Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Последствия сновидений, 4 год Солнца, начало зимы


Последствия сновидений, 4 год Солнца, начало зимы

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Годы: 4 год Солнца, начало зимы
События: Майтимо сходил погулять во сне к Финдекано. Вернулся с эстель. Эстель заинтересовала сильных Севера.
Действующие лица: Майтимо и прочие обитатель Ангамандо по желанию. Осообо приглашается Владыка Севера
Предшествующие события: Долговременный плен рыжего нолдо, охота на паука и ранеие Финдекано, их разговор во сне.
Предшествующая тема: Шутка или милость Ирмо, 4 год 1 Эпохи Солнца, начало зимы
Соответствие канону: не противоречит
Соответствие игровому моменту: соответсвует

Теги: 4 год Солнца,начало зимы,Темный блок,Первый дом,остановлено

0

2

Перед глазами рыжего на миг промелькнула знакомая тесная камера и цепи, прежде чем все померкло вновь. Ровно до момента, как на него обрушилась оглушительно холодная вода с мелкими хрусталиками льда, а плечи свело болью. Очевидно, пока он спал за ним пришли... но не смогли сразу вывести из состояния полугрез, пускай и пытались. Глухо ноющий правый бок был тому подтверждением, так как куда бить орки знали. А решив, что так только проще, его перетащили в знакомые интерьеры пыточной. Вывернутые руки прошивало болью - даже небольшой вес собственного тела Нельяфинвэ тянул связки. Но именно так провисел он, похоже, недолго - кисти затечь не успели. В камере было и без того стыло, а стекающая по телу ледяная вода ощущения усиливала в разы. Рядом маячили до отвращения знакомые орочьи рожи. Продолжения пока не последовало - ждали, пока пленник очнется до конца.

0

3

Маитимо держал руки Финдэкано в своих руках, как вдруг все переменилось, перед глазами промелькнула его камера, наступила темнота, которую сменили туманные очертания пыточной, вновь навалилась темнота и Нэльяфинвэ окончательно пришел в себя от собственного стона и боли в плечах.

Неровный каменный пол перед глазами, капли срывающиеся с мокрых прядей, и холод пробирающий до костей. Впрочем, холод был последнее, что волновало Маитимо - за эти годы он привык к холоду, да и знал, что ничто не согревает так как пытка. Пройдет немного времени и он покроется испаренной.

Король оперся на ноги, что бы снять груз с плеч и запястий. Притворяться что он без сознания не имело никакого смысла. Крепко же я спал, раз меня успели дотащить до сюда. - новая боль в боку подтверждала мысль. Переход от друга до пыточной был столь резким, что Маитимо не успел еще толком перестроиться и собраться. Нолдо спешно набрасывал на себя защитные барьеры, опускал аванире, искал свою спасительную невозмутимость и безразличность - Соберись!
От стекающей по позвоночнику ледяной воды Маитимо невольно содрогнулся.

Рядом с приходящим в себя и прикованным за руки нолдо о чем-то тихо переговаривались орки. Лучше повода собрать мысли в порядок чем драка было не придумать и нолдо вывернувшись, на пределе досягаемости развернулся и пнул ближайшего орка ногой. Конечно без видимых результатов, да и не очень-то больно, но обидно. Избить его не успеют да и не позволено им это сейчас, а отойти от грез и вернуться к реальности перед там как начнется это вполне удастся.
Уснул, ублюдок?

Отредактировано Майтимо (24-12-2013 09:28:42)

0

4

Орк, казалось, даже не обиделся ни на эту выходку, ни на слова. Все они, хотя и не казались на вид менее страшными и свирепыми, чем прочие их собратья, подходили к битью без излишнего рвения, напротив, они были преисполнены аккуратности и профессионализма. Вот и сейчас орк, которому достался пинок, не говоря ни слова, подошёл поближе и флегматично залепил Маэдросу хук справа. Несмотря на расслабленность движений, бил он всем весом, позволяя нолдо достаточно быстро прийти в себя под аккомпанемент мелодичного звона в ушах.

Повернувшись к своим товарищами, орка поинтересовался, стоит ли им продолжить работу с пленником и научить его правилам пристойного поведения, и если так, делать ли это по очереди или вместе, сообща. Конечно, высказана эта мысль была в куда менее поэтичных выражениях, щедро сдобренных красочными метафорами и непереводимыми эпитетами, используемыми для усиления эмоциональной окраски речи.

Неизвестно, как закончился бы этот дискурс, потому как монолог орка прервался в тот момент, когда в пыточную камеру спустился Мелькор. Он не сказал ни слова и даже не посмотрел в сторону орков, но им не требовалось никаких приказов. Монстры поспешили ретироваться со всей возможной спешкой, оставив Майтимо наедине с вала. Уходя, они старались не смотреть в сторону Моргота. Эта отчаянная попытка делала ужас, который он им вселял, очевидным.

- Я не стану спрашиваться тебя о самочувствии, и так очевидно, что ты знавал и лучшие дни, - без злорадства в голосе обратился к нолдо Мелькор. – Мне положено глумиться и издеваться, знаю, но это мне не слишком по душе, как впрочем, и необходимость держать тебя здесь. Так часто нам приходиться делать то, что нам не по нраву. А жаль.

0

5

Маитимо еще не отошел как следует от колдовского сна и, даже медлительная реакция орка, оказалась для него внезапной. Неторопливо развернувшись (еще бы - куда ему торопиться) орк со смаком двинул Руссандола кулаком в голову. В глазах потемнело, в голове раздался гул, в ушах ватный звон - Ну вот и размялись, - ухмыльнулся Маитимо, протрясая голову.
Повернувшись к другим тварям орк что-то им прорычал, Маитимо не расслышал и не стал вслушиваться - Ты зря не отошел дружок! - на ногах лишь мягкие (для драки) башмаки из грубой шкуры, но это не повод печалиться. Собравшись нолдо пнул орка сбоку в коленный сустав. После этого тварь с неизбежностью оказалась вне досягаемости пленника...

....

Их обмен любезностями был прерван появлением Моринготто.
Казалось Вала не обратил внимания на их возню, но все, бывшие в камере резко переменились в поведении. Орки моментально присмирели и постарались сделаться незаметными, Маитимо, напротив, выпрямился, вытянулся, обхватив ладонями цепи, сжав их в кулаках.

- Я не стану спрашиваться тебя о самочувствии, и так очевидно, что ты знавал и лучшие дни, - без злорадства в голосе обратился к нолдо Мелькор. – Мне положено глумиться и издеваться, знаю, - А ты сейчас что делаешь? - нолдо подумал это, но вслух ничего не сказал - зачем ради такой крохотной шпильки открывать рот?
но это мне не слишком по душе, как впрочем, и необходимость держать тебя здесь. - О да, рассказывай. - Маитимо понимал когда Моринготто выделывался перед своими "рыцарями", но когда Враг начинал ломать эту комедию один на один становилось смешно - Похоже ты сам заигрался в свои фантазии, Возлюбивший-Мир, - нолдо не удержался и фыркнул.
Так часто нам приходиться делать то, что нам не по нраву. А жаль. - Не расплачся. - с иронией подумал феанарион.

Маитимо молчал не произнося ни слова в ответ Моринготто. Не из-за того, что был горд и считал ниже своего достоинство разговаривать с Врагом - Маитимо уже не раз срывал в крике горло перед Черным Вала, так что о каком достоинстве могла идти речь? Просто нолдо нечего было сказать. Нэльяфинвэ смотрел на Вала, но не прямо, а в вскользь, словно бы отмечал его присутствие но не считал необходимым проявлять большего внимания. Впрочем, это было легкое хамство, доступное нолдо, которое Враг легко может изменить. Нет ничего проще чем привлечь полное внимание пленника и сделать его максимально заинтересованном в происходящем. И это Маитимо тоже прекрасно знал.

0

6

Мелькор подошёл ближе, ничуть не смущённый молчанием пленника, и, по-видимому, не слишком опасаясь карающего сапога. Сделав небольшую паузу и обойдя Маитимо полукругом, Вала продолжал свой монолог, обращаясь даже не к кому-то конкретному, а больше к пустому пространству, словно за спиной нолдо сидела его воображаемая аудитория. И если бы Мелькор не цеплялся за висящего на цепях эльфа взглядом время от времени, можно было бы и вовсе подумать, что он его не замечает.
- Мне было интересно узнать, что вы называете меня лжецом, - заметил Вала, пробежавшись глазами вдоль цепей, приковывающих нолдо с живым интересом, словно видел их впервые. – Интересно, кто стал начинателем это традиции: валар и Феанор. Впрочем, разница не так уж и велика, все они живут в собственном мире, воспринимая то, что творится вокруг лишь с одной, угодной им точки зрения и гневно отвергая все прочие. А нет проще способа дискредитировать чьё-то мнение, кроме как обозвать его обманщиком. В результате, все верные Феанора преданно следовали за ним, слепа веря каждому его слову, не требуя доказательств его правоты, словно он сам Илуватар. И они уже получили за это сполна.
- Знаешь, в чём разница между нолдор и орками? – внезапно сменил тему Вала, и его тон свидетельствовал о том, что это отнюдь не риторический вопрос и не начало забавного анекдота. – Если я спрошу у любого из них, зачем они убивают эльфов, они ответят: потому что эльфы убивают их. А что мне на такой вопрос ответил бы эльф? Что орка надо убить, потому что он орк. Потому что он им не нравится. Сама мысль о том, что орки имеют такое же право на существование покажется ему кощунственной. Но не потому, что он сам до этого додумался, а потому что ему так было сказано.
- И всё же, в отличие от валар вы не безнадёжны. Вы способны признать свою неправоту, способны обзавестись своим мнением и отринуть глупые клятвы, ведущие вас к саморазрушению. Порой это даёт мне надежду на то, что бессмысленные войны когда-нибудь закончатся.

0

7

Нолда стоял расставив ноги и слегка опустив голову. Вала, как и все его майар (о, наверное они просто берут пример с Хозяина!) делал вид что не замечал пленника и обращался не к нему. Вала стоял за спиной пленника и это не могло не держать в напряжении. Может будет просто разглагольствовать, а может, когда будешь этого меньше всего ждать нанесет удар. Стоять спиной к Врагу было очень неприятно, но желание повернуться пересиливала гордость. И все же расслабиться тоже не получалось.
Ледяная вода, которой облили нолда, не высохла в стылом подземелье и напряженное тело содрогнулось от холода. Но, разумеется, ни жалоб, ни движений не последовало. Маитимо стоял в прежней позе, хотя его начинала бить дрожь.

Интересно, кто стал начинателем это традиции: Валар и Феанор. - И правда интересно. Но кто ж сейчас вспомнит...
В результате, все верные Феанора преданно следовали за ним, слепа веря каждому его слову, не требуя доказательств его правоты, словно он сам Илуватар. - Нолдо дернулся. Очень быстро взял себя в руки - лишь резко вскинутая голова и слегка распрямленные в порыве гнева плечи. Но все еще ни одного слова с губ. - А ты удивишься узнать что за ним следовали даже как за неправым? По тому что просто преданы?
И они уже получили за это сполна. - Маитимо то-ли задумчиво, то-ли несогласно покачал головой. Хотя, быть может, это просто была реакция на бившую пленника дрожь.

Тон Валы говорил Руссандолу что вступление кончилось. Нолдо непроизвольно собрался.
- И всё же, в отличие от Валар вы не безнадёжны. - Ты ошибаешься. Мы куда безнадежнее. - хриплым тоном того, кто долго молчал (или долго спал и не говорил после сна).

Вы способны признать свою неправоту, способны обзавестись своим мнением и отринуть глупые клятвы, ведущие вас к саморазрушению. - Отринуть Клятвы? Клятвы??? - Маитимо захохотал. Безудержным и безумным смехом того, у кого нет ничего кроме настоящего момента и каждый новый шаг - шаг во Тьму. Враг говорил что-то еще, но нолдо не слышал его в своем безудержном мрачном веселье. Похоже он считал, что Моринготто выдал очень хорошую и тонкую шутку.

Отредактировано Майтимо (09-01-2014 12:56:32)

0

8

Причина веселья пленника не укрылась от Мелькора. Он не был знаком с мыслями и чувствами нолдор так хорошо, как ему того хотелось бы, но их преданность королю не была тайной за семью печатями. И о ней никак нельзя было забыть – сравнение с преданность Валар Илуватару пришло на ум Мелькору не случайно. Тяжело было представить что-либо глупее и зловреднее, чем слепое безграничное доверие. Но иногда, лишь на мгновение ему начинало казать, что Валар знают, знают о том, что Илуватар неправ, знают о том, что Мелькор на самом деле желает лишь свободы от искусственных ограничений, наложенных им на всё сущее... или почти на всё. Знают, но отказываются верить. Заставляют себя слепо следовать заветам, усилием воли отрицая все факты и разумные доводы, своей верой превращая ложь в непреклонную истину. Вала не был до конца уверен, что такое страх в понимании обитателей Арды, но то чувство, что Мелькор испытывал, когда на ум приходили такие мысли, должно было быть сродни этому самому страху.
– Полагаю, это всего-навсего вопрос перспективы, – продолжил он, когда Маитимо отсмеялся. – Скажем, как муравей не способен отличить океан от крохотного ручья, потому что не способен увидеть их с достаточной высоты.
Вала подошёл ближе, оставаясь у пленника за спиной, и продолжил тихим, вкрадчивым голосом:
– Или мотылёк, летящий на огонь. Пламя такое манящее, что невозможно устоять, не полететь навстречу, чего бы это ни стоило. Вероятно, их примитивные инстинкты не слишком уж отличаются от понятий “преданности” и “чести” у нолдор. Что это, как не попытка сложить с себя ответственность за свои деяния? Что для вас смерть и гибель собственного народа, когда есть такие великолепные оправдания? Ради клятвы нестрашно даже послать на смерть собственных сыновей. Это куда лучше, чем признать неправоту, не так ли?
- Я видел мотыльков, - продолжил Мелькор после небольшой паузы. – Некоторым из них хватает реакции, скорости, ума или всего вместе взятого, чтобы остановить смертельный полёт. И они начинают кружить около огня, не в силах улететь прочь. И даже если поймать мотылька и отшвырнуть от пламени, это ему не поможет. Они слишком примитивны, чтобы запомнить, что нельзя слепо лететь на свет. А вот нолдор ещё можно этому научить. По крайней мере, я ещё не готов отринуть такую надежду.

+1

9

– Полагаю, это всего-навсего вопрос перспективы.  Скажем, как муравей не способен отличить океан от крохотного ручья, потому что не способен увидеть их с достаточной высоты.
О чем это он? Кажется я что-то прослушал, впрочем, не важно. Ничего важного еще не прозвучало, да и мало что важного может прозвучать. Очередная судорога прошла по спине, заставляя выгнуться и едва не коснуться подошедшего еще ближе Врага. Нолдо еще раз передернуло, теперь уже от отвращения. Эльда мотнул головой и волосы ледяными прядями зашевелились на его плечах. Маитимо сжал челюсть и постарался выпрямиться. Руки затекли, плечи болели, пальцев ног он не чувствовал, так они замерзли, но, в целом, все остальное было пока в порядке. Можно сказать хорошее состояние.

– Или мотылёк, летящий на огонь. Вероятно, их примитивные инстинкты не слишком уж отличаются от понятий “преданности” и “чести” у нолдор. Что это, как не попытка сложить с себя ответственность за свои деяния? Что для вас смерть и гибель собственного народа, когда есть такие великолепные оправдания? Ради клятвы нестрашно даже послать на смерть собственных сыновей. Это куда лучше, чем признать неправоту, не так ли?
Чего он ожидает? Что я, как в старые времена, когда еще был его учеником (от этой мысли опять чуть не передернуло) буду объяснять ему что-то? Или он думает что я буду оправдываться? Перед ним?
- Считай что хочешь. Но в один день эти мотыльки надерут тебе задницу. Ты, раб, небось уже заскучал без своего ошейника? Он ждет тебя. Мотыльки в цепях отправят тебя к Намо, а может быть лично будут держать тебя на цепи, чтоб твой добренький братец снова тебя не выпустил. - замерзшие губы слушались с трудом, но нолдо стало даже жарко с такой ненавистью он выплевывал слова.

- Я видел мотыльков.  Некоторым из них хватает реакции, скорости, ума или всего вместе взятого, чтобы остановить смертельный полёт. И они начинают кружить около огня, не в силах улететь прочь. И даже если поймать мотылька и отшвырнуть от пламени, это ему не поможет. Они слишком примитивны, чтобы запомнить, что нельзя слепо лететь на свет. А вот нолдор ещё можно этому научить. По крайней мере, я ещё не готов отринуть такую надежду.
Маитимо коротко хохотнул. - Это ты себя или меня уговариваешь? Сколько времени ты уже "учишь" меня или мой народ? Вечность? Чуть меньше? Не велика разница. Тебе страшно, я понимаю. Но не пытайся убаюкать себя сказочкой. Мы ненавидим тебя и рано или поздно, но мы уничтожим тебя. В этом можешь не сомневаться.
Вообще, Маитимо, конечно, верил далеко не во все, что он говорил - но отвечать нужно было именно в этом духе, вот он и отвечал. На последней фразе зубы лязгнули и нолдо понял что нужно говорить короткими фразами.
Только сейчас до Короля стало доходить происходящее - нолдо ждал когда же Враг начнет его мучить, а пытка уже, оказывается, началась и продолжалась довольно давно. Нечто совершенно новое - пытка холодом. Льдинки на теле сразу же растаяли, но вот мокрые волосы уже сами превратились в сосульки и царапали плечи. Тело почти непрерывно била дрожь и зубы плясали бы, не стисни их. Не огня, не металла, но ведь как... неприятно! Ты изобретателен, ублюдок...

0

10

- Если бы ты остановился и подумал вместо того, чтобы вещать о своей ненависти, ты бы понял, что она не взаимна. А раз я не желаю уничтожить вас, как вы меня, и не желаю истребить всех элдар, в то время как вы желаете изничтожить мои творения, то конфликт спровоцирован именно с вашей стороны, - Мелькор скорбно помолчал, очевидно, сожалея о том, что конструктивного диалога с пленником никак не выходит, и продолжил. – А ведь я хотел бы закончить этот конфликт. Только я знаю, что вы никогда не согласитесь пойти на переговоры. Иначе я не стал бы развязывать войну и участвовать во всём том, что произошло в Амане. И больше всего мне хочется, чтобы мне доказали, что я неправ. Что я ошибаюсь на ваш счёт. О, я готов покаяться, я бы с радостью сделал всё, что угодно, чтобы возместить ущерб, что я нанёс вашему народу. С надеждой, что пусть не сразу, но вы сможете понять меня и то, что я делаю. Но, увы, меня никто не разубеждает в этом.
Вала повернулся к пленнику спиной. Возможно, сейчас было самое время прервать разговор, уйти, оставить Майтимо наедине с собственными мыслями. Может быть, через какое-то время, неважно сколько это займёт, он всё-таки поймёт, о чём говорил Мелькор: вполне осознанно, а скорее – по какой-то невероятной случайности. Но всё-таки он решил выложить на стол всё.
- Худшее в этом то, что после моей победы вы все до единого, все, кто выживет в войне, пожелаете умереть. И я буду бессилен вас остановить. Конечно, я мог бы пленить вас, насильно лишить такой возможности, но если я заберу у вас свободу, я стану ничем не лучше Эру, заставляющего все свои создания жить по собственным законам. И какую бы боль, какой бы физический дискомфорт ты сейчас ни испытывал, они не идут ни в какое сравнение с тем, что чувствую я, когда думаю о том, что мне предстоит совершить. Безразличие к смерти других, даже если это целый народ, это ваша отличительная черта, а не моя.

0

11

Маитимо молча слушал и смотрел перед собой. Тело била крупная дрожь, хотелось сжаться, что бы сохранить хоть немного тепла. Нолдаран продолжать стоять расправив плечи. Худые, с выпирающими суставами, покрытые гусиной кожей и ссадинами... Из носа капнуло. Ну это уж слишком! Опять унижение, очередное унижение... Нолдаран успел привыкнуть к ним, но встреча с другом всколыхнула былую гордость и теперь унижения снова ранили его... Как все это забавно. Маитимо захохотал своим безумным смехом, не заботясь насколько к месту это будет.
А ведь я хотел бы закончить этот конфликт. - как раз произнес в этот момент Моринготто. Но нолдо слушал его чуть ли не со скукой. В другом месте, в другое время, с другим пленником, быть может Враг бы такими речами чего-то и добился, но с Нэльяфинвэ, к тому же теперь... Маитимо и не думал что Враг пытается его в чем-то убедить. Скорее всего он просто с любопытством наблюдает за зрелищем, а говорит что бы отвлечь бдительность.
Впрочем, перед нолдо стояла куда большая дилемма - из носа текло и нужно было выбрать одно из двух унижений - наклонить голову что бы позволить соплям падать на пол, или вытереть нос? Нолдо звонко чихнул и решил что с него хватит. Чихнув снова, оно коротко дернул головой, вытирая нос о плечо.
В этот момент Маитимо почувствовал и увидел краем глаза) что Враг повернулся к нему спиной. Нолдо не знал что это значит, но на всякий случай напрягся. Однако ни удара ничего еще сразу же не последовало. враг продолжил свою нелепую болтовню.
Ублюдок, - подумал Маитимо и снова чихнул. Не взирая на скрючивающий холод, Нолдаран старался стоять прямо, лишь время от времени вытирая нос о плечо.
И какую бы боль, какой бы физический дискомфорт ты сейчас ни испытывал, они не идут ни в какое сравнение с тем, что чувствую я, когда думаю о том, что мне предстоит совершить.
Нолдо заговорил и голос его звучал хрипло:
- Ты порадовал меня. Когда я в следующий раз буду срывать голос под руками палачей, я буду помнить что ты страдаешься куда больше! - съязвил пленник. - Хотя, сдается мне, тебе куда больше боли доставляют ожоги от отцовских Камней, беглый вор!
Похоже Враг сегодня в хороше-лирическом настроении и быть может стояло бы заткнуться и ждать что пронесет... Но нарываться было любимым занятием Нолдарана. Последней возможностью проявить непокорности и бороться. А бороться было необходимо, по тому что иначе сам не заметишь как сдашься...

Отредактировано Майтимо (28-05-2014 07:10:21)

0


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Последствия сновидений, 4 год Солнца, начало зимы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC