Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Чертоги Намо Мандоса » Смеющаяся


Смеющаяся

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

О персонаже

Если небо станет чужим,
Кто удержит тебя в руках?
Ярких факелов черен дым,
Знай теперь, что такое страх.
Светел герб на твоем щите,
Белы звезды в твоих глазах,
Но застыло слово "отец"
Горьким привкусом на губах.

1. Имя персонажа
Иримэ Лалвэндэ Финвиэн
Иримэ (квен. - прекрасная, желанная; от irima - прекрасный, желанный) - атарэссе (отцовское имя).  Не было синдаризовано.
Лалвендэ/Лалвен (квен. - смеющаяся дева; от lal - смех, wen(dё) - дева, женщина) - амилессэ (материнское имя).  Не было синдаризовано, поскольку «Лалвен» вполне подходит по стилю к синдарину.
2. Родственные связи, для неканонов - принадлежность к дому, вассалитет
И было у Финвэ пятеро детей и шестнадцать внуков...(с)
Дочь Финвэ и Индис. Младшая сестра Фэанаро, Финдис и Нолофинвэ. Старшая сестра Арафинвэ * . Принцы и принцессы Трех Домов - племянники и племянницы соответственно. Внучатые племянники - Келебримбор и Идриль.
3. Возраст персонажа
Родилась в 1205-м году. Путем несложных вычислений получаем возраст в 295 валинорских лет на момент окончания ледового похода.
4. Внешность персонажа
Она всегда была гораздо больше нолдэ, нежели ваниэ, что духом, что телом. Высокая, худощавая, гибкая словно молодое деревце. Фигура пропорциональна, однако скорей мальчишеская, лишенная ярко выраженных округлостей. Кожа светлая, но бывает и светлее. Её походка грациозна, но можно заметить, что Иримэ не размахивает руками - верный признак некоторой скрытности характера.
Черные прямые волосы тяжелой густой волной ложатся на плечи, однако редко когда опускаются ниже середины спины, а пряди у висков перехвачены обычно фиолетовыми лентами. Черты лица правильные и приятные, но лишены изящества и несколько резковаты. Так выглядят порой статуи, мастеру которых не хватило времени или терпения закончить работу и смягчить рубленые линии. Темные брови вразлет. Прямой тонкий нос. Четко очерчены скулы.  Глаза, как и у отца, серо-голубые, яркие. И взгляд открытый и шальной, а улыбка - шкодливая-шкодливая.
5. Характер персонажа
Иримэ всегда отличалась легким и жизнерадостным нравом. Для Лалвен слышать смех других– радость. Вызвать же смех – маленький повод для гордости. Она сама никогда не скупилась на улыбки и всегда была так весела и так умела разогнать морщины у всякого, кто был не в духе, что противиться ей мог только очень черствый эльф. Смех её просто удивителен — заразительный, звонкий, переливистый, ну просто рассыпающаяся драгоценность, а не смех. Впрочем, Лалвендэ нередко в шутках и подколках своих доходила до опасной грани. Не со зла, конечно. Просто и в лучшие годы ей свойственна была ироничность и честность на грани грубости.  Она отлично умеет налаживать контакты с окружающими, сиять улыбкой, заводить хорошие отношения, но при этом держит всех на расстоянии вытянутой руки, мало с кем сближаясь. Баловница, неистощима на всяческие проказы и розыгрыши, по-детски непосредственна. Кроме того, дева эта отличалась еще одним талантом - она умеет находить соль жизни там, где другие видят лишь неприятности. Авантюрна, своевольна и непредсказуема. Подвижная и неугомонная, дева эта, кажется, изведала каждый уголок благословенного края и явно не по одному разу. С самого детства Иримэ изводила своим неуемным любопытством всех, до кого могла дотянуться. Ей обязательно было знать все-все-все и еще немного.
Сильна духом, как и все женщины из дома Финвэ, жизнелюбива и упряма. И не ей мирно сидеть у пряхи да все выглядывать ушедших, сходя с ума от неведения. Иримэ не лишена того душевного пламени, которым всегда отличались нолдор. Она, подобно костру, способна согреть, дать свет и защиту. Вывести деву из себя очень сложно - Лалвендэ совсем не обидчива и охотней сведет все к шутке, чем к ссоре. Однако и злоупотреблять этим не стоит, Иримэ не отличается отходчивостью и, вспыхнув однажды, жечь способна очень и очень долго. 
Силой Лалвендэ всегда была готовность расходовать себя, слабостью – то, что она не знает, когда остановиться. Быть храброй и стойкой, преодолевать свои страхи. Поддержать, утешить, ободрить, не дать опустить руки даже если у неё самой вовсе не осталось никаких сил. Иримэ не умеет жалеть себя. Дева достаточно молода и храбра для того, чтобы посметь говорить тьме в лицо: не становись между мною и теми, кто дорог мне. Она считает, что нужно смеяться над всем, что тебя мучит. Иначе мир лишит тебя разума.
Иримэ никогда не станет лидером по собственному желанию, однако в случае нужды не станет убегать и искать того, на кого можно переложить обязанности. В конце концов, как бы Лалвен не любила свободу, как бы к ней не стремилась, она все же понимает, что есть вещи, которые нужно делать. Однако ж куда более трепетно и нежно дева эта привязана к своей семье и нет для неё ничего дороже. Пусть она и сама не всегда бывала согласна с братьями, пусть порою ссорилась с ними, однако ж перед окружающими всегда принимала их сторону, потому что любила их и многое прощала. И никогда не теряла надежды хоть немного примирить сына Мириэль с сыновьями Индис, хотя и сама была не слишком любима Фэанаро, особенно в последние годы. Её любовь к родственникам в бОльшей мере «материнская», то есть принимающая объект любви таким, каков он есть.
Иримэ нельзя упрекнуть в глупости, однако же она известна своим нестандартным подходом. Лалвен не верит в судьбу. Задает вопросы, на которые мало кто может ответить. Сомневается. Мыслит наперекор всем законам и правилам. Для неё не существует стереотипов, рамок и «мнения большинства». Она привыкла рассматривать на мир с разных сторон, под разными углами. Не просто смотреть, но видеть. Не только слушать, но и слышать. Да и в предвзятости Лалвен не обвинить.
6. Биография персонажа
Иримэ - четвертое дитя Финвэ, третий ребенок Индис, вторая девочка в семье. Она родилась в прекрасном Тирионе, городе на холме, в час смешения света. Её неспокойный нрав проявлялся с первых дней жизни, ведь еще ребенком Лалвен с любопытством тянулась ко всему и ко всем - к родичам, к игрушкам над колыбелью, к украшениям матери, к волосам отца. Первое время порывы этой любознательности легко было контролировать, однако чем старше и самостоятельней становилась Иримэ, тем сложней было за ней уследить. Кажется, не было тогда в Тирионе ни одного дерева, на которое девочка не вылезла бы. Порою она находила ветку поудобней и наотрез отказывалась спускаться, вынуждая брата или сестру лезть за ней. А, впрочем, за Аракано она и сама бы с охотой полезла куда угодно - брата девочка просто обожала. Так же очень доверительные отношения связывали её с отцом. Мать принимала свою непоседливую дочь, а отец - понимал, ведь все метания Иримэ и её неутихающее любопытство были истинно нолдорскими. И со всей своей детской непосредственностью  Лалвен тянулась и к первому из сыновей Финвэ, которого про себя всегда с уважением называла Аниаро * . Иримэ росла немного капризной, однако очень ласковой и не эгоистичной. Она легко рассталась с ролью самой младшенькой в семье и с радостью нянчила Арафинвэ. Такая же любознательная, как и в детстве, Иримэ в юности перепробовала множество ремесел, однако ни метал, ни камень, ни стекло не были покорны её рукам. Не преуспела она и в игре на различных инструментах, а пение её слышали только родственники, да и то лишь тогда, когда Лалвен напевала колыбельные младшему брату. Свое дело она нашла почти случайно, познакомившись с одним добродушным телеро по имени Орикон *, который учил Иримэ работать с деревом. А во время долгих прогулок по побережью Лалвен загорелась идеей создания карт, которую и принялась активно воплощать - начиная с того самого побережья. Сама она, надо сказать, пропадала не только у моря. Иримэ весьма активно перемещалась по Аману, добираясь до таких далеких уголков, в которых не бывали прежде иные эльфы. Там твердая на вид земля грозилась иной раз проломиться под ногами, там в разломах виднелось пламя из подземных кузниц Ауле, там горло перехватывало от слишком холодного воздуха, там тьма была не отсутствием света, но чем-то почти живым. Впрочем, к последнему уголку Амана Иримэ не испытывала такого уж интереса, чувствуя, что результат её пути едва ли будет стоить тех опасностей, что скрывались в темноте. Нередко Лалвен посещала и те края, где жили Несса и Тулкас. В мире и покое Блаженного Края мало кто интересовался битвами прошлого и умением сражаться как таковым, чертоги Храброго пустовали, однако ж дева находила рассказы Валы интересными и охотно училась у него и его супруги. Впрочем, годы заставили её со временем искать путь в еще одни пустующие края. С истинно женскою хитрецой лавируя меж упрямых братьев, видя, как устало порой отец опускает голову и стараясь хоть немного его приободрить, Лалвен и сама выматывалась. Семейные неурядицы печалили её и вынуждали искать компании Ниэнны, потому что только ей одной она могла рассказать о том, как неспокойно бывает в доме Нолдорана и как сильно это её тяготит. Конечно, не только семья была причиной тревог девы - ей отчаянно не нравилось присутствие Темного Валы в Тирионе и то, как тянулись к нему иные её родичи. Хотя ей самой, по счастью, не доводилось слишком часто с ним сталкиваться. Иримэ и сейчас уверена, что ей он никаких особых секретов мастерства не открыл бы, ведь дерево - материал куда более прозаичный, чем тот же метал. А красноречию Темного она предпочитала свои собственные размышления. Настороженная присутствием Мелькора в городе и теми слухами, что стали гулять меж народа, Лалвен решила повременить с долгими путешествиями и проводила много времени с семьей, а особенно - с Аракано. Именно тогда Иримэ обзавелась оружием и долго настаивала на том, чтоб брат помог его освоить. Нолофине с большею охотой взял бы заботы о безопасности сестры на себя, однако ж он не мог всегда быть рядом и её беречь, потому уговоры сестры имели результат. Однако она даже не могла предположить, что сложившаяся в Тирионе ситуация примет такой ужасный поворот. Дева была категорически не согласна с изгнанием Фэанаро, хотя сама была немало возмущена и обижена его словами и делами. И все же, навещая отца в Форменосе, надеялась, что вся эта история закончится благополучно для всех. На праздник же Ириме шла с тяжелым сердцем, ей совсем не хотелось веселиться и шумную толпу она предпочла бы тишине своей маленькой мастерской. Весть о смерти отца стала для неё куда более серьезным ударом, нежели гибель Древ. Жизнь без их света она могла себе представить - живут же на востоке эльфы. Но жизнь без отца казалась Иримэ пугающей. Она чувствовала себя ребенком, который в толпе случайно отпустил руку родителя и теперь не знал, что ему делать и куда идти. Лалвендэ не слышала призывов Фэанаро, однако, когда речь зашла о исходе, твердо решила отправиться вслед за Аракано, который из всей семьи всегда был ей наиболее близок. Потерять, помимо отца, еще и его - сама мысль эта была для девы невыносима. Так вышло, что Иримэ принимала участие в резне - она оказалась в том передовом отряде, который кинулся на выручку Фэанаро. А после - все пыталась найти выживших и каждый раз тихо вскрикивала, видя торчащие из тел стрелы с  знакомым серым оперением *.  И она едва ли хоть кому-то расскажет, что, обнаружив среди прочих мертвых тел Орикона, испытала краткую малодушную радость от того, что он погиб не от её руки. Слушая проклятие Валар, дева сама себе пообещала более никогда не обращаться к ним - ни мыслями, ни словами. Страх от совершенного мешался в её душе с негодованием, ведь Лалвен считала, что Валар повинны в произошедшем не менее эльфов. И все же уже тогда она понимала, что весь её дальнейший путь теперь - не месть или долг, но искупление. Хоть и злилась Иримэ на Фэанаро, однако не винила его ни в чем из того, что уже случилось. Ей казалось нелепым обвинять кого-то другого в своих решениях. О пути через льды Лалвендэ вспоминает мало и неохотно - слишком труден он был, слишком дорого обошелся. Нередко среди ужасающих торосов звучало тогда её пение, а дева с запоздалым ужасом осознавала, что привыкает напевать колыбельные и сжимать ледяные ладони тех, кому суждено уснуть, но не суждено проснуться. Уже почти привычкой было утешать тех, чьи родственники замерзали, тонули или находили какую-то иную гибель с этом неприветливом краю. И, раз раз за разом повторяя "Мы сумеем дойти" она сама теряла в это веру. Однако они все же сумели - куда более малочисленные, замерзшие и измученные.
7. Навыки и умения персонажа
Осанвэ, аванирэ.
Хорошо держится в седле.
Владеет однолезвийной секирой * и луком, однако после Гаваней старается избегать любого оружия и не пользуется им без крайней необходимости.
Прекрасно танцует, однако редко демонстрирует этот талант.
Владеет элементарными чарами и азами целительства - в той степени, в которой ими должна владеть старшая сестра и путешественница.
Мастер в работе с деревом.
Картограф.
8. Инвентарь
Секира, самодельный лук, инструменты для работы с деревом, немного чистой ткани и травяных бальзамов, охотничий рог.
9. Пробный пост
?
10. Принадлежность к блоку
Свет

О происхождении звездочек

* - за основу я принимаю текст Шибболета.
* - если мой словарь верен, то "anyaro" означает "старший". Однако я могу ошибаться с транслитом.
* - да, я помню, что нолдор - эльфы меча. Однако по тексту они изготавливали не только их, но и боевые топоры : "Гордость и гнев поднимались в душах Нолдоров, ослепляя их. Тут, опять вовремя, Мелькор завел речь об оружии, и Нолдоры бросились ковать мечи, топоры, копья." А если изготавливались топоры, то были и те, кто их использовал. Конечно, мог иметься в виду любой вид боевых топоров, но мне как-то из них всех нравится именно однолезвийная секира.
* - "orikon" значит "вереск". Персонаж абсолютно фанонный и прототипа не имеет.
* - серое оперение является отличительной черной стрел Иримэ.

Об игроке
1. Связь с вами
Скайп - gorschochek
2. Опыт в текстовых играх
Около пяти лет, но с перерывами.
3. Знание канона
Сильмариллион, Хоббит, Властелин колец, ЗиОЭ, письма, черновики, Книга утраченных сказаний, Песни Белерианда.
4. Как часто сможете появляться в игре
Часто
5. Есть ли еще персонажи на нашей игре
Нет
6. Как вы нас нашли
Реклама

+1

2

Иримэ, приветствую!
Очень приятно читать столь проработанную анкету.
Тема пробного поста на выбор:
1. Визит в Форменос
2. Первый день в крепости, оставленной феанорингами пришедшим со Льдов
3. Вечер после дня приключений в Амане

0

3

Я, признаться, ожидала сурового разноса.
Но оттого только приятней получить такой отзыв)

Что-то мне подсказывает - это не совсем то, чего от меня ожидали)
И прошу простить за задержку.

Первый день в крепости, оставленной феанорингами пришедшим со Льдов

Крепость нолдор возвышалась на небольшом холме. Темнокаменная, она нависала над девой, как нависает порой рассерженный родитель над своим непутевым ребенком, щерилась недостроенными стенами и башнями, сверлила пустыми глазницами окон и бойниц. Ужасная в своей незавершенности, брошенная и одинокая, крепость, однако же, совсем не пугала Иримэ. Скорей наоборот - дарила чувство странного покоя и защищенности. Потому что в каждой детали, в каждой крошечной мелочи видела эльфийка работу родичей. Казалось, прижмись она сейчас ухом к чуть влажной после рассветного тумана стене, и слуха коснутся голоса мастеров, а щека ощутит тепло их рук. Кого ты обманываешь? Здесь только ветер свистит меж самых крупных трещин. Крепость была оставлена верными Фэанаро в такой спешке, будто на них надвигались полчища самых ужасным тварей Врага, но не родичи. А, впрочем, велика ли ныне была разница? Пришедшим по льдам не забыть всех потерь и вражда меж Домами ныне так же темна и широка, как озеро, что разделяло их лагеря. Знание это печалило деву, однако ж не настроена она была думать над этим и строить далеко идущие планы. Для начала стоило разобраться с насущными проблемами, коих обнаружилось великое множество. Нолдор предстояло обжить эту мрачную твердыню и вдохнуть в неё жизнь. Каждому тут найдется дело. Иримэ торопливо собрала волосы в высокий хвост, чтоб не мешались, и Васа, новое светило, теплым лучом тут же коснулось открытой шеи. Дева решительно направилась ко входу в крепость - нужно было осмотреть комнаты и разместить те нехитрые пожитки, которые остались после льдов. Впрочем, совсем скоро она нашла более приятное и нужное дело. Зал, в котором Лалвен стояла, был огромен, однако ж стены его над собой имели лишь небо. Отсюда прекрасно были видны и новое светило, и громады облаков, и беспокойные мелкие птички, а ночью наверняка открывался восхитительный вид на звезды. В любом другом случае Иримэ оставила бы все именно в таком виде, однако ж здешние края были холодны, а дождь и снег сведут на нет все очарование зала. Ему нужна была крыша - пусть даже временная. Собирая вокруг себя всех мастеров по дереву, Лалвендэ чувствовала странное предвкушение. Не так часто мастера из Тириона собирались вместе - сделать шкатулку какую или лавку можно было и одному, без толпы учеников, помощников и подмастерий. Однако ж теперь их ждала работа совсем других масштабов. И как славно было вновь взять в руки инструменты, какой привычной и родной казалась их тяжесть. Иримэ казалось - целая жизнь прошла с тех пор, как она касалась их в последний раз. Схожие эмоции были и на лицах других мастеров. Все они, словно силясь совладать с нахлынувшими чувствами, поначалу работали в молчании, но совсем скоро зазвучали первые смешки и споры. Ожила и вся крепость - охотники хвалились своими трофеями, отчитывались первые разведчики, а девы, что уходили в лес за хворостом и ягодами, начали тихо петь. Иримэ и не надеялась так скоро увидеть всех этих эльфов прежними, улыбчивыми и живыми. Работа занимала каждого, не давая дурным мыслям вертеться в голове. Следы пережитых трудностей никуда не пропали, они скорей сгладились и померкли. Не одну Лалвен радовали эти перемены - улыбки расцветали на губах мастеров, ведь Льды понемногу отпускали детей их, родителей или возлюбленных. Пусть это было лишь временным облегчением, однако ничто не могло помешать радоваться ему.
Короткими были дни в этих землях. Казалось, они только ступили под своды крепости, но солнце уже пряталось от глаз за пиками восточных гор. Постепенно прекращались все работы и эльфы понемногу стекались ко множеству костров, зажигавшихся во внутреннем и внешнем дворах. Пламя бросало отблеск на тихую озерную воду, а Иримэ, отложив инструменты, не могла оторвать глаз от огней по ту сторону водной глади. С приходом ночной прохлады к деве вернулась и тоска.
- Если ты хочешь отправиться к ним - я не стану тебе мешать. Хоть и не могу назвать это желание мудрым. - Аракано, равно как и любой другой эльф, мог быть удивительно тихим. Особенно когда хотел остаться незамеченным. Иримэ обернулась к брату с тихим смешком.
- Мудрость всегда была более твоей прерогативой. Я на неё никогда не посягала. - На несколько мгновений меж ними повисло молчание, однако дева не стремилась его продлевать.
- Неужели ты думаешь, что они причинят мне вред? - Нолофинвэ лишь пожал плечами и устало вздохнул.
- Я уже не знаю, чего можно от них ожидать. - Лалвен хотела бы сказать " Я тоже", но предпочла смолчать. Она не все забыла, не все простила и все же там, на другом берегу, была одна из частей её семьи. Дева тихо шагнула к брату и чуть сжала левой рукой его рукав. Она часто делала так в детстве - тогда ей отчаянно не хватало роста для того, чтоб обнять Аракано, а просить его нагнуться или присесть было неловко. Сейчас меж ними не стояло препятствие в добрую дюжину сантиметров, однако это касание к рукаву казалось куда более привычным и трогательным.
- Если я все же решусь их навестить - обещаю, ты узнаешь об этом первым. И перестань уже хмуриться - от такого выражения твоего лица вся древесина сгниет раньше времени. - Иримэ со смешком провела пальцем по лбу брата, словно разглаживая залегшую меж его бровей упрямую складку.
- Пойдем лучше к огню. Готова поспорить, ты тоже с утра совсем ничего не ел.- И, не дожидаясь ответа, дева потащила Нолофинвэ к ближайшему костру. Один день подошел к концу, однако их ждали еще сотни и тысячи других. А пока все живы - остается надежда на примирение.

0

4

Иримэ, я не кусаюсь, честно... ну почти)))

Мне пробник нравится. В широких темах есть своя прелесть) От меня ПРИНЯТА

0

5

Принято

0

6

Добро пожаловать в начало Первой Эпохи Эндорэ! Мы рады приветствовать Вас в нашей игре.
Освоиться со структурой форума Вам поможет КАРТА.
Для завершения регистрации Вам необходимо ознакомиться с нашими ПРАВИЛАМИ и ДОПОЛНЕНИЯМИ к ним. В данных темах необходимо отписаться.
"Лицо" игрока, это его профиль, с оформлением которого Вам помогут прочие игроки и члены АМС: подобрать АВАТАР, оформить СТАТУС или подкорректировать ник.
Администрация с радостью ответит на все Ваши ВОПРОСЫ.
Найти партнера по игре, узнать последние новости и сплетни форума и просто пообщаться - для этого в режиме 24/7 работает наш ТРАКТИР.

0


Вы здесь » Эндор » Чертоги Намо Мандоса » Смеющаяся


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC