Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Мечты сбываются. Но не всегда так, как хочется, 5 г.С., н. з - сыгран


Мечты сбываются. Но не всегда так, как хочется, 5 г.С., н. з - сыгран

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Годы: начало зимы пятого года
События: очередное собеседование перед "повышением"
Действующие лица: Аракано, Майрон, прочее население Ангбанда по желанию
Предшествующие события: из полотеров в князи
Предшествующая тема: Чем опасны коридоры, 5 год Солнца, начало зимы
Соответствие канону: пока что вполне соответствует
Соответствие игровому моменту: более чем

Теги: 5 год Солнца,начало зимы,сыграно

0

2

Майя-представитель Майрона в Твердыне, подручные и слуги-авари

Аракано пришел в себя разом, безо всякой мути в глазах или смятенного состояния - словно бы моргнул, а потом глаза открыл. Тело никак особенно не ощущалось и не особенно слушалось, хотя на неторопливые мелкие движения его свободы хватало. В воздухе неуловимо витал запах свежести и, пожалуй что холода. Было прохладно и откуда-то сбоку доносился ненавязчивый сквозняк, но голова туда не поворачивалась, да и вообще не было желания двигаться, хотя - в этом эльда при желании мог бы поклясться, - ни оков, ни веревок на нём не было.

Вокруг суетились слуги, кидали на него испуганно-предупреждающие взгляды, осторожно и торопливо обряжали его в пышные одежды, обтирали ароматной душистой водою. Боялись. Угождали. Лебезили. Среди них больше было авари, хотя несколько темноволосых тоже было - они стояли чуть подальше, удерживая необходимые для туалета предметы: гребни, булавки, детали одежды, плащ. Всё хорошей, не хуже аманской, работы. Всё, явно совершенно, сделанное именно под его фигуру, размер, цвета... хотя нет, цвета были приглушенными, тёмными. Перед Аракано было зеркало, отражавшее его в полный рост. Стоящим и почти уже одетым, ожидающим завершения церемонии. Кроме него и дльфийских прислужников зеркало не отражало ни-ко-го.

0

3

Он моргнул. И застыл пораженный. Привычная уже комната с орудиями боли исчезла, будто растворенная. Будто не было ничего. Ничего... Морок? Но что из? Неважно. Он отмел мысли, проверил мысленную защиту. Стоит надежной стеной. Значит... а ничего не значит. Не важно, что было. Важно, что сейчас. Сейчас он стоит, и его одевают. Тело целое, как до плена. Нереально целое. Он пошевелил некогда раздробленной кистью. Не боли, ничего.
Его одевали, принаряжали. Зачем? Говорить с странными слугами, он не видел смысла. Морок ли они или настоящие, верить им нельзя. Ничему нельзя верить. Только тому, что за стеной.
"Я Аракано, третий сын Нолофинвэ", - напомнил себе он, - "Я прошел через Льды, выжил в плену, бежал и меня пытали, говорил с Моринготто... Я справлюсь."
Он выполнял все просьбы слуг, покорно давая себя собрать. Крепость не давила привычно, и это пугало даже больше его неподвижности. Он не был скован, нет. Но само резкое движение не могло родиться, растворяясь. Он неторопливым неуверенным жестом попросил пить. Ему тотчас принесли металлический кубок, полный янтарной, чуть красноватой жидкости. Аракано кивком поблагодарил, не скрывая своего смятения. И окинул взглядом себя в зеркале. А потом чуть шагнул к двойнику, чтобы достать. И ударил по зеркалу кубком. Медленно, размеренно, сильно. Отражение дрогнуло и рухнуло на него осколками. Он успел отвернуться и закрыть глаза. Стало больно, остро, больно. Но стало живо, стало ясно.

Отредактировано Аракано (01-07-2013 00:52:40)

0

4

Майя-представитель Майрона в Твердыне, подручные и слуги-авари

Тело слушалось его плохо, словно им давно не пользовались, но слушалось. Зеркало честно разлетелось на осколки - оно было настоящим. Испуг и возгласы слуг тоже были настоящими - естественными, звучащими разными голосами и с разных сторон. Осколки оставили порезы и теперь их поспешно обтирали водой, промакивали бережно мягкими тканями, покрывали мазью, поспешно принесенной из-за дальней двери.
Судя по опаске слуг и оперативности их действий он и прежде поступал - так. Судя по тому, что мазь была эффективна, её тоже накладывали не первый раз. Возможно по запаху он мог бы даже определить её состав.
Во всяком случае он точно был знаком, этот запах - так, резковато и насыщенно, пахло в амане когда-то давно.

Пока же вокруг него суетились - подбирали осколки, бережно переодевали то, что теперь было заляпано кровью. Верхнюю одежду замыл тут же, в дальнем углу, где виднелся оставленный не иначе как после утреннего умывания таз с ароматной водой.

0

5

Слуги ахнули. Засуетились, переговаривались, убирали. Они говорили. На Темном наречии. "Значит, я в твердыне. Все еще в гостях у Моринготто. Но почему меня вылечили? Что происходит?"
Тянуло сквозняком. Он не помнил, чтобы здесь когда-либо двигался воздух. Да и сам он был другой. Не в подземельях? А где? Верхние этажи? Сколько до выхода? Тело как ватное. Его опоили? Ветерок.  Повернуть бы, посмотреть, откуда дует. Окно? Но мутно и движение замирает. Значит, туда обязательно надо. Но ватно, тихо. Его вытерли. Отчитывают как нерадивого ребенка. Будто, не в первый раз. Но от точно знает, что в первый. Точно ли? Память за стенами. Держись за них. Они единственное, что верно.
Он сел прямо на пол, в осколки, что не успели убрать. И замер, не давая не тронуть себя не сдвинуть, уходя в себя.
Ожидая.

Отредактировано Аракано (01-07-2013 01:19:54)

0

6

Майя-представитель Майрона в Твердыне, подручные и слуги-авари

Не как ребенка - как странное и опасное начальство. Не сверху вниз - снизу вверх, осторожно и опасливо, явно боясь... прогневать. Отбирают из рук осколки, кланяются, прибирают комнату и самого его, - прибирают тоже, подхватывают под руки, чтоб не сидел на полу. И кланяются, кланяются, кланяются...
В дальнем углу тихонечко начинают петь - совсем молодая девушка. Нет, две - вторая чуть позади, играет на небольшой арфе. Поют не на Тёмном наречии, но и не на аманской квенье - хотя все равно напевно, музыкально.
Из окна - дует. Прохватывает холодным ветром с гор, потому что в чудной кованной раме стекла нет. И в соседней нету - только причудливо изогнутым украшением ковка по краю узкой в стене прорези, почти бойницы. Одной, второй, третьей - целого ряда, к которому почтительно подводят слуги, на ходу обряжая в отмытое.
Шепотом за спиною - приказы и слабый перезвон убранных осколков. Время течёт так медленно, словно он чего-то важного ждёт, а оно всё никак не случается.

0

7

Память за стенами. Стены незыблемы. За стенами те, кого он любит. На стенах Вера и Надежда. И упрямство. Оно движет им, направляет.
Все это походит на постановку. Жуткую, нереальную. Все двигается, перебирает, изменяется. Его вновь вертят. Одевают. Как... он вспоминает слово, подбирает. Как куклу. Все вокруг похоже на спектакль. Но где кукловод?Тело чужое. Тело не его. Ощущение от которого не избавится никак. Воля. Воля и память. И упрямство. От пения хочется взвыть, зажать уши. Но Аракано не верит, что это поможет.
Воля. Упрямство. Песнь. Песнь?
Губы не слушаются, не дают говорить. Тогда только открыть рот, сложить слово. Манвэ. Прорезать им реальность. Варда. Звездная, милосердная. Сложить слова. Услышать слово. Родить слово. Больно, выворачивает. Быть может очищает. Родной язык растекается в стороны. Голос слабый удушенный. Ветер усиливается. Ветер злится. Имена Стихий звучат в мольбе и славе.
Воля, упрямство. Больно. Через силу, через отупевшее тело.
Просьба. Мольба. Слова чуждые крепости Моринготто.
Они отступают. Им больно слышать? Что они такое?

0

8

Элхэ-Гхар. Первый помощник и секретарь Главнокомандующего балрогами Ангбанда.

Отправляя на это задание, Готмог снабдил его всеми нужными инструкциями. Письменно. Элхэ считал, что это лишнее - устных вполне себе хватило бы, но спорить с начальником не стал. Смысла явно не было, да и причина была не то чтобы очень веская. Посему Гхар был подкован почти во всех вопросах, а в тех, что могли возникнуть по ходу дела, он решил и разбираться...походу.
Уже подходя к двери той самой комнаты, секретарь-балрог одернул свою форму, привел в порядок бумаги в папке, откашлялся и, постучав, вошел. На лице его сияла улыбка. Сияла вежливостью и была в крайней степени приветливой. Войдя, Элхэ приложил правую руку к левой ключице и чуть поклонился. За эти доли секунды он успел заметить и остатки разбитого зеркала и суетящихся слуг. И в центре всего этого безумия - эльф, разряженный в прекрасные одежды, так не вяжущиеся с окружающей Ангбанд обстановкой. Но это все лирика и балрог отмел ее в сторону.
- Доброго времени суток! - улыбка стала еще теплее, - Меня зовут Элхэ - Готмог решил, что не стоит давать ложные имена, - и я вплоть до Твоего отъезда домой к Твоим услугам. А это, - Гхар щелкнул пальцами и за его спиной появились четыре орка-офицера, - Твоя личная охранная гвардия. Естественно, - голос оживился, - в дорогу мы дадим Тебе намного больше сопровождающих - это лишь на время до отбытия. Хотя, - он пожал плечами в явном недоумении, - лично я совсем не понимаю зачем, ибо в стенах Ангбанда для Тебя врагов больше нет. - и снова поклон. Выверенный. Четкий. Правильный. - Как только Ты будешь готов, я провожу Тебя на внутренний двор, где эскорт уже ожидает. А до этого времени я обожду за дверью. Уверен, что слуги сделают все необходимое куда лучше, чем я. - и с этими словами Элхэ вышел, прикрывая за собою аккуратно дверь, жестами расставляя орков по обе стороны двери.
Ну да, личная охрана. - иронично подумал он, распахивая створки папки и пробегая глазами по тексту, - Теперь тебя стерегут еще пуще прежнего. Тебе пора исполнить свою последнюю роль. Лучше колоться врагам, чем своим.
На этом мысли по данному вопросу у балрога иссякли и он погрузился в молчаливое ожидание.

Отредактировано Gothom-bauk (02-07-2013 21:22:20)

0

9

Аракано застыл. Смерил балрога злым, полный ненависти взглядом. Он понимал, теперь понимал. Слова майа стали подарком, нежданным для Ангбандо, поясняя что же произошло. Песня прояснила мозг, дала Надежду. Слова майа нечего не значили. Неважно, как бы красиво не пела Тьма. Аракано прекрасно это усвоил за время в плену. Он не верил, его память за стенами. Все остальное фальшь. Он ни за что бы не согласился служить Тьме. Иначе бы не так легла Песнь, не так бы рассказывала память. Он быстро осмотрел комнату, оценил одежды. Он устал, но не давал себе ни показать этого, ни сказать майа, что он думает.
Медленно наклонился, подняв с пола кубок. Тот чуть погнулся одним краем, удар о зеркало не прошел бесследно. Покрутил в руке, будто собираясь то ли отдать слугам, то ли попросить воды, но потом чуть покачал головой и вышел в распахнутые двери. Шагнул к балрогу и ударил, вложив всю силу, что была. Движения были еще скованные, но разве это когда-то мешало? Ударил сильно, под челюсть, стремясь сломать или пробить кромкой кубка. Он понимал, что это не поможет. Но сдаться? Принять? Нет. Стоит дать слабину, и затянет, захлестнет. Не было и не будет. Лучше умереть.

Отредактировано Аракано (02-07-2013 23:41:13)

0

10

Элхэ-Гхар. Первый помощник и секретарь Главнокомандующего балрогами Ангбанда.

Секретарь Готен-Бау не ожидал таких действий от нолдо. Вернее, он не ожидал их так сразу. Они с Готмогом проработали практически любые варианты развития событий. И наступивший вариант был проработан также. И действия при таком раскладе имелись в наличии. Элхэ не отступил, не стал уклоняться. Он дал себя ударить эльфу. Удар получился слабым и будто бы ватным, но он был. Эльф в нарядных одеждах ударил по лицу балрога и его не уничтожили на месте. Наоборот, балрог сделал испуганное, растерянное выражение лица и, низко поклонившись, забормотал:
- Сей изволит гневаться? - в голосе явственно слышалось недоумение и опаска, - Но чем я заслужил подобную немилость столь высокопоставленного Гостя? Мой тон показался Тебе неуважительным? - поклон стал ниже, балрог видел красиво расшитые туфли нолдо, - Я прошу прощение у Тебя. Больше подобного не повторится.
Элхэ выпрямился, но подобострастие с лица не стер. Напротив, его движения, манера держаться и взгляд - все стало безукоризненно подобострастным. Он отошел спиной на шаг от эльфа и жестами показал оркам-офицерам, что пора сопроводить Гостя на внутренний двор, где того ожидал его эскорт и охранная гвардия. Орки живо выстроились по обе стороны от нолдо на шаг позади, а Гхар, снова поклонившись и произнеся "Следуйте пожалуйста за мною" четко развернулся и уверенно повел всех за собою в сторону двора, где собрались остальные герои данной ситуации.

Отредактировано Gothom-bauk (04-07-2013 17:40:25)

0

11

Реакция балрога оказалась странной, но разумной в рамках того, что происходило. На вопросы времени не было. Они после, после того как.. как что? Что сейчас правильно? Как ему поступить? "Как всегда" - шепнуло сердце, - "Борись". Орки выстроились вокруг него. Но никуда с ними идти Аракано не собирался. Гость, значит, он. Ну-ну. Хороши хозяева. Раздробленная некогда рука заболела фантомной болью. Сосредоточиться. Шаг вперед и резко обхватив шею, сломать. Выхватить чужой неудобный меч мертвеца. Он и раньше так делал, в шахтах. Он выше и сильнее. Сейчас, вылеченный, тем более. Шаг вправо, ударить корпусом и вбить в лицо, под шлем, остатки кубка: размозжить нос, выбить глаз. Метнуться к стене, прорвав окружение. Одежда неудобная, тяжелая, но плотная: сколько-то защитит.
- Гость?, - усмехнуться горько, зло, - Конечно. Не для ваших игр я создан.
Встать в оборону. Аракано не надеялся прорваться. Только защитить. Память за стенами. Стены незыблемы. За стенами те, кого он любит. То чему он верит, то во что он верит.
"О Валар, пожалуйста..."

Отредактировано Аракано (04-07-2013 19:47:04)

0

12

Орки и прочий воинский состав. Майя-представитель Майрона в Твердыне присутствует, но не в поле зрения Аракано

Орки не спешили нападать. Ни нападать, ни защищаться - только подались назад, испуганно гомоня: за спиною Аракано промелькнул и скрылся майя, неуловимо и невидимо для эльфа, но пугающе для местного воинства. Актёры из орков были никудышние, надеяться на их талант в этой области мог только идиот.
Идиотов тут не было.
Зато тут были обманки - везде. Всё играло против нолдо. Даже сами стены.
На него не нападали - повизгивали, пятились, отворачивались, словно его взгляд - жёг.

А потом в коридоре появился конь - приведён был, цокая копытми по камню пола. Серый, в туманных тёмных яблоках, в серебре шелковистой гривы. От него орки порскнули в стороны, попятились сильнее.
По лицу же нолдо проскользнул снова тот самый ветерок, что впервые встретился ему сегодня у окна - холодящий кожу, пахнущий... мятой.

0

13

Элхэ-Гхар. Первый помощник и секретарь Главнокомандующего балрогами Ангбанда.

Гхар знал, что нужно делать - четко выполнять данные ему инструкции, работать на результат - во всем этом он был мастер. И от его-то взгляда уж точно не ускользнула неуловимая тень - все шло по плану. И цокот копыт расставил все точки. Появление коня в коридоре было даже эффектнее, чем вялые попытки нолдо быть героем ангбандской хроники. Стоя спиной к эльфу, Элхэ позволил себе самую саркастическую из своих улыбок - яда в ней было настолько много, что он едва не капал, сочась, прямо с губ. Но на развороте к Гостю она слетела с них и слилась с темнотой коридора, что наползала черным бархатом заплаток в тех местах, до куда свет от факелов не мог дотянуться своей извивающейся на сквозняке динамикой.
Визжащие и жмущиеся к стенам и к самому балрогу орки прекрасно дополняли картину общей истеричности, но именно апогея ирреальности, когда та превращается в реальность и грань стирается, и пытался достичь Гхар. Полностью дезорентировать нолдо в пространстве и переплетениях происходящего - Элхэ не даром был личным помощником Готен-Бау. В поклоне он мелкими шажками подошел к эльда и промолвил:
- Мы умоляем вас простить нас - меня, Вашего верного слугу, и этих бестолковых орков, если наша неучтивость и невежество повлекло за собою гнев столь высокого порядка, что Вы были вынуждены применить силу. - голос балрога лился стройным перезвоном, - Но позвольте сказать Вам, что лошадь подана и Вы можете покинуть Ангбанд прямо сейчас... - Гхар еще хотел добавить "со своей миссией", но промолчал и вместо этого еще раз поклонился. - Вы сами сядете в седло или, быть может, Ваш покорный слуга поможет Вам в этом?

0

14

Орки загомонили и отступили. Аракано замер. Не вязался их испуг с тем, что он успел выучить в плену о подлых тварях. Искаженные были разные в своей мерзости, но не было в них страха. Тем более с чего бы бояться им, когда число не на стороне нолдо. Фарс. Фарс это. Ладно выстроенный. Но зачем? Аракано отбросил мысли. Не ему тягаться с оскверненными в интригах, если он не хочет сам стать одним из них. Только вера. Вера и стены. И ничего более не нужно сейчас.
Когда появился конь, нолдо пропустил ветвистую, полную лжи, речь слуги. Он думал, думал быстро, отметая ходы. Его сознание, будто чуть плыло, движения были все еще медлительны, но не настолько, чтобы ослабить. Аракано думал. Потом смиренно чуть наклонил голову, бросил взгляд исподлобья. Оценил, запомнил. Он безропотно сел на коня. Прижал коленями. Вдох, выдох. Конь перебирает ногами. Вдох, выдох, вдох. Атака. Орки взвизгнули, но не они были целью копыт. Аракано метил в слугу. Метил, понимая, что не выбраться. А раз надежда теперь иная, то нужно сделать все для нее. Топтать врагов. Сколько он об этом мечтал? Долго? Время будто остановилось. Он слышал вскрики, какую-то суету. Но видел перед собой лишь цель.

Отредактировано Аракано (04-12-2013 14:43:44)

0

15

Орки и прочий воинский состав.
Майя-представитель Майрона в Твердыне присутствует, но не в поле зрения Аракано

C конями всегда практически проще найти общий язык, чем с нольдор, - в этом согласны были и орки, и злокозненный майя, притаившийся за их спинами. Два-три укола стрекалом с тыла, несколько отблесков пламени, видимых для коня, но не для эльфа, - и копытное уже куда больше озабочено тем, чтоб вырваться на волю из перехода, чем тем, чтобы слушаться своего всадника...
Орки пятились, выли под копытами, но, стоило только коню понести - понеслись вслед, толпою, не стреляя, но вопя более чем громко. Впереди не было поворотов до самых ворот и толпа, подпирающая коня сзади, была не меньшим стимулом, чем огонь и боль - конь не желал разворачиваться к свободе задом и крушить врага: каким бы отличным он не был с виду, боевым или, тем паче, боевым эльфийским конем это животное не было...

0

16

Элхэ-Гхар. Первый помощник и секретарь Главнокомандующего балрогов Ангбанда.

Элхэ-Гхар знал, что лошадь понесла не просто так. Он, в отличии от нолдо, видел своего коллегу, скрывающегося в бархатной черноте полумрака. А посему у него было время мобилизоваться и постараться не попасть под тяжелые копыта лошади, которая перед тем как понести, все таки успела послушаться своего седока и попыталась затоптать вместе с несколькими орками, еще и секретаря Готен-Бау.
Было достаточно трудно сохранять _правильное_ выражения лица все время, пока происходила ситуация с конем и компанией, но Элхэ казалось, что он справился и с этим. Так или иначе, но затем, когда он сядет писать рапорт Главнокомандующему, он непременно сделает на этом акцент.
А сейчас, в реальность актуальной, за секунду до того, как конь понес, Гхару удалось сделать изящный вольт скольжения по стене и конь пронесся мимо, задев его только лишь стременем и выпуклостью седельной сумки. Шершавая каменная стена порвала красивый парадный мундир, но смотря вслед уносившегося коня, балрог думал лишь о том, что операция для него уже закончилась и он сдержался. Сдержался и не придушил проклятого эльфа. Это было самое трудное. Даже труднее лица с различными выражениями на нем. Он не ринулся вслед за лошадью, как это сделали послушные орки. Как минимум те, кого не успели задеть копыта во время той единственной попытке нолдо взять ситуацию под свой контроль, закончившейся провалом. И поэтому с каждой секундой перестук этих самых лошадиных копыт, как перезвон, удалялся и звучал все тише. Элхэ отряхнул изрядно помятый мундир, кинул взгляд в темноту, где так кстати стоял представитель Артано, кивнул ему и быстрым шагом направился в противоположную сторону от той, куда только что унеслась свита и Гость. Балрогу предстояло оповестить Готмога о том, что пришла его очередь выходить на сцену.

0

17

NPC Аракано

http://s3.uploads.ru/Ycnuf.jpg

Цель. Больше ни на что не было сил разума и воли. Но вопреки всем рывкам конь рвался куда-то вперед, и Аракано оставалось лишь стараться удержаться. Можно было попытаться его и остановить, и самому спрыгнуть - но на
это не хватало уже просто сил роа. Стены слились в неразличимую полоску, орочий вой позади = в единый шум. Лишь впереди возник отсвет. Воли? Свободы? Или очередной ловушки. Нет! Он не будет играть по их правилам! Нолдо резко натянул поводья, желая остановить скакуна, но было поздно - тот напуганный чем-то позади всего лишь взбрыкнул,ч чудом не уронив всадника и лишь слегка замедлившись, вырвался наружу. Небо хмарилось привычными тучами, словно придавливающими к земле. Тело почти против воли хозяина распрямилось, не желая поддаваться. Впереди слегка вилась утоптанная серая дорога. Волчии лапы да орочьи ноги - вот что в основном топтало её. Но коню было все равно, а у всадника не доставало сил его остановить. Ангбанд так или иначе оставался позади.

0

18

Eöl написал(а):

Но крепость, та ее часть, что прилегала к домне, та ее часть, что была внешней стеной, выходящей к предгорьям и равнинам, просто сложилась внутрь многими этажами, обрушилась в нерасплавленное железо, разлетевшееся по полу поделками, дрогнула и замерла.
На нижних этажах бушевало подогретое углем и метаном пламя. По верхним вовсю змеились трещины, в которые запросто мог бы протиснуться средних размеров дракон. В середине же было разворочено всё так, словно в песчаный замок попали зелёным кислым яблоком.

0


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Мечты сбываются. Но не всегда так, как хочется, 5 г.С., н. з - сыгран


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC