Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Безобоснуйные эпизоды » Здесь вам не равнина, здесь климат иной..., 5 год Солнца, зима


Здесь вам не равнина, здесь климат иной..., 5 год Солнца, зима

Сообщений 1 страница 30 из 56

1

Годы: зима, 4-5 годы
События: Спасение с Тангородрима, дубль два
Действующие лица: Фингон, Маэдрос, орки
Предшествующие события: Плен Маэдроса, охота на паука, вещий сон.
Предшествующая тема:
Скалы южных склонов Тангородрима
Смутные мысли и странные намерения
Шутка или милость Ирмо
Соответствие канону: да
Соответствие игровому моменту: да

Теги: Первый дом,Второй дом,5 год Солнца,зима

0

2

Финдэкано  миновал узкий каменный проход и остановился, оглядывая лежащую перед ним равнину.  Недо было темно,  свет солнца застоняли темные низкие тучи, а воздух был  тяжелым и липким, словно на болоте...   Словно само зло жило здесь, в самой равнине, в каждой ее  травинке, сухой и чахлой...
"Хватит чушь нести! Ты знаешь, зачем приехал сюда, и не позволяй  глупым  тревогам сбить тебя с пути!"
Он пришел сюда с определенной целью, и не собирался позволить каким-то глупым мыслям или предчувствиям помешать ему. Не в этот раз. Да, даже, и врагам.
"Ничего, брат... Прости,  я задержался. Но я уже здесь. Осталось совсем немного."
Он посмотрел на лежащие впереди горы. Подумаешь, пересечь  равнину на глазах у врагов, проникнуть в их крепость и найти камеру в подземельях. Мелочь какая.  Финдэкано невесело усмехнулся.
"Я пришел..."
Он очень хотел бы знать, что делать дальше. План казался безумным,  стоило задуматься о нем хоть ненадолго... Но отступать ему было уже некуда. Может быть, если идти по краю равнины, тень гор и скроет его, до поры до времени? Он  решил попробовать так и поступить и направил коня  вдоль  скал.

0

3

Солнце слепило. И иссушало. Хотя дальше, казалось бы, уже некуда.
Маитимо снова стоял прикованный за правое запястье к стене, на вершине скалы. Когда-нибудь они оторвут мне эту руку. - отстраненно подумал квэндо. Мысли путались, бред сменялся бредом - бессонные дни и ночи, когда ни сесть и не забыться, жажда, холод и сжигающее солнце делали свое дело. Маитимо не всегда чрезво понимал где он находится и что происходит вокруг,  но один шаг, неосторожное движение, и ноги теряли единственную опору - узкий карниз - эльф рывком повисал на прикованной руке и с криком приходил в себя. Впрочем вскоре на крик не осталось сил - сорванное горло пересохло, губы слиплись в кровавую корку.

Говорят в одну воду нельзя войти дважды, но нолдо не мог избавится от чувства "все это уже было", настолько одно вывешивание на скалу напоминало другое.
...............
Узкий карниз под ногами, как единственная опора, стоять можно только прямо, при попытке расслабиться - боль в прикованном запястье, плече и спине. День сменялся днем, за палящим солнцем приходила ледяная ночь, эльф страдал от Уримэ, сжигающей кожу и дрожал всем телом в ночном мраке. Хотелось есть, но еще больше хотелось пить. Губы растрескались и, казалось, даже язык высох.
Спать было невозможно - тело расслаблялось, ноги теряли карниз и нолдо повисал на прикованной руке. Тем не менее Маитимо иногда забывался и приходил в себя от страшной боли в запястье. Эльф безуспешно пытался найти позу в которой можно было бы хоть чуть чуть расслабиться - расставить ноги пошире, прижаться спиной к стене, нашарить опору для второй руки... После нескольких дней стояния феанарион уже не чувствовал ног. Иногда он впадал в забытье, чаще всего приходя в себя от боли разрывающей руку от запястья до плечевого сустава; иногда удавалось урвать какие-то мгновения отдыха вжавшись в скалу.
Маитимо давно потерял стыдливость, но все же был рад что не приходится справлять нужду в таких условиях. По тому что просто было нечем.
Нолдо страдал от жары и холода, его мучили голод и жажда, тело было измучено до предела, проведя несколько суток навытяжку, рука затекла еще столетия назад, разум, лишенный сна легко впадал в бред, от бескрайнего яркого неба болели глаза, звезды дробились тысячами отбликов Сильмариллей. Маитимо старался даже не думать и не считать сколько он уже дней висит тут и сколько еще предстоит провисеть. Наверное прошла вечность, а предстоит бесконечная Вечность. У вечности не бывает дней и часов, ее бесполезно считать. Если боль что-то искупает, то Единый - пусть будет искуплен мой Дом. Маитимо бы непременно сломался, он бы давным давно сломался, если бы не нашел лазейку - он давно считал себя мертвым. Мертвые не могут ломаться. Могут только прибывать в Вечности, полной мучений, или в Вечности, где тебя терзает Вековечная Тьма, что поглотит не исполнивших Клятву. Единый, если боль хоть что-то искупает - дай братьям выполнить Клятву. 
..............

Схожесть пыток так же играла шутку с бредящем разумом - годы что были между - они уже были, или еще будут? Мне снился Финьо... Или еще должен только будет присниться? Финьо... А после твоего прихода будет застенок с Моринготто... Бесконечный бред, по кругу, где нет ни прошлого не будущего, или, точнее все одновременно и прошлое и будущее, слившееся в сплошной кошмар. Иногда всплывали светлые образы, но и они рано или поздно с неизбежностью превращались в муку...

+1

4

Да, места, в которые Финдэкано так безрассудно направлял своего коня, дружелюбными не назвал бы даже безумец. А что уж говорить о том, для кого местные просторы приготовили встречи лишь с врагами? Копыта коня непростительно громко хрустели по колотому камню, казалось звук этот слышен даже в тронном зале Ангамандо. И уж конечно, фигура всадника должна была быть видна каждому, кто догадается бросить праздный взгляд в эту сторону. Конечно, может быть это было и не совсем правдой, но мрачный и пустынный пейзаж именно такие мысли вселял в сердце едущего нолдо. Плотные тучи медленно плыли по небу, свинцовые их туши царапали пики гор- еще немного и из брюха облаков прольется темная,  мертвая кровь, потому как дождю тут не место, как не место и чистому, холодному снегу. Под копытами коня что то хрустнуло особенно громко, и если бы всадник опустил взгляд, то увидел бы череп. Выбеленный непогодой и траченный зубами неведомых падальщиков череп эльфа, чья судьба оказалась неласкова, а имя навсегда неизвестно. Начал задувать резкий, порывистый и холодный ветер, несущий с собой редкое колючее крошево. Острые не то снежинки не то ледышки впивались в кожу, путались в гриве коня, выбивали из живого тела остатки тепла, и, судя по всему, дальше должно было становиться только хуже. И не только потому, что ветер будет лишь набирать силу, но и от того, что тень скалы, дающую зыбкую иллюзию прикрытия, придется покинуть. До твердыни Севера путь идет через равнину, как нарочно.

Тому же, чей удел был работать полуживым, истрепанным знаменем, вися на скале, было никак не до красот (или уродств) местного опостылевшего пейзажа. Да и какое дело могло быть ему до всех в мире пейзажей, если уже давно (день? год? тысячу лет?) его бытие состояло из забытья и страдания (второго больше)? Но вот в эту монотонность вбилось нечто, чего ранее не было. Какая то деталь, разрывающая круг болезненной и злой рутины, но слишком малая, чтобы ее могло заметить сознание. Что то, чего тут не было, и скорее всего быть не должно было, что то чужеродное... Это приносило с собой навязчивое беспокойство, грызло своей неуловимостью, невозможностью понять, и, как на зло, мешало отключиться, свалившись в мягкие, черные лапы забытья. Грызло, тревожило, и никак не давалось в руки...

0

5

Финдэкано поежился, когда пошел снег. Только этого и не хватало... Он не был эльфом, особенно чувствительным  к  красотам природы, но ему  здесь было неуютно.  Мысли  об окружающей его действительности были совсем  невеселыми.  Он вздрагивал каждый раз, как  из-под копыт коня раздавался очередной хруст и мысленно проклинал всех тех тварей, которые здесь все настолько извратили.  Сказал бы все это и  вслух, если бы не боялся привлечь еще большего внимания.  А ведь путь по равнине казался ему таким... привлекательным, если бы не одно "но" - он не хотел встречи  с кем-то из живущих здесь, а еще - с той парочкой, чьи следы успел заметить ранее. Скорее всего, это был кто-то из шпионов врага,  и такая встреча не сулила  ему ничего хорошего.
Поэтому, у Финдэкано оставался только один путь - вдоль  гор, по этим вот неприятным камням. Но... Да ладно,  ничего с ним не случится. Ничего хуже того, что уже было. Нужно просто быть уверенным в этом и  двигаться к своей цели.
А ведь  здешние пейзажи, пожалуй, были не столь отвратительны, как те, к которым он привык за последние месяцы. Может быть, поэтому, картина окружающего мира  не производили на него такого шокирующего впечатления - привык уже. Он лишь плотнее запахнул плащ и  пристальнее всматривался в то,  что происходит впереди. Снег сильно  уменьшал возможность разглядеть хоть что-то...

Отредактировано Фингон (08-01-2014 17:07:17)

0

6

Путь вдоль скал казалось, не приближал нолдо к цели, а наоборот, уводил в переплетение покатых валунов и острых скальных образований, то тут то там торчащих из почвы. Кое-где небольшие, по пояс, местами они достигали высоты в два роста. Непогода, дожди и смена температур обточила их, делая похожими на клыки мертвого зверя. Ветер же, мечущийся меж ними порой выл и стонал так, как если бы ему было больно облизывать их острые грани. В вое ветра слышалась то голос зимней волчьей стаи, то стон умирающего, то странная песня без смысла и слов. В голове нодло возник очень четкий, до зубовного скрежета, образ: некто, с вырванным языком, тянет мелодию одним только горлом, безумно растягивая черные от спекшейся крови губы. Никто не придет сюда, никто не покинет этой долины, все, что попадает в ее пасть, навеки остается блуждать в месиве камней, а голос его вольется в хор ветра между скальных клыков. Снег усилился, заметая следы и скрадывая расстояние, конь начал храпеть, прядая ушами и отказывать идти. Бедное животное пугали звуки, пугали валуны, в снеговом мареве похожие на уродливые и больные фигуры. Кто знает, может быть, животное было не так уж и не право в своем нежелании двигаться дальше?

+1

7

постепенно, пейзаж менялся. Сухие травы равнины сменялись острыми, уходящими в небо валунами. Приходилосьь петлять между мини, чтобы проехать хоть как-то.  Лошадь - не валинорской породы, местная,  была слишком пуглива и шарахалась от каждой тени. То же самое хотелось сделать и эльфу, но он еще мог держать себя в руках, прекрасно понимая, что другого шанса  приблизится одному к вражеской крепости у него не будет.  То и дело, эльфу казалось, что он не один среди скал, он останавливался и прислушивался, но тогда и  другие звуки замирали, и только ветер выл, блуждая  по горам.
Финдэкано достал  оружие, на всякий случай. Ветер это был, или нет, но в этих местах стоило быть осторожным. Оружие здесь не помешает, на случай незваных гостей. Лучше уж было перестраховаться.
Да и  морок, который постоянно врывался в его разум, эльфу совсем не нравился.
- Придумали тут пакости всякой...
Он чуть было не поддался этому мороку, есдва не свернул - посмотреть, кто там, среди скал. Ведь не орк.. Может быть, этому... существу  помощь нужна была. Но что-то в последний момент удержало его. Может быть, то, что он слишком много  знал про этот призрак, того, чего увидеть издали было нельзя. Знал, что у него нет языка, например. И что он сидит тут уже  несколько дней....
- Эй, ты кто? - Тихо позвал он певца,  даже не надеясь на ответ.

0

8

И действительно, ответа не последовало. Только разве что тоскливый и монотонный мотив стал совсем чуть, но отчетливее, яснее. Или это свои шутки играли с нолдо его напряженные чувства? При желании, эту мелодию вполне можно было списать на причуды ветра и разыгравшуюся фантазию. А можно было - не списывать, и поверить, что правда кто то тут есть. Кто то, с пергаментно-серой, обмороженной кожей, плотно облепляющей тонкие конечности, с ломкими движениями, с линяло-белыми прядями волос. Кто то из пленных пытался бежать, да заплутал в снеговой круговерти и мертвом, каменном лесу из скальных клыков? От образа веяло глухой, смертной безнадежностью, погибшей надеждой, тоской...
Снег, вернее ледяное крошево, тем временем становилось гуще, казалось оно способно располосовать кожу в кровь и выцарапать глаза. Конь тряс головой, отворачивая морду от порывов ледяного ветра, храпел, роняя пену, и пытался свернуть с выбранного пути. Животному не было дело до высоких целей всадника, животное хотело только чтобы это все прекратилось, и оно не понимало, зачем стремиться туда, в это холодное и злое место. В на секунду возникшем среди бурана разрыве Финдэкано показалось, что он видит сгорбленную и жалкую фигуру, в развевающихся лохмотьях. Фигура сидела возле одного из валунов, в стороне от основного маршрута нолдо, там, чуть дальше на равнине. Впрочем, это могло быть что угодно- и искореженное местными ветрами дерево, и старый костяк, и вообще камень, хитро выветренный.

+1

9

В очередном порыве ветра Финдэкано послышался все тот же голос. Он становился то ближе, то дальше, заглушаемый ветром.  Казалось, что он здесь, совсем неподалеку, но где - не было видно из-за густого снега, залепляющего глаза, впивающегося  в кожу и не дающего поднять голову.
Финдэкано спешился, когда конь, в очередной раз, замотал головой и попытался свернуть под прикрытие  каменных глыб и крепко ухватил коня за повод. Бедное глупое животное, тебя не было в Хэлкараксе, ты не знаешь,  каково было там, вот и боишься. А здесь, хотя бы, под ногами не ледяное крошево, и можно идти, не боясь, что в следующее мгновение под ногами разверхнется черная топкая пропасть.
Конь немного присмирел, когда понял, что дергаться ему не дадут, но, по прежнему, испуганно прял ушами и всхрапывал на каждом шагу. Быть может,  упрямое животное скоро придется оставить... Нет, не здесь и не  сейчас. Он  еще нужен был эльфу.
За очередным поворотом Финдэкано почудилась чья-то тень. Он остановился, прищурившись, но  снежная круговерть не позволяла рассмотреть ничего, кроме запорошенной снегом фигуры. Нолофинвеон вздохнул. Конечно, это  была ловушка, призванная сбить глупого путника с пути. Понятно же, что здесь никто не может быть. Как очевидно и то, что он не останется, а пойдет убедиться, что это так и есть на самом деле.
Фингон потянул коня в сторону померещившейся ему фигуры и остановился на полдороги, оглядывая окрестности.

0

10

Стоило отойти от стены скал, дававших хоть какое-то, а прикрытие от непогоды, так внезапно налетевшей, как... Ничего особенно не изменилось. Ветер был все также зол, будто гнала его чья-то недобрая воля, будто бы хотел тот ветер выдуть отсюда пришельцев, не дать дороги дальше. Снег все также резал и кусал открытые участки кожи и забивал глаза. разве что теперь приходилось петлять между валунами, огибая то гладкую, словно хребет спящей кошки, то вздыбленную, как коготь, каменюку. Похрустывал гравий под копытами напуганного и глубоко несчастного коня, один раз животное оступилось и коротко, приглушенно заржало. Судя по голосу, оно глубоко порицало своего хозяина, и этим коротким звуком выражало всю бездну своего неодобрения, а также страха. Звук конского голоса моментально затерялся в ветре, эхом пройдясь между камней, и влился в общую симфонию звуков, растворяясь. Вряд ли хоть кто то, кто мог оказаться тут, сумел бы вычленить его из завываний и стонов стихии. Уже хорошо.
Заунывная песня- стон, на которую ориентировался Финдэкано,  становилась четче. Не громче, а может быть даже и тише, но вычленять ее из свиста и шелеста было проще теперь. Либо нолдо привык к ней, научившись ловить мотив, либо.. Либо что то иное. Впрочем, порой, на совсем короткое время, она пропадала, сливаясь с воем ветра, скрипом гравия и конским тяжелым дыханием.Заунывные ноты давили на нервы, вымораживая изнутри. В песне не было слов, но она рассказывала о том, что надежды нет, как нет и шансов. Никто никогда не вернется отсюда, ни домой, ни куда либо еще. Эта долина станет домом, а ее злые ветра- стенами в нем, следы заметет снегом, спрячет ото всех... Нет смысла пытаться что то изменить, нет шансов спасти хоть кого-то, включая себя. Есть только ветер и камни, и снежное крошево, только вечность в  безмолвии. Остается только сесть, привалившись спиной к промерзлому валуну и ждать, ждать когда снег заметет окоченевшее тело, скроет его от всех на свете глаз, заберет с собой все на свете тайны, желания и мысли, и останется только покой и неподвижность в величественной чаше древних гор.
Финдэкано шел, напев ветра (или незримого кого-то) вливался в уши, тихо и вкрадчиво, казалось даже конь прислушивается к этому звуку, переставая храпеть. Вот в очередном разрыве, между потоками летучего льда, подучилось путнику движение.... Казалось, кто-то в страхе шарахнулся прочь. И то верно, разве можно тут ожидать встречи с другом? Резкое, ломанное движение, неуверенное и больное. Ну, или это снежная шапка сползла с каменного клыка, под особенно сильным порывом ветра. А может быть, это резко согнулось под порывом того же ветра чахлое деревце. Или же правда, конь и нолдо спугнули какого-то несчастного, медленно умирающего в этих местах, но из каких-то сил еще пытающегося идти... Хотя, зачем, куда?

0

11

Конь заржал, дернув за поводья. Финдэкано потянул его морду к себе, погладил по носу, зашептал что-то успокаивающее на ухо.
Ничего, ничего, морда. Скоро  выберемся...
Он похлопал животное по шее, пробираясь сквозь уже успевшие вырваться сугробы. "И откуда здесь столько снего взялось?", отстраненно подумал эльф.  Он не любил снег, и еще меньше любил метель. С некоторых пор они перестали казаться ему интересными...
Больше всего сейчас хотелось сесть, прижавшись спиной к одной из этих каменных глыб, и закрыть глаза. Очень хотелось спать. Гораздо больше, чем  от простого ветра. Неужели это голоса так убаюкивали?  В них были только боль и тревога, но это было плохое  снотворное, ведь так? А эльфу казалось, что,  стоит только  сесть, и станет теплее... И усталость, давящая на плечи неподъемным грузом, исчезнет, растворится во сне. Он уже хотел было  спрятаться за  ближайший камень, когда заметил резкое движение впереди.  Не рассмотрел ее, конечно, из-за  навалившейся дремы, зато это помогло ему придти в себя.
Финдэкано помотал головой, схлопотав себе небольшой сугроб за вотороник,  проснулся окончательно и пошел туда, куда метнулась тень.
- Эй! Стой!

0

12

Ветер выл и стонал так, как если бы черные скалы заставляли метель испытывать боль, вспарывая своими гранями белое снеговое брюхо. Холод пробирал, колючими иглами впиваясь в лицо, выбивая слезы из глаз... Слезы моментально превращались в лед, а сквозь круговерть снежинок приходилось брести чуть ли не вслепую, что нолдо, что его коню. Заунывная, на самой грани слышимости (да полно вам, слышимая ли вообще?) мелодия становилась все тише, но вместе с тем пронзительнее. Мелодия говорила о покое, неизменном и вечном... Может быть именно из- за нее, то, что произошло далее, было столь внезапным, создавая контраст с монотонным блужданием меж валунов?
Стоило Финдэкано поравняться с очередной скалой, буквально только плечом не мазнув по ней, так резко вывернувшей из снежного тумана, как  нодло увидел резкое движение... И в ту же секунду что то легкое, но твердое влетело в него. На плечо ему упала иссохшая, обтянутая прорванной местами кожей, рука, а перед лицом оказался оскаленный череп. Через прорехи в сером пергаменте виднелись кости и почерневшее мясо, а глазницы, подернутые по краям инеем, зияли мраком. Линялая пакля волос трепетала на ветру, и должно быть, тут был еще и непередаваемый трупный запах, но мороз решил эту проблему.

0

13

Финьо старался  удержать  лошадь так, чтобы она не шарахалась от каждого порыва ветра. Какое-то время ему это даже удавалось,  так что не это было главной заботой эльфа. Куда больше его  беспокоило то, как выбираться из этой метели. Теперь он уже не сомневался, что она не просто так здесь  появилась. Она мешала ему дойти до цели, нарочно, или нет, уже не имело значения.
Он не любил зиму и снег, больше, чем просто не любил. Но умел терпеть. А песня... Чтож, окажись на его месте кто другой, может быть, она  подействовала бы сильнее. А сейчас он был слишком зол, чтобы испытывать те чувства, которые она пытается  навязать, и слишком  привык к куда более... захватывающим кошмарам, чтобы позволить этим чарам остановить себя. Покой? Это ему  сулил покой этот странный голос? Они не знали, что это такое, еще когда хотели уйти из Валинора, еще до того, как эта мысль даже  в голову им пришла,  нолдор, дети перемен.  А теперь призывы к тишине и покою вызывали, разве что, смех. Нет, не для него это было.
За очередным поворотом, словно подслушав его мысли,  Нолофинвеона ждал сюрприз. Из снежной круговерти на него упал труп, уже высохший,    с местами торчащими наружу костями,  пергаментной серой потрескавшейся кожей и в лохмотьях. И конь, и всадник шарахнулись в сторону от этого резкого движения.
- Вот орк!
Он подскользнулся и едва не растянулся на снегу.

0

14

Впрочем, труп явно был просто трупом, вне зависимости от того, кем был он при жизни. Нынче он являлся только безмолвным и печальным чьей-то судьбе, в той ее форме, которая для этих земель звалась словом "обыденность". Но было у встречи (если там можно назвать столкновение с обледенелыми останками) и положительное свойство- находка ли тому была виной, или же резкое движение, но заунывная мелодия, до того упорно вползавшая под череп нодло, отступила. Словно в сердцах брошенное бранное слово заставило осечься бесплотного певца, сбиться с такта. Песня, возникшая словно сама по себе, сама по себе и пропала, рассыпавшись на завывание ветра и шорох ледяного крошева. Да, мороз еще терзал открытые участки кожи, да, Снег все также бил в лицо и заставлял глаза слезиться, мешая видеть, но это был просто снег, несомый сильным ветром. То есть- терпимо, то есть с этим можно жить. Конь Финдэкано тихонько заржал, натягивая повод и призывая своего хозяина покинуть скорее это место. Коню хотелось туда, где ветер не так зол, а снега наметает меньше, и умное животное тянуло спутника именно в ту сторону. С известной долей вероятности можно было предположить, что "та сторона" это как раз бугристый бок скальной гряды... Ну или что еще может такой темной и монолитной громадой проступать через белую круговерть?

0

15

Финдэкано, снова, ругнулся, осматривая то.... того... нет, все же, то, что на него упало. Когда-то этот бедняга был жив, но это было уже давно. За  годы до того, как эльф сам сюда пришел.
- Спи спокойно, бедняга...
Фингон коснулся белой пакли волос и положил находку на землю. Кем бы не было это существо, у него были все основания считать, что оно было эльфом и заслуживало лучшей участи, чем стать призраком  этой темной равнины. А ведь здесь был не только он. Сколько еще таких же, замученных, отчаявшихся, их лежало, навсегда потерянными во тьме?
Он бы очень хотел похоронить... это. Только знал, что не сможет. Ни сейчас не выкопает могилу, ни потом не вернется сюда. В последней надежде, эльф окинул находку взглядом, чтобы  зацепиться хоть за какую-то личную, может быть, памятную вещицу. Но откуда бы ей здесь взяться?
Поэтому,  он встал, подхватил повод и, не оглядываясь, пошел  дальше вперед. Быть может,  через пару десятилетий кто-то найдет в снегу  очередной замерзший труп - его собственный. Но для этого  врагу придется постараться, и очень сильно.
- Идем, дружок,  поищем, где тут место потише.
Он погладил коня по носу, успокаивая.

0

16

Дальше, как это ни странно, стало чуть полегче. Шершавый бок горной гряды пусть и плохо, но все же прикрывал от плетей ледяного ветра. При местных погодах- это уже много, но в рамках отдельно взятого путника- не так чтобы очень волшебно. Суровый север заставляет довольствоваться малым, да.
По пути нолдо еще пару раз попадались кости, как двуногих, так и звериные. Но уже не собранные в скелеты, а именно что привольно раскиданные на земле. Старые, вымороженные, выбеленные солнцем и дождями. Мертвые настолько, насколько вообще что то может быть лишено жизни. Лабиринт каменных клыков то проступал через метель, словно строения жутковатого города, то скрывался за белым пологом. Новых сюрпризов пока не наблюдалось, и даже нервничающий конь, казалось, обвыкся к этой долине, перестал шарахаться от теней и неожиданно возникающих на пути валунов. Шли долго, пока наконец ветер не решил, что прятать перспективу за колючим крошевом хватит. Словно раздвинулось плотное одеяло, и в открывшемся пространстве возникла скала.
Мрачно и торжественно она уносила свою голову к небу, и там, между затянутым тучами небом и вымороженной до хруста землей, на склоне было что то. Кто то. Острый взгляд мог различить фигуру, словно прилепленную к камню, светлым мазком выделяющуюся на черной гранитной шкуре.
Справедливым было бы предположить и обратное- для того, кто застрял между тучами и каменным крошевом долины, с высоты обзор открывался не хуже. Ну, уж всяко достаточно, чтобы можно было различить идущих к подножию эльфа и коня. Ветер, казалось, совсем стих, будто не желая лишать возможности разглядеть происходящее ни одной из сторон.

0

17

Казалось что нет разницы держать веки открытыми или закрытыми - ощущения песка в глазах было стойким и не пропадало. Маитимо в очередной раз повис на цепи, стараясь дать хоть немного отдыха ногам, но при этом не выдрать из сустава руку. Зрение и воображение снова  играло с ним. В этот раз Маитимо отстраненно наблюдал за фигуркой эльфа, едущего верхом через серую пустыню.
Какое странное видение. Но наблюдать бред было лучше чем оставаться с собой один на один.

0

18

Финдэкано упрямо шел сквозь бурю. Попадись ему сейчас кто-то на пути, может быть, он и застал бы эльфа врасплох.  Только вот некому было.  Какой сумасщедший пойдет гуляить по горам в такую погоду? Сам же Финдэкано  все отчетливее видел в этой буре совсем другие места, такие же холодные, непроходимые, заваленные снегом и осколками зеленоватого льда. Может быть, он уже уснул от холода и лежит где-нибудь под скалой,  припорошенный снегом, а эта буря ему только снится? Ему было все равно. Единственная мысль осталась в олове эльфа - нужно дойти.  И упрямство и осознание своего обещания заставляло его двигаться вперед, почти не замечая того, что он делает. Финдэкано даже запел, чтобы не уснуть, тихо,  его голос почти сливался с шумом ветра...
Пару раз конь пробовал потянуть седока в сторону или назад, но ему это никак не удавалось и животное смирилось. Да и метель стала  стихать, уже не бросая в путника  пригоршни снега.  А потом снег, и вовсе, прекратился.
Эльф понял, что дошел до какой-то скалы, серной и почти отвесной. Он положил руку на  холодный камень, поднял голову вверх и замер, всматриваясь. Совсем недалеко на скале белела фигура эльфа.
Финдэкано замер внизу, всматриваясь, потом тихо позвал, боясь услышать ответ.
- Нельо....

0

19

Галлюцинация тем временем подошла ближе и встала у подножия вознесенной скалы. Ощущения песка в глазах мешало ясно видеть. Но Маитимо был уверен - внизу стоит Финдэкано. Нэлья слабо улыбнулся. Он понимал что это лишь происки его больного воображения, но был рад увидеть друга даже так. Как он странно одет... И тут его слуха донесся напев... Маитимо непроизвольно дернулся в цепях, понимая что наваждение сейчас исчезнет. Потерял опору под ногами, повис рывком на прикованной руке и сдавленно закричал, разрывая кровавую корку сковавшую губы. С трудом нащупав карниз феанарион вскарабкался обратно. Переведя дыхание, нолдо  посмотрел вниз, туда где так отчетливо привиделся ему его друг. Посмотрел и оторопел. У подножия скалы по прежнему кто-то стоял. Одинокая фигура всадника. Сердце бешено забилось.
- Финьо! - но из горла вырвалось только тихое сипение. Маитимо в отчаянье откинул голову, собираясь с силами, стараясь промочить слюной горло, а потом, не выдержав, боясь опоздать, в бессилие натянул цепь и закричал что было сил - Фиииньооо!

+1

20

Финдэкано дернулся и сам, когда фигура на скале потеряла опору  и повисла на руке. Словно его ударили. Еще один морок? Хороший, качественный...  такой, который цеплял намного больше, чем первый.  И, даже понимая, что это морок, Нолофинвеон знал, что не сможет от него уйти..
С замирающим сердцем он следил, как  эльф на скале поднимается обратно, на выступ.
- Тише, не торопись, -  Одними губами шептал он.  Если будешь торопиться, то снова сорвешься.  Насколько он мог видеть или, вернее, не видеть, выступ был совсем крошечным.
- Финьо!  Фиииньооо!
Крик друга разорвал тишину и заставил эльфа  торопиться. Как он может просто стоять и смотреть?! 
- Я здесь, я слышу! - Он приложил руку к скале, начал ощупывать черный камень в поисках  небольших выступов или трещин. - Сейчас.  Здесь должен быть подъем.
Ну хоть какой-то! Должен был быть! Как-то же туда поднимались!

+1

21

- Я здесь, я слышу!
Голос, который Маитимо бы узнал из сотен других. Сердце билось, в ушах стучало. Невесть откуда взялись силы.
- Сейчас.  Здесь должен быть подъем.
- Какой ты упрямый... - нолдо улыбнулся и из губ потекла слов. - Ты все же пришел... - Нэльяфинвэ смотрел как Финьо пытается вскарабкаться наверх и тут сердце его сжалось. - Брат, - глухо проговорил нолдо - тут нет подъема. Меня поднимали сюда чарами... - это был конец. Финдэкано зря рисковал собой пробираясь сюда, зря нашел его и теперь... теперь как брат вернется назад ни с чем??? В отчаяние Маитимо закрыл глаза.

+1

22

- Какой ты упрямый..Ты все же пришел...
- Конечно, я упрямый! А ты в этом сомневался?
Теперь, когда буря утихла, можно было различить каждый шорох, тихий голос,  едва  заметный скрип под ногами пыли или песка... А ведь, если бы ветер продолжал бушевать,  он прошел бы мимо,  даже не поднимая головы. От этой мысли у эльфа сжалось сердце.
Брат, - глухо проговорил нолдо - тут нет подъема. Меня поднимали сюда чарами...
Нет подъема? Как его может не быть? И как же тогда ему  забраться наверх? Финдэкано  закусил губу и прижался лбом к холодному камню.
- Нет подъема... Значит спуск есть. Я найду, где забраться на скалу в другом месте.
Из любой  ситуации должен быть выход, и не один, даже! Это только он его пока не видит.  Но найдет. Не возвращаться же  было вот так, когда он нашел друга.

+1

23

- Конечно, я упрямый! А ты в этом сомневался?
Маитимо улыбнулся. Сразу обо всем. И о том, что друг упрям и верен. И о том, как он рад встрече. И о том, что он очень боится за Финьо. И о том, что их встреча - как благословение. И о том, что отсюда им не уйти. По крайней мере вдвоем. Маитимо решился на то, что уже очень, очень давно не делал - он открыл аванирэ и коснулся друга, просто делясь с ним всем тем, что на душе. Кроме усталости и боли. Хотя боль уже давно стала его естеством.
Стало тихо. Неестественно тихо. Внизу брат переступил с ноги на ногу, обшаривая ладонями скалы в поисках выступов и трещин.
- Нет подъема... Значит спуск есть. Я найду, где забраться на скалу в другом месте.
Нолдо сглотнул. Ему вдруг стало нестерпимо жутко.
- Брат... - Нэлья подбирал слова. Хотя подбирай не подбирай - это все равно не произнести и не объяснить. - Дружище... Я никогда не забуду что ты приходил сюда... Но ты... не сможешь уйти отсюда со мной. - от собственных слов становилось горько и тошно. Но когда ты торчишь в плену у Врага раз за разом попадая в ловушки, то разум привыкает работать быстро, просчитывая события наперед. Финдэкано не может подняться. Я не могу разбить эти чертовы оковы и спуститься. Брату придется смириться и уйти без меня. Но он никогда не пойдет на это. Значит его схватят... - Маитимо взвыл от отчаяния.

+1

24

Волна осанвэ накрыла неожиданно и Финдэкано вздрогнул.  Он... слышал мысли друга и не знал, что ему ответить, не знал, как - возможно ли это, так, чтобы не выдать врагу ничего и никого. А еще... все то, что он сейчас услышал, он знал и сам. Что тут опасно. И что выбраться отсюда будет непросто. Шансов на это почти не было...  Это почти он, специально, оставил себе, как небольшую лазейку. Если бы его не было, весь этот поход превращался в глупое самоубийство. А так - пока была надежда, поа был шанс выбраться, можно было бороться и дальше.
Осторожно он снял броню аванирэ, делясь этими мыслями с другом.
- Дружище... Я никогда не забуду что ты приходил сюда... Но ты... не сможешь уйти отсюда со мной. -
- Смогу. Вот увидишь, смогу. Сам ведь говорил, что я упрямый... Не может быть так, чтобы  этот путь закончился ничем.  Скала.. Это ведь, всего лишь, скала. Мы найдем  выход. Слышишь, вместе найдем.
Может быть, и правда, попробовать подняться где-то в другом месте? Это займет больше времени, но...  Лучше уж потратить пару лишних дней, чем уйти отсюда ни с чем!

+1

25

Ответ пришел от брата. Надежда. Без шансов и оснований. Чистая надежда в своем совершенстве. И Маитимо улыбнулся. Брат всегда верил. И кто он такой что бы спорить. Удачи тебе, Финьо... Пусть ты не потеряешь свою эстэль. Как я.
- Смогу. Вот увидишь, смогу. Сам ведь говорил, что я упрямый... Не может быть так, чтобы  этот путь закончился ничем.  Скала.. Это ведь, всего лишь, скала. Мы найдем  выход. Слышишь, вместе найдем.
Нолда постарался сохранить спокойствие. Он уже стоял-висел тут столько времени, что знал скалу лучше чем свои ладони.
- Тут нет подъема. Попробуй... посмотри соседние скалы... Быть может есть подъем сзади... - нолдо судорожно вздохнул. - А лучше... убей меня и уходи! Слышишь! - выкрикнул Маитимо.

+1

26

- Тут нет подъема. Попробуй... посмотри соседние скалы... Быть может есть подъем сзади...
Конечно, он посмотрит. Только вот куда идти, вперед, или назад, хотел бы  он знать. Эльф огляделся, но никаких подсказок на  скалах не заметил. Значит, придется выбирать просто так и надеяться, что  он не ошибся. Не может же быть так, что эти горы полностью непроходимы. А к скалам и непроходимым льдам он уже привык и  знал на собственном опыте, что  они только кажутся такими, а если поискать...
- А лучше... убей меня и уходи! Слышишь!
- Нельо... Я не уйду. Что бы ты не говорил. - Осанвэ тонуой ниточкой  потянулось к другу. - Я без тебя не уйду.  Тише...  Помнишь, я же обещал...
А Майтимо так не хотел, чтобы он сюда приходил...  Но ведь  согласиться сейчас с тем, что все бесполезно, развернуться и уйти - разве не было бы трусостью и предательством?
Нолофинвеон медлено пошел дальше, виискивая небольшие щели в камнях, екуда можно было бы  всунуть хоть лезвие ножа.
- Я сейчас венусь, ладно?

+1

27

- Нельо... Я не уйду. Что бы ты не говорил.  Я без тебя не уйду.  Тише...  Помнишь, я же обещал...
- Ты безумец! - да, это обещание придти забыть было трудно. От него одновременно веяло надеждой и страхом. Надежда на то, что друг придет и спасет его, страх за то, что брат может попасться и тогда... было даже страшно думать про тогда.
- Ты отважный безумец... - тело подводило и колос сорвался на хрип. - Ты пришел освободить меня и так или иначе - дашь свободу и уйдешь! Только скорее! Не задерживайся.
Разумеется нолфинг не сдастся так просто. Маитимо молил только что бы никто не пришел сейчас проведать его, что бы брат не попался...
- Я сейчас вернусь, ладно?
- Только будь осторожен! - тихий сип, на пределе горла. Надо собраться с силами, надо...

+1

28

- Ты безумец!
- Подумаешь... - Финдэкано улыбнулся. С грустью и болью... Чего-то такого он и ждал от друга. Но в голосе его, кроме понятного и привычного осуждения, знакомого еще по детским его шалостям, слышалось и что-то еще. Надежда и вера... в то, что у него получится.  Что все это для Майтимо закончится. Разве он мог обмануть ожидания друга?
Шутить не хотелось совершенно, но он постарался улыбнуться.
- Ты отважный безумец... - тело подводило и колос сорвался на хрип. - Ты пришел освободить меня и так или иначе - дашь свободу и уйдешь! Только скорее! Не задерживайся.
- Сам ты безумец. Ты еще скажи, что мне нужно учится  терпению и смирению.
Угу, прямо сейчас и начнет... И того и другого было в жизни эльфа достаточно, чтобы он понимал - такой путь не для него. Но над словами  друга приходилось задуматься всерьез. Быть может, они были продиктованы минутным отчаянием и  болью не стоит обращать на них внимание. Или это было решение  взвешенное и обдуманное много раз. И тогда... как ему не хотелось бы иного, с ним приходилось считаться.
- Брат, дай мне хотя бы попробовать...
- Только будь осторожен!
- Буду... Обязательно...
Финдэкано шел вперед, но ничего не было видно - ничего такого, что помогло бы подняться наверх. Пара маленьких уступов, за которые и не зацепиться было. Он попытался подняться чуть в стороне - не вышло. Через пару футов стена стала слишком скользкой и он, опять, оказался у подножья. И снова.. И снова...  Финдэкано вздохнул.
"Нельо, радом стена слишком гладкая... Мне придется уйти дальше в горы."
Сколько времени это может занять? День, два, неделю?  Он не мог остаться, и не мог уйти молча, не предупредив друга. Чтобы он не решил, что что-то случилось...

+1

29

- Подумаешь... - Маитимо улыбнулся. Финьо ответил как раньше, как вечность назад, в Амане...
- Сам ты безумец. Ты еще скажи, что мне нужно учится  терпению и смирению.
- Башкой тебе нужно думать, а не сердцем. - огрызнулся Маитимо. - Финьо, брат мой, как бы я хотел тебе сказать как я люблю тебя. Я рад тебя видеть, очень рад... Но я боюсь за тебя... И я так устал...
Финдэкано явно размышлял о чем-то. Еще бы, ему много о чем есть подумать.
- Брат, дай мне хотя бы попробовать...- Буду... Обязательно...
Маитимо вцепился двумя руками в цепь. Прилив сил, вызванный возбуждением от встречи, сменялся еще большей, навалившейся усталостью.
- Я буду ждать! - выкрик со сдерживаемой болью, или раздражением. - Проваливай, пока я опять не отключился и не повис!
Наконец-то брат ушел искать подъем и Нэльяфинвэ позволил себе застонать от боли, усталости и бессилия. А вскоре его настигло осанвэ друга - Нельо, радом стена слишком гладкая... Мне придется уйти дальше в горы.
Продираясь через пелену в сознании Руссандол ответил - Хорошо. Не используй осанвэ. Не торопись. Будь осторожен. Если... увижу врагов - позову. Но помни - тут осанвэ использовать опасно. - Я не должен отключаться, - думал эльф соскальзывая в ничто - Я должен сторожить... Финьо... - но осознание не смогло выбраться из сомкнувшихся над ним черных волн.

+1

30

- Башкой тебе нужно думать, а не сердцем.
- Извини уж, не умею.
Финдэкано усмехнулся. Головой... Вон они сколько пытались, и к чему это привело, кроме никому не нужных ссор и подозрительности? Нет уж, пусть этим займется тот,  у кого это хорошо получается. А он будет делать то, что должен... А что из этого выйдет, они скоро узнают.
- Я буду ждать!
От этого резкого окрика Нолофинвеон вздрогнул, не сразу понимая, чем он вызван, потом молча - чтобы не сорваться, не дай Эру не сорваться. Только того еще брату не хватало, чтобы он  устраивал истерику у подноэья скалы. Нет, там он ничем не мог помочь, разве что  продлить  муку  кузена. А решение лежало где-то возле него, у подножья.  Вот и нужно было его искать, а не тратить драгоценное время.
Хорошо. Не используй осанвэ. Не торопись. Будь осторожен. Если... увижу врагов - позову. Но помни - тут осанвэ использовать опасно.
Эльф сжал зубы. Хорошо... Хорошо, брат мой. Я буду осторожен. Но я никуда не уйду отсюда без тебя, что бы ты не говорил мне.
Нужно было торопиться - кто знает, что могло  его ждать здесь. Пока Финдэкано везло и он не столкнулся с орками, но никто не мог бы сказать, что этого не будет и дальше. Наконец, он добрался до очередной скалы, которая  показалась ему не такой скользкой. Нужно было попробовать еще раз. Он  всунул один из ножей в расщелину, попробовал, крепко ли он встал - вроде бы, ничего, должен выдержать. Теперь второй... Эльф поднялся выше, на пару шагов, потом еще немного...

0


Вы здесь » Эндор » Безобоснуйные эпизоды » Здесь вам не равнина, здесь климат иной..., 5 год Солнца, зима


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC