всего описывало состояние не-живого эльфа. Слишком острыми были ощущения возвращающихся сил, слишком яркими ощущения, цвета, звуки, запахи и вкус, слишком яростной и желанной была принимаемая сила. Слишком повреждено то, что раньше было hroa.
Куст незабудок, ранее примеченный девой, действительно успел выбросить цветоносы и изо всех сил тянулся к солнцу. Под землей зашебуршала мышь, потревоженная внезапным теплом и потопом в её маленькой норке. Ей в обуви было неплохо, а вот ему стоять на мокрой земле коленями скоро станет весьма чувствительно. Но не её это дело.
наконец мир снова сдвинулся - Лайрэ отстранился от руки, утыкаясь ей в платье. Оставленная без чуткого присмотра ранка немедленно заныла сильнее от морозного воздуха, а тонкая, пронзительно горячая и невозможно алая струйка крови зазмеилась по запястью, устремляясь к снегу, на котором уже алели два отпечатка жизни. Красный след на белой коже. Красные капли на снегу, как горькие ягоды рябины. Хрусткие и пряные. До этого участка тепло еще не добралось. Десяток таких ягод рассыпался по границе проталины, когда края ранки сомкнулись. Та же невыносимо сладка боль от заживающей плоти прошила руку и дева улыбнулась. Быть живым, пускай это всего лишь фана, и после новой смены облика на руке не останется ни следа. Останется только эта проталина. И то скорой зимней бурей заметет все следы.
В локоть почти впились тонкие по ощущениям пальцы, возвращаясь к месту укуса, тревожа сцепившиеся его края. Больно? Больно. Но не больнее падения в пропасть и не острее стрелы, не мучительней железа.
- Боль - невеликая плата за доказательство жизни. А жизнь стоит дороже всего, - дыхание девы-обманки было размеренным и в какой-то степени уютным, а голос ровным. - Мы оба соглашаемся на неё, когда хотим жить. - тихий смешок, - Но мне приятно, что ты побеспокоился об этом.

0

12

В принципе сидением в луже хоть на коленях, хоть как, живого мертвеца было не смутить. Во первых потому, что было множество куда более насущных, значимых проблем, на фоне  которых мокрая земля казалась мелочью неимоверной. А во вторых, потому что это даже в чем-то забавно. Как бывает забавно рассматривать на ощупь кору дерева, или обжечься случайно о свечу. Мир- он такой, состоит из напоминаний и простой, линейной системы знаков. Есть-нету, что проще может быть.
- Я не должен бросаться на тебя, как собака на кость. Я неправ. Ну.. в целом- опять.
Вдумчиво изрек каукарэльда, который имел строго свое представление о том, как именно ему надо себя вести. Которое, представление это, упорно не желало натягиваться на реальность. Ну что ты будешь делать, когда запах крови с дикой силой бьет в голову, вырубая все сознательное, разумное и рассудительное? Ночь становится безумно хороша, а рядом такое притягательное, живое... Машинально не-живой, и испытывающий сложную гамму из смущения, раскаяния и эйфории, гамму чувств, эльда попытался ликвидировать "следы преступления". То есть, стереть с девичьего запястья (когда только успела затянуться ранка?) еще не вполне подсохшие следы крови. Больше размазал конечно, зато старался. И - да, девы хотелось касаться. Ощущать под тонкой кожей биение пульса, струнный ряд сухожилий, тонкие кости.
- Знаешь, я очень благодарен тебе, что пришла. Не из за кормежки, ты не подумай. Просто очень тоскливо помирать без никого.
Строго говоря, бывший нолдо пребывал в эйфории, от порции чужой жизни, того, что уже практически и не болит под ребрами (наверное, там сейчас уже вполне себе рубец, а вовсе не дыра), что можно нормально дышать, не отхаркивая легкие (конечно, это было не так, но как ощущалось похоже, а!). А маленькая, локальная весна с талой водой, и отогревающейся землей, с незабудковым кустиком - это все делало происходящее мало реальным. Потому происходила неудобная ситуация класса "что на уме- то и говорим, и делаем". И вот то, что было сказано, хотелось как то выразить. Донести идею. Ничего лучше, чем сгрести деву в охапку и обнять, Лайрэ не придумал. В силу не вполне еще прошедшей придурковатости, и временно повышенной эмоциональности.
Вообще, он подозревал, что майэ относится к нему как то странно. Скорее всего, как к забавной и неведомой зверушке, за которой интересно наблюдать. Удивительным образом, это было не обидно, а вполне нормально. Справедливо даже, учитывая ряд особенностей. В любом случае, зверушка не была против. Хорошо видать прикормить успела фальшивая дева.

+1

13

- Должно - хорошо. но если должно когда плохо, то необязательно.
Выдав сию странную логическую цепочку дева усмехнулась. Сомнительно, что сейчас каукарэльда способен разбирать громоздкие конструкции. Да и не нужно ему это. А нужно тепло и немного общения. Чистая и легкая рука пробежала по волосам Лайрэлоссэ, спокойно касаясь и запекшейся крови, и чего-то совсем непонятного.
- Ночь выдалась не из приятных, верно. Зато утро куда лучше, так? - положив вторую руку на плечо и слегка сжимая. - Я услышала, что нужна и пришла. Нолдор оказались слишком любопытны там, где не нужно. Но пока что им есть куда ещё направлять свой интерес. Повышенный.
Тепло она дарила с радостью - огня в ней было достаточно. Ничуть не меньше чем льда. А что такое лед? Замерзжая вода. лед может быть и мутным, с вкраплениями пыли, но чаще он все же чистый. Прозрачный хрустальный осколок жидкости, дарующей жизнь всему живому. Но в этой своей ипостаси скорее её отнимающий или погружающий в сон. Однако всегда несущий одно свое свойство. Чистоту.
- Так или иначе, но мы связаны Им. И пока есть эта нить, пока он есть, я буду знать. Но куда ты пойдешь дальше? - и почти без паузы. - Но в эльфы нужно показываться в более приличном виде, не находишь?
Холод не подкрадывался - он просто наступил. Резко, по границе проталины стало слишком тихо, и несколько нот, завораживающе прекрасных, но пронзительных. Лед не кружился, как в случае с Ароном и Келегормом. Он просто возник из воздуха, проникая в каждую нить одежды, застывая на коже и волосах уже-не-нолдо. Он словно оказался внутри тонкого ледяного кокона. Ледяная мумия. Не вздохнуть. Холодно... Это длилось несколько мгновений под пронзительный писк замерзающей мыши, а потом корка из замерзшей воды со звоном раскололась, осыпаясь на землю, и увлекая за собой всю грязь и засохшную кровь, что пятнами расплывалась по одежде, коже и волосам Лайрэлоссэ. Стало тепло, и снова овраг наполнился звуками зимнего утра.

+1

14

Что там должно быть хорошо, а что плохо, каукарэльда не понял, но сделал себе пометку- подумать об этом подробнее на досуге. Такие вот туманные оговорки, они ж зачастую несут в себе бездну смысла.
- Лучше, да. Это мой просчет, неудачная охота была.
Зачем-то покаялся Лайрэ, который в целом не собирался этого делать. Прикрыв глаза, он чуть повернул голову, подворачиваясь под поглаживающие пальцы, как крупный пес подставляется под хозяйскую руку. Бездумно, но с чувством.
- Знать это одно.
Глубокомысленно изрек каукарэльда, но развить мысль не счел уместным. Потому как привычное состояние возвращалось, а с ним и все условности, вся адекватность и рамки допустимого, которым положено быть.
- Дальше думал пойти на Север. Обратно ходу теперь нет...
Печально изрек не вполне живой нолдо, предвкушая как придется пересказывать все, что произошло рядом с трупом собаки... И даже собрался сказать что то по поводу внешнего вида, и своей некоторой потасканности (ладно, краше с полей битвы собирают в братскую могилу), но. Но тут пришел внезапный удар, что называется, когда не ждали. "За что?!" заполошно промелькнуло в голове, и тут же пропало. Эльда не понимал, что именно он успел сделать не так, чтобы возмездие прилетело так стремительно и без перехода. И, собственно вот это вот отсутствие паузы, когда только что все было замечательно, а вот- совершенно внезапно, кара не пойми за что (нет, ну можно предположить, конечно) почему-то было неприятнее всего. Если бы дева как то показала свои намерения, хоть бы нахмурилась- было бы легче.
Хрустящий, колкий холод продрал по коже, сбил дыхание. Шершавым языком облизнул между лопатками, превратил одежду  в подобие наста - ледяная, неровная корка. Тонкими зубками-иглами вгрызся в плоть. И пропал. Все заняло несколько секунд, не более, но нолдо хватило. Он был ошарашен и растерян. Очень осторожно Лайрэ чуть отодвинулся от девы-обманки, на всякий случай не делая резких движений. Ровно настолько отодвинулся, чтобы между ними обозначилась дистанция, некое нейтральное пространство. Во взгляде, обращенном на майэ, читалась вся гамма чувств, положенных собаке, которую сперва погладили, а потом хлопнули по ушам. То, что что то в окружающей реальности поменялось (прощай, грязь и кровь, своя и чужая) от нолдо пока ускользнуло. То есть, что то изменилось он осознал, а вот что именно - нет. Слишком внезапными и сильным был вал холода, и слишком вещественным.

0

15

- На север это логично и правильно. но только Владыка любит больше победителей, - продолжая рассуждать и поглаживать рассуждала майэ. - Любит трофеи и сведения о том, что он не может увидеть сам. Далеко стала заходить музыка нолдор. Ближе подбираться к исконно северным землям...
Сама она ничего необычного в произошедшем танце льда не видела и, казалось, почти не заметила движение каукарэльда от неё. Словно видела сейчас что-то иное, смотрела вдаль и вглубь. Мороз прошел  и вновь на проталине стало тепло. медленно отходили от удара незабудки, затихла совершенно потерявшаяся во временах года мышь. Лайрэлоссэ выглядел не менее потерянным, когда Ринганарэ перевела взгляд неестественно светлых сейчас глаз на него. И приподняла бровь, словно спрашивая, что, дескать, тебе не понравилось.
- Но если оставаться, то негоже носить на себе следы неудачной драки. Одежда могла порваться и о кусты, при неудачном падении. Или попытке убежать от преследователей. А то, что следов нет, так утром поземка была, замело. Потому и нет её, погони. Так ведь?
Кошка вновь погладила бывшего нолдо по голове, теперь уже с удовольствием пропуская сквозь пальцы темные пряди. Холодные, но не обжигающие, а приятно. Влажные, но без крупинок льда. И с губ исчезла кровавая полоса от еды и следы мутной пены, поднимавшейся из раны. о которой сейчас напоминала только прореха в рубашках под ребрами и на лопатке. Смотрела майэ тепло и самую малость насмешливо.
- Ты не согласен? Я предлагаю тебе сходить в гости туда, где не ожидаются воины со слишком длинными носами и ножами. Есть предположения, куда пойти?
Выражение лица Лайрэлоссэ очень красноречиво говорило о том, что он не то чтобы не понимает, о чем говорит сейчас пантера, а все еще находится под властью ледяных нот. Новое движение бровью и ласковое прикосновение к щеке.
- Замерз? Или не отогрелся? - спуская руку ниже. - Но иначе нельзя было. Слишком много было бы вопросов, с кого ты снял все это, с какого трупа. А синдар болтливы, хоть и менее сообразительны и любопытны, чем пришедшие с Запада.
Нейтральное пространство просуществовало недолго - теперь уже она придвинулась к нему, ещё раз погладив по голове.

0

16

"А предупредить, конечно, было никак.. Естественно." Очень аккуратно, очень осторожно, в самой глубине мыслей, возмутился каукарэльда. Но в слух, конечно, ничего такого не сказал. Да что там, он и  думать подобные вещи старался как можно реже, потому что... Потому что когда у тебя по мыслям могут гулять, как угодно и глядеть куда угодно- думать надо с осмотрительностью. А то как бы чего не вышло. Другое дело, что не родился еще тот, кто полностью контролирует процесс мыслей, их ход, а главное - их форму! В форме то и была самая загвоздка.
На слова о любви Владыки Севера к триумфам ( и логичной нелюбви к провалам) дохлый нолдо кивнул, дескать - понял, что тут не ясного? Кивнул, но из под поглаживающей руки не вывернулся. Вокруг снова стало тепло, никаких внезапных вещей не происходило, и значит - все хорошо? Видимо, да. И, да, дева-обманка была права. По уши в старой крови появляться где угодно- крайне плохая идея, ибо возникают ненужные вопросы, и чем острее вопрос, тем сложнее выдумывать на него ответ.
- Действительно, так. Главное понять, кто гнался и в каком составе. Я даже думаю, что интересно может прозвучать правда. Часть ее.
Очень рассудительно, можно сказать спокойно, проговорил нолдо, более не стараясь держать дистанцию. Более того, безвозвратно погибший в его душе сказитель уже брался за дело, сочиняя занимательную историю, которая могла бы быть правдой. При ряде условий. Они уже вели подобный диалог на две темы - словами и не-словами. Беседа на уровне жестов, прикосновений, вопрос-ответ в положении рук и перемещении чашек по поверхности стола. Тут не было ни столов ни чашек, но возможностей для диалога "два в одном" было предостаточно.
- Нельзя. Но это было неожиданно до изумления. Синдар... Думаю, мне есть что им поведать о суровых и безумных нравах Первого Дома, да.
Это относилось к экстремальному способу очистки всего и вся. И- вторая беседа, которая не из слов, не вслух. Девичьи пальцы, перебирающие волосы- это фраза. Те же пальцы, горячие на грани терпимого на щеке- это тогда вопрос? Лайрэ перехватил девичью ладонь, перемещая ее. Совсем немного, если мерить расстояниями, но вполне значительно, если мерить идеями. Так, что теперь тонкие, сильные пальцы майэ лежали у него поперек горла. Надумает выпустить когти и сжать руку- вырвет глотку без проблем. Это было страшно, это заставляло придерживать дыхание, и будило в воображении картины про свежее мясо, разваленное и дымящееся. Но - что поделать. В Деве- оборотне была какая-то болезненная, противоестественная притягательность. Может быть от того, что текло в ее жилах. Может быть от того, что между ними и правда была некая связь, установленная в самом сердце Севера, основанная на том, что в мире их держала одна сила. Вернее- держала его. а ее привела бессчетное время назад. А может быть, собака была зарыта в том, что майэ была по сути единственным существом, не равнодушным и не чужим к живому мертвецу. Она пугала, она могла вывернуть наизнанку, или размазать в потоке своей силы, причем- совершенно случайно. Но эта неопределенность, опасность оступиться затягивала, как затягивает омут. Так, стоя на краю скалы и глядя вниз приходит безотчетное желание прыгнуть. Обычно никто не прыгает, но зависнув где то между жизнью и небытием многое воспринимается по другому. Подавшись вперед, каукарэльда легко коснулся губами скулы девы, ощущая ее запах. Жаркий, звериный, под слоем цветочного шлейфа.
- Например, хорошо ли пытаться отправить на встречу с Намо одного из своих сородичей, всего лишь на том основании, что его долго не было? За то, что он успел найти себе дом и потерять его, стоит ли спускать собак?
Сказано было очень тихо, задумчиво. Это был первый набросок новой, затейливой и интригующей легенды. Которую несомненно интересно слушать, и которой еще только предстоит обрасти подробностями. но- представители Первого Дома славны горячим нравом, и резкими поступками. Почему бы немного не сгустить краски? Почему бы не оказалось так, что вместо твари они гнал по лесу совершенно никак к ней не относящегося кого-то? Просто не став разбираться, где тварь, где не-тварь, и все такое?

+1

17

Легенда строилась и на ходу обрастала подробностями. Интригующими и многобещающими. И очень, очень логичными.
- А гнать так могли как по указке кого-то из Лордов, так по личной инициативе. мало ли, что могдо повернуться в разуме тех, кто уже единожды пролил невинную кровь собратьев, испытал вкус силы и почти безнаказанности. Проклятие бьет ведь не только неудачами, но и потерей себя. Облика эльдар. Возможно?
Картинка, что сейчас предстала в голове каукарэльда за ставила внутреннюю кошку зажмуриться и едва не замурлыкать от удовольствия. Нет.,намерено она сейчас не вслушивалась, и не следила за мыслями сидящего перед ней уже-не-нолдо. Просто вероятная картина была настолько яркой, почти кричащей. что не увидеть было невозможно. И так... соблазнительно, что она вновь вступила в занимательный диалог не словами. Пальцы чуть заметно сжались, поглаживая уже шею - более намерение, нежели движение, остановившееся на той границе, за которой лежит угроза. А угрожать Ринганарэ не хотела и не собиралась. Не для того её выдернуло за более чем пять миль глухое предчувствие и ощущение беды с нем, кто однажды уже принимал её жизнь, как драгоценный дар. дарующий свободу. да и зачем, если куда интереснее оставить это вопросом. Полунамеком. Вторая рука вновь запуталась в волосах, перебирая и поглаживая уже в области затылка, медленно и крайне внимательно, несмотря на мимолетность касаний, пересчитывая шейные позвонки. От первого к седьмому и обратно. Быстро? даже, возможно. слишком для только что накормленного Лайрэлоссэ. Но именно так, как следовало ответить.
- Тварь прошла мимо, но настолько близко. что можно спутать. Слишком близко. чтобы быстро разобраться. А ночью все кошки серы. особенно те, что живут с неродным народом. Живут долго, а потом теряют. Где же здесь углядеть проклятие. что давлеет над ними самими? - Приблизиться едва заметно, ещё обдавая жарким теплом вернувшее целостность тело... и отстраниться на меньшее расстояние, чем было пройдено "туда". - Куда логичнее будет предположить, что внезапно вернувшийся из небытия, и ещё не до конца обретенный родич, совсем не родич. Нолдор не умеют доверять. Они предпочтут проверить и перепроверить мечами. Верно? И только чудо спасло от вероятности свернуть шею по кустам. только чудо сохранило от ран стрел, пущенных вслед. А следы? Следы скоро скроет ветер, что ни одной гончей их не найти.
Вот теперь она откровенно жмурилась, пробуя на вкус и смакуя создаваемую историю. Размеренное дыхание - наверняка хищник и в нем ощущает слабый запах шалфея и зверобоя. Успокаивающий, но манящий. Одновременно уют, и обещание нового. необычного, но не факт, что приятного.
- И даже неплохо, если те синдар уже знакомы с нолдор _другого_ берега. Слухи распространяются быстро. А сыны Фнанора и их верные весьма горячи в словах поступках. Это прошедшие через Лед испытали на себе.
Идея... которую стоит проверить. но стоит и озвучить. Как то самое едва ощутимое касание вдоль жилы, когда под пальцами стучит горячая кровь, стучит в ритме чужой жизни. кусочек которой был только что подарен.

0

18

- Я полагаю, по чьей инициативе гнали можно точно и не знать. Не досуг спросить было как-то. И вообще, я был до глубины души огорчен столь ярким приемом и пребывал в растрепанных чувствах... Равно как и встречающая сторона была на взводе от того, что под боком у них бродит неведомая тварь и жрет все, что плохо спряталось?
Вообще, надо сказать, что сочинять легенды на заданные темы Лайрэ нравилось, безотносительно того, насколько эти рассказы были нужны. Это был момент творчества, своеобразный вызов фантазии и логике. Изначально лживые факты следовало увязать между собой так, чтобы все вместе они смотрелись как возможный вариант действительности. При том следовало правильно проставить акценты, но - так, чтобы это в глаза не бросалось. И оставить некоторое количество недосказанности - потому что рассказчик не может знать всего. А еще и построить все таким образом, чтобы слушатель сам сделал нужные выводы, и совсем-совсем его к ним не подталкивали....
- Следы... А может быть, незваному гостю так повезло, что до лагеря сынов Феанаро он дошел как раз по следам твари? И двигаясь по ним, логично встретился с теми, кто шел по тем же следам от лагеря? Это бы сильно усложнило взаимопонимание на первых порах. А поры не первой вроде как и не случилось...
Тонкие девичьи пальцы с не девичьей совсем силой прошлись по шее. Сверху-вниз и обратно, так треплют лошадей и собак по загривку. Вроде как и задумчиво, но совсем не невесомо, чтобы животное почувствовало чужую руку. Каждый, буквально каждый раз, когда проходило что то подобное, каукарэльда непременно задумывался о том, что если вдруг майэ решит - то свернет ему шею буквально движением кисти. Но этого не происходило, и в подобном положении дел Лайрэ находил очень забавную закономерность. Да, скорее всего дева-обманка играет с ним, но с другой стороны- а разве он занят чем-то иным? Именно что играет, в живого эльфа. Во что там играет она- вопрос открытый, но в любом случае это честный, равноценный обмен. Да что там, у ходячего мертвеца все  отношения с Севером строились на сложной системе взаимного обмена... разным. И Север на этом торжище пока не мухлевал, что примечательно.
- Ну да. Осталось только к этим синдар выбрести...
Пальцы девы чуть сжимаются на горле бывшего нолдо. Звериных когтей на них нет, но они могли бы быть. Они есть, но - спрятаны до поры. Лапа большой кошки, сейчас вбитой в оболочку эльфийки, двигается по горлу, замирая там, где обычно целители проверяют пульс, желая убедиться в том, что пациент еще не отбыл в чертоги Намо. Смешно, нет, правда. Кто как, а некогда живой эльф, всякие намеки и отсылки к теме жизни-смерти и переходу одно в другое находил очень забавными. Проверить пульс у мертвеца - это же весело! Лайрэ негормко фыркнул куда-то в район виска своей собеседницы. Дыхание разворошило шалфейно пахнущие, щекотные пряди ее волос, совсем не похожих на мех пантеры. Разве что цветом, ну и так- чуть-чуть, если знать. А еще движения оборотницы были ответом на диалог без слов. На второй слой беседы. И ответом таким, который содержит в себе вопрос новый. Что тут можно ответить? да не так уж много. Например, можно плавно перехватить деву поперек спины и медленно потянуть на себя. В условиях вопросов, содержащих намек на когти и клыки- это опасно. Руки с горла она же не убирала! Но с другой стороны- так правильно. Угли из костра тоже таскать дело рисковое, так что ж теперь, не таскать их? Да, можно обжечься, но собственно, и что?

0

19

Тихий смешок, ответ на фыркание и подтверждение всего сказанного.
- Верно, все верно, Лааайрэлоссэ, - протянув почти до мурчания первую гласную имени мертвого эльда. - А те следы, что ведут от места твоей встречи с неласковыми представителями дома Первого и до этого оврага найти будет сложно. Нужно будет быть гончей Севера, чтобы различить на снежной глади их. и не спутать с легкими следами иных обитателей этого места
Майэ прижалась ещё теснее, поддаваясь рукам собеседника и перемещая руку с шеи чуть ниже и вбок. Так, чтобы она лежала длинными тонкими пальцами на том месте, где шея переходит в плечо, а большой остался на бьющейся жилке. Бьющейся чем-то иным, а не только горячей живой кровью. Признание и ответ. А вот новый вопрос задаст вторая рука, вновь зарываясь в темные волосы. Теплое дыхание девы-обманки согревало щеку каукарэльда, и от него куда сильнее, чем от платья и кожи веяло зверем, словно он обнимался все так же с большой и опасной кошкой, а не сжимал руки на талии и спине хрупкой представительницы народа синдар. Она и была скорее ею, а не подобной Эрухини. А ещё свежим горным ветром, осколками льда в ручье и искрми от костра привала. Снег - любимая стихия брата. Но если разобраться, то снег, это множество льдинок, застывших кристаллов воды. Острых до жара крови в разрезанной коже. И именно он, а потом уже чуткий слух пантеры донесли до Ринганарэ факт присутствия относительно недалеко ещё двух существ. Точнее одного Эрухини и одного... скорее пса, чем волка. Губы майэ тронула улыбка.
- Синдар дальше. Но искать не придется. В часе пути отсюда есть место... небольшой лесок. Там ты найдешь тех, кому
сможешь поведать сию печальную историю. Дважды печальную. если вспомнить безвременно почившую целительницу-Белку. Возможно, что этот охотник из звездного народа окажется более благосклонен к потерянному родичу, нежели озлобившиеся Верные Дома Пламени.
- Полушепот, полунапутствие. Не ей учить бывшего нолдо, что и как правильно говорить. Импровизация явно дастся ему легче. Особенно по следам сотворенной истории. легенды. которую очень скоро начнут передавать из уст в уста. Об этом позаботится не только он сам, но и он... возможно. - Ты знаешь, что делать. И куда идти. А буря поможет идти быстрее  не потерять их среди равнин  холмов.

0

20

- Я предпочту надеяться, что гончие Севера если и будут когда идти по моему следу, то с целями отличными от тех, которые может сейчас иметь Первый Дом.
В крайней степени рассудительным, по звериному серьезным тоном выразил свое мнение Лайрэ. Строго говоря, слова его были правдивы до крайности, потому как очень, очень плохая примета - северные твари, идущие по твоему следу чтобы сожрать. Причем вне зависимости от стороны, степени жизни и всех иных деталей, и в такие приметы он верил. А еще он вполне верил своему умению читать интонации майэ, угадывая что она имеет в виду в обход словесной формы, как умеют понимать речь лошади и собаки. Очень важный талант в рамках быта Северной стороны, на самом деле. Крайне помогает не танцевать по граблям, ибо Север, как ни странно- щедрый край, и граблей если что отсыпает щедро настолько, что можно и поменьше. Вот и теперь, дева-обманка явно намекала на то, что задумчивое сидение в луже заканчивается. Пора бы живому мертвецу заканчивать перерыв и приниматься отрабатывать, в рамках поставленной задачи. Делать то, зачем он собственно Владыке Севера и понадобился. "И это еще очень хорошо, если это самое "зачем" известно кому либо еще кроме...Потому что. Просто потому что. " очень осторожно подумал каукарэльда. Настолько аккуратно, что если бы мысли могли быть беззвучным шепотом, именно так они и выглядели бы. Нет, эту тему он еще разовьет, еще как следует обдумает, но- потом, и желательно когда будет совсем-совсем один. Просто так, на всякий случай.
- Буря это хорошо, потому как набравшая достаточную силу, она оправдывает движение в любую сторону. И с любой стороны. Долго ли заблудиться в буране?
Далее продолжать сидение повода не было, и какой бы ни была дева приятной наощупь и на запах (а еще на вкус, но это детали), пришлось ее выпускать и подниматься на ноги. И конечно, надо было подать деве руку, чтобы этак галантно помочь встать той, что обременена юбкой. Ну да, по хорошему майэ не нуждалась вообще ни в какой помощи, вполне способная хоть в подоле не запутаться, хоть вообще прыгнуть большой кошкой в соседние кусты, но! Но заведенные правила диктовали именно такое поведение, этакую своеобразную игру. Он делает вид, что помогает, она делает вид, что ей это нужно. Очень забавно, на самом деле.
- Я был раз встретить здесь тебя. Надеюсь, следующая встреча будет более обыденной.
Это вот самое "тебя" оказалось несколько выделено тоном, так что на слух фразу вполне можно было воспринять как "тебя более, чем других".

+1

21

- Эта буря будет достаточной, чтобы сбить со следа любых гончих.
Голос майэ стал глуше, напоминая хруст снега под ногами, когда он выпал, а из-за влажность становится плотным, но все еще насыщен воздухом. Потому даже под совершенно малым весом сминается с этаким шорохом-хрустом, сходим со звуком сминаемого рукой или крепкими зубами яблока. Её чары уже начинали проникать в покрывающие овраг снежные толщи, переплетаясь с хранившейся в них, пойманной морозом водой. Крупицами льда. И галантное движение каукарэльда она приняла. Правила своей личной игры они определяли сами, и эти выкрутасы, придающие их встречам и разговорам кисловато-сладкий привкус галантности, свойственной Эрухини. Для нее это была и игра, и один из возможных вариантов привнести в жизнь фана лоск и интерес. Лайрэлоссэ был необычен и близок, как бывает близка любимая игрушка ребенку, или способный ученик учителю. В их случае объединяющей силой был Вала Севера. Мощной и всепроникающей.
- Надеюсь. Но наши встречи редко бывают обычными. Возможно, пришло время нарушить эту традицию А может быть и нет, - она на пару мгновений задержала свою руку в руке Лайрэ, обещая ли, поддерживая ли... а может быть втягивала и его в набирающие силу чары, создающие облака со стороны севера. Облака, очень быстро набирающие силу и тяжесть. Первый порыв ветра был легким, но уже нес в себе обещание снежной бури, что приходит внезапно и сметает все на пути.
- У тебя не так много времени, Снег Севера. Скоро найти путь будет почти невозможно.
Второй порыв уже нес в себе крупицы снега. Быстро темнело.

0

22

- Наши встречи бывают. Это ключевое, думается мне.
Аккуратно так обозначил свое видение ситуации не самый живой в Белерианде эльда, медленно, очень медленно вытягивая свою ладонь из руки майэ. Ветер, набирающий силу, тут же выдал Лайрэ знатную пощечину, от души кинув снеговой крупы. Замечательная погода, самое время для прогулки. Отлично просто.
- Прощаться, я полагаю, смысла нет. Рано или поздно мы все равно возвращаемся в одно место.
Нет, конечно эта фраза по сути состояла из взаимоисключающих параграфов- прощание, отрицающее собственную необходимость штука такая. Сложная штука, если подумать. Но майэ права- буря постепенно входит в силу, и повода ждать дальше как бы и нет. Надо двигаться уже куда-нибудь. Так что, более не затягивая начала дороги, нолдо развернулся и пошел. В обозначенную чуть ранее сторону, по дороге размышляя, как ни странно, совсем не о высоком, а о самом что ни на есть насущном. Например, что очень удачно вышло с поводом для ночной охоты- а то прокладывать бы ему маршрут через полконтинета (в перспективе) вообще без вещей. Не сказать, чтобы это было смертельно, но неудобно- так точно. А так, например меч с собой был, и одежда вполне подходила для дороги. Но на этом список полезных вещей завершался, и петляющий между елок путник все равно выглядел так, словно в лесу он оказался "вдруг". А еще меч если вдуматься, штука менее нужная, чем.. Да чем много что. Особенно если на клыки, когти и руки ты в среднем полагаешься больше, а прямому бою предпочитаешь охоту по ночам. Вот если бы была магическая возможность обменять клинок на огниво, было бы куда как лучше...
Вообще, конечно коли по совести, то каукарэльда мог бы найти много других вещей, о которых имеет смысл размышлять, помимо личной неустроенности быта, но. Но четкое осознание того, что твои мысли видны большинству тех, кому бы ты их предпочел не показывать, шустро приучили забивать "эфир" кашей из праздно перетекающих тем. Не то чтобы это было так уж нужно- скрывать то нечего по сути, но из принципа хотелось, да.
В общем, размышления о природе майрских игр и прочем были отложены на потом, а пока сковзь набирающий силу буран Лайрэ продирался вперед.

вот туда шел, короче.

+1


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Нам не привыкать к боли, если имя ей свобода (с), 2 г.С. - сыгран


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC