Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Смутные мысли и странные намерения, 4 год Солнца, начало зимы - сыгран


Смутные мысли и странные намерения, 4 год Солнца, начало зимы - сыгран

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Годы: 4 год, поздняя осень
События: Разговоры
Действующие лица: Финрод, Фингон
Предшествующие события: Фингон и Маэдрос встретились во сне. Нолфингу нужно решать, что делать дальше. А старшему сыну Арафинвэ понять, что произошло.
Предшествующая тема: Шутка или милость Ирмо
Соответствие канону: не противоречит
Соответствие игровому моменту: да

Теги: Второй дом,Третий дом,4 год Солнца,начало зимы,сыграно

0

2

Финдарато пристально вглядывался в лицо кузена. Оно становилось все более осмысленным, остатки сна осыпались пеплом, Финдекано переводил дух. Но Инголдо готов был поклясться, что мыслями кузен был все еще в своем видении. Значит, там произошло что-то?
Он протянул кузену кубок с водой.
- Вот, выпей. Полегче станет.
Тот молчал какое-то время, погрузившись в свои мысли. Финдарато не торопил друга, дожидаясь, пока он захочет говорить.
- Темный приходил.
- Темный? Какой темный? - встревоженно переспросил Инголдо. - Что тебе привиделось? Было... хуже, чем обычно?
Видимо, хуже, если не помогли ни чары, ни зелья. Но в чем причина, кто наслал столь сильный морок? Финдарато не знал, что и думать, произошедшее пугало его.

0

3

- Вот, выпей. Полегче станет.
Финдэкано взял  кубок, но пить не стал, словно и не заметил того, что было у него в руках. Его начинала бить дрожь.
- Да, спасибо.
- Темный? Какой темный? - встревоженно переспросил Инголдо. - Что тебе привиделось? Было... хуже, чем обычно?
Как можно было рассказать о том, что произошло, не раскрывая  их с Майтимо разговора?  Полуправду   выдать? События   сна,  как что-то другое? Сказать, что он не помнит? Он же не мог лгать брату...  А предать друга?  Или заставить  Инголдо  думать о походе в Ангамандо?
- Я не знаю, какой. Он не представился. Моргот или кто-то из его подчиненных.
Финьо  усмехнулся. Та тварь  так и не сказала, что оно такое.
- Нет,  кузен, не хуже. Просто иначе. Мы... поговорили.

0

4

- Да, спасибо.
Пить, правда, не стал, точно вообще не заметил кубка. Финдарато испугался еще сильнее - похоже, сон крепко зацепил друга, и пережитое не отпускало до сих пор. А это было страшно. И... очень опасно.
- Я не знаю, какой. Он не представился. Моргот или кто-то из его подчиненных.
- Сам Моринготто? - он стиснул зубы. Нет. Вряд ли. Зачем бы ему лично... и главное - как?! - Сомневаюсь.
Но если это он, сил сладить с ним у нолдо не хватило бы. Значит, придется придумывать иные способы защиты, чем одни лишь его чары.
- Нет,  кузен, не хуже. Просто иначе. Мы... поговорили.
Финдарато молча смотрел на кузена и думал.
- Там было что-то очень важное, - это был не вопрос, а утверждение. - Что-то, что кажется тебе выходящим за рамки обычных твоих мороков. Не хочешь - не рассказывай, но... ты уверен, что я не смогу помочь тебе?
Похоже, в этот раз сон показался Финдекано вещим. Что ж, это могло быть, но... кем он был прислан? Единым, Валар - или все-таки Тьмой? Аванирэ кузена было очень сильно во сне, значит... неужели и правда то было видение? Или нечто подобное? Но и тьма в нем была, иначе Финдекано не было бы теперь так худо.

0

5

- Сам Моринготто? - он стиснул зубы. Нет. Вряд ли. Зачем бы ему лично... и главное - как?! - Сомневаюсь.
- Не знаю, Инголдо. Я же говорю, он не представился. Но это, точно, не мой  морок был.
Да и какая разница, сам, или прислал кого-то из прислужников?  Цель у него была одна,  ударить побольнее, запугать, лишить  сил  к сопротивлению. Удалось? Нет... Это его и удивляло больше всего.  Призрак, сколько не бил,  почти не попадал в цель.  Половину его слов Финдэкано  даже и не понял, кроме того, что это насмешки были. И то,  по самой ситуации только.
- Там было что-то очень важное, - это был не вопрос, а утверждение. - Что-то, что кажется тебе выходящим за рамки обычных твоих мороков. Не хочешь - не рассказывай, но... ты уверен, что я не смогу помочь тебе?
Важное и выходящее за пределы мороков... Угу. Точнее и не скажешь.  Ехидная мысль оказалось тем, что привело эльфа в чувство. Если уж первое, что  лезет в голову - такое, то сдаваться он точно не собирается.
- Там все выходило за рамки обычного  сна.  Он... Оно...  Сделала мне предложение. И показало, что будет, если я его не приму.
Он не принял. Значит... придется платить. И платить не ему,  до него сложнее добраться.  Гад.
- Знаешь, если бы ты мог помочь...  Я хочу уничтожить эту тварь. Так, чтобы даже памяти о ней не осталось. Но  на это у меня, да и у тебя тоже, сил не хватит.

0

6

- Не знаю, Инголдо. Я же говорю, он не представился. Но это, точно, не мой  морок был.
- Я понимаю, что ты не знаешь, - вздохнул Финдарато. - Я просто размышляю вслух...
Правда, все эти размышления ни к чему не приводили. И это было самым скверным, потому что происшедшее могло повториться снова, Единый знает, с какими последствиями для Финдекано.
- Там все выходило за рамки обычного  сна.  Он... Оно...  Сделала мне предложение. И показало, что будет, если я его не приму.
- И ты отказался, - Инголдо снова утверждал, а не спрашивал, он слишком хорошо знал кузена. - Не стану спрашивать, что оно предлагало, но... ты уверен, что угроза будет выполнена? И в любом случае, если ты предупрежден - ты вооружен и можешь попытаться остановить врага.
Или же все гораздо хуже, и сил справиться с врагом не хватит. Тогда... тогда все будет плохо. Но расспрашивать Финдарато не мог, понимая, что нажим либо заставит кузена захлопнуться, либо же приведет к тому, что тот против воли выдаст свои тайны. Ни того, ни другого нолдо не хотел.
- Знаешь, если бы ты мог помочь...  Я хочу уничтожить эту тварь. Так, чтобы даже памяти о ней не осталось. Но  на это у меня, да и у тебя тоже, сил не хватит.
- Наверное, не хватит, если я даже не смог защитить твои сны от вторжения, - вздохнул Финдарато. - Но... если мы не можем уничтожить тварь в поединке душ, быть может, мы встретимся с оружием в руках. Тоже неплохой способ. Знать бы, где ее искать...
Хуже всего было то, что Инголдо не знал, как быть и что делать со снами кузена.

0

7

- Я понимаю, что ты не знаешь.  Я просто размышляю вслух...
- Да, прости...
Финдэкано продолжал думать о том, что ему сказал тот призрак во сне. Если бы он согласился... Финдэкано прекрасно понимал, что это было ловушкой, и что  последствия такого решения не только на нем бы отразились. Но ему было больно вспоминать об этом.
- И ты отказался, - Инголдо снова утверждал, а не спрашивал, он слишком хорошо знал кузена. - Не стану спрашивать, что оно предлагало, но... ты уверен, что угроза будет выполнена? И в любом случае, если ты предупрежден - ты вооружен и можешь попытаться остановить врага.
- Отказался. - Эльф передернул плечами. - А что оно могло предложить?  Остаться в том сне, сдаться. Что еще ему может быть от нас нужно? Разве что, чтобы мы ему служили. Уверен, брат мой. Ты... не понял? Оно угрожало не мне.  А отыграться за мой отказ на тех, кто  томиться у него в застенках Враг всегда сможет.
Он попытается, чего бы  ему этого не стоило. Только вот успеет ли?  И все то время, пока  он  медлит, Моргот будет мучить кого-то за то, что  он  посмел сказать ему "нет". И не кого-то... Майтимо. Хотя бы для того, чтобы наказать за протест,  лишить сил к сопротивлению, да просто отомстить за свое поражение.
- Наверное, не хватит, если я даже не смог защитить твои сны от вторжения, - вздохнул Финдарато. - Но... если мы не можем уничтожить тварь в поединке душ, быть может, мы встретимся с оружием в руках. Тоже неплохой способ. Знать бы, где ее искать...
- Нет. Все было правильно... Я должен был это увидеть.  Так было нужно.  Не можем? А ты уверен, что не можем?  Во сне у нас больше шансов.
Особенно, если тебе есть за что бороться. У них ведь получилось. А насчет оружия он не был в этом уверен. Поединок  их мог бы закончится далеко не в их пользу.
- Где искать? В Ангбанде.
Разве это не очевидно было?

0

8

- Отказался. А что оно могло предложить?  Остаться в том сне, сдаться. Что еще ему может быть от нас нужно? Разве что, чтобы мы ему служили. Уверен, брат мой. Ты... не понял? Оно угрожало не мне.  А отыграться за мой отказ на тех, кто  томиться у него в застенках Враг всегда сможет.
- Ему могло быть нужно многое - мне и воображения не хватит все представить, - начал было Финдарато, но тут же оборвал себя, услышав последнюю фразу кузена. На том, кто томится в застенках?! Но кто же это? Ко из ближайших друзей Финдекано мог там оказаться...
Вариантов было только два. И от обоих мороз пробегал по коже.
Спрашивать Инголдо, разумеется, не стал. Было очевидно, что друг не хочет говорить об этом. Но... но если это был лишь морок, то опасаться нечего, а если истинное видение - то что же делать теперь? Пленнику, кто бы он ни был, нужна помощь, и немедленная...
Но сначала - Финдекано. Ему помочь нужно первым.
- Нет. Все было правильно... Я должен был это увидеть.  Так было нужно.  Не можем? А ты уверен, что не можем?  Во сне у нас больше шансов. Где искать? В Ангбанде.
- А лучше с ней вообще не встречаться, - он пожал плечами. - Ни во сне, ни наяву. Нужно найти способ тебе закрыться от этих видений - вот тогда мы победим эту тварь...
Легко сказать - трудно сделать.

0

9

- Ему могло быть нужно многое - мне и воображения не хватит все представить
Могло, наверное. - Финдэкано пожал плечами. Могло.  Он ведь, тоже, не все варианты мог себе представить. Мало ли, что могло придти в голову Морготу. -
Только это все не имеет значения, раз я, все равно, отказался.

Да и не мог согласиться.  Почему  враг предложил ему такой выбор, он не знал, и гадать не  хотел. Скорее всего - чтобы причинить боль и заставить сдаться. Не только его... Но это было уже не так важно.  Выполнит ли он свою угрозу? Наверное, да. Можно ли было избежать этого? Вряд ли. Ну и нечего об этом думать!
Финдарато, кажется, и так понял слишком много  из того, что он сказал, судя по глазам. Вот знать бы еще, что именно. Судя по тревожному взгляду что-то большее, чем он хотел сказать...
- А лучше с ней вообще не встречаться, - он пожал плечами. - Ни во сне, ни наяву. Нужно найти способ тебе закрыться от этих видений - вот тогда мы победим эту тварь...
- Так мы ведь и пришли сюда из-за этого, нет разве?  Встретиться с ней придется в любом случае.  Не волнуйся, их больше не будет.
Эльф совсем  не был уверен в том, что говорит. Самым страшным было то,  что он не хотел, чтобы это видение было последним.  И вот тут нужно было действительно заставить себя не цепляться за эти сны.

0

10

Могло, наверное. Только это все не имеет значения, раз я, все равно, отказался.
Что ж, это верная мысль. Финдарато потер виски - теперь к тревоге за кузена прибавилась еще одна. Нужно было попытаться узнать хоть что-то об обстоятельствах гибели Майтимо... Правда ли, что тот в плену? Мог ли он быть жив?
Свои мысли Инголдо привычно скрыл. Было ясно, что Финдекано не собирался говорить о том, кого видел, и не хотел бы, чтобы он догадался.
- Так мы ведь и пришли сюда из-за этого, нет разве?  Встретиться с ней придется в любом случае.  Не волнуйся, их больше не будет.
- Не волноваться? - он изогнул бровь и слабо улыбнулся. - Что ж, мне бы твою уверенность. Финдекано, я бы очень хотел, чтобы ты сумел избавиться от этих видений... но я, кажется, бессилен тебе помочь, по крайней мере, сейчас. Я сделал все, что мог, и не преуспел, - признался он. - Я могу лишь помочь тебе бороться с ними... и то не слишком успешно.
Но кто мог бы помочь по-настоящему? Разве что поговорить с этой девушкой, Рингэнор, может, она сталкивалась с подобным?

0

11

- Не волноваться? Что ж, мне бы твою уверенность. Финдекано, я бы очень хотел, чтобы ты сумел избавиться от этих видений... но я, кажется, бессилен тебе помочь, по крайней мере, сейчас. Я сделал все, что мог, и не преуспел, Я могу лишь помочь тебе бороться с ними... и то не слишком успешно.
- Не волнуйся. Не будет их... Хотя... мне даже жаль, что это так.
Очень жаль. Но эти сны мешали куда более важным вещам, чем его желание или нежелание их видеть.
- Я попрощался с прошлым.
В этом он, тоже, был уверен. Сейчас у него была цель не цепляться за видения, а  найти друга и вернуть его домой. Да, это было сложно. Но это была реальная цель и дело, ади которого можно было сделать все, что угодно.
- И я бы просил тебя никому не рассказывать о том, что происходит или о том, что ты услышал от меня.
Он  думал, что кузен, и так,  не станет об этом говорить по всему лагерю, но сейчас он сказал то, что думал.
- Никому.
Он твердо посмотрел в гдаза кузену. Для того, чтобы сделать хоть что-то, ему нужна была тайна, а не  пристальный надзор.

0

12

- Не волнуйся. Не будет их... Хотя... мне даже жаль, что это так. Я попрощался с прошлым.
Странная уверенность Финдекано смутила и озадачила Финдарато. Что это значило? Что родич все же мог контролировать свои видения? Или он что-то понял из последнего?
- И я бы просил тебя никому не рассказывать о том, что происходит или о том, что ты услышал от меня. Никому.
Подозрения превратились в уверенность. Инголдо прикусил губу на мгновение.
- Финдекано, я не собирался рассказывать об этом никому, разве что королю, твоему отцу, если он спросит. Но... Я очень прошу тебя быть предельно осторожным и ничего не решать в таком, как сейчас, состоянии!
Кто знает, что придет в голову Астальдо, когда тот измучен, взволнован и испереживался весь?
Все это очень тревожило Финдарато, едва ли не сильнее, чем сами видения.

0

13

Финрод был растерян и встревожен, что было понятно. Но сейчас Финдэкано не это было. И даже не помощь чарами в борьбе с этим мороком. Ему нужна была тайна...
- Финдекано, я не собирался рассказывать об этом никому, разве что королю, твоему отцу, если он спросит. Но... Я очень прошу тебя быть предельно осторожным и ничего не решать в таком, как сейчас, состоянии!
- Даже королю. Он не спросит, если не будет знать, о чем спрашивать. А этого  ему узнать неоткуда. И, тем более, он не ожет знать о твоих подозрениях. Какими бы они не были.
Никто не должен знать... И отец. Он только зря тревожится будет. Ему и так забот хватает...
- Я обещаю, что ничего не стану делать сейчас.. И ты же знаешь, я всегда осторожен. А решать я уже все решил.
Эльф улыбнулся, пытаясь успокоить кузена. Осторожным ему, когда он собрался в такой поход?
- Ну я же не собираюсь в Мандос...

0

14

- Даже королю. Он не спросит, если не будет знать, о чем спрашивать. А этого  ему узнать неоткуда. И, тем более, он не может знать о твоих подозрениях. Какими бы они не были.
Так. Значит, подозрения, можно считать, подтвердились. Финдарато прикинул, сколько у него шансов удержать кузена - вышел примерно ноль.
- Я обещаю, что ничего не стану делать сейчас.. И ты же знаешь, я всегда осторожен. А решать я уже все решил. Ну я же не собираюсь в Мандос...
- Не напрямую в Мандос, - уточнил Инголдо. - Финдекано... Я не стану ни отговаривать тебя, ни останавливать. Я знаю, что ты задумал, и не считаю себя вправе тебе мешать. Даю слово, что не скажу о твоих намерениях никому. Но вот осторожным ты не был никогда, уж прости. И я прошу тебя дать мне, в свою очередь, слово, что ты не предпримешь ничего, пока твои раны не заживут. Один месяц уже ничего не решит, а тебе даст хоть призрачный шанс на успех.
За этот месяц нужно придумать хоть что-то, чем можно помочь кузену. Придумать сколько-нибудь разумный план... или хотя бы убедить его не соваться в Ангбанд в одиночку.

0

15

Судя по лицу кузена, понял он гораздо больше, чем Нолофинвеону хотелось бы. А уж  что  при этом надумал, он себе не мог и представить.
- Инголдо... Что ты  решил из нашего разговора?
Большинство выводов, наверное, правильными будут.
- Не напрямую в Мандос. Финдекано... Я не стану ни отговаривать тебя, ни останавливать. Я знаю, что ты задумал, и не считаю себя вправе тебе мешать. Даю слово, что не скажу о твоих намерениях никому. Но вот осторожным ты не был никогда, уж прости. И я прошу тебя дать мне, в свою очередь, слово, что ты не предпримешь ничего, пока твои раны не заживут. Один месяц уже ничего не решит, а тебе даст хоть призрачный шанс на успех.
- НЕ в Мандос. - Финдэкано подчеркнул первое слово. Вот там ему, точно, делать было нечего.  Было бы это попыткой быть героем и сложить голову в неравной борьбе, чтобы о тебе слагали  легенды и песни... Но нет, на это  он  не рассчитывал. А для того, чтобы  исполнить задуманное, ему нужно  обязательно выбраться из Ангамандо живым. Пусть не обязательно доехать обратно, а вот выбраться он должен был.
- Не решит, наверное.  Да и не собираюсь я ехать сейчас.
Куда? Он до выхода из шатра бы не дошел...
- Спасибо.  Не бойся ты за меня. Я не был осторожным? Но ведь я всегда возвращался, разве нет?
И без каких-то серьезных последствий.

0

16

- Инголдо... Что ты  решил из нашего разговора?
Что ж, они оба слишком хорошо знали друг друга, чтобы понимать недоговоренное. Финдарато вздохнул.
- Ты видел там, в Ангамандо, кого-то очень близкого для тебя. Очень. Но... Из твоих ближайших родичей там может быть только Майтимо.
Еще Аракано, конечно, но в его смерти Инголдо был убежден. А про гибель Феанариона только слышал. Могло случиться всякое, в конце концов - мог пропасть без вести и считаться погибшим, за столько-то лет.
- НЕ в Мандос.
- Разумеется, ты туда не собираешься. Но риск слишком велик, брат.
Только когда это их останавливало? Тем более что то был не риск ради риска, а... Если Майтимо правда в плену, то ему необходима помощь, в этом Финдарато был уверен. Как и в том, что прежде всего нужно узнать как можно больше. Хотя бы у Феанариони.
- Не решит, наверное.  Да и не собираюсь я ехать сейчас. Спасибо.  Не бойся ты за меня. Я не был осторожным? Но ведь я всегда возвращался, разве нет?
- Ты говоришь прямо как Айканаро, - невеселая усмешка. - Звучало бы убедительней, не лежи ты тяжелораненным в лазарете. Прости, но не бояться за тебя я не могу... случись что с тобой, и...
И... что будет с ними всеми? С отцом, братом и сестрой Финдекано? Это безумный, безумный риск, и  рана от гибели Аракано еще так свежа...
- Я не могу не бояться. Но пойми, это предприятие поопаснее, чем сунуться в логово унгола. Брат, пожалуйста... я не стану мешать тебе, но позволь хоть помочь! Все равно я знаю если и не все, то многое. Может быть, от двоих толку будет больше, чем от одного.

0

17

- Ты видел там, в Ангамандо, кого-то очень близкого для тебя. Очень. Но... Из твоих ближайших родичей там может быть только Майтимо.
- Ты думаешь, больно может быть  только за кого-то очень близкого? А если бы  мне показали, ЧТО происходит с кем-то еще я  стоял бы и смотрел, без всяких чувств?
Наверное, это  предположение было бы поводом обидеться, и всерьез, но  в голосе Нолофинвеона была только грусть и усталость. Тем более, что кузен угадал, хоть и было это только предположением.
- Ты никогда  не думал, сколько пленников в Ангамандо?
А вот он задумался.  Вряд ли только Майтимо. Он был уверен, что туда многие попадали, и из нолдор, и из синдар.
- Ты говоришь прямо как Айканаро, - невеселая усмешка. - Звучало бы убедительней, не лежи ты тяжелораненным в лазарете. Прости, но не бояться за тебя я не могу... случись что с тобой, и...
- Да причем здесь эта рана?
Финдэкано на самом деле удивился. Подумаешь...  Дело ведь совсем не в ней было.
- И что? Что это изменит? Мы ведь сюда на войну шли. Не это ли мы столько раз говорили друг другу, и во льдах, и потом. Мы знали, на что идем. Лучше уж рискнуть и что-то  попытаться сделать, чем прятаться за ... разное. За то, что другие будут переживать или ты кому-то нужен.
Все были нужны. Но  эльфы гибли, это была такая же реальность, как  и все остальное, так чем он лучше? Это ведь не ради забавы было.
- Я не могу не бояться. Но пойми, это предприятие поопаснее, чем сунуться в логово унгола. Брат, пожалуйста... я не стану мешать тебе, но позволь хоть помочь! Все равно я знаю если и не все, то многое. Может быть, от двоих толку будет больше, чем от одного.
- Помочь? Чем?
А вот это был совсем другой разговор. Если кузен поможет... Да не так уж важно, чем именно, сейчас он от любой помощи не откажется. Кроме, разве что, похода вместе с ним. Но, пока до него было еще много времени. А здесь Инголдо мог многое из того, что недоступно было ему самому.

0

18

- Ты думаешь, больно может быть  только за кого-то очень близкого? А если бы  мне показали, ЧТО происходит с кем-то еще я  стоял бы и смотрел, без всяких чувств?
Инголдо почувствовал обиду кузена и покачал головой.
- Конечно, я так не думаю. Но сомневаюсь, что тебе стали бы показывать кого-то неблизкого.
То, что понимал он, вряд ли понимал Моринготто. Да и... даже если бы Падший пугал Финдекано видом постороннего эльфа, он скорее показал бы многих пленников, чтобы испугать масштабом. Моринготто всегда любил сильные зрелища, размах у него был во всем. Но этого Финдарато говорить вслух не стал, и без того было тошно.
- Ты никогда  не думал, сколько пленников в Ангамандо?
- Нет, - нехотя ответил он. - Даже когда... - Финдарато мотнул головой, не желая вспоминать. - Не знаю, сколько, не представляю. Должно быть, много. Вот только... всем мы помочь пока не в силах. Всем поможет лишь падение Ангамандо.
Это не значило, что не нужно пытаться спасти хоть кого-то.
- Да причем здесь эта рана? И что? Что это изменит? Мы ведь сюда на войну шли. Не это ли мы столько раз говорили друг другу, и во льдах, и потом. Мы знали, на что идем. Лучше уж рискнуть и что-то  попытаться сделать, чем прятаться за ... разное. За то, что другие будут переживать или ты кому-то нужен.
- Я не говорю, что надо прятаться, - терпеливо ответил Финдарато. - Я только утверждал, что риск стоит свести к минимуму... насколько это возможно, конечно. То есть обдумать заранее, что ты собираешься делать.
Не то чтобы он подозревал Финдекано в безрассудстве... скорее, в склонности пренебрегать многими вроде бы незначительными опасностями.
- Помочь? Чем?
- Вот это уже другой разговор, - он вздохнул. - Смотря что именно ты задумал.

0

19

- Конечно, я так не думаю. Но сомневаюсь, что тебе стали бы показывать кого-то неблизкого.
Разумный довод... Очень. Наверное, так и было. Если у Моргота есть кто-то,  кто тебе близок, то он не стал бы показывать тебе чужого. Но... а если не близок? Покажи он, например, ребенка... Хотя, какой смысл был спорить?  Лгать  брату он не хотел и не мог. Отрицать, что  его догадка верна, тоже  не хотелось. Словно отрицать то, что Майтимо был жив.
- Нет,  Даже когда...  Не знаю, сколько, не представляю. Должно быть, много. Вот только... всем мы помочь пока не в силах. Всем поможет лишь падение Ангамандо.
- Да. Поэтому, я и хотел бы  уничтожить Моррингото. - Он  накрыл руку кузена своей. - Разве не с этого мы начали разговор?
Нолофинвеон слабо улыбнулся.  Хотел бы. Только не сейчас. Начинать нужно было с чего-то меньшего.
- Я не говорю, что надо прятаться. Я только утверждал, что риск стоит свести к минимуму... насколько это возможно, конечно. То есть обдумать заранее, что ты собираешься делать.
- У меня есть время, чтобы обдумать. Много времени... Вопрос в том, есть ли оно у других?
Конечно, он будет думать. Если придумается что-то хорошее, разве он не воспользуется  этим? Дело было в том, что то, что он задумал,  было безумием с точки  зрения всех остальных. Да и не были  его коньком тщательно продуманные планы.
- Вот это уже другой разговор,  Смотря что именно ты задумал.
- Ты знаешь, что именно. А точнее я тебе не скажу, не знаю этого.
Да он и узнал, что друг жив, всего ничего как.  Не было у него столько времени, чтобы  составить планы.

0

20

Спорить Финдекано не стал, а это значило, что Финдарато угадал. Иначе кузен напрямую сказал бы "нет".
Сердце резануло болью при одной мысли о том, что пришлось пережить обоим кузенам. Пусть Нельо никогда не был ему другом, сейчас это значения не имело.
- Да. Поэтому, я и хотел бы  уничтожить Моррингото. Разве не с этого мы начали разговор?
Он сжал руку брата и кивнул
- С этого начали, к этому и пришли. Но пока у нас нет сил на полноценную войну, Астальдо. Нужно искать эти силы.
Дориат... если удастся заключить союз с местными... Король Эльвэ не сказал "нет", но пока не сказал и твердого "да". Но когда тот узнает правду о происшедшем в Амане, что будет тогда? Ладно, это все не самые срочные вопросы, важнее другое... Даже если они смогут победить, быстрой победа не будет. А времени уже не было.
- У меня есть время, чтобы обдумать. Много времени... Вопрос в том, есть ли оно у других?
- У других - это у кого? - не понял Финдарато. У него самого было... не так чтобы много, но было. Это важнее всех лагерных дел.
- Ты знаешь, что именно. А точнее я тебе не скажу, не знаю этого.
- Да, понимаю. Я думаю, что стоит попытаться добраться до Ангамандо... с небольшим отрядом, хотя бы в пять верных. На всякий случай, чтобы гибель одного не поставила точку. Среди них должен быть целитель, непременно. Но сначала нужно попробовать узнать что-то определенное.
Наверняка ведь Феанариони предпринимали попытки вызволить брата. Значит, нужно знать, что делать смысла не имеет.

0

21

- С этого начали, к этому и пришли. Но пока у нас нет сил на полноценную войну, Астальдо. Нужно искать эти силы.
- Мы ведь и ищем. Только где?
От их поисков ничего  особенно и не изменилось. Сил, для штурма  Ангамандо, у них, по прежнему не было.  И где взять  новых союзников, Нолофинвеон не знал.
- У других - это у кого?
- У тех, кто в Ангамандо.
И так они ждали вон сколько. Да, конечно, можно было оправдываться тем, что  они ничего не знали. Но это ничего не меняло. Майтимо, сколько  он там уже?
Финдэкано заговорил, тихо, едва слышно, и прикрыл глаза, словно вспоминая.
- Он сказал, что уже мертв... Но это не так.  Это... Все для Моргота. А ему больно было. Мертвым же не бывает больно... И цепи, даже во сне.. Не должно  так быть, понимаешь?
Может быть, Моргот и поверит. И даже примет то, что друг там говорил.  Но Финьо помнил и того Майтимо,  что был в Амане, и  того, кого видел во сне, пусть изменившимся, но живым. Значит, нельзя было забывать про него.
- Да, понимаю. Я думаю, что стоит попытаться добраться до Ангамандо... с небольшим отрядом, хотя бы в пять верных. На всякий случай, чтобы гибель одного не поставила точку. Среди них должен быть целитель, непременно. Но сначала нужно попробовать узнать что-то определенное.
- Хорошо... Да, неплохой план. Значит, ты и останешься. Чтобы  кто-то знал обо всем, что происходит и  мог рассказать об этом остальным.
Ксли они не вернутся. Вернее,т он не вернется.  Рисковать жизнью верных напрасно он не мог. Да и потом, как это сделать, не нарушив тайны?
- Ну, я тебя уже просил узнать о том, что произошло с Майтимо.
Вот с этого и стоило начать. С разговора... С Кано?

0

22

- Мы ведь и ищем. Только где?
- Возможно, нам поможет король Эльвэ, если переговоры все-таки к чему-нибудь придут, - вздохнул Финдарато. - Я сам поеду к нему договариваться. Кроме того, у моря живут фалатрим, я слышал, у них не такое уж маленькое войско. И самое главное... - он поколебался, но продолжил, - нолдор нужно объединиться вновь. Что бы ни было, мы - один народ. Нам необходимо примириться.
Мелькнула мысль, что если безумная затея Финдекано увенчается успехом, то это станет лучшим залогом мира между двумя лагерями.
А кузен тем временем заговорил - тихо, еле слышно, но с болью:
- Он сказал, что уже мертв... Но это не так.  Это... Все для Моргота. А ему больно было. Мертвым же не бывает больно... И цепи, даже во сне.. Не должно  так быть, понимаешь?
- Не должно, - так же тихо подтвердил Инголдо. Ему было почти физически больно при одной мысли о Феанарионе и других пленниках Ангамандо. - Он жив, Финдекано. Он жив, и мы сможем его спасти. Я знаю это.
Это была только лишь эстель - самое зыбкое и в то же время самое надежное основание для любых поступков.
- Хорошо... Да, неплохой план. Значит, ты и останешься. Чтобы  кто-то знал обо всем, что происходит и  мог рассказать об этом остальным. Ну, я тебя уже просил узнать о том, что произошло с Майтимо.
- Останусь? - не понял Финдарато. - Где и зачем?
Или Астальдо уже собрался ехать без него? Но Инголдо не был уверен в правильности такого решения.
- Я пытался разузнать, - вздохнул он и нахмурился. - С Кано, правда, еще не говорил, а Куруфинвэ отреагировал... резко. Верные говорят, что лорд попал в плен и был убит.

0

23

- Возможно, нам поможет король Эльвэ, если переговоры все-таки к чему-нибудь придут, - вздохнул Финдарато. - Я сам поеду к нему договариваться. Кроме того, у моря живут фалатрим, я слышал, у них не такое уж маленькое войско. И самое главное... - он поколебался, но продолжил, - нолдор нужно объединиться вновь. Что бы ни было, мы - один народ. Нам необходимо примириться.
- Об этом тебе не со мной нужно говорить. С моим отцом. От него зависит, будет ли мир между нолдор, от него зависит любой союз или его отсутствие. Тут, брат, я ничем не смогу помочь.
Он ведь был больше разведчиком, чем дипломатом. по складу характера. Он мог  приехать на переговоры, но сомневался, что справился бы хоть на десятую часть  так, как сделал бы это отец...
- Не должно,  Он жив, Финдекано. Он жив, и мы сможем его спасти. Я знаю это.
- Жив? Ты в этом уверен? Или это только моя надежда? Что у тебя есть, кроме слов о том, что мне это приснилось?
Не обманывает ли он сам себя  напрасной надеждой? Поэтому,  Финдэкано и не мог позволить кому-то еще  отправится вместе с ним. Потому, что он ничего не знал. А веоа... Это была только его вера.  И от света солнца она становилась слабее.
- Останусь? - не понял Финдарато. - Где и зачем?
- В лагере. Ждать нас.
Кузен не понял его... И не согласится с тем, что его решение правильное. Но он должен был остаться.
- Ты - глава дома. Твое место здесь, рядом с моим отцом.
Защищать интересы Дома, помогать в лагере. Да и не был Финрод таки заядным путешественником, как он сам.
- Я пытался разузнать, - вздохнул он и нахмурился. - С Кано, правда, еще не говорил, а Куруфинвэ отреагировал... резко. Верные говорят, что лорд попал в плен и был убит.
- Но они этого не видели?  Ты... поговори с Кано. Попробуй, хотя бы.
Может, они и считали, что он мертв, но...

0

24

- Об этом тебе не со мной нужно говорить. С моим отцом. От него зависит, будет ли мир между нолдор, от него зависит любой союз или его отсутствие. Тут, брат, я ничем не смогу помочь.
- С твоим отцом я буду говорить непременно, но меня интересует и твое мнение. Пусть ты не дипломат, но тебя многие уважают. Твое слово решит многое.
Среди их народа далеко не все были готовы к миру, и Финдарато успел уже заметить, что и в лагере Феанарионов наблюдалось разделение. Не все хотели бы вновь объединиться.
- Жив? Ты в этом уверен? Или это только моя надежда? Что у тебя есть, кроме слов о том, что мне это приснилось?
Инголдо помедлил, прежде чем ответить.
- Без твоего видения я не придал бы этому никакого значения, - наконец отозвался он, - но... те, кого я спрашивал о Нельо, отвечали чересчур резко. Будто бы не были до конца убеждены в сказанном.
Это значило, что кузен мог быть жив.
- Но в конечном итоге - это не более чем вера. Но мы ведь привыкли следовать за ней.
Что, если не эстель, провело их через Льды? После такого похода невольно поверишь в невозможное.
- В лагере. Ждать нас. Ты - глава дома. Твое место здесь, рядом с моим отцом.
Он покачал головой, но спорить не стал. Еще не время, в конце концов. Финдекано взволнован, утомлен и измучен.
- Но они этого не видели?  Ты... поговори с Кано. Попробуй, хотя бы.
- Я постараюсь, - неохотно пообещал Инголдо. После разоблачения Гары кузен вряд ли хотел его снова видеть. Но попытка не пытка, надо же начинать с чего-то... - Нет, не видели. Никто не видел его тела. 

0

25

- С твоим отцом я буду говорить непременно, но меня интересует и твое мнение. Пусть ты не дипломат, но тебя многие уважают. Твое слово решит многое.
- Мое мнение... Знаешь, я много об этом думал.  Теперь, когда Феанаро нет,   изменилось много. Я не уверен, что между нами возможно даже подобие прежних отношений. Но у всех у нас должна быть одна цель. Если ради этого придется многое забыть, то... пусть так и будет.
Не мог он думать о том, чтобы враждовать с  потерянным и, и так, измученным Кано. Или... с Нельо, будь он здесь.  Нельзя было сказать, что они смогут доверять родичас по-прежнему.  Да и верные их, прошедшие через такое, что им и не снилось, не забудут, но не  устраивать же новые скандалы теперь...
- Без твоего видения я не придал бы этому никакого значения, - наконец отозвался он, - но... те, кого я спрашивал о Нельо, отвечали чересчур резко. Будто бы не были до конца убеждены в сказанном.
- Или не хотели разговаривать с тобой, после Хэлкараксэ. В том и дело, что мы ничего не можем  сказать наверняка.
Любой аргумент можно было подогнать как под  его догадку, что друг жив,  так и против нее. А их дело было выбирать. И верить в то, что  все удастся.
- Я  не знаю, может ли он быть жив. Может быть, мое видение было продиктовано лишь моим желанием и ничем больше. Но там я чувствовал, что это не так.
Ничего, скоро ему  предстояло выяснить,  так это было, или нет...
- Нет, не видели. Никто не видел его тела.
- Хорошо. Инголдо, ты не хочешь обещать мне этого? Почему?

0

26

- Мое мнение... Знаешь, я много об этом думал.  Теперь, когда Феанаро нет,   изменилось много. Я не уверен, что между нами возможно даже подобие прежних отношений. Но у всех у нас должна быть одна цель. Если ради этого придется многое забыть, то... пусть так и будет.
- Да, как прежде, не будет, - согласно кивнул Финдарато. Горько было признавать это, но то, что случилось в Альквалондэ, навсегда легло между Первым Домом и прочими. - Но, возможно, будет по-другому, если мы попытаемся. Все мы. И в любом случае... у нас один враг, и по одиночке мы с ним не сладим. Все в точности так, как говорил Судия, помнишь? Он предупреждал о предательствах - и о страхе предательства, который не меньше помешает объединению. Он предупреждал нас, - нолдо вздохнул. - Если мы хотим изменить свою судьбу, нам придется переломить себя - всем нам, без исключения.
Им - научиться доверять. Тем - признавать ошибки. И всем - вспомнить о былой дружбе. Если хоть что-то еще в силах склеить воедино разбитое.
- Или не хотели разговаривать с тобой, после Хэлкараксэ. В том и дело, что мы ничего не можем  сказать наверняка. Я  не знаю, может ли он быть жив. Может быть, мое видение было продиктовано лишь моим желанием и ничем больше. Но там я чувствовал, что это не так.
- Да, ты прав, брат, но... Сможешь ли ты твердо сказать себе: "Он мертв"? Я - не смогу. А значит, если есть хоть призрачный шанс, я не смогу умыть руки и отойти в сторону. И ты не сможешь.
Инголдо слишком хорошо понимал, что если убедит себя в том, что Майтимо мертв, совесть никогда не перестанет упрекать его.
- Хорошо. Инголдо, ты не хочешь обещать мне этого? Почему?
- Не не хочу, а не могу. Я буду разговаривать с Кано в любом случае, но я не могу быть уверенным, что сумею заговорить о Майтимо. Понимаешь ли, слишком многое легло между нами, - он встал и прошелся по палате. Оперся на спинку кровати кузена.
- Думаю, не стоит скрывать это сейчас, все равно тайна - не тайна. Лучше уж я расскажу. Канафинвэ попал под чары очень сильной темной майэ. Она приворожила его, он потерял голову... решил, что любит ее. Сделал предложение. Она долго жила здесь, в этом лагере... Так получилось, что мы встретились с ней - как раз в тот день, когда вас сюда привезли. Я почуял неладное, потом поговорил еще с Куруфинвэ. Долгая история, но мы сумели понять, кто она такая, и объяснить это Кано. Можешь представить себе, каково ему было услышать такое. В общем, с того разговора мы не виделись, и я не знаю, что он думает обо мне. В конце концов, вряд ли ему было... приятно мое вмешательство в столь темную историю.
Рассказ вышел довольно сбивчивым, потому что Финдарато совершенно не хотелось рассказывать подробности. Но все равно кузен рано или поздно все узнал бы.

0

27

- Говорить об этом или слишком рано, или уже позлно, ты не думаешь? Тем более, и правда, со мной. И, тем более, сейчас. Когда он не то, что решить ничего не мог,  не мог собой распоряжаться.  Вот после, когда... нет, все же, когда, а не если, они вернутся,  можно будет  вернуться к этому вопросу. С новыми участниками, с новыми доводами.  С новыми чувствами. Что ни говори, а они имели не меньшее значение, чем любые доводы рассудка. Но, для того, чтобы примирить оба лагеря с тем, что произошло, нужно было больше, чем желание пары эльфов.
- Знаешь, я ведь злился на них, когда  узнал. Когда мы только шли сюда. Очень.  Может, мы бы и подрались, если бы тогда встретились. А потом стало все равно уже. Какое  значение имела  бы новая  ссора для тех, кого уже не было?
А когда узнал про Майтимо..  Да пусть бы он и был предателем, но  такой судьбы  другу он пожелать не мог.
- Да, ты прав, брат, но... Сможешь ли ты твердо сказать себе: "Он мертв"? Я - не смогу. А значит, если есть хоть призрачный шанс, я не смогу умыть руки и отойти в сторону. И ты не сможешь.
- А нужно. Хотя бы потому, что ты не простой эльф, и отвечать тебе  не за Майтимо, а за всех эльфов  в лагере.
Ну и как он должен был отговаривать кузена от такого похода?  Сказать, что он сам готов смириться и признать друга  погибшим. Угу, так он и поверит. А если поверит, то еще быстрее поедет в Ангбанд сам. Но и смириться с тем, что кузен из-за него отправится орк знает куда было невозможно!
- Странные вещи ты говоришь, брат мой.
Слова  кузена заставили Нолофинвеона задуматься. Странные и страшные.
- Но ведь ты сделал то, что должно было быть сделано, ради всех нас.  А Майтимо... Уверен, Кано  сделал бы  все,  что возможно,  чтобы помочь ему.

0

28

- Говорить об этом или слишком рано, или уже позлно, ты не думаешь? Тем более, и правда, со мной.
- Я не думаю, что поздно, Финдекано, и не думаю, что рано. Мне кажется, для подобных разговоров как раз самое время. Но прости, я умолкаю.
В самом деле, говорить с кузеном сейчас об этом не стоило. Наверное.
- А я не злился, наверное, - задумчиво отозвался Инголдо. - Недоумевал - да. Потом был очень обижен. Да я и сейчас, в сущности, обижен. Но с этим надо что-то делать. Мне кажется - я могу ошибаться, но мне кажется - что в сожжении кораблей виновен не народ, а лишь горстка тех, кто это сделала. Ты же видел их лица... Они были полны раскаяния. Никто не ожидал, что мы пойдем через Льды. Не думаю, что даже и сам Феанаро сознательно хотел загнать нас туда. Он, думаю, хотел заставить нас вернуться с позором... или просто не подумал о том, что мы будем делать, лишь не желая видеть нас на этом берегу.
Могло быть по-всякому, но Финдарато казалось, что теперь Феанариони сожалели о случившемся. По крайней мере, часть из них.
В конце концов, он тоже был предателем. Он же предал своих родичей, и как можно было судить сейчас других родичей?
- А нужно. Хотя бы потому, что ты не простой эльф, и отвечать тебе  не за Майтимо, а за всех эльфов  в лагере.
Инголдо тряхнул головой, прогоняя мрачные мысли.
- То есть мне нужно, а тебе нет? Ты не отвечаешь за своих верных, кузен? - с улыбкой. - Брось. Я не могу теперь отойти в сторону, это будет настоящим предательством... и расплата за него будет жестокой.
Если уж другие аргументы Финдекано вряд ли убедят, так можно упомянуть этот.
Рассказ его кузен выслушал молча и явно глубоко задумался.
- Странные вещи ты говоришь, брат мой. Но ведь ты сделал то, что должно было быть сделано, ради всех нас.  А Майтимо... Уверен, Кано  сделал бы  все,  что возможно,  чтобы помочь ему.
- Странные - и страшные. По счастью, все закончилось благополучно... я надеюсь, что уже закончилось. Да, я сделал то, чего не мог не сделать, но это не значит, что Кано скоро будет готов это понять и принять. Ему трудно сейчас, очень трудно. Конечно, я постараюсь поговорить о Нельо, но обещать ничего не могу.
Да, вероятнее всего, Кано согласится говорить о брате, но будет ли он вполне откровенен?

0

29

- А я не злился, наверное. Недоумевал - да. Потом был очень обижен. Да я и сейчас, в сущности, обижен. Но с этим надо что-то делать. Мне кажется - я могу ошибаться, но мне кажется - что в сожжении кораблей виновен не народ, а лишь горстка тех, кто это сделала. Ты же видел их лица... Они были полны раскаяния. Никто не ожидал, что мы пойдем через Льды. Не думаю, что даже и сам Феанаро сознательно хотел загнать нас туда. Он, думаю, хотел заставить нас вернуться с позором... или просто не подумал о том, что мы будем делать, лишь не желая видеть нас на этом берегу.
Нет... Про себя Финдэкано мог сказать,  что  он очень злился... Не до такой степени, чтобы считать их всех врагами, но сильно. А потом  эта злость прошла и теперь он  не хотел новых ссор, но не знал,  возможно ли начать все сначала. И нет,  для него думать о примирении лагерей было слишком рано. Пусть этим займется кто-то еще. Отец, Финрод, тот же Макалаурэ. Почему нет? 
- То есть мне нужно, а тебе нет? Ты не отвечаешь за своих верных, кузен? - с улыбкой. - Брось. Я не могу теперь отойти в сторону, это будет настоящим предательством... и расплата за него будет жестокой.
- И мне нужно. Но там мне быть важнее.
Не уговорить... И это значило, что ему придется поторопиться, чтобы успеть уехать до того, как его хватятся. Когда этого никто не будет ожидать... Конечно, так и нужно будет сделать.
- Странные - и страшные. По счастью, все закончилось благополучно... я надеюсь, что уже закончилось. Да, я сделал то, чего не мог не сделать, но это не значит, что Кано скоро будет готов это понять и принять. Ему трудно сейчас, очень трудно. Конечно, я постараюсь поговорить о Нельо, но обещать ничего не могу.
Опять эмоции, которые, на этот раз, были не на их стороне.
- А если он откажется... С кем-то еще? С... близнецами?
Рыжики, вряд ли, стали что-то бы скрывать, если бы речь шла о жизни старшего брата.

0

30

На его слова о чувствах Финдекано ничего не ответил, но, судя по его лицу, кузен уже тоже не испытывал гнева. И на том спасибо... Мало будет тех, кто захочет примирения - и хорошо бы было как можно меньше яростных противников.
- И мне нужно. Но там мне быть важнее.
Финдарато подавил вздох. Насколько он знал кузена - тот уже принял решение, и поколебать его вряд ли удастся. Значит, нужно успеть раньше, пока Финдекано еще прикован к лазаретной койке. Как же все невовремя!
- Дело твое, конечно, брат.
Но ведь с него станется даже отцу не сказать о своих планах. И это будет совсем худо. Не мог же вместо него Финдарато объясняться.
- А если он откажется... С кем-то еще? С... близнецами?
- Если откажется, поговорю с Амбаруссат... или с госпожой Индиль. Она шла с нами и, надеюсь, ответит хотя бы на вопросы.
Судя по тому, что супруга Куруфинвэ не появлялась в их лагере с тех пор, как забрала вещи, с мужем она помирилась и, значит, должна была по крайней мере знать обо всем случившемся.

0


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Смутные мысли и странные намерения, 4 год Солнца, начало зимы - сыгран


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC