Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Чем опасны коридоры, 5 год Солнца, начало зимы - сыгран


Чем опасны коридоры, 5 год Солнца, начало зимы - сыгран

Сообщений 31 страница 60 из 82

31

Около полуночи, Дэрг решил возобновить допрос. Стойкость нолдо превосходила его ожидания. Майа опасался, что Огыр, расслабленный выдержкой и удивительной регенерацией пленника перестарается и ненароком прибьёт его, потому не решался оставить его работать одного. Возник даже соблазн сменить ему палача на кого-то по опытнее, но причины, по которым  орководец не сделал этого с самого начала, никуда не делись.
Майа рассчитывал, что за прошедшие часы эльда успел восстановиться. С медициной во вверенных ему частях было не шибко хорошо, поэтому оставалось только уповать на тягу пленника к жизни, в которой этот зараза то и дело заставлял усомниться.
Когда нолдо вернули в пыточную он выглядел ещё хуже, чем когда его уводили. Дэрг обратил внимание на перевязанную кисть. Парень с одной рукой умудрился обработать такую рану... это ж какой навык надо иметь... может, он лекарь?.. Нет, его видели сражающимся...
- На дыбу его.
Новая смена стражи с энтузиазмом принялась укладывать пленника на стол и крепить кожаные ремни ему на запястья и щиколотки.
- Огыр, у него бинты на руке, проконтролируй как её привязывают. - Посоветовал майа, - ты не знаешь, вдруг перед тобой светило медицины, который полностью вылечился за такой срок, потом обвязался тканью для отвода глаз. Некоторым ещё и какой-нибудь гвоздь удаётся украсть. Что уставился? Невероятно? А ты поставишь свою голову это?! Нет? Тогда марш проверять бинты и крепления! К любой, запомни, к любой непонятной хрени надо относится с подозрением!
Палач-стажёр послушно пошёл проверять. Рука у нолдо оказалась травмированной и перебинтованной без подвоха, но даже если бы у Огыра не был зашит рот, спорить бы он не стал.
- Вы двое становитесь к разным воротам, поможете Огыру растягивать длинноухого.

Стражники навалились на ворота, заскрипели ремни.
- На случай, если ты забыл, я повторю свой вопрос. Какова общая численность дружины твоего отца и братьев? Вижу, обстановка тебя не слишком волнует, но что насчёт трупа у тебя в клетке? Я ещё раз предлагаю тебе её похоронить. Если, конечно, ты не слишком привязался к этой крошке.

Отредактировано Дэрг (25-02-2013 22:40:56)

+1

32

В камере стоял смрад от разложения. Аракано казалось, что еще немного и его можно будет потрогать руками. От запаха мутило.
Дверь распахнулась, явив отряд орков. Его вывели, и нолдо с трудом заставил себя сдержать непрекращающийся озноб. Знакомый, почти родной уже маршрут: камера – пыточная. Только в это раз на одну дверь дальше. Знакомый орк с зашитым ртом «Интересно, швы снимут, или это навсегда? Медленная казнь от жажды и голода?» - его снова передернуло. Знакомый и постылый майя. «Кем ты был до падения? Кому служил  и был другом? Не терзаешься ли от своего выбора?»

- На дыбу его.

Дыбой оказалась странная конструкция похожая на стол (?) с двумя барабанами по коротким сторонам, от которых тянулись петли с наручниками. Эльдар никогда никого не пытали. Сама идея издевательства над побежденным вызывала отторжение, поэтому  Аракано не мог понять мыслей, что вели врага. Тело не настолько важно, чтобы положить его благополучие на чашу весов против благополучия семьи и друзей, его народа.

Ремни легли на щиколотки и запястья, наказанный орк  проверил зачем-то искалеченную руку. «Будто она может зарасти за столь короткое время.»

- На случай, если ты забыл, я повторю свой вопрос. Какова общая численность дружины твоего отца и братьев? Вижу, обстановка тебя не слишком волнует, но что насчёт трупа у тебя в клетке? Я ещё раз предлагаю тебе её похоронить. Если, конечно, ты не слишком привязался к этой крошке.

Дыба заскрипела. Ремни натянулись, боль прострелила тело.

- Не знаю. Себя похорони, - огрызнулся нолдо. И тут же пожалел. Слова перешли в крик, его захлестнуло болью. И только собрав волю, он заставил себя замолчать. Темница наполнилась скрипом, переругиванием оргов и его тяжелым дыханием.

«Не дождешься, искаженный. Ни крика, ни стона, ни слова, ни слез», - злость помогала держаться, - «Семнадцать, восемнадцать, девятнадцать…За кого он меня принимает? Отец  и братья... Знает ли из какого Дома? Двадцать, двадцать один...»

+1

33

Этой ночью им всем явно не светил спокойный отдых. Орководец настраивал своих подчинённых работать до внятного результата. Мужественный эльда был крепким орешком, и посему ни короткой смены, ни перекуров не предвиделось. Упрямый нолдо заставлял палача отрабатывать свой паёк на все сто процентов и Дэрг даже порадовался, что процесс продвигается так туго. Глядишь и на "проблемном" подопечном поднатаскается стажёр.
- Не знаю. Себя похорони.
Крики огласили камеру, и майа ощутил прилив удовлетворения. Страдания эльда были явственно приятны. Захотелось подойти, опустить ладонь на натянутые мышцы живота, когтями вспороть бледную кожу и погрузить руку в горячее и живое. Дэрг посмотрел на пленника туманным от жадности взглядом.
- Передохнули и хватит. Тяните ещё!
Ему вывихнут суставы... Как здорово их будет потом вправлять... И выбивать снова... Желание коснуться жертвы зашкаливало, но майа со всех сил постарался сосредоточится на официальном поводе мероприятия.
- Не можешь не знать. Сколько у вас копий?! - Орководец внимательно смотрел на лицо нолдо. - Тебе не жалко деву? Кстати, ты слышал, что смерть тела в Ангбанде - не всегда избавление?

+2

34

Аракано сбился со счета, который подходил к сотне, когда натяжение резко ослабло. Полувытянутые из суставов руки и ноги жгли огнем.

- Передохнули и хватит. Тяните ещё!

«Это безнадежно», - метались мысли, глуша немного боль, - «На что ты надеешься?» Нолдо сквозь жгуты агонии упрямо и яростно мотнул головой, прогоняя слабость. Он выдержит.

- Не можешь не знать. Сколько у вас копий?! -Тебе не жалко деву? Кстати, ты слышал, что смерть тела в Ангбанде - не всегда избавление?

Нолдо криво усмехнулся. Все он слышал. Но верить Падшему? Нет. На секунду ослабил контроль и снова захлебнулся криком. От боли взять себя в руки не получалось. Время растянулось резинкой, закрутилось и лопнуло. Будто в отдалении Аракано услышал хруст и сознание померкло. «Покой. Хорошо»

+2

35

Огыр уже знал, что нужно делать, когда пленник теряет сознание. Отпихнув одного из стражников, он чуть подкрутил ворот, чтобы ослабить натяжение ремней. Палач здорово струхнул, что командир разозлиться на то, что прошляпили момент, когда жертва вырубится. Теперь Огыр старался выглядеть образцом компетентности. Осмотрев суставы, дознаватель-стажёр убедился, что они сильно вывихнуты, к тому же сильно пострадали растянутые связки. Как никогда прежде Огыру захотелось спросить у орководца, что же делать дальше, но  грубый шов на губах лишал его этой возможности.
Так, орку пришлось сделать то, чего он старался избегать до последнего: подумать самому. С одной стороны, продолжить пытку прямо сейчас - непоправимо покалечить пленника, а командиру могло это и не понравиться. Когда пускать в расход важных заключённых (а в том, что этот был важным Огыр теперь не сомневался ) Дэрг решал исключительно сам. С другой, майа не давал никаких инструкций относительно жесткости воздействия, и прекращение пытки могло быть расценено как нерадивость, а палач и так был на не самом лучшем счету. Землистое лицо Огыра расчертилось морщинами от сильного напряжения мысли.
Майа ждал, с удовольствием наблюдая за тем, как из личинки палача мало-помалу вылупляется  гусеница.
Нолдо окатили водой, приводя в чувство.
- Сколько у вас копий? - повторил вопрос Дэрг, едва завидев в глазах пленника проблеск сознания, и без перехода добавил, - почему ты думаешь, что дома потеряли надежду тебя увидеть? Братья, друзья, невеста... Шанс невелик, но вдруг попаду в цель? ... У тебя есть невеста?
Рассчёт майа был прост: вызвать в жертве поток воспоминаний, надежд и неизбежно следующих за ними сожалений и страхов. Тогда можно было бы попробовать проникнуть сквозь его защиту, как уже удавалось сделать, когда нолдо был измождён или на взводе.

0

36

Падал снег. Ложился тысячами белых цветов на равнину. Вдалеке дыбились вновь льды, но где они шли, была лишь гладкая поверхность. В ней зыбким маревом отражались тени идущих. Осунувшиеся посеревшие лица. Выступившие скулы, впалые щеки. Но все еще яркие живые глаза. Он идет вначале колонны, где братья снова…
Его окатило льдом и все рассыпалось. «Вода», - понял Аркано, и открыл глаза. Непонимающе невидяще обвел глазами камеру, пока сознание любезно восстанавливало картину действия. Тело грызла боль. Теперь уже не сдерживаемый озноб бил вовсю. Его больше не тянули, но руки и ноги будто налились свинцом. Он чувствовал себя парализованным, беспомощным. Это вызывало горечь, ненависть и злость. Зрение все еще было мутно, и сколько ни пытался Аракано сосредоточиться, не прояснялось. Его тянуло в сон. Реальность отдалилась, он снова почти брел по льду.

- Сколько у вас копий?  Почему ты думаешь, что дома потеряли надежду тебя увидеть? Братья, друзья, невеста...  У тебя есть невеста?

Но вопросы зазвенели металлом и прояснили немного разум. Злость заставила собраться, лед ушел.

- Много, - огрызнулся нолдо, стараясь не стучать зубами. Ненависть придала сил, - Потому что, Оскверненный, меня выкопали из-под трупов твоих поганых орков. Значит, меня не нашли и давно оплакали, – он смело смотрел в лицо майа, - Нет у меня ни невесты, ни друзей, ни родичей.

А перед глазами снова стояли льды, застывший брат, прижимающий отчаянно дочь. Его глухой без ноты эмоций «Не смог, не спас, не спас». Аркано мотнул головой, отмахиваясь от ведения, думая, что теперь на братьев и отца лег еще один груз утраты, и тут же пожалел, сознание поплыло от боли.

«Держись, держись.  Ты должен выжить, и вернуться. Чтобы им стало легче.  Держись»

0

37

- Много. Потому что, Оскверненный, меня выкопали из-под трупов твоих поганых орков. Значит, меня не нашли и давно оплакали. Нет у меня ни невесты, ни друзей, ни родичей.

Дух сопротивления в нолдо был очень силён. Майа ощущал его как бьющий из разлома земли гейзер. Яркий, горячий, разбрасывающий кипящие капли во все стороны, на холодном воздухе обращаясь в клубы густого пара. Будет даже жалко, когда он сломается...  Преграда, окружавшая сознание пленника всколыхнулась, и Дэрг сумел выхватить несколько образов. Ледяная равнина, обжигающий холод, измученные лица вокруг... Хелкараксе... Вот к нему приближается кто-то,  кто-то, кому бесконечно доверяют... ясные глаза, мужественное лицо... Брат... Похож... Они явно знатные ведут за собой людей... Знамёна... Мне нужен их герб... Орководец чувствовал, что подобрался к чему-то очень важному, к тому, что пленник всеми силами старался утаить.
Несколько шагов, отделявших его от дыбы, Дэрг прошёл, не сводя глаз с жертвы. Нолдо был бледен, скулы заострились, губы приобрели землистый оттенок. Майа мягко положил ладонь на плечо жертвы - правое, принадлежащее травмированной тисками руке, и медленно сжал кисть.
-Много? Больше, чем вы вели за собой через льды?
По плану, вопрос мог бы взволновать пленника, вызвав новые воспоминания, а тянущая боль должна была помешать нолдо сосредоточиться на защите мыслей.
Огыр  дальновидно не вмешивался, превратившись в элемент интерьера.

0

38

Аракано чувствовал удары. Не телесные. Будто майа с разбега бился об его мысленную защиту. Отпустил – ударил, отпустил – ударил. Дух был намного сильнее нолдо, и Аракано это знал, но все равно сопротивлялся. Сопротивлялся отчаянно. За стеной пряталась малышка Идриль. Нолдо видел, что делали слуги Ангбанда с теми, кто слабее оказался их. И сейчас он только прикрыл глаза, но стена оставалась незыблемой.
Мягкое прикосновение заставило вздрогнуть, и на секунду бессознательно мысленно потянуться  к ласке. Несколько мгновений и она сменилась стальной хваткой. Аракано дернулся, переломанную кисть прострельнуло. 

- Много? Больше, чем вы вели за собой через льды?
От вопроса в душе все застыло. Аракано подавил испуг, вызванный осознанием, что майа очень много знает, и его лицо осталось беспристрастным.

Мысли заметались, и он с трудом упорядочил их. «Мне нужно умереть», - горькая усталая мысль, разливалась осознанием, - «Не хочу стать возможностью для шантажа. Не хочу вольно или невольно рассказать, что знаю. Но смогу ли я уйти? Правда ли слуги Моргота умеют привязывать душу к телу, чтобы с ними не делали? Может этот слабее, он ни разу не пробовал подчинить песней? Или считает недостаточно важным? Это не слабость, и не бегство. Нельзя чтобы они хоть что-то узнали»

На секунду Аракано представил отца. Каким он был в Тирионе. И мать рядом с ним. Это успокаивало.
Вдох-выдох.
Но надежда выдержать в нем еще теплилась, но она гасла с каждым мгновением, подтачиваемая логичными рассуждениями и страхом за своих.

Отредактировано Аракано (07-03-2013 23:27:59)

0

39

Стихией Дэрга была борьба, и спроси его: "считает ли он себя воином или палачом?", ответ был бы совершенно определённым. И в этот конкретно взятый момент жизни, майа почувствовал ограничения, которые налагает на него  воинское призвание. Он воспринимал допрос как кампанию, сознание жертвы - как поле битвы, дух - как заветную твердыню неприятеля. Противник оказался сильным, с яркой индивидуальностью, непредсказуемым, таким интересным... и Дэрг увлёкся. Усилием воли он несколько раз на протяжении работы с пленником возвращался к реальности, напоминая себе, что перед ним хрупкое смертное тело, которое не стоит задача уничтожить. И  вот, почти прорвавшись к желанной цели, майа обнаружил, что противник намерен оставить бренный мир.
Это не боевые действия, где лорд не может просто бросить свои войска и побежать. Противостояние духовное не могло развиваться по законам рукопашной схватки, здесь достижение цели вполне могло обернуться поражением. Отпустить фэа - умение, данное Создателем своим детям и никто не в силах отнять у них это право. Проклятье!!! Парень сейчас подохнет... Владыка мог бы... Ведь мог бы?!.. Воззвать? А насколько он ценный? Нет, довольно с нас ценных нолдо. Это будет неправильно, надо справляться своими силами... Вот засранец!
Майа лихорадочно соображал. Аргументы в пользу жизни у меня есть... Надо заставить его воспринимать... вывести из этого состояния... надо как-то шокировать... Да чтоб его! Надежды на эффективность боли в такой ситуации было критически мало, а шансы вернуть отделившееся фэа и вовсе стремились к нулю, значит, нельзя этого допустить. Не верю, что я это делаю. Хорошо, что нас никто не видит! Орков в расчёт Дэрг, естественно, не принимал, не считая их мнение существенным.
С уверенным видом, как будто он каждый день выкидывает подобные штуки, майа наклонился к пленнику и поцеловал холодеющие губы.

+2

40

Выдох-вдох, расслабиться. Это же не будет больно, а он так устал. И мертвые не умеют отвечать на вопросы. Увидит мать, когда сможет выйти из Чертогов. Она будет сердиться как в детстве, наверное. Выдох-вдох, и.. что-то нежно коснулось растрескавшихся губ. От удивления пленник распахнул глаза, и увидел перед собой лицо майа. Это было неожиданно. Его поцеловал темный дух?! Зачем?! Тело реагировало быстрее мыслей: резко ударить головой, целясь в переносицу. От омерзения все смирение слетело шелухой. Не то чтобы Аракано было важно, что сделают с его телом после смерти, но такое заставило задуматься. Но и думать пока было некогда, холодный разум застилали раздражение да вновь проснувшееся упрямство. 

Выбитые суставы мешали двигаться, нолдо дернулся несколько раз в путах, зашипел рассерженным котом, и затих.

- Не думал, что Оскверненные не брезгуют пленниками, - голос оказался сорванным и тихим, но к радости Аракано, не дрожал. Он усмехнулся, туша волей боль – стоило выйти предсмертного оцепенения, как тело заявило о себе.

+1

41

Сработало. Пленник на глазах приобретал живой вид. Упрямство и жар борьбы, так явно ощущаемый майа, поднялись внутри нолдо мощной волной. Он даже боднул Дэрга так резко, что тот немного не успел отдёрнуть голову и получил ощутимый удар в переносицу.Отход в чертоги Намо у заключённого откладывался. Всё гениальное - просто!
- Не думал, что Оскверненные не брезгуют пленниками
Дэрг рассмеялся со смесью издёвки и невольного облегчения.
-Ты напрасно ограничил моё воображение собственными рамками. А что орки, бывало, творят! В общем, иногда их пленные интересуют не только как рабская сила или нежное мясо.
По знаку орководца стражники сняли с него крепления, всё равно быстро двигаться нолдо не мог.
- Огыр, вставь суставы и зафиксируй. Бинты почище принеси! На эти даже мне смотреть дурно.
Прекращать допрос на таком важном моменте было никак нельзя, характер пленника позволял предположить, что передышка не пойдёт на пользу дознавателям. Потому Огыр под тяжёлым взглядом командира вправил выбитые суставы и туго перебинтовал плечи.
- Теперь пошли все вон отсюда. И принесите мне сухое красно вино.
Орки не заставили повторять дважды, для них это означало возможность передать наконец пост другой смене. Когда дверь за ними захлопнулась майа и нолдо остались в полной тишине.

0

42

Майа рассмеялся.
-Ты напрасно ограничил моё воображение собственными рамками. А что орки, бывало, творят! В общем, иногда их пленные интересуют не только как рабская сила или нежное мясо.

- Рамки исходят из опыта, - огрызнулся нолдо,- Твой меня не прельщает.
Воображение Аракано отказывалось выстраивать картину, сколько он не старался.

Стоило оркам снять ремни, как Аркано дернулся, но безуспешно. Выбитые суставы не слушались, парализуя конечности. От движения боль оказалась резкой. От нее реальность стала кристально чистой и звонкой. Предметы казались резкими, будто вырезанными из мира бытия. Темная песня майа окутывала пыточную, растекалась черными кляксами по стенам. Она давила, теснила, мешала. Хотелось, чтобы вспыхнул очищающий свет или огонь, сжигая эту гадость.

- Огыр, вставь суставы и зафиксируй. Бинты почище принеси! На эти даже мне смотреть дурно.

«На колу висит мочало…», - вспомнилась пленнику детская песенка – потешка. Орк сноровисто вправил суставы. Когда вспышки боли утихли, Аракано понял, что перебинтован и относительно свободен. Если можно считать свободой камеру с майа в качестве палача. Но он не был привязан, и это давало толику надежды. Аракано быстро и как можно незаметней накинул лечебный наговор. Он был слаб и потихоньку подтачивал силы, но мог снять отек, а значит помочь двигаться. Аракано не собирался выяснять, зачем майа понадобилось выгонять орков.   
Тишина давила.

+1

43

Кувшин с холодным вином был деликатно оставлен на столике у входа. Дэрг присел на него, взял глиняный сосуд в руки и сделал щедрый глоток.
- У стражи давно закончилась смена, а для Огыра сегодня истёк последний день наказания. Ты так смотрел на него в первый раз. Тебя это шокировали его швы? Тебе не случалось наказывать своих воинов?
Лицо пленника стало ярче, а взгляд - яснее. Майа чувствовал, что нолдо внутренне собирается, готовясь выкинуть что-то. Дэрг вздохнул, вложив в этот вздох всю усталость, какую могло бы испытывать смертное тело. Конечно, его противник знал, что майа не так уж привязаны к телесной оболочке, но Дэрг понадеялся,  что жертве сейчас не до детального анализа происходящего.
- Будь у меня хоть малейшее сомнение, в том что ты выкинешь что-нибудь, я бы мог угостить тебя ужином. Час поздний, ты давно нормально не ел нормальную, да и я мотаюсь с утра. Как насчёт разделить со мной трапезу, объявив на это время перемирие? Всего на  полчаса. Ты восстановишь силы для глупой и бесперспективной попытки побега, хотя я б не советовал.
Дэрг снова отпил из горла, брезгуя принесенным бокалом. Вино было терпкое, пряное, но почти без кислинки. Неплохое вино для Севера.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

44

Майа вздохнул. Совсем как мог бы вздохнуть любой из эдьда: устало. Аракано удивленно нахмурился: разве духи чувствуют ее? Или служба Морготу привязывает к телу?
Чувствуя, что пока дух не собирается подходить к пленнику, нолдо с трудом сел. Мир чуть затянуло дымкой и его повело, но наговор действовал, и это быстро прошло. Хотелось встать, но он не был уверен, что устоит на ногах.

- У стражи давно закончилась смена, а для Огыра сегодня истёк последний день наказания. Ты так смотрел на него в первый раз. Тебя это шокировали его швы? Тебе не случалось наказывать своих воинов?

- Нет, - ответил спокойно нолдо, но больше не проронил ни слова. Зачем? Если майа когда-то жил в Благословенном краю, он знает порядки эльдар. И пусть на них теперь легло проклятье, они не превратятся в ведомых темной волей, уподобляясь тварям Моргота. 
   
- Будь у меня хоть малейшее сомнение, в том что ты выкинешь что-нибудь, я бы мог угостить тебя ужином. Час поздний, ты давно нормально не ел нормальную, да и я мотаюсь с утра. Как насчёт разделить со мной трапезу, объявив на это время перемирие? Всего на  полчаса. Ты восстановишь силы для глупой и бесперспективной попытки побега, хотя я б не советовал.

Дух казался обманчиво мирным и доброжелательным. Аракано покачал головой. Последнее что сейчас хотелось – есть. И он не доверял, интуитивно чувствуя подвох. Нолдо постарался незаметно осмотреть помещение, думая, что могло бы стать оружием.

Отредактировано Аракано (08-03-2013 19:15:07)

0

45

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

.

В пыточной камере по стенам были развешены подернутые ржавчиной инструменты. Штыри из тусклого метала, окисляющиеся пилы, массивные клещи и зажимы. Орководец всегда настаивал, что вещи здесь должны выглядеть так, чтобы к ним не хотелось даже прикасаться. Всё-таки не для боя использовали инструменты, а для работы со связанными жертвами, и психологический эффект зачастую был важнее непосредственной функциональности.
Нолдо очень аккуратно оглделся, но Дэрг заметил бы этот взгляд даже если бы стоял к  заключённому спиной, не из-за внимательности, но потому что ждал его. Майа осознавал, как сильно жаждет его жертва свободы, а вокруг столько холодного оружия...
- Хочешь попробовать отбиться прямо сейчас? А что дальше? Как ты планируешь пробиваться наверх, один? Как ты собираешься выходить из Твердыни? Как будешь один, раненый, проходить Ард-Гален? В твоём плане спасения учтены действия стражи? А мои? Ты меня не одолеешь, это очевидно. Единственно, ты лишишь меня возможности обращаться с тобой вменяемо.

+2

46

- Хочешь попробовать отбиться прямо сейчас? А что дальше? Как ты планируешь пробиваться наверх, один? Как ты собираешься выходить из Твердыни? Как будешь один, раненый, проходить Ард-Гален? В твоём плане спасения учтены действия стражи? А мои? Ты меня не одолеешь, это очевидно. Единственно, ты лишишь меня возможности обращаться с тобой вменяемо.

Монолог завершился, и тишина вновь повисла между ними. Нолдо задумчиво прищурился. Взгляд майа то следил за ним, то будто уходил вглубь, как если бы дух говорил с еще кем-то.  А может так оно и было.

- Ты взываешь к моему разуму, - задумчиво заговорил Аракано на квенья, ему надоело отвечать на чуждом Темной наречье, и родная речь помогала, - но не кажется ли тебе, Оскверненный, что смерть для меня не худший итог? Не под пытками – вдвойне. Или ты хочешь сказать, что стоит мне заговорить, потом отпустишь?  Ты хочешь, чтобы я этому поверил? – он рассматривал лицо майа, ища зацепку, что происходит внутри его, - Ты тщетно надеешься, - он покачал головой, - Никто, любя свой народ, не придаст его. Никто по доброй воле не расскажет врагу. Бесполезно.

«Вставай, ну же».
На удивление, ноги послушались. Держать равновесие было трудно, но возможно. Нолдо выпрямился и расправил плечи, следя за палачом.

0

47

Покачнувшись, нолдо встал с видимым усилием.
- Смерть - это капитуляция. Если все наши враги отправятся на Запад, это будет нашей победой здесь. Когда уходит кто-то, кто может дать что-то обществу, общество слабеет. Те кто созидают, лечат, вдохновляют на подвиги, ведут за собой.
Дэрг отхлебнул ещё вина и посмотрел на нолдо. Майа играл не на своём поле и чувствовал себя на нём не слишком уютно.
- Я уважаю твоё поведение. У тебя есть принципы, у тебя дух бойца. А между двумя воинами вполне есть место некой этике.
Нолдо, судя по виду, был настроен весьма решительно, и Дэрг почувствовал укол сожаления, который тут же попытался отогнать. В его душе нашлось место невольной симпатии к пленнику, и майа не был до конца уверен, что это правильно. Как объяснить, что любая связь - двусторонняя? Я привязан здесь тобой, также как и ты - мной.

0

48

- Уж не заботишься ли ты о эльдар, – усмехнулся нолдо, - Оскверненный?

Легкий полушаг влево на сколько позволяют кандалы, не сводя глаз с обманчиво расслабленного майа. Влево, где на стене в гнездах покоились длинные штыри. Влево, потому что цела кисть. Спокойное нейтральное лицо, привычная маска, отработанная в шахтах. Но не безвольное, им уже не собьешь.

«Интересно», - еще полушаг, - «Пьянеют ли майа? И сколько потребовалось бы вина?», - праздные лишние размышления, полушаг.

- Этике? – переспросил Аракано, - О чем ты? – полушаг.
Плавные движения, тупая боль вечной спутницей. Он мысленно сжался, не отводя глаз. Не глядя сделал рывок к стене, рука сомкнулась на длинном ржавом, но крепком штыре.

0

49

- Уж не заботишься ли ты о эльдар, Оскверненный?
С упорством, достойным лучшего, с точки зрения Дэрга, применения, нолдо подбирался к стене с инструментами. Неужели, всё-таки будет прорываться? - недоумевал Дэрг, глядя на его манёвры.
Этике? О чем ты?
Метнувшись к стене, пленник завладел оружием. Он не надеется прорваться. Он готовится защищаться. - Догадался орководец, - Наверное, он решил, что я сейчас...
- Если мы сражаемся на разных сторонах, это не значит, что мне недоступны понятия о сочувствии, уважении к противнику, и, да, об  этичном поведении. Вот, например, передо мной ослабленный враг. Как я могу с тобой драться? А просто позволить тебе уйти я не имею права. У тебя свои обеты верности, а у меня - свои.
Майа наблюдал за эльда, но сам не двигался с места.

0

50

То что майа видит его передвижения, Аракано понимал. Да и сложно не заметить их в небольшой пыточной. Он спокойно и плавно достал штырь, вставая в защитную стойку. Мешала цепь на ногах, но избавится от нее не было возможности, значит, нужно делать все, что сейчас возможно. Тело болело. Оно было по ощущению неповоротливым, уставшим, изломанным, но худо-бедно слушалось.

- А пытать ослабленного врага – этика позволяет? – с издевкой поинтересовался нолдо. Он не верил, внезапно ставшим понимающим и мягким, духу.

«Еще одна уловка»
, - тоскливая мысль, - «Он думает, что расслаблюсь и раскроюсь? Не может быть майа наивным. Скорее Моргот подобреет»

Отредактировано Аракано (09-03-2013 18:38:55)

+1

51

Нолдо перехватил штырь, изготовившись к обороне. Ну хоть атаку не лезет, - оптимистично подумал Дэрг.
- А пытать ослабленного врага – этика позволяет?
Голос пленника был полон скепсиса и сомнений. Ожидаемо, но логично. В свете единственного юноша выглядел решительно и сурово.
- Да, потому что мне нужна информация, которую ты отказываешься давать иначе. Ты, конечно, убеждён, что никогда не окажешься на моём месте. Но что если к тебе в руки попадёт враг, убивавший твоих людей на твоей земле враг, и от его сведений будет зависеть многое? Судьба твоей семьи, успех наступления, или жизни тех, за кого ты в ответе? Если бы у тебя был выбор: пытать или пожертвовать всем этим. Ты бы выбрал благополучие врага?

Отредактировано Дэрг (09-03-2013 19:50:12)

+1

52

Стоять становилось с каждой минутой все тяжелее. Недавно вправленные суставы явственно обещали вот-вот подвести. Левую руку уже раз свело судорогой, но она не дрожала. «Пока» - горько подумал нолдо, - «Мало времени»

- Нет, конечно, нет, - он покачал головой, - Но и пытать не стал. Ни одно знание, как бы важно оно не было, не равно чужой жизни. Всегда найдется другой способ. Да и тебе ли говорить о семье, предавший Валар. И верности у тебя столько же, Оскверненный.

«Сколько еще будет продолжаться эта бесполезная беседа? Чего он добивается?»

Отредактировано Аракано (09-03-2013 20:00:27)

0

53

Нет, конечно, нет. Но и пытать не стал. Ни одно знание, как бы важно оно не было, не равно чужой жизни. Всегда найдется другой способ. Да и тебе ли говорить о семье, предавший Валар. И верности у тебя столько же, Оскверненный.
  Первый запал выветривался из пленника, и майа понадеялся, что драться, быть может, и не придётся. Бороться, когда не оставалось шанса проиграть, Дэргу было скучно. Конечно, в реальном бою он не мог позволить себе такой роскоши, как позволить противнику подняться или вернуть выбитое оружие: всё-так они сражались ради результата, а не процесса, и на военачальнике лежала ответственность. Но здесь, где дело касалось только двоих, майа шиковал.
- Ты представь, что без этой информации ты не сможешь кого-то спасти. Получается, ты ради чужой жизни -  жизни врага, жертвуешь иной жизнью - жизнью друга. Почему это хорошо?

Отредактировано Дэрг (09-03-2013 20:11:11)

0

54

- Почему это хорошо?

Очень хотелось раздраженно зашипеть, например. Потому что нолдо не был силен в философских беседах. Долгие споры давались с трудом. Еще в Благословенном краю, он старался не вступать в длительные дискуссии, предпочитая доказывать свои принципы делом. Сейчас же разговор с майа и вовсе выматывал, вымывая крупицы силы.

- Потому что…, - начал нолдо. Спокойно вздохнул, будто готовясь к длинному монологу. И резко метнул в темного духа штырь, выхватывая из крепления другое, и ушел в сторону,  к двери.

+1

55

- Потому что…
Орководцу показалось, что нолдо проникся его речью и сейчас выдаст развёрнутый ответ, полный разумных суждений и взвешенных контраргументов. Ничего подобного. Лихой парень метнул штырь во врага, пытаясь проскользнуть мимо него к двери.
Стол, на который облокачивался Дэрг стоял у стены рядом с дверью. Не желая сильно смещаться с удобной позиции, майа только чуть отклонился в сторону, сбив летящий штырь ребро ладони.  Позволив нолдо приблизится, воин метнулся к нему, на плавном подшаге обойдя сбоку: "с него станется бодаться", и сгрёб юношу в охапку. Пользуясь затруднительностью положения противника, Дэрг прижал его локти, обняв покрепче.
- Так почему? - приглушённым голосом спросил майа, - мне действительно важен твой ответ.

Отредактировано Дэрг (10-03-2013 15:36:36)

0

56

Аракано услышал глухой шлепок, и металлический звон штыря от пол. «Отбил. Вот же ж…»  Майа неожиданно возник сбоку, и попытался захватить в объятья. Нолдо тщетно старался уйти от хватки. Сильные руки накрепко лишали движения, прижимали локти к телу, которое прострелило болью. Он замер, услышал вопрос, и резко дернулся. Ударил по лодыжке майа, стремясь задеть кандалами и выбить равновесие, подмять под себя. За время плена он исхудал, высох, но остался высоким и жилистым. Пытки подточили его тело, но сейчас оно бросило все силы на сопротивление.
Майа держал крепко. Аракано резко мотнул головой, стараясь попасть в лицо. Духу  скорее всего неудобно было удерживать пленника: он прижимал Аракано к себе боком, что давало нолдо шанс все-таки вывернуться. Что последний и делал, рвясь на свободу, что есть сил.

+1

57

Переговоры продвигались с точки зрения Дэрга неплохо, хотя и несколько агрессивно. Нолдо был выше ростом, и, не будь он ранен, Дэрг не рискнул бы осуществить подобный захват. Здоровый и не скованный колодками противник получал массу возможностей для атаки.
Сейчас же нолдо, преодолевая боль в суставах, выдирался что есть сил.  Оказавшийся в охапке пленник всё-таки боднул, вынуждая Дэрга сильно отклонить голову. Резкий удар по лодыжке заставил воина дёрнуться, неизбежно сместив центр тяжести. Оказалось, что оковы пленника мешают и ему обрести положение поустойчивей, путаясь под ногами. Поняв, что удержать равновесие с отчаянно сопротивляющимся юношей в руках не получится, майа решил сделать падение контролируемым. Несмотря на разницу в росте, Дэрг весил существенно больше и совершенно не желал оказываться снизу в партерной борьбе. Исхудавшего пленника впечатало лопатками в пол, а майа упал сверху, придавливая противника телом.
- Отсутствием ответа ты подтверждаешь мою правоту, - от падения дыхание Дэрга сбилось, - а если я прав, почему не признать это?

Отредактировано Дэрг (11-03-2013 14:23:04)

0

58

Он все-таки сбил майа с ног, но при падении противник извернулся и подмял под себя. От падения на каменный пол выбило дыхание и зазвенело в голове. Травмированная рука будто взорвалась от боли, соприкоснувшись с поверхностью. Приземистый дух оказался тяжелым. Нолдо попытался скинуть его, но безуспешно. Дышать под ним оказалось тяжело. От боли и усталости сознание поплыло – тело исчерпало накопленный заряд и требовало покоя. «Переоценил себя»

- Отсутствием ответа ты подтверждаешь мою правоту, а если я прав, почему не признать это? – голос майа звучал сбивчиво.

- Ты не прав, - горячо, но тяжело и сипло воскликнул нолдо, - Отвечать тебе, все равно что бросать семена в пустоту. С врагом нет разговора, слуга Моринготто.

Он раздраженно дернулся, силясь скинуть противника, или хотя бы высвободить левую руку. Второй штырь он уронил при падении, но тот откатился не так далеко, и дотянуться до него не составило бы проблем.

0

59

- Ты не прав! Отвечать тебе, все равно что бросать семена в пустоту. С врагом нет разговора, слуга Моринготто.
Пленник не прекращал отчаянного сопротивления, пытаясь высвободить руку со здоровой кистью.
- Всегда вы так отвечаете! Я не понимаю ваших убеждений, но хочу их понять. А вы и не пытаетесь никому ничего объяснить, предпочитая бой. И ты ещё скажешь, что это со мной нельзя говорить?

Отвлекшись на пламенную речь, Дэрг пропустил момент, когда рука пленника выскользнула из-под него и схватилась за валяющийся штырь. Майа дёрнулся, но слишком поздно -ржавая железяка глубоко вошла ему под рёбра.
Дэрг коротко ругнулся на тёмном наречии и с опозданием схватил запястье нолдо. Вторая ладонь майа легла на горло пленному и сдавила. Глаза юноши затуманились, тело расслабилось. Майа с усилием поднялся. Штырь торчал из бока, порез сочился густой тёмной кровью. Воин не опасался, что рана убьёт его, но боль она причиняла немалую.
Молодец, парень. Такого бы мне в  армию... Взяв пленника на руки, майа легко поднял его и устроил на кресле, прикрепив ремнями.
Дэрга чрезвычайно занимал процесс борьбы, но он снова себе напомнил, что увлекаться не стоит. Слишком легко было поддаться искушению, сделав то, к чему воина так естественно выносило течением их противостояния. Сделать и перейти черту, за которой фэа нолдо всё-таки покинет тело. Майа совсем не этого хотел.
На работу с заключённым требовалось время и, вероятно, немалое. Дэрг вдруг понял, что он так никому и не рассказал об этом нолдо, а ведь строптивый пленник мог всё же решиться на самоубийство, не дав показаний.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дэрг (12-03-2013 00:33:29)

+1

60

Майа ответил, но Аракано его не слушал, хоть и смотрел в глаза темного духа. Он медленно вытягивал руку, не привлекая внимания. Почувствовал ее свободу, и резко выкинул в сторону, хватая штырь. Бил наверняка, чуть ниже ребер, в незащищенный бок. Металл вошел тягуче, но не слишком тяжело. Майа успел только дернуться. Тонкой струйкой потекла кровь.  Аракано улыбнулся, услышав как выругался противник. Руку, держащую оружие схватила чужая сильная ладонь. Захрустело запястье, и пальцы невольно разжались. Вторая же легла на горло, сдавливая, лишая возможности вдохнуть. Нолдо задергался, пытаясь вырваться или сбросить удушающую хватку. Мир потек, стены накренились. Он тонул, падал. Пыточную затянуло мглой, в которой плясали разноцветные вспышки.
Когда вернулся в легкие воздух, обжигающий, но желанный, майа уже встал. Он легко поднял пленника, и Аракано понял, что дух сдерживался в их борьбе. «Но зачем? Он считает мои знания настолько ценными?» Несколько шагов, и вновь нолдо оказался на троне, где, казалось, вечность назад ему дробили кости. Штырь майа так и не выдернул, и пленник гадал: больно ли ему. То, что удар не убьем оскверненного, но все же майа, он не  сомневался.
Заскрипела дверь, пропуская новый отряд орков. Аракано устало прикрыл глаза.

+1


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Чем опасны коридоры, 5 год Солнца, начало зимы - сыгран


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC