Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Это знает всякий, это не слова: преданней собаки нету существа (с)


Это знает всякий, это не слова: преданней собаки нету существа (с)

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

Годы: 2-й год Солнца, зима (!)
События: познакомиться, поприключаться, подружиться.
Действующие лица: Финрод, Бродяга.
Предшествующие события: ---
Предшествующая тема: смежная будет указана чуть позже
Соответствие канону: не противоречит
Соответствие игровому моменту: соответствует.

Обратите внимание на локацию: лесные предгорья, уклон почти незаметен, в наличии несколько небольших оврагов. На момент начала эпизода утро, переходящее в день, погода ясная и морозная.

Теги: зима,2 год Солнца,Третий дом

0

2

Луч солнца скользнул по морде, заставив его сморщить нос. Пес поднял голову и зевнул - от души, во всю пасть. Потом поднялся, расправил лапы, потянулся.  Поймал носом воздух.
Ветер донес смесь запахов. Мерзлое дерево, дым далекого костра, след пробежавшего ночью зайца, белка, деловито грызущая шишку на верхней ветке... И запах свежей крови.
Бродяга принюхался внимательнее. Лиса... Совсем недалеко. Пес редко нападал на лисиц - зачем бы, если можно найти более вкусную дичь? Но эта была ранена, а в животе уже два дня ни крошки... И, держа нос по ветру, он затрусил в сторону запаха.
Лиса вела себя странно. Учуяв, а затем увидев большого волкоподобного пса, она визгливо тявкнула и попыталась убежать, но почему-то через пару шагов упала, словно ее держало что-то. Бродяга настороженно шевельнул ушами. С таким поведением он сталкивался впервые. Осторожно шагнув вперед и не обращая внимания на истерический визг лисицы, он принюхался. Острый запах железа и двуногих смешивался с запахом боли и страха, исходящим от лисы. Это был запах беды. Осторожность взяла верх. Бродяга попятился и направился в обход, решив оставить лисицу в покое... Но внезапно что-то щелкнуло, и левую переднюю лапу пронзила резкая боль, От неожиданности пес взвизгнул и дернулся в сторону, но железные челюсти, стиснувшие лапу, не пустили...
Так больно ему не было уже давно. Может быть, никогда... Рваться пес быстро перестал - от рывков становилось еще больнее. Поджав хвост, он присел на задние лапы и, подняв морду, завыл, жалуясь непонятно кому...

+2

3

Прогулки в одиночестве Финдарато позволял себе нечасто, да и сейчас бы не рискнул, но все было спокойно, да и границы остались не так уж далеко, а на поясе висел рог. Позвать на помощь и получить ее он бы точно успел.
А неизведанные еще места манили за собой, дорога ложилась под копыта коня, зимний ветер приятно холодил кожу, а теплый, подбитый мехом плащ не давал замерзнуть.
Низкорослая местная лошадка шла ленивой рысцой, но Финдарато никуда не спешил, а просто наслаждался прогулкой. Его нечасто тянуло побыть в одиночестве, но сейчас был как раз тот случай.
Переночевав в лесу и позавтракав подстреленным зайцем, нолдо затушил костер и отправился в путь. Пейзаж был довольно однообразным - предгорья, редколесье, изредка перемежавшееся лугами, сейчас примороженными и печальными. Но было в этой простоте что-то беззащитно-нежное, щемящее, что притягивало к себе.
Вдалеке послышался волчий вой, и Финдарато решил было держаться в стороне - сейчас, зимой, волки могли напасть и на эльфа, к тому же, не все волки были просто животными. Но потом вой раздался снова, и ему почудилась не угроза и не голод, а тоска и боль. Как будто зверю было плохо.
Это, конечно, могло быть западней, но Финдарато не верил. Он решительно повернул коня и поехал на тревожный звук.
Довольно скоро его лошадка начала испуганно прядать ушами и коситься в сторону - ветер донес волчий запах. А к вою примешался еще какой-то визг, похожий на лисий или куний...
Потребовались определенные уговоры, чтобы лошадь согласилась идти дальше. А еще через пару сотен рангар Финдарато заметил и двух бедолаг, угодивших в соседние капканы: как видно, волк погнался за лисой, и оба угодили в одну ловушку. Он спешился, набросил поводья на ветку ближайшей березы, подобрал с земли крепкую палку и направился к зверям.
С лисой должно было быть сложнее - зверек рвался из железного захвата и явно был перепуган. Волк вел себя умнее, хотя от его воя сжималось сердце. А глаза светились разумом, но не злым.
- Тихо, тихо, - Финдарато заговорил негромко, не думая, что его поймут, но с успокаивающими нотками. - Сейчас всем помогу.
Сначала он присел рядом с лисой. Подсунул палку, как рычаг, и нажал, ослабляя железную ловушку. А глупая лиса, воспользовавшись тем, что руки у него были заняты, взвизгнула еще раз и юркнула в сторону, волоча покалеченную лапу.
- Стой, глупая! - он потянулся было поймать зверька, но та уже ускользнула. Финдарато только головой покачал - ей нужно было бы обработать рану. Но лиса явно придерживалась другого мнения, а звери, в конце концов, умели сами заботиться о себе.
Он подошел к волку и остановился так, чтобы зверь не мог дотянуться. Приближаться к хищнику было опасно - тот спокойно мог отхватить ему руку - просто от страха. Финдарато, конечно, полагал, что зверь почувствует, что ему хотят помочь, и не причинит вреда, но сначала хотел убедиться в этом.
- Я хочу тебе помочь, - твердо. - Так что посиди спокойно, будь так добр.
На сей раз эльф решил прибегнуть к легким чарам - так, на всякий случай, чтобы волк успокоился и не напал - и не повредил самому себе, стараясь ускользнуть.

0

4

Вскоре сквозь собственный вой Бродяга расслышал стук копыт. Пес замолчал, насторожив уши - звук был знакомым, лошадей он не раз видел, скитаясь с бродячей стаей в ранней юности.
Вскоре показалась и лошадь - невысокая мохнатая кобылка с заиндевевшей мордой. А на ней сидел двуногий, почти сразу, впрочем, спешившийся. Оставив лошадь в стороне, он подошел сначала к лисе.
Получив свободу, перепуганная лисица тут же юркнула в кусты, а двуногий повернулся к Бродяге.
- Я хочу тебе помочь. Так что посиди спокойно, будь так добр, - голос у него был решительный, но добрый. Пес тихо просяще заскулил, надеясь, что двуногий сможет ему помочь. Лапа мучительно болела, из-под железных челюстей сочилась кровь. Бродяга лег на бок, умоляюще глядя на двуногого и протягивая больную лапу. Тот стоял совсем рядом, глядя на пса с явным сочувствием. И взгляд внимательных глаз словно успокаивал, даже боль как будто стала немного легче. Пес видел на своем недолгом веку немало двуногих, самых разных. Были среди них и добрые и злые, но этот незнакомец вызывал доверие. Не зря же он пришел сюда, услышав его, Бродяги, зов... И лису освободил...

Отредактировано Бродяга (09-06-2014 17:32:05)

0

5

Кажется, волк его понял. Финдарато с жалостью смотрел на несчастного зверя, протянувшего ему лапу.
- Эх ты, бедолага, - он сел рядом и уже уверенно, не опасаясь, погладил несчастного по лобастой голове. Потом принялся за ловушку. На сей раз механизм оказался с хитростью, пришлось повозиться, но через пару минут нолдо добился своего - металл, щелкнув, распахнул свою зубастую пасть.
Финдарато тут же, не ловя на сей раз ворон, положил руку на спину волку.
- Полежи-ка. Твою лапу нужно обработать, - не спуская глаз с зверя, он бережно взял раненную лапу, оглядывая повреждения. Мех и кожа были разорваны, но кость на первый взгляд не пострадала.
Он снял с пояса флягу с водой.
- Потерпи, - строго. Нет, боль придется снимать, хоть и опасно здесь снимать аванирэ - но без чар зверю будет больно, а он дикий. Финдарато не знал, где граница его разума, что волк способен понять, а что - нет.
Негромко напевая, нолдо осторожно промыл рану - в нее попала земля и ржавчина с ловушки. Остальное волк, наверное, залижет - ну не перевязывать же его...
Он снова провел рукой по теплой, грязноватой шерсти. Умный зверь. И, кажется, добрый.

0

6

Он  не ошибся - двуногий и впрямь взялся помочь. Правда, возился он с ловушкой основательно дольше, чем с той, в которую попала лиса. Но, когда железные челюсти, наконец, разжались, боль тут же стала стихать.
- Полежи-ка. Твою лапу нужно обработать. Потерпи. - теплые пальцы осторожно коснулись больной лапы, не затрагивая свежую рану. Бродяге очень хотелось зализать разорванную шкуру, но он терпел, своим собачьим умом понимая, что двуногий хочет как лучше. Только тихонько постукивал хвостом по мерзлой земле. Пока незнакомец промывал рану, было больно, но эту боль можно было вытерпеть.
Когда двуногий закончил, пес поднялся, стараясь не наступать на раненую лапу, и благодарно лизнул руку своему спасителю. Рваные раны были псу не в диковинку - за полтора года бродячей жизни случались драки и с собаками, и с волками, да и добыча не всегда давалась легко. Так что, Бродяга отложил зализывание раны на потом. Благодарность за помощь - куда важнее, этому мать учила его с тех пор, как он научился ходить, не путаясь в собственных лапах. К тому же, в собачьей душе затеплилась надежда - может быть, спаситель окажется тем самым Другом, о котором он давно мечтал? От матери Бродяга знал, что у каждой собаки на свете есть  такой двуногий Друг, надо только суметь его найти...

Отредактировано Бродяга (09-06-2014 21:04:24)

0

7

К удивлению Финдарато, волк терпел болезненную процедуру очень хорошо, только хвостом бил. Видно, и правда понял, что ему это полезно. Умный зверь, очень умный... Да полно, волк ли это вообще? Взгляд у зверя был сейчас совсем собачьим. Может быть, когда-то он был ручным? Наверное, так и есть. А может быть, и сейчас ручной, многие из синдар дружили с животными. Волк, конечно, выглядел довольно диким - шерсть немытая и не расчесанная, но это еще ничего не значило. Он мог гулять на свободе довольно долго.
Почему-то ему стало немного грустно при мысли о ком-то, кто ждет этого зверя. А тот, когда Финдарато закончил, благодарно лизнул его руку. Эльф улыбнулся и потрепал зверя по голове, как домашнюю собаку.
- Ну вот теперь все хорошо, дружок. Только ты, наверное, еще несколько дней плохо сможешь бегать, а есть-то тебе надо... Ты встать сможешь? - он попытался приподнять волка, решив посмотреть, нужна ли ноге еще какая-то помощь.
- А эти ловушки... Кто их поставил? - Финдарато подобрал одну с земли. - Орочья работа, - с затаенным гневом. - Нужно унести их отсюда, не то попадется еще один несчастный зверь.
Он с силой согнул железный прут, ломая устройство. Потом второе. Но бросать их здесь все равно было нельзя - придется уносить в лагерь и на переплавку.

0

8

Пока он вставал, двуногий слегка поддержал его. Только глаза у спасителя почему-то стали грустными...
- Ну вот теперь все хорошо, дружок. Только ты, наверное, еще несколько дней плохо сможешь бегать, а есть-то тебе надо... Ты встать сможешь?
Бродяга по-щенячьи склонил голову набок, вслушиваясь в голос двуногого. Пес не понимал смысла слов, но чувствовал в этом голосе нотки заботы. Видимо, двуногий не знал, как полуволк умеет залечивать такие раны...
А спаситель, тем временем, подобрал ловушку и сломал ее. Но почему-то не стал выбрасывать. Это тоже было непонятно - пес ни за что не взял бы с собой такую опасную вещь. Оставалось только надеяться, что двуногий знает, что делает...
Бродяга не спешил уходить. Он стоял, слегка помахивая хвостом и ждал, что будет дальше. Позволит ли двуногий сопровождать его? Позовет ли с собой или оставит здесь? При мысли о том, что придется проститься, псу почему-то стало невесело. Он не хотел снова оставаться один. Никто прежде так не разговаривал с ним, не проводил теплой ладонью по спине... В лучшем случае, бросят кость издалека - и все... А этот... Этот отличался от остальных. И Бродяга сделал то, чего не делал еще никогда - прихрамывая, подошел, сел рядом и неумело подал лапу...

Отредактировано Бродяга (10-06-2014 06:57:42)

0

9

Конечно, волк не мог понимать его, но слушал так, как будто слова Финдарато имели для него смысл. В точности как любой зверь... Но вот что он не убежал сразу же, как только получил свободу, а медлил - это уж точно. Хотел поблагодарить? Еще помощи? Поесть?
Нолдо с жалостью посмотрел, как волк, прихрамывая, пошел к нему. Лапа заживет, конечно, но до этого зверю точно предстоит мучиться по меньшей мере несколько дней. Но когда тот, сев перед ним, по-собачьи протянул лапу, Финдарато опешил. Он не ожидал столь недвусмысленного изъявления дружбы от то ли дикого, то ли чужого волка.
Растроганный эльф присел на корточки и осторожно взял протянутую лапу.
- Ну что, давай дружить? - ободряюще предложил он. - Хочешь пойти со мной?
Он повел головой в ту сторону, откуда приехал, где оставался лагерь и его отряд. Кобылка, кажется, уже немного привыкла к присутствию зверя и больше не дергалась. И то хлеб, им явно придется долго идти бок о бок: Финдарато уже не сомневался, что волк пойдет за ним.
- Как же тебя тогда назвать? - задумался нолдо. Имя пришло само, лучше всего подходящее этому странному, но дружелюбному зверю. - Бродяга. Тебя устраивает? - он снова провел рукой по теплой шерсти, пропуская ее между пальцев.

0

10

Лапа легла в ладонь спасителя. Да, именно спасителя - он больше не был для Бродяги просто двуногим незнакомцем.
А судя по жестам, спаситель действительно собирался взять его с собой...
- Ну что, давай дружить? Хочешь пойти со мной?  Как же тебя тогда назвать? Бродяга. Тебя устраивает?
Пес улыбнулся во всю пасть, хвост сильнее заметался, раскидывая снег. С каждой минутой в нем росла уверенность, что ему и впрямь повезло - он нашел своего Друга...
Ладонь уже несколько раз прошлась по голове. В другой ситуации Бродяга не позволил бы впервые встреченному двуногому прикасаться к ушам, но тот, кто освободил его из ловушки, избавив от боли и, что еще хуже, от возможной мучительной смерти, заслуживал доверия. Поэтому пес чуть нагнул голову, подставляя уши под ласковую руку. Он впервые чувствовал, что небезразличен кому-то из двуногих. Это было незнакомо, непривычно... но очень приятно.

Отредактировано Бродяга (10-06-2014 07:30:50)

0

11

Не было сомнений - волк (или полуволк все же?) отчетливо улыбнулся в ответ на предложение и завилял хвостом. Финдарато рассмеялся в ответ.
- Чудесно. Тогда, дружок, нам надо понемногу двигаться - не потащу же я тебя сейчас путешествовать. Придешь в себя в лагере, а там будут и длинные прогулки.
Зверю, кажется, нравилась ласка, а Финдарато нравилось гладить его. Он всегда любил собак и лошадей больше, чем других животных, уважая их безграничную преданность и почти эльфийское умение дружить. Но через Льды животные не прошли, а потому четвероногие друзья были редкостью в их лагере, и эльф был вдвойне счастлив, что в доме снова появится зверь.
- За мной, - строго велел он и медленно пошел к коню. Наверняка Бродягу придется долго приучать к имени и новым командам. А еще мыть, вычесывать и, вероятно, избавлять от паразитов. Интересно, сколько лет этому зверю? Похоже, еще совсем молодой, хоть и давно не щенок.
Финдарато вскочил верхом и пристроил свои "находки" к седлу, чтобы не мешали. Пустил лошадь медленным шагом - та только рада была.
- Идем за мной, - повторил он Бродяге. Немного пройдут, потом передохнут, а тут лучше было не оставаться - могли вернуться хозяева капканов и создать проблемы.

0

12

Кажется, спаситель понял его - и рассмеялся. Пес уже не раз слышал смех двуногих и помнил, как это удивило его в первый раз, когда он еще не знал, что двуногие тоже умеют радоваться. Но тогда ему все разъяснил вожак бродячих собак, одноухий и злой черный кобель. Они смеются, потому что у них нет хвоста и иначе выразить свою радость двуногие не умеют - так понял тогдашний лопоухий щенок объяснения вожака. Но у спасителя и смех был особенный, звонкий и светлый... И пес откуда-то твердо знал, что этот смех он не забудет. И никогда не спутает ни с чем другим...
- За мной. Идем за мной.
Спаситель (или все-таки, Друг?) встал и направился к лошади. Бродяга, как привязанный, пошел за ним. Лошадь пугливо фыркнула, косясь темно-синими глазами на пахнущего лесом и кровью зверя, но не шарахнулась.
Двуногий ехал медленно, и пес был благодарен ему за это - бежать рысью сейчас было бы трудно. Хромая следом за мерно шагающей лошадкой, Бродяга старательно запоминал запах спасителя. Это было несложно - в чем-чем, а в запахах он разбирался лучше многих ищеек. И даже ноющая боль в лапе ему сейчас не мешала. Кровь больше не капала на снег, а боль скоро пройдет - это Бродяга знал по опыту. Главное - он теперь не один. Как порадовалась бы мать, если бы могла знать об этом...

0

13

Путь обратно был даже радостнее, чем первое путешествие по незнакомым местам, ведь теперь Финдарато был не один. Как же хорошо, что он услышал вой, что не поехал другой дорогой!
Проехав с пол-лиги, нолдо спешился и объявил привал - Бродяге стоило передохнуть и не нагружать пока лапу. Шел он, конечно, почти не прихрамывая, но все же Финдарато беспокоился о нем. Он понятия не имел, как быстро заживают раны у животных в Смертных землях, тем более - у животных неустановленного происхождения.
- Давай-ка мы с тобой пока поедим, - нолдо вытащил из сумки завернутую в плотные листья лопуха половину зайца. - Жареный, конечно, но, прости - сырого нет. К вечеру поохочусь для нас обоих.
Он оторвал кусок и положил на землю для Бродяги. Костер пока решил не разводить, не зная, как пес относится к огню. Себе достал кусок сыра и ломоть хлеба и, подумав, предложил немного хлеба Бродяге.
- Жаль, что ты не можешь рассказать свою историю, друг. Наверное, она интересная. Откуда ты такой взялся в диком лесу? Убежал от кого-то? Одичал?
Ответов Финдарато, конечно, не ждал, но ему казалось, что Бродяга понимает его.
- Надеюсь, тебе у нас в лагере понравится.

0

14

Шли недолго - вскоре спаситель остановился и стал что-то искать в сумке привязанной к седлу.
Заяц... Пусть не сырой, не только что убитый, но пахнущий до умопомрачения вкусно. И какой большой... Сам Бродяга нечасто встречал таких крупных, да и поймать такого зайца было непросто. Это двуногие почему-то думают, что зайцы всего боятся. А длинноухая добыча может весьма нехило вытянуть тебя задними лапами, да настолько нехило, что неделю потом будешь царапины зализывать. Это пес тоже помнил из личного опыта - на правом боку, под густым мехом так и остались шрамы после давней охоты...
Бродяге достался хороший кусок. Махнув хвостом в знак признательности, пес жадно накинулся на еду. Конечно, полагалось бы есть не спеша, со вкусом, но когда ты голодаешь уже третий день, да еще и потеря крови, пусть и незначительная, требует восполнения... Тут уж не до церемоний.
Мясо закончилось слишком быстро. Не оставив даже мелкого осколка костей, пес тщательно вылизал снег, впитавший в себя вкусный мясной сок, и с интересом посмотрел на Друга. Да, теперь уже именно Друга. Пес не отказался бы от добавки, но закон стаи был строг - нельзя, даже умирая с голоду, все съедать одному. Другие тоже могут быть голодны не меньше тебя.
Тем не менее, добавка была - небольшой кусок хлеба. Да не черствого и с плесенью, который в бродячие времена считался за лакомство, а мягкого,свежего и сладковатого...

0

15

Финдарато внимательно смотрел, как его новый друг ест. А тот был явно очень, очень голоден, судя по тому, как набросился на кусок мяса. Даже снег вылизал...
Жареное волкам, конечно, вредно, но уж всяко не вреднее капкана. Нолдо протянул бедолаге остатки зайца, рассудив, что этого-то до вечера хватить должно.
- А вечером поохотимся, - вслух добавил он. - Леса здесь богатые... может быть, птицу подобью или еще зайца. Ты ешь, Бродяга.
И нужно будет прогуляться с ним до ручья, он тут, помнится, в паре шагов буквально.
- Доешь - пойдем за водой, хорошо?
Хлеб пес тоже съел - значит, знал, что это такое, раз отнесся без подозрения. Значит, догадка была верна, и его иногда прикармливали. Но, видимо, не приютили, или он сам не захотел?
Дождавшись, когда тот доест, Финдарато поднялся на ноги.
- Бродяга! Ко мне, - нужно приучать понемногу к командам. - Идем к ручью. Идем.

0

16

Видимо, Друг заметил, насколько он голоден, потому что протянул псу свою долю.
- А вечером поохотимся. Леса здесь богатые... может быть, птицу подобью или еще зайца. Ты ешь, Бродяга.
Но пес не стал брать все - ведь Друг наверняка тоже хотел есть. Оторвав себе небольшой кусок от оставшейся тушки, Бродяга проглотил его, а остальное положил на снег рядом с Другом.
"Ты тоже ешь. Ты тоже голодный"
Конечно, Друг не мог услышать, что он думает. Но пес отступил на пару шагов, чтобы яснее дать понять, что не претендует на чужую долю. До вечера можно продержаться, а в сумерках на кормежку выберется из укрытий мелкое лесное зверье. Вот тогда он, Бродяга, и покажет, что умеет быть благодарным...
- Бродяга! Ко мне. Идем к ручью. Идем. - недвусмысленный жест руки говорил об одном - Друг хочет, чтобы пес пошел за ним. И снова то же самое слово - "Бродяга"... Наверное, это теперь будет его имя. Двуногие любят давать имена тем, кто им служит... Пес слизнул капельки жира с носа и охотно пошел за Другом. Тем более, что неподалеку журчал ручей, а после вкусного обеда хотелось пить.
Возле ручья пес нашел пологий спуск к воде и долго лакал ледяную воду, обжигавшую язык. Пить такую было непросто - приходилось останавливаться едва ли не после каждого глотка, дожидаясь, пока в пасти снова станет тепло. Время от времени пес оглядывался на Друга, помахивая хвостом.

Отредактировано Бродяга (10-06-2014 11:12:44)

+1

17

К удивлению Финдарато, пес не съел все мясо, а отгрыз только еще небольшой кусок. Остальное же положил рядом с ним. Благородный зверь, ничего не скажешь...
- Спасибо, молодец, - серьезно сказал нолдо, погладив пса. Переубеждать того не было смысла, это он уже понял - так что аккуратно подобрал тушку и убрал обратно в заплечный мешок. Скормит псу днем, посреди дороги, а для себя у Финдарато еще были хлеб, сыр и орехи. На обед более чем достаточно.
К ручью пес шел уже довольно уверенно - похоже, рана беспокоила его уже не так сильно. Это порадовало нолдо - похоже, зверь выносливый и крепкий, значит, вполне здоров.
Пока тот медленно лакал ледяную воду, Финдарато наполнил доверху свою флягу. Там вода была той же температуры, что и в ручье, так что пить он предпочел из фляги, чтобы не морозить попусту руки.
Когда Бродяга оглядывался, нолдо одобрительно кивал ему и улыбался, мол, все в порядке, все хорошо. А потом снова вернулся к коню, уже зная, что пес и без зова пойдет следом. Кажется, у них случилось полное взаимопонимание.
Они снова тронулись в путь. Солнце поднималось в небе, медленно двигаясь к зениту. Лес оживал, начиная сверкать и переливаться кристалликами снега. Финдарато залюбовался этой красотой, крутя головой по сторонам.

офф

АМС просили дальше полудня не залезать и ждать подлянку)

Отредактировано Финрод (10-06-2014 11:32:34)

0

18

Некоторое время спустя, Друг направился обратно к лошади. Пес  не отставал от него. Лапа расходилась и почти не болела, хотя Бродяга знал, что к вечеру рана снова начнет ныть, особенно если идти придется далеко. Но все это были пустяки по сравнению с чудом, произошедшим в его жизни. Мать, рассказывая о Друге, говорила, что подобная удача выпадает далеко не каждой собаке... А отец добавлял, что среди двуногих мало тех, кому вообще можно верить...
Прежде, чем тронуться в дальнейший путь, Бродяга подошел к лошади и мягко лизнул ее в морду, давая понять, что не хочет ей зла. Кобылка снова фыркнула и попятилась, но чуть погодя все же обнюхала пса и, кажется, немного успокоилась.
Полуволк послушно следовал за Другом по пятам. Он не стал бы обгонять двуногого даже если бы все лапы были здоровы - иерархия в стае не позволяла забегать вперед вожака, если тебе больше полугода, а из них двоих вожаком был, безусловно, Друг.
Друг, между тем, с интересом смотрел по сторонам. Видимо, ему нравился заснеженный лес. С одной из веток слетела птица, обдав их всех густой блестящей снежной пылью. Бродяга встряхнулся, чихнул и коротко гавкнул вслед улетающей нарушительнице спокойствия - нечего , мол, тут безобразничать.

Отредактировано Бродяга (10-06-2014 19:21:24)

0

19

Явное дружелюбие полуволка - или все-таки пса? - глубоко трогало Финдарато. Тот даже с кобылкой постарался подружиться и, кажется, достиг своего - та позволила себя лизнуть.
- Какой же ты умный зверь, - оценил нолдо. - Молодец.
Так что в дальнейшем все шло без эксцессов. Кобылка совершенно не дичилась и спокойно шла рядом со зверем, а тот, в свою очередь, мирно трусил рядом - Финдарато все еще не собирался ускорять ход. Ничего, потеряют лишний день, ну так спешить ему некуда. Он приглядывал за тем, как идет Бродяга, следя, чтобы тот не перетрудил лапу, но пока было незаметно, чтобы зверю было больно. Напротив, тот казался полным энергии.
- Ой! - зазевавшись, нолдо пропустил атаку сверху. С мохнатой еловой ветки вспорхнул снегирь, и весь снег просыпался на путников. Бродяга гавкнул на хулиганку, будто одернул, и Финдарато рассмеялся заливисто. Стряхнул снег с золотых волос - а, все равно половина снежинок успела превратиться в капельки - и с плеч.
- Вот так легкий душ.
Эльф запел негромко и радостно, потому что песня рвалась наружу. В такой чудесный день невозможно было ехать молча. Он пел на квенья одну из старых путевых песен, оставшихся памятью о светлой аманской юности и их бесконечных странствиях.

0

20

Птица, разумеется, не обратила на его лай никакого внимания. А Друг, явно не ожидавший, что его вдруг осыплет снегом, снова звонко засмеялся.
- Вот так легкий душ.
А потом - запел...
Что такое песня, Бродяга тоже знал. Пели не только двуногие. Многие собаки тоже умели петь, а особенно красиво пели волки. Но двуногие почему-то называли их песни воем и частенько пугались, особенно слыша волчьи песни... Сам полуволк пел редко - не любил он это дело. Но песня Друга... Такого чистого звука Бродяга еще никогда не слышал. Пес смотрел на Друга с восхищенным удивлением, чуть шевеля ушами. Голос гармонично вплетался в тишину снежного леса, рождая в собачьей душе неведомое до сих пор чувство счастья.

0

21

http://img.nicewall.ru/preview/wallpaper_19561_2048x1360.jpeg

Звонкая песня гармонично вплеталась в зимний день, проникая в каждый уголок леса, под каждую ветку, каждую иголочку и каждый сугроб. Она было органичной и приятной частью этого солнечного дня. Настолько прекрасной, что безучастных ей не осталось. Сугроб под ближайшим деревом внезапно зашевелился, выпуская из снежных недр сперва широкую мохнатую мордочку и уши с кисточками, а потом и всю тяжелую голову большой кошки. Уснувшая после ночной охоты рысь, присыпанная снегом проснулась и с интересом уставилась на нолдо, полуволка и лошадь. И последняя, в отличие от первых двух, восторга от такого близкого соседства с хищником не испытала, предпочитая оказаться как можно дальше от него. Естественно это занимательное путешествие она начала с попытки встать на дыбы, а затем сломя голову понеслась через лес. Куда - неважно. Важно, что подальше от той, кто её может съесть.
На этом цепочка случайностей не закончилась. Потому что именно этот момент выбрала подпруга, чтобы лопнуть, а широкая еловая ветка перед нолдо возникла слишком неожиданно, чтобы от неё успеть отклониться... и воспылала к золотоволосому нежной любовью, зацепив всадника. А лошадь... что лошадь, лошадь бодро поскакала дальше.

0

22

Песня - и вообще вся идиллия путешествия - была прервана самым неожиданным образом. Финдарато заметил выбравшуюся из сугроба большую рысь, явно привлеченную музыкой, и только хотел объехать ее, как его кобылка окончательно потеряла терпение и взвилась на дыбы, прянув в сторону от новой хищницы.
Эльф крепче вцепился в поводья, сжав коленями бока лошади и стараясь удержаться, но определенно судьба сегодня была не на его стороне. С легким хлопком лопнула подпруга, седло стало съезжать набок, а кобылка, взбрыкнув уже задом, галопом кинулась куда глаза глядят. Финдарато чудом сумел удержаться верхом, но теперь уже никак не мог перехватить управление, хотя и пытался. Но в этот миг что-то мелькнуло прямо перед лицом, он пригнулся, но поздно - еловая лапа была развесистой и прочной, и эльф впечатался в нее лицом. Толчок оказался достаточно сильным, чтобы вылететь из седла и улететь на прискорбно тонкий снег.
От удара о землю дыхание пресеклось - Финдарато упал на спину, не успев от шока сгруппироваться. Прошла по меньшей мере минута прежде, чем эльф с тихим стоном сумел сесть, ощупывая сильно болящую голову. Рука была в крови, значит, лоб ему ветка-таки рассекла. Красота.

0

23

Песня была прервана внезапно и неприятно - сугроб неподалеку вдруг рассыпался, выпуская большую рысь, заинтересованно уставившуюся на тех, кто ее потревожил.
Лошадь, не выдержав такого соседства, вздыбилась и рванулась наутек, не слушаясь всадника. Какое-то время Друг держался на ее спине, однако низко растущая ветка сшибла его на землю вместе с седлом...
Бродяга, от неожиданности сначала шарахнувшийся в сторону, тут же припустил за убегавшей кобылкой, стараясь не отставать, но раненая лапа не давала развить полной скорости. Когда он подбежал, Друг уже сидел, осторожно трогая голову, с которой струйкой, впитываясь в золотые волосы, сочилась кровь. Пес, сочувственно поскуливая, завертелся вокруг, лизнул двуногого в щеку, не зная, чем помочь.

Отредактировано Бродяга (15-06-2014 23:19:47)

+1

24

Голова отвратительно гудела, и Финдарато подозревал, что если он встанет, то его будет позорно мотать. Но, кажется, обошлось без переломов и даже сотрясений - поистине, судьба его все же любила. Хотя левое плечо здорово болело, как и вся рука, собственно, это скорее напоминало сильный ушиб.
Здоровой рукой эльф сгреб пригоршню снега и приложил ко лбу. По лицу заструилась вода вперемешку с кровью, рану обожгло, зато звон в голове стал поменьше. Финдарато вздохнул и улыбнулся подбежавшему псу - тот явно очень волновался и переживал, даже скулил жалобно, как будто сам упал снова.
- Ну, ну, все хорошо, - он погладил Бродягу, от переизбытка чувств лизнувшего его щеку. - Не переживай.
Сидеть на земле становилось уже холодно, так что стоило попытаться встать. Ох... он был прав, когда предполагал, что его зашатает. Финдарато машинально схватился за ствол того дерева, которое и стало причиной его теперешнего положения, и все-таки удержался в вертикальном положении. За спиной все еще держался мешок, да и меч был при нем, а вот лук и колчан ускакали с кобылкой, потому что были приторочены к седлу. Как говорится, могло бы быть и хуже, хотя, опять-таки, могло бы быть и лучше. Хорошо еще, что отряд недалеко. Плохо, что рог умчался и на помощь не позвать. Да и не хотелось эльфу, говоря откровенно, звать помощь по такому пустяковому поводу.
- Надеюсь, она успокоится и вернется, - вслух пожелал он. Посвистел, подзывая лошадь, но та пока не стремилась возвращаться. - А нам пока лучше пойти, куда и собирались. Ну что, Бродяга? Готов?
Финдарато снова потрепал пса по ушам и отлепился от дерева. Ноги уже вспомнили, как действовать, и работали лучше, чем минуту назад. Вот и отлично. Он направился в ту же сторону, куда ехал до веселого происшествия - не слишком быстро, но и не позволяя себя расслабиться.

0

25

Кажется, Друг не сильно пострадал - во всяком случае, он встал самостоятельно. Немного постояв, он довольно бодро зашагал дальше. Пес держался рядом с ним, время от времени оглядываясь, не преследует ли их рысь. Эта кошка - очень опасный и коварный соперник, и в драке с ней, если таковая случится, у Бродяги было немного шансов на победу. Тем более, с раненой лапой... Псу приходилось видеть, как перед лесной красавицей отступала даже стая волков.   А уж бродячие собаки, едва зачуяв ее, давали деру с поджатыми хвостами...
Бродяга не очень боялся рыси, и тем более, не отступил бы перед ней сейчас, когда рядом Друг, нуждающийся в защите. Но лучше было бы, если б кошка их не тронула...

0

26

http://statics.photodom.com/photos/2010/03/18/1785224.jpg

Облака на севере очень быстро набирали силу и тяжесть. Первый порыв ветра был легким, но уже нес в себе обещание снежной бури, что приходит внезапно и сметает все на пути. Не просто морозная свежесть или сильный ветер. Буран, уже зародившийся наверху, среди плотных облаков, стремительно меняющие цвет с полностью белоснежного до серебристого, а потом и темно-серого. Второй порыв уже нес в себе крупицы снега. Быстро темнело. Третий и четвертый уже набрали силу, способную срывать с места поставленные шатры и гнуть и ломать тонкие деревца. У тех, кто был на равнине оставалось совсем немного времени, чтобы найти какое-то укрытие.

0

27

С каждым шагом идти становилось все легче, следы ушиба проходили на глазах. Финдарато улыбнулся и полной грудью вдохнул свежий зимний воздух.
С севера повеяло морозом. Он поежился и плотней запахнулся в шерстяной теплый плащ.
- Слышишь, Бродяга? - задумчиво. - Буря идет.
Нет, ни бурь, ни снега здесь, в Эндорэ, Финдарато не боялся, он видел ледяные бури и пострашнее. Но все же приятного в них было очень мало.
А ветер нарастал стремительно, торопя путников найти укрытие. Принесло первый снег, деревья зашумели, ветки скрипели и гнулись. Нечего было и думать о том, чтобы отыскать сейчас лошадь в лесу, но Финдарато несколько раз позвал ее, надеясь, что зверь услышит его и придет.
- Нам надо найти укрытие, - он положил руку на голову пса. - Нужно забраться в овраг, там могут быть пещеры, куда не задует ветер. 

0

28

Ветер постепенно крепчал, неся с собой мелкий колючий снег, который забивался в уши, колол глаза и нос. Полуволк прижал уши к голове и опустил морду, пытаясь хоть как-то защититься. Метель становилась все гуще, затягивая окружающее непроглядной мглой. В такую погоду всякое зверье забивалось в норы и берлоги, но Бродяга не мог оставить Друга одного - двуногий просто заблудится и замерзнет...  Оставался единственный выход.
Пес приостановился, пытаясь сквозь нарастающую пургу разглядеть окрестности. Кажется, справа темнело что-то вроде поваленного дерева... Хоть какое-то укрытие. Бродяга свернул туда, то и дело оглядываясь на Друга, чтобы убедиться, что тот не отстает.
Темное пятно оказалось огромной корягой, оставшейся от старой сосны, когда-то росшей на этом месте. Ветер почти не задувал сюда и снега на куче старой хвои было немного. Пес забился в глубину, свернувшись калачиком, чтобы места хватило не только ему.

0

29

Вот прямо отсюда

"Что мне снег, что мне зной, что мне дождик проливной... Когда я уже итак сдох давно?" уныло размышлял Лайрэ, в течение последнего часа занятый тем, что разочаровывался в природе Белерианда. Нет, наверное в плане сокрытия следов буря была очень кстати. Особенно такая, в которой даже Хозяин Севера заплутает и вскоре превратится в огромный, полный злобы и ненависти сугроб. Но вот для всего остального буря это прямо скажем, так себе. Ветер полощет тебя, как тряпку. Снег... О, снег это отдельная песня, потому как он забивается везде. За шиворот, в рукав (как??), в волосы. За снеговой круговертью, в свете стремительно превратившегося в сумерки, дня не видно считай и ничего, кроме этого самого снега. Благодаря последнему факту например, Лайрэ далеко не был уверен в том, в какую сторону он движется именно сейчас. То есть в неком общем смысле он чуял где находится север, но очень так интуитивно, на уровне общей карты континента. Что же происходит с вектором движения на уровне более личном представлял так себе, и только надеялся не влететь собственно туда, откуда вышел. Это было бы ну очень некрасиво и крайне неудобно. А еще весьма болезненно, скорее всего. Хотя, в таком буране, пожалуй, можно было бы хоть ночевать под стенами лагеря, все одно никто не увидит. А если делать это достаточно долго, то никто не увидит ничего и потом, кроме большого сугроба... Впрочем, все эти злопыхательские мысли относительно условий бытия были скорее элементом роли, своеобразным кокетством. В глубине души, каукарэльда в некотором роде получал от происходящего очень своеобразное удовольствие. Во первых, аванирэ. Закрывшись в него, как заматываются в одеяло, он ощущал некое лично пространство, нет, кончено есть целая куча существо, которые проломятся через такой заслон, если захотят, но... Но зато не открытая книга. В Твердыне Севера личное было эффективнее прятать совершенно другим и давольно неудобным способом, чуть ли не насильно пихая это в лицо всем, кому не лень, делая таким образом неинтересным в силу легкой доступности и полной открытости. Не найдено будет только то, что никто и не искал, прятать надо на виду и все такое. А во вторых, весь этот колючий снег, дерущий кожу мелкими коготками, весь этот холод, и сугробы, через которые приходится продираться- это все можно ощутить. По настоящему, от души так. Они есть, они физические объекты. Холодно- значит есть чему мерзнуть. Снег можно грызть, от снега и ветра можно прятаться в воротник. Много чего можно, если ты не бесплотный дух. Можно даже мысленно ныть на погоду.
Но вот из белесой непроглядности начало проступать что то. Что то темное, и давольно объемное, искушающее перспективной отсутствия ветра, возможностью выковырять снег ото всюду и хоть как то прикинуть, где именно сейчас находится живой мертвец. Лайрэ решительно свернул туда, благо темное-большое было явно не слишком далеко, если его разглядеть то можно. Снег теперь задувал больше слева, хотя, по совести говоря, все еще был со всех сторон...

0

30

Пора было уже найти хоть какое-то укрытие от снежной бури, иначе они рисковали быть заметенными снегом. По счастью, Бродяга был зорче эльфа и скоро выхватил невдалеке черный силуэт.
Пес поспешил туда, то и дело оглядываясь. Финрод спешил следом, легко ступая по свежему снегу - так, что следов почти не оставалось. Навык этот невероятно помогал ему и облегчал путь, так что совсем скоро оба достигли коряги, за которой и правда можно было укрыться от снегопада.
Опустившись прямо на землю - на подстеленную полу плаща - он притянул к себе пса, крепко обнимая его и греясь о густую шерсть, одновременно отдавая и свое тепло. Руки совершенно заледенели, но это было не так уж страшно.
Неподалеку - но на краю резко сузившегося горизонта - Финрод вдруг разглядел что-то темное. Только что этого не было... Почти сразу он понял, что это фигура эльфа, так же, как и они, попавшего в снежную бурю. Финрод хотел позвать его, но быстро сообразил, что тот и так заметил корягу и идет к ним.
Когда незнакомец оказался близко, Финрод чуть пошевелился, отодвигаясь и давая ему место под корягой.
- Бродяга, лежать, - велел он, продолжая обнимать пса. Едва ли тот понимал команды, но жест должен был истолковать верно.
- Садись, - предложил он незнакомцу на синдарине.

0


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Это знает всякий, это не слова: преданней собаки нету существа (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC