Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Шутка или милость Ирмо, 4 год 1 Эпохи Солнца, начало зимы


Шутка или милость Ирмо, 4 год 1 Эпохи Солнца, начало зимы

Сообщений 1 страница 30 из 49

1

Годы: 4 год ПЭ
События: сон, соединяющий мыслями двух друзей
Действующие лица: Маэдрос, Фингон
Предшествующие события: Для одного из друзей - годы, проведенные в Ангбанде, для другого - переход через льды и охота на паука. Казалось бы, что может свести их  вместе и где?
Предшествующая тема:  Палаты исцеления, 4 год Солнца
Соответствие канону: Не противоречит
Соответствие игровому моменту: близкое прошлое

Теги: начало зимы,4 год Солнца,Второй дом,Первый дом

0

2

Финдэкано снова шел по лесу, стараясь найти выход из этого темного лабиринта. Он никак не мог понять, где находится. В валиноре не было таких лесов, в этом он мог бы поклясться, исходив  его в свое время от края до края.
Постепенно в голове начало проясняться и эльф вспомнил, что они уже давно не в Амане. Вместе с этими воспоминаниями пришли и другие. Первая разведка, первый бой с орками. Тени  в лесах и встреча с пауком.  Все "прелести" войны с Морготом. Нолофинвеон дернулся,  ища на поясе меч, или хоть какое-то другое оружие, но  его не было. Почему его не было?!
В кустах раздался тихий шорох и шипение. Эльф замер, прислушиваясь, но нападения не последовало. Вместо него снова наступила тишина, только холодный, мрачный свет пробивался отку-да то снизу, полсвечивая  серовато-черные стволы деревьев.  Финдэкано медленно пошел вперед, раздвигая ветки и прислушиваясь в тому, что творилось в лесу, но, кроме треска сучков под ногами,  не замечал ничего. Лес был мертв.
Впереди раздался  крик. Эльф дернулся, зацепившись  плечом за очередную ветку,  побежал туда, откуда услышал его, но застрял в сплетении ветвей и корней. Словно живые, они оплетали тело, не давая пошевелиться. Он дернулся сильнее, разрывая  живые путы.

+1

3

Запах сырой земли и травы ударил в нос. Маитимо непроизвольно и с удовольствием втянул резкий запах. Это был запах жизни, запах, который нолдо не ощущал уже многие годы.  Нолдо распахнул глаза и резко сел. Он был на поляне. Тусклый серо-зеленый свет, искривленные стволы деревьев, почти лишенных листьев. Призрачный лес с отпечатком Искажения. Пальцы Маитимо сжались, тонкие травинки запутались в пальцах, с едва уловимым звуком вырываясь из земли.
Пленный Лорд прищурился и внимательно огляделся по сторонам. Искаженный лес жил своей странной жизнью. Шорохи, стоны, шуршание раздавались из леса. Нолдо не понимал где он и что происходит. Он глянул на себя - серые, местами драные, местами испачканные темными пятнами штаны, такая же туника без пояса, ноги в грубых кожаных сапогах, на руках... длинная цепь, сковывала руки, широкие, тяжелые кандалы никуда не делись даже во сне. В наваждении - понял нолдо. Маитимо поднялся. Лицо его было холодно и бесстрастно.
Вдруг, впереди, за переплетением стволов раздался крик. Нэльяфинвэ дернулся и напрягся. Это очередное наваждение. Здесь все подстроено, все что я буду делать им на руку. Но... - горькая усмешка - Я не могу просто пойти в другую сторону, когда там кто-то кричит. Нолдо намотал цепи на кулак и с мрачным, даже хищным, лицом бросился на звук. По крайней мере от души кому-нибудь двину, прежде чем они меня схватят.
Неожиданно гибкие и цепкие ветви хлестали нолдо, рвали одежду. Нолдо уворачивался от этих рук-ветвей, с ожесточением продираясь вперед. Очередная ветка неожиданно хлестнула по лицу, рассекла бровь и висок, квэндо лишь нетерпеливо дернулся и, наконец, вырвался на очередную прогалину. Машинально стерев рукавом кровь, капающую на глаза, нолдо прищурившись осматривался. Изодранный, окровавленный, со спутанными медными волосами, в цепях Маитимо стоял пригнувшись, готовый в любой момент к схватке.

+2

4

Эльф вырывался, как только мог,  молча, с остервенением вы дираясь из ловушки,  ломая ветви  и вырывая куски чего-то липкого, пристающего к рукам. паутина? И здесь паутина? Твари проклятые! Он  вскинул голову на очередной шорох, но это был простой листик, упавший с ветки  от его слишком резкого движения.  Кровь бешено  стучала в висках и эльф замер, пытаясь придти в себя и собрать силы, потом резко  рванулся вперед и  упал на траву на  колени, когда  ветви, неожиданно, исчезли.
Это место он вспомнил, как вспомнил и то, при каких обстоятельствах попал сюда в первых раз. Сон.  Очередной виток этого странного и страшного лабиринта, из которого нет выхода.  Только на этот раз было что-то новое, в прошлый раз  он не осознавал, что все это не реально. Да и сейчас было чувство, что кто-то играет с ним,  подсовывая очередную задачку и не слишком беспокоясь о декорациях.
Эльда уже знал, что увидит в следующий  момент.  Ту самую паучиху и кого-то из родных. Гадкий сон. Но ведь теперь он знал, что это сон и мог не бросаться в напрасный бой, зная, что  это лишь чья-то  глупая и злая шутка. Или не мог? Стоять и смотреть было бы выше его сил. Да и не мог он сдаться на милость победителя, перестав  бороться.
Нолофинвеон  потряс головой,  вытрясая из волос прилипшие веточки и листочки и упрямо пошел вперед.
- Ну, где ты, тварь?! Иди сюда!  Или думаешь, что я тебя испугаюсь? 
Не дождетесь, погань!  Эльф не думал о том, что оружия у него нет и о том, что раньше он никогда не мог победить эти видения. Плевать.  Лишь бы не стоять на месте и не чувствовать себя беспомощным заблудившимся ребенком.
- Где ты?!

+1

5

Вокруг стояла нереальная тишина. Лес не то что бы замер, он словно...отдалился, словно все в этом лесу росло сквозь липкий туман, глушащий все звуки. Нолдо напряженно вслушивался, пытаясь уловить откуда пришел крик, на который он побежал. Но тщетно - все звуки тонули у границ поляны, и нолдо понял что направление он тоже потерял.
Как смешно! - раздраженно бросил нолдо в пустоту.
Он опять играет со мной, - зло думал Маитимо - Играет, зная за какую нитку нужно дернуть. Я слышу крик и бегу, а он знает что не смогу не бежать. А потом крик обрывается и я теряю направление и мечусь, как потерявшийся щенок. Что за глупость? Неужели его будет забавлять что я вот так бегаю по лесу в бесплодных попытках помочь кому-то? Нет, не может быть все так просто. Кто бы не сплел для меня это наваждение, их забавы никогда не бывают просты и невинны. Надо подразнить его, вывести из себя - пусть разозлиться и поторопиться, пусть так, как он хочет не будет.
Нолдо прошел в середину поляны и устало опустился на мох и траву. Как странно, раньше всегда было иначе. Кто-то новый взялся за меня? Этот мягкий, влажный мох, эти чарующие запахи... И странно, но боль в теле все та же, что и наяву.
Какой идиот сегодня создал этот бред? - нолдо выкрикивал слова надменным голосом, с явной издевкой, - Плести паутину наваждений только что бы дать мне послушать крики? В подвалах я слышу их чаще, чем раньше слышал соловьев, меня таким уже не пронять. Весь Ангамандо будет смеяться, узнав о такой нелепой затее. Ты станешь посмешищем и потеряешь все! Что за Господин будет из того, над кем ржут даже орки? Ответа не было, но Маитимо и не ждал что получит ответ немедленно. Это не застенок, где тебе всегда могут дать по морде за неучтивость, - усмехнулся квэндо - Здесь действуют тоньше.
Маитимо оперся на отставленную за спину руку и, непроизвольно, скривился. Уже несколько дней как его, в очередной раз, оставили в покое и только их костоправы терзали тело феанариона. Но все же на лечение нужно было время, раны еще не до конца затянулись. Был бы это не сон, я бы поплатился за свою пробежку чрез бурелом. Сорвав немного влажного мха, нолдо принялся стирать кровь, все еще сочащуюся по лицу, но прижимать колдовской мох к ране эльф не решился.

+1

6

На его призыв никто не ответил. Конечно, кто бы сомневался! Да и глупо было ждать, что тебе ответит собственная галлюцинация. Финдэкано вздохнул. На этот раз все должно быть иначе.  Раз он понимает, что это сон.  Нужно только попробовать выяснить,  почему он снится ему, в который раз уже. Ну не потому же, что этот паук стал самым его большим страхом. Глупости!   Насекомого он не боялся, каким бы  большим оно не было. Нолфинг усмехнулся и   обломал  у ближайшего дерева толстую сухую ветку.  Какое-никакое, но оружие.  Теперь можно было отправляться на поиски.
В лесу, снова, было тихо. Шорохи и крики больше не тревожили слух нолдо,  только легкий ветерок гулял  среди крон.  Сейчас даже можно было бы поверить, что это обычный лес. Даже зеленоватое сияние стало глуше  и походило на обычный лунный свет. Очередная игра воображения.
А ведь он не паука боялся. В этих своих видениях. И не темных тварей. Больше всего  эльф боялся опоздать.  Как  в тот, самый первый раз.  а с ним только это и происходило. Он не успевал везде, на пару мгновений, по  не успевал, вынужденный все время догонять кого-то. И опаздывал, снова и снова. Знать бы еще, куда  бежать, чтобы избежать этого.
Деревья, в очередной раз, стали редеть.  Он напрягся, ожидая, что на поляне может ждать новое испытание, вышел из-за деревьев, готовый встретиться с врагом лицом к лицу и замер, едва ступив на  прохладную траву. Перед ним был  тот, кого он хотел бы увидеть больше всего. Но от этого  стало не легче. Наоборот, эльф почувствовал почти детское разочарование. Не во сне же!
- Здравствуй. - Эльф сделал пару шагов навстречу и огляделся, а потом снова перевел взгляд на друга. Выглядел тот  не слишком хорошо,  в грязных, заляпанных кровью лохмотьях, с цепями на руках. Эльф вздогнул.
- Почему ты здесь?

0

7

Легкий шорох на краю поляны. Маитимо надменно повернул голову и замер. Финдэкано стоял на опушке леса. Маитимо сглотнул застрявший в горле ком и медленно поднялся. Сердце невольно забилось так, что ему стало тесно в груди. Нэлья был рад увидеть даже призрачную тень друга, но прекрасно понимал что это не более чем морок. Горькая улыбка озарила измученное лицо нолдо и исчезла.
-Здравствуй. Почему ты здесь?
Маитимо не посчитал нужным отвечать. Зачем? Это только тень, без чувств и мыслей. Эта тень шевелит ртом, но говорит то, что ее заставляют сказать.
Вместо ответа нолдо медленно, полукругом пошел к тому, что имело вид Финдэкано.
- И что у нас будет на этот раз? - голос резкий и насмешливый. Я буду говорить что угодно, но вы не увидите, что мне больно. Считайте что вы просчитались, а я - бессердечен и мне не до кого нет дела.
Но кто же затеял эту игру?
- вопрос не был праздный. От того кто плетет чары зависит к чему надо готовиться. Моринготто? Только он знал о нашей дружбе. Или он поделился воспоминаниями и кто-то другой создал образ Финьо? - Маитимо внимательно собирал все намеки, что бы понять что за игра предстоит.

-Какую забаву придумали сегодня? Будешь укорять меня, что я предал друга? Будешь схвачен орками и убит на моих глазах? Будешь висеть на соседней дыбе и услаждать мой слух? Не смотри на меня тварь, я не знаю кто ты, но знаю что ты не Финдэкано.

+1

8

Финдэкано смотрел, как друг медленно,  словно нехотя, встает. И идет, почему-то,  странным полукругом. "Так  идут  прежде, чем напасть", мелькнуло  у него в голове, но импровизированное оружие так и осталось в опущенной руке. Неправильным было то, что происходило. Что-то звериное чудилось ему в походке Майтимо,  настороженное,  дикое.  И ненависть. К нему?
- И что у нас будет на этот раз?
- Я не знаю, - честно признался нолдо. - Я уже давно  потерял контроль над этим сном.
Да и имел ли? Не стоило слишком обманываться. Здесь игра шла по чужим правилам. Только вот чьим, хотел бы он узнать.  Он сходит с ума? Или уже сошел? Не удивительно было бы.
- Наверное, нам предстоит  драться друг с другом. Но я не буду.
Поднять руку на того, кто был ему другом, братом, он не мог даже во сне, и плевать, что  это только морок. Поэтому, пусть нападает, пусть что хочет делает. А он хотя бы так увидит друга.
-Какую забаву придумали сегодня? Будешь укорять меня, что я предал друга? Будешь схвачен орками и убит на моих глазах? Будешь висеть на соседней дыбе и услаждать мой слух? Не смотри на меня тварь, я не знаю кто ты, но знаю что ты не Финдэкано.
- Не буду. Твои братья рассказали, как все было. Да я и раньше не верил в то, что ты предатель.
Неужели он так думал когда-то? Нет. И спорил с теми, кто пытался уверить его в обратном. Это их голосам говорил сейчас морок, не его.
- Я должен был придти раньше. Прости.
Объяснить,  почему он этого не сделал, Нолофинвеон не мог, и чем оправдаться свою медлительность не знал. Не просто так ему про дыбу сказали. А вот последние слова призрака заставили его вздрогнуть.
- Не Финдэкано? А кто?
Что  Нельо имеет в виду, говоря, что он - это не он?

0

9

Маитимо остановился в паре метров от морока Финдэкано.
- Я не знаю, - честно признался нолдо. - Я уже давно  потерял контроль над этим сном. - Маитимо прищурился. Что-то новенькое. Что это значит?
- Наверное, нам предстоит  драться друг с другом. Но я не буду.. Маитимо приподнял бровь. Драться? Интересно. Что это значит? Узнаем. Зачем ему суковатая дубинка, если он не будет драться?
Что ж, положим. Я тоже не собираюсь тешить Врага и драться с тенью моего друга.
- Не буду. Твои братья рассказали, как все было. Да я и раньше не верил в то, что ты предатель. Маитимо нахмурился. Все было очень не похоже на обычный морок. Нолдо не понимал что происходит. И это ему не нравилось.
- Я должен был придти раньше. Прости. - Руссандол дернулся, словно его ударили по лицу. Твари... Все же вы знаете куда бить. На мгновение эльда прикрыл глаза. Друг мой, брат мой... Как я рад что отец... что мы сожгли корабли и тебе нет дороги в эти земли скорби. Но Маитимо тряхнул головой, отгоняя опасные сейчас чувства.
- Не Финдэкано? А кто?. Вопрос прозвучал так откровенно и беззащитно, что феанарион окончательно растерялся.
Я... Я не знаю. - сказал и пожалел. Такая откровенность в наваждении недопустима.
Ты - моя очередная пытка и мука. - кривая, холодная усмешка.

0

10

Наваждения... они имеют всегда странную природу. Ирмо не властен над всем, что твориться в мире снов. особенно когда один из них находится там, где основной темой стала тема Мелькора. Север чуток к сновидениям, как бы не старались некоторые увериться в грубой его работе. Но этот сон был исключнием. Воля, что была поставлена следить за пленником даже слегка опешила, не имея возможности сразу заглянуть в его видения. Это после горькая нотка паучьего яда подсказала, как нужно действовать. И в сотканный не Севером лес потек яд. И без того неживой, но хищный лес стал обретать более понятные ангбандскому пленнику черты. Да, ко второму сновидцу, фэа которого мерцала пламенем, обжигающим. Но на любой огонь можно найти управу. Тем более что рыжий так активно ему помогал. Он хотел и ждал игры. Он получит её. В полной мере. Трава вновь зашевелилась, протянув стремительно вырастающие побеги к нолфингу, заново оплетая. К ней присоединились и кусты. Что такое пара шагов для морока? Ни-че-го. А оплетать нужно стартельно, чтобы не выбрался. ни за что не выбрался, пока того не пожелает новых хозяин этого сна. Только он ещё не знает об этом. Пока. Между тем на краю поляну появился новый силуэт. Синдэ-целительница, знакомая Финдекано по одному из визитов в поселения Митримских эльфов. Но тут любомы было бы понятно, что это морок. И морок недобрый. Слишком мертвые глаза у девы, слишком тихий шаг. Повернулась только вот она к рыжему. И шепчет не на синдарине - шипит почти что-то, коснуться тянется. А прикосновения холодны как лед, к месту от них прирости можно...

0

11

Майтимо продолжал смотреть на него  с недоверием, и от этого было больно.  Хоть эльф и понимал, что ничем не заслужил это доверие,  но хотелось бы, чтобы эта встреча происходила не так.
- Что ж, положим. Я тоже не собираюсь тешить Врага и драться с тенью моего друга.
Финдэкано не понимал, что происходит. Слишком  это все похоже было на правду. Не пейзаж, конечно, и не это место. То, как вел себя Майтимо. Упрямо.  Вызывающе. И колючесть во взгляде  была совершенно новой.  Но  непохоже эито было на обычные мороки, которые были, по сути, только картина, которые ему показывали,  но никогда не давали прикоснуться. А друг был  таким настоящим, что хотелось  взять его за руку - убедиться, что не облако тумана стоит перед тобой, а живой эльф из плоти и крови. Откуда  же здесь живой эльф?!
- Я не тень. И, вообще, это ты мне снишься.
Интересное развлечение - убеждать свой собственный сон, что  он сам - реальность. Необычное. Этим Финьо еще не приходилось заниматься и он  растерялся. Ну что можно сказать, чтобы убедить  самого себя в том, что ты существуешь? Нет, определенно, он сошел с ума, если ему в голову приходят подобные вопросы.
- Я... Я не знаю. Ты - моя очередная пытка и мука.
Теперь пришла  очередь  Финдэкано вздрогнуть.
- Нельо, не надо!
Он не выдержал и протянул руку к мороку, прикоснувшись к руке. Она была... живой, настоящей, теплой. Только тихо звякнули звенья цепи, ударившись друг о друга.
- Где ты? Как я смогу тебя найти?!
Теперь Финеьо торопился, поверив в реальность этого морока. Он, конечно, все еще помнил, что спит.  Но ведь бывает и осанве, если они двое готовы были  к мысленной встречи...
- Скажи, как мне тебя найти и уходи. Это  мерзкое место!
Успеть узнать бы, куда идти.  Сейчас это было главным.
Что-то дернуло его назад, оплетая ноги. Надо же, лес.. Лес снова ожил, предъявляя на него свои права, утягивая назад, а по поляне приближался  очередной морок,  мертвая девушка.
Нолофинвеон дернулся, стараясь  сбросить  цепкие  путы. Не вышло. Он понимал, что нельзя позволять  призраку коснуться  ни себя, ни друга.  Крепко... Освободиться никак не получалось,  ветви  держали крепко,  стараясь утянуть назад, захлестнули горло. Еще немного, и он проснется! А этого допускать  не хотелось. Или не проснется никогда.

+1

12

- Я не тень. И, вообще, это ты мне снишься. Маитимо опешил от такого поворота событий. Все слова и мысли вытеснило удивление.
- Нельо, не надо! Горячие руки прикоснулись к нолдо. Прикоснулись тем самым прикосновением как в прошлой жизни, в Амане, словно не было ни лет, ни расстояния. Маитимо дрогнул и схватил Финдэкано за плечи. Что происходит?.. Неужели это Финьо? Что значит я ему снюсь? У нас общий сон? Он... но он же не здесь?!
- Где ты? Как я смогу тебя найти?! Облегчение. Он не здесь.
Финьо, - голос неожиданно стал сиплый, Маитимо сглотнул, - Финьо, если это и правда ты - не ищи меня. Я мертв. Я всего лишь твой сон. Король Первого Дома - Кано. Он мудрый, хоть и голосистый. - кривая улыбка. И снова серьезно, глядя другу в глаза - Прости, Финьо, я мертв. Мы видимся во сне - достаточно и этого. Я вегда... - закусил губу А, впрочем, какая разница, Враг и так все знает. - Я всегда любил тебя. Ты был братом моего сердца. Я виноват пред тобой - не спорь. Считай что я пришел в твой сон из Чертогов, что бы просить прощения.
- Скажи, как мне тебя найти и уходи. Это  мерзкое место!
О да, это мерзкое место - Ты даже не знаешь насколько. - Тебе не найти меня, мне нет возврата из Чертогов, ты же слышал. Но мы виделись и я буду хранить память об этой нежданной встрече. А теперь - просыпайся! Если это и правда твой сон и ты не тварь Врага - просыпайся! В это мгновение что-то словно дернуло Финдэкано, или морок Финдэкано, и, Маитимо увидел как трава и ветви начали оплетать ноги и тело эльфа. Руссандол тихо рыкнул и бросился на Финдэкано, стараясь вырвать его из травяных силков - но было поздно. Разумеется поздно. В мороке практически невозможно сделать что-то по своей воле. Нолдо был зол. Как все глупо... Я опять попался. Я все понимаю, но это ничего не меняет - я буду пытаться защитить Финьо, буду за него драться, и все будет тщетно. Все еще вцепившись в друга, феанарион посмотрел на Финдэкано, стараясь что бы в его взгляде не читалась вся безысходная тоска, боль и усталость, что точили нолдо изнутри. - Если ты не враг, не наваждение Врага - уходи. Просыпайся. Я видел тебя и это дало мне силы. Ели ты останешься здесь, то будешь орудием моей пытки.
Маитимо не видел что кто-то подходит к ним со спины, но заметил что Финдэкано смотрит ему за спину. Нолдо медленно обернулся. Торопиться было некуда, Враг любил смаковать моменты.
Мертвая эльда. С отвращением подумал нолдо. Что-то было в этой тени... опасное, порождающее желание отшатнуться и бежать. С мертвых губ слетали с тихим шелестом-шипением слова на синдарин, который Маитимо так знал плохо.
Маитимо сжал зубы и, понимая всю глупость своих действий, встал, закрывая спиной Финдэкано и намотал на кулак цепь. Конечно же Финьо не исчез, не "проснулся"; конечно же он искусный морок; конечно же я буду биться за этот морок. Но тут лицо Маитимо просветлело Сейчас я буду биться не только за этот морок, я вообще с удовольствием в кого-нибудь вцеплюсь.
Эй, тварь! Если ты приблизишься я вобью тебя в землю, в которой это тело уже давно должно лежать. - со спокойной угрозой и отвращением крикнул нолдо.

Отредактировано Майтимо (26-11-2013 10:34:39)

+1

13

Лес смеялся. А как иначе можно было назвать это шевеление ветвей, крепче прижимающее к земле Финдекано. Которому и правда пора уже было проснуться, но невозможно. Словно что-то, подобное тем же ветвям и травам, точно так же стремилось прорасти и оплести разум, мечущийся в кошмаре.
Видение девушки приблизилось ещё, усмехаясь угрозе рыжего нолдо. Ветер вновь колыхнул траву за её спиной. Траву, которую нельзя было бы увидеть, будь эльдэ живой
- Нельзя убить то, что уже мертво, незваный гость, ставший хозяином, - не-живая стынь теперь явственно ощущалась обоими пленниками наваждения, а сама нежить заговорила на квенья, довольно ловко управляясь с языком. - Ты не можешь убить меня, как не можешь поднять руку на того, в чей сон явился незваным, - едва заметное движение, еще приближающее морок, - Но можешь остаться здесь с ним. Зачем тебе возвращаться туда, где тебя ждет только новая боль?
Дева замолчала, а в голове самого Майтимо очень ясно послышались слова: "Наподобие той, которую ты можешь заставить чувствовать его за себя". Нолфингу досталось иное: мимолетное ощущение, призвук того, что полупрозрачная эльдэ с мертвыми глазами, это всего лишь разведчик, первая тварь из тех, что приближаются к ним, уже заманив на поляну-ловушку.

0

14

На какое-то короткое мгновение перестало иметь значение, кто они, и как попали сюда. Прикосновение,  доказавшее, что он не просто спит, слишком многое изменило. Финьо несмело улыбнулся. Все же, они встретились! Пусть пока там, но это значит, что у него есть надежда найти друга, что бы кто ни думал.  Он сжал запястья друга, снова натолкнувшись на оковы. Неужели даже здесь нельзя без них? Ничего, ничего, это скоро закончится.
- Финьо,  Финьо, если это и правда ты - не ищи меня. Я мертв. Я всего лишь твой сон. Король Первого Дома - Кано. Он мудрый, хоть и голосистый. Прости, Финьо, я мертв. Мы видимся во сне - достаточно и этого. Я вегда...  Я всегда любил тебя. Ты был братом моего сердца. Я виноват пред тобой - не спорь. Считай что я пришел в твой сон из Чертогов, что бы просить прощения. О да, это мерзкое место  Тебе не найти меня, мне нет возврата из Чертогов, ты же слышал. Но мы виделись и я буду хранить память об этой нежданной встрече. А теперь - просыпайся! Если это и правда твой сон и ты не тварь Врага - просыпайся!
Эльф упрямо сжал губы, так, что они превратились в узкую белую полоску, глаза его вспыхнули злым огнем.
- Никогда! Я не поверю, что ты мертв, я знаю, что это не так, иначе... не было бы этого сна. Да и я бы почувствовал. Не говори глупостей. Я ведь, все равно, приду.  Даже в Ангамандо. Кано ведь рассказал...  Думаешь, меня это  остановит? Ты же знаешь, я очень упрямый.  Никто здесь не верит в твою смерть. И Кано себя королем не считает. Мы будем ждать тебя. Только и ты дождись.  Не вздумай сдаваться. Не смей думать, что все бесполезно. Мы сильнее этой твари!
Он  говорил тихо, почти шептал, торопясь - успеть, только бы  никто не помешал. Проснуться? Он сейчас меньше всего хотел бы проснуться и снова оказаться в лазарете. Не мог он оставить друга здесь ожного,  позволив их общему кошмару победить. Он уйдет, потом, когда... когда сам захочет.
- Поверь мне.  Мы сильные, мы справимся со всем. Нельо, как мне найти тебе?
Он почти умолял. Ему нужно было знать, куда идти.
А морок, настоящий, приближался, обретая плоть и силу.  Упругие ветви уже прижали Нолофинвеона к земле, заставляя опуститься на колени, в голове раздался  тихий и уверенный голос, от которого хотелось  укрыться.
- Ты не можешь убить меня, как не можешь поднять руку на того, в чей сон явился незваным, - едва заметное движение, еще приближающее морок, - Но можешь остаться здесь с ним. Зачем тебе возвращаться туда, где тебя ждет только новая боль?
- Не слушай ее. Не слушай. Ничего нет хорошего, чтобы остаться пленником комара, в котором кто-то играет с тобой.
Финдекано пытался дозваться до друга, не терять с ним хотя бы эту связь.
"Нельзя позволить хозяину этой пакости победить!"
Сквозь  прутья и  листья он видел, что Майтимо готовится к бою с неизвестной тварью, неужели все бесполезно и, опять, будет как в прошлый раз?!
- Нельо, это сон. С ним нельзя бороться так, силой. Он   заставит тебя биться с самим собой. Это сон,  слышишь! Не верь в него!
Верить получалось слишком хорошо, но эльф подумал о том, что противостоять мороку физической силой бесполезно. А вот разумом, душой своей, если выйдет.. Ну не отдавать же было друга Морготу! Он представил себе огонь, живой, горячий, яркий. Кто же так много раз говорил, что  у нолдор горит огонь в сердце?  Подумал о том, как вспыхивают, осыпаясь на землю пеплом, проклятые ветки и почувствовал, что их объятия становятся все слабее.
- Я никогда не сдамся, слышишь ты,  темный. Никогда, не поверю в твою ложь! Тебе нечем меня пугать и нечего предложить..

+1

15

- Никогда! Я не поверю, что ты мертв, я знаю, что это не так, иначе... Думаешь, меня это  остановит?... Никто здесь не верит в твою смерть....
Маитимо понял что все бесполезно. Бесполезно спорить и уговаривать - Финьо не уйдет, как не уйдет и сам Руссандол.
Я ведь, все равно, приду.  Даже в Ангамандо. - Не вздумай. Не произноси клятв, сказанное слово придется исполнять. Ничто не причинит мне такую боль как ты в руках Моринготто. Я освобождаю тебя от твоей клятвы.
Не вздумай сдаваться. Не вздумаю. - тяжелый вздох.
Мы сильнее этой твари! Маитимо кисло улыбнулся. Хотелось бы верить.
Нельо, как мне найти тебе? Взять Твердыню штурмом. Как иначе? Финьо, я и правда мертв. Живой не может здесь выдержать столько. Во мне уже ничего не осталось кроме упрямства. Не ищи меня, друг мой! - Маитимо понимал тщетность всех разговоров, но не мог не сказать этого. Как я устал от этой тщетности - все, что я ни делаю бесполезно.

Тем временем порождение морока звало Маитимо - Ты не можешь убить меня, ... Но можешь остаться здесь с ним. Зачем тебе возвращаться туда, где тебя ждет только новая боль?
Чтож, это правда. Я не могу убить тебя. Наверное не могу - наяву можно было бы лишить тебя плоти, но тут у тебя и плоти-то нет. И не волнуйся, я не лишу тебя удовольствия. Не знаю как вы сделали что бы я встретился с Финдэкано, но я не оставлю его здесь одного. Развлекайся, если сможешь! пустое бахвальство, но не насмехаться было невозможно.

И снова раздался голос Финьо - - Не слушай ее. Не слушай. Ничего нет хорошего, чтобы остаться пленником кошмара, в котором кто-то играет с тобой.
Да? - огрызнулся Маитимо - Что-то я не заметил что бы ты сам торопился сбежать из этого плена!. Руссандол горько засмеялся - Эла, торонья! Мы в ловушке собственной любви. Моринготто и его твари умеют оборачивать против тебя самые твои лучшие чувства. Но мы будем вместе. Чем бы ни кончился этот кошмар.

А морок все продолжала нашептывать - где тебя ждет только новая боль, наподобие той, которую ты можешь заставить чувствовать его за себя. Маитимо сжал челюсть. Очень хотелось крикнуть: "Никогда! Я никогда не причиню Финьо боль, я не стану его палачом!", но Нэльяфинвэ слишком хорошо знал что нет более глупых слов чем "никогда" и "всегда". Нолдо был готов закрыть друга своим телом, принять за него муку, но эльф знал, что мороки очень коварны, а разум Врага изощрен в жестокости. И все же... - Облезешь, тварь - выплюнул из себя эльф.

За спиной Маитимо раздался звенящий голос Финдэкано - Я никогда не сдамся, слышишь ты,  темный. Никогда, не поверю в твою ложь! Тебе нечем меня пугать и нечего предложить..
Руссандол только вздохнул. Ошибаешься друг. Ему есть чем тебя пугать. И есть что тебе предложить... А теперь ты вступил в его игру. Как же... как же, оказывается легко мне жилось тут раньше, когда рядом не было тебя - когда пытали только меня...
Морок был необычный, совсем другой, ни как раньше - не навеянные чары, а он вместе с другом, настоящим, реальным Финьо, в тенетах темных чар. Маитимо не понимал как бороться с происходящим, злился от своего бессилия, но продолжал стоять между призрачной фигурой и другом.

+1

16

Наваждение мягко колыхнулось, словно бы отстраняясь от напор кузенов. И ей заметно неприятным оказался огонь Финдекано. Пускай при новых "её" словах "оковы природы" вновь попытались оплести нолдо, но огонь фэа прищелся не по вкусу.
- Зачем ты кричишь? Я слышу тебя и так. Зачем призываешь выстоять, когда стоять уже не можешь сам? Зачем? Зачем вам куда-то рваться, если там мир не отличен от мира здесь?
Девушка-наваждение вновь обрела плоть и наклонилась, подставляя ладонь немедленно вскарабкавшемуся на неё из травы пауку. Миниатюрное подобие унгола, на которое охотились нолфинги уставилось на них десятком неправдоподобно ярких глаз.
- Смотрите. Он тоже помнит вас. Вас обоих. Только ты его видел совсем маленьким, а ты пресек его жизнь. Но как надолго? Это ведь его мир. Мир, в который ты так неосторожно шагнул, горячий Лорд, мимолетно вспомнив о своем друге. И теперь один из вас останется здесь навсегда.
Мертвые глаза одинаково смотрели на обоих нолдор. И из-за контраста с паучьим цепким и отвратительно _живым_ взглядом её глаза казались провалом в саму Тьму Изначальную. Равнодушные... И в то же время хищные. Маленький унгол перебирал мохнатыми лапками, словно желал покинуть её ладонь и устремиться к жертвам, но пока не мог покинуть пределов руки.

0

17

- Не вздумай. Не произноси клятв, сказанное слово придется исполнять. Ничто не причинит мне такую боль как ты в руках Моринготто. Я освобождаю тебя от твоей клятвы.
- Это не клятва, Нельо. Хоть поклясться в этом мне было бы несложно. Не сложнее, чем в том, что я - это я.  Это только  несколько слов...  Которые я не произнесу больше, если ты не захочешь.
Но за этими словами стояло не пустое бахвальство а решение, давшееся ему нелегко и далеко не сейчас.  Эта встреча только укрепила его в мысли, что все не напрасно.
- Не вздумаю.  Взять Твердыню штурмом. Как иначе? Финьо, я и правда мертв. Живой не может здесь выдержать столько. Во мне уже ничего не осталось кроме упрямства. Не ищи меня, друг мой!
- Значит, я так и сделаю. Я долго думал, что   мертв,  что  меня ведет вперед только упрямство и гордость, не упасть, не сломаться, всем назло. Но это не так...  Жизнь, она, се равно,  побеждает. Знаешь, мы ведь Хэлкараксе прошли. Те самые, непроходимые, льды.  И выжили. И теперь я точно могу сказать Врану - не дождешься.
Взять штурмом Ангамандо?  Он попробует. Невозможно? Посмотрим!
- Невозможного - нет. Раз уж мы встретились здесь - нет его.
Он старался не отвлекаться на то, что говорит призрак и порвать лезущие вновь и вновь побеги. Сражаться с мороком было глупо, спорить с ним - еще глупее. Только ведь теперь он знал, что этот морок чужой, не его  страхи и кошмары, а козни врага. И от этого становилось... веселее на душе. Слова призрака, ее  стрелы, которыми  тот старался поразить их, шли  мимо.
- Нельо, это не они свели нас  здесь, верь в это...  Это их ошибка, а не победа!
Финдэкано казалось, что бой продолжается, но не за свободу или возможность уйти. За Феанорнга, за то, чтобы он поверил - одному из них.
- Да? - огрызнулся Маитимо - Что-то я не заметил что бы ты сам торопился сбежать из этого плена!. Руссандол горько засмеялся - Эла, торонья! Мы в ловушке собственной любви. Моринготто и его твари умеют оборачивать против тебя самые твои лучшие чувства. Но мы будем вместе. Чем бы ни кончился этот кошмар.
- Я могу уйти...  Это ведь... Это сон. Я понимаю это и, значит, я уже  почти не здесь. Они не могут причинить мне вред.  Маитимо,  послушай, я в вашем лагере, среди эльфов. Они ничего мне не сделают. Умеют? А ты не думаешь, что это  наша победа? Что, после всего, мы, все равно, вместе?
Любовь была не только оружием против них, но и броней,  способной защитить от очень многих, страшных вещей.
- Зачем ты кричишь? Я слышу тебя и так. Зачем призываешь выстоять, когда стоять уже не можешь сам? Зачем? Зачем вам куда-то рваться, если там мир не отличен от мира здесь?
Финдэкано засмеялся.  Легко и весело, хоть  сон и был далек от веселого.
- Ты слышишь, но какое мне дело до тебя,  призрак?  Ты лишь тень его воли,  враг, с которым я не боюсь сразиться. Мир там, он живой. Там есть  семья, дружба, любовь. Долг, наконец. А здесь только труха и плесень.
Он уже не рвался, эльф стоял на месте, прямо,  а ветви, хоть и пытались оплести его снова, уже не могли  сделать ничего. Из травы выскочил паучок и ему захотелось рассмеяться снова. Его  кошмар был совсем нестрашным. Даже если он  начнет расти и бросится на них, не страшным. Как, оказывается, просто было, когда он был здесь не один и знал, что его вера и его усилия не напрасны.
- Только не пытайся испугать меня тем, что он чуть меня не убил. Найди  себе новую игрушку, тень.  Это - мой мир.
И он не позволит кому-то победить здесь.

+1

18

- Это не клятва, Нельо. Хоть поклясться в этом мне было бы несложно. Не сложнее, чем в том, что я - это я.  Это только  несколько слов...  Которые я не произнесу больше, если ты не захочешь. Маитимо горько улыбнулся, хотя на сердце стало тепло. Анва нилмо. Ты не откажешься от меня, как я никогда не отказывался от тебя. И все же - пусть Единый хранит тебя. И... пусть будет что будет
Знаешь, мы ведь Хэлкараксе прошли. Те самые, непроходимые, льды.  И выжили. Вот... некоторые вещи в подобных местах говорить не стоит. Маитимо замер пораженный, растерянный, потерявший защиту. Это было именно то, чего Враг добивался в своих мороках - выбить почву из под земли, заставить раскрыться, что бы вонзить когти в самую душу. В душу только что наполнившуюся теплым светом Финдэкано. Прошли Хэлкараксэ? Но... это же было не возможно! Сам отец решил что это не возможно! Сколько... сколько же погибло? Что же мы совершили!?! Ужас и отчаяние отразились на лице нолдо.
- Нельо, это не они свели нас  здесь, верь в это...  Это их ошибка, а не победа! Голос доносился из далека, но Маитимо сильно сомневался в сказанном. Он медленно начал поворачиваться спиной к призраку и лицом к Финдэкано. Призрак больше не имел никакого значения - Нэльяфинвэ понял что открылся, что показал Врагу брешь в своей броне и теперь удара ждать нужно туда. Друг невольно сделал то, чего быть может не добился бы призрак. И все же... Маитимо пришлось собрать всю волю, что бы посмотреть Финдэкано в глаза. Что сказать? Я не знал что там можно пройти? Мне очень жаль? Как все глупо... - Прости, Финьо. - глухим голосом того, кто не ждет прощения.
- Я могу уйти...  Это ведь... Это сон. Я понимаю это и, значит, я уже  почти не здесь. Они не могут причинить мне вред.  Маитимо,  послушай, я в вашем лагере, среди эльфов. Они ничего мне не сделают Нолдо прикрыл глаза. Он в безопасности под защитой братьев. Первая хорошая новость за последние годы. Как же братьям не легко, с пришедшими младшими Домами, с пленным братом, которого решено считать мертвым, с бесконечной виной... Скажи братьям что все правильно. Слышишь? Скажи им, прошу тебя.
Маитимо рухнул в траву перед уже стоящим Финдэкано, гулко звякнули цепи на руках квэнда. Собственная бесконечная вина навалилась на нолдо, давя на плечи, прижимая к земле. Призрак что-то говорил, но это было уже не важно, он вот-вот растает что бы смениться настоящим мучением. Маитимо давно смирился со своей виной, со своей слабостью, с тем что его руки грязны - ведь он был мертв, а мертвый не может быть виноват, не может чувствовать грызущую душу боль; он был мертв и в своей смерти очистился от скверны, остались лишь сведенное дугой тело и сорванное горло. Но Финдэкано... Финдэкано напомнил Маитимо что он еще жив. Своим жаром, своей любовью, своей преданностью он достучался до самых глубин души пленного друга, пробудил, вдохнул жизнь и... наотмашь ударил острой сталью, яркой, новой вины, многими-многих смертей, лежащих грудой у ног Короля Первого Дома... у его, Нэльяфинвэ, ног. Маитимо пытался смириться, принять эту весть, отложить ее на потом, например до пыточной, только не думать об этом сейчас, закрыть брешь в броне... Быть может это и удалось бы, будь Руссандол сейчас один, лишь среди врагов, но перед Финдэкано... Встать и засмеяться, сделать вид что плевал на тех, кто не пошел за отцом - это было выше возможного.

Отредактировано Майтимо (29-11-2013 04:54:42)

+1

19

Опасно... очень опасно думать, что ты не защищен. Но не опаснее, чем считать свою броню крепче иных. И то, и то можно услышать. И использовать против тебя. Так вышло и с нолдор. Зря, ой как зря оставили они без внимания морок. Да, дева, кажется, все внимание перевела на унгола. Но только почему-то под взглядом рыжего ветки-путы вновь зашевелились, прижимая к земле нолфинга еще сильнее. Да и трава, до этого не проявлявшая никакого внимания к феанариону, вдруг взметнулась, накрепко и его оплетая, создавая оковы не менее прочные, чем уже лежали на его руках. Но если Финдекано прижимало к земле, то Майтимо наоборот травяной кокон тянул вверх, поднимая выше. А морок стоял рядом.
- Ты говоришь, что не в моей больше власти влиять на вас. Тогда ответь, почему ты сейчас бьешься в путах этого мира? Не потому ли, что именно такую участь избрал для вас обоих твой друг, к которому ты столь отчаянно стремился?
Унгол на её руке пришел в движение иное, теперь, споро перебирая лапками он перемещался по руке нежить выше, к шее. А дабравшись сперва разместился на ней, словно диковинное украшение. А затем начал погружаться, исчезая, но давая мервой душе более реальную и опасную плоть. Мертвоглазая подошла совсем близко к спутанному нолфингу, но обратилась уже к Майтимо.
- Как думаешь, что будет, если я теперь поцелую его? Или даже просто правильно коснусь? - ветви плотнее обхватывали пленника внизу, явно готовые по первому знаку сжаться ещё сильнее, переламывая кости.

0

20

- Прости, Финьо.
Майтимо, кажется, не ожидал того, что он скажет.  Эльф и сам бы не поверил в то что такое возможно.  Льды, их проклятье, невозможные, непроходимые, изменившие всех их. К добру ли?  Он не хотел бы пройти через это еще раз и, наверное, доведись выбирать,  еще раз,  выбрал бы другую дорогу. Но ее не было, как не было и  возможности изменить прошлое. И он принял льды, как что-то  уже случившееся. И все то, что они дали, тоже.
- Нельо, ты не понимаешь... Я уже простил.
Давно... Когда понял, что есть вещи важнее, чем  те же гордость и упрямство.  Только другу он этого не скажет, ему пригодится и первое и второе.
-  Скажи братьям что все правильно. Слышишь? Скажи им, прошу тебя.
- Скажу. И сам скажешь... Мы всегда будем ждать тебя.
Финдэкано  Дотронулся до  рыжих волос друга, провел по ним руками,  по плечам,  взяв его руки в свои.
- Мы ждем тебя. А все остальное сейчас неважно.
Травы вновь взметнулись, пытаясь растащить их в сторону. Финдэкано смотрел на них, и  чувствовал себя куклой. И не в том смысле, который хотел бы вложить  в эти слова враг. Он не чувствовал ничего. Ни боли, которую должны были причинять  зеленые путы,  ни страха, которые  им пытались внушить. Странное сопротивление, мешающее двигаться, но не более.
- Ты говоришь, что не в моей больше власти влиять на вас. Тогда ответь, почему ты сейчас бьешься в путах этого мира? Не потому ли, что именно такую участь избрал для вас обоих твой друг, к которому ты столь отчаянно стремился?
О чем оно? Да какая разница? Даже сейчас он не выпустил руки друга.
- Может, потому, что не привык отступать?
А тень подошла еще ближе. Видимо, решила, что  так будет проще  угрожать - кому? Ему? Ветки потянули с новой силой, а потом, взметнувшись еще раз,  бросились и на бывшего хозяина, вернее, на его воплощение.
- Почему  бы тебе не провалиться туда, откуда ты пришла?
Он пытался отвлечь ее от Феаноринга, зная, что ему будет легче справиться  со всем увиденным.

+1

21

Руки друга коснулись головы (и впервые за многие годы феанарион не вздрогнул от прикосновения к своим волосам), прошлись по плечам - Нельо, ты не понимаешь... Я уже простил. уверенное касание сильных, ласковых ладоней, звяканье цепей, кода Финьо взял Маитимо за руки. Друг мой... нет слов и мыслей, только тепло, зарождающееся в груди и наполняющее все естество. Тепло которого Маитимо не знал с Амана, которого ему так не хватала все эти годы тут, в Ангамандо. Нолдо замер от наслаждения и боли, боясь пошевелиться, крепко сжав в пальцах ладони Финдэкано.
- Мы ждем тебя. А все остальное сейчас неважно. Горечь, от этих невозможных слов, не смогла отравить или омрачить то почти блаженство, в котором прибывал Маитимо. Не было потом, было только сейчас в котором был друг, близкий и любящий как никто. Нэльяфинвэ замер, завороженный, и не сразу заметил что ветви и побеги оплели его тело. Лишь когда его рвануло вверх, вырывая из рук Финдэкано, Руссандол опомнился и, тряхнув головой, осознал что с ним творил морок. Финьо лежал распластанный у ног Высокого, а сам феанарион был туго спеленут и поднят на ноги колдовскими чарами. Пальцы Финдэкано все еще цеплялись за руку Маитимо и пленный нолдо так же отчаянно сжимал руку друга, будто бы это было самым важным теперь. Нолдо дернулся пару раз в путах, но понял что это бесполезно и прекратил сопротивление. Руссандол не оспаривал свое положение пленника и не боролся с оковами когда это было бесполезно. Тем не менее эльда не удержался и откусил зубами и выплюнул один из побегов, оказавшийся в досягаемости. 
Тогда ответь, почему ты сейчас бьешься в путах этого мира? Не потому ли, что именно такую участь избрал для вас обоих твой друг, к которому ты столь отчаянно стремился? Призрак издевался над Финьо, но Маитимо не понимал на что намекает морок, обвиняя его, Нэльяфинвэ. Что он выбрал? Когда? Впрочем... какое-то странное спокойствие и надежда зародились в феанарионе. Впервые за весь плен, где-то на грани сознания он почувствовал что победить возможно.
- Как думаешь, что будет, если я теперь поцелую его? Или даже просто правильно коснусь? Тварь силилась возвратить Маитимо в привычную колею и нолдо с трудом сопротивлялся, на ощупь следуя спасительной дороге Финдэкано. И все же Маитимо не удержался - Что будет - его вырвет! любые слова бесполезны, если тварь задумала что-то, она это исполнит. Что нолдо мог? Закрыть друга собой, принять мучения на себя, если не выйдет - молча и жадно смотреть не пропуская ничего, но... похоже Финьо имел что-то получше. Маитимо не знал что, но доверился.

+1

22

Морок смеялся. Нет, губы мертвой не тронула улыбка, но это чувствовалось по едва заметному дрожанию пут, по слабо уловимому изменению в шелесте леса.
- Полагаешь? - рыжему достался взгляд, в любой другой обстановке названный внимательным и испытующим. Будь она жива, - Но неужели тебе так интересно изображать, что ты до сих пр не понял ничего? Проверим?
Наваждение опустило руки на плечи прижатого к земле нофинга. Слишком тяжелые не то что для призрака, даже для настоящей девы. И от этого касания всё тело Финдэкано прошила мучительная судорога. Нельзя было не осознать - это с ним сейчас происходит не только во сне. Туже боль испытывает и плоть, остающаяся в "реальности". И нельзя крикнуть, нельзя продышаться - судорога останавливается на горле, лишая почти возможности дышать, отнимая силы. Мягко, обращаясь уже к своей жертве.
- Если я сейчас уберусь, то твой друг получит роскошную возможность вернуть себе свободу. Но ты останешься вместо меня. Там не будут искать тебя -для них ты погибнешь, не справившись с ядом унгола. Но подумать! Твой друг зато увидит солнце не в неволе...
Голос словно проникал под кожу, отравляя не хуже остатков яда, что сейчас словно воспрянули, разрушая связь попавшей в тенеты враждебного сна фэа и мучительно выгибающегося от боли в Палатах исцеления тела. Понимание этого удивительно мягко для злого наваждения вторглось в сознание Феанариона. Во рту от откушенного побега стояла вяжущая горечь и сухость, словно не было стоящей в камере чашки с водой. И слабость, мерзкая обволакивающая слабость...
- В этом мире - часть твоей боли, пленник Севера. Отражение твоих чаяний и ожиданий. Ты тоже отравлен, но ядом иным, чем он. Так отчего же ты не учел, что яд здесь везде? В каждой травинке, в каждом вздохе и мысли? И слишком мало свежего ветра, от твоего товарища, чтобы отогнать заразу.

0

23

Финдэкано сопротивлялся, даже не думая о том,  поможет это, или нет.  Мысли о том, чтобы уйти, даже не возникало, хоть он не мог бы сказать, возможно это, или нет. Но, пока здесь  был друг,  Нолофинвеон знал, что никуда не  уйдет, не оставит его  одного в этом порождении морока, сражаться с темной волей севера.
Даже когда призрак положил его руки на плечи и в глазах потемнело от боли, Финдэкано усмехнулся ему в лицо. Было больно так, что несколько секунд он ничего  перед собой не видел. Вот  пакость темная!  Но ведь это был только морок...  А Майтимо ва реальности приходилось гораздо хуже.
- Если я сейчас уберусь, то твой друг получит роскошную возможность вернуть себе свободу. Но ты останешься вместо меня. Там не будут искать тебя -для них ты погибнешь, не справившись с ядом унгола. Но подумать! Твой друг зато увидит солнце не в неволе...
- И как же это произойдет? Вы вот так просто отпустите его к своим,  не выставив никаких условий?
Финьо рассмеялся. Голос был хрипловатым, но ничего, это можно и не замечать.  Да и кровь из прокушенной губы, если слизнуть  алую каплю, совсем незаметно.
Нет, он не думал соглашаться на предложение призрака. И не потому, что не хотел бы. Не верил только, что те так просто отпустят важного пленника... Да и Нельо - согласится ли на такой обмен? Нет ведь. Это не предложение было, а, всего лишь, еще одна попытка сломить их.
- В этом мире - часть твоей боли, пленник Севера. Отражение твоих чаяний и ожиданий. Ты тоже отравлен, но ядом иным, чем он. Так отчего же ты не учел, что яд здесь везде? В каждой травинке, в каждом вздохе и мысли? И слишком мало свежего ветра, от твоего товарища, чтобы отогнать заразу.
- Если бы это было так, он не пришел бы сюда, Нельо... Не пришел этот морок. Он здесь потому, что свет всегда сильнее тьмы. Даже тонкий луч его   виден и меняет все. Не верь им, верь в свою правоту, и в нашу.  Пока мы помним об этом,  нам не страшны его слова.  Верь, что мы победим...
Что бы не случилось, что бы им не говорили и не пытались сделать, он  знал, что будет сражаться до последнего. Может быть, этот  морок, эта тварь, и может убить его но она не в силах  ни изменить, ни отнять   эту его веру и, значит,  они победили, уже победили...

Отредактировано Фингон (04-12-2013 17:48:23)

+2

24

Морок впился в Маитимо взглядом - Но неужели тебе так интересно изображать, что ты до сих пр не понял ничего? Проверим? О чем она? Чего я не понял? Того что мы игрушки для нее и предназначены мучить друг друга? Или я еще чего-то не понял?
Но, судя по тому что делал призрак, Маитимо понял все правильно. Фигура девы наклонилась над Финдэкано и нолдо выгнулся в путах. Хриплый смех, превозмогающего боль, струйка крови по щеке из прокушенной губы, ни стона, ни звука. Руссандол знал чего стоило другу сдержаться и с трудом подавил желание закрыть глаза. Маитимо понял что до предела натянул стебли, пытаясь вырваться, придти на помощь другу. Я не вырвусь пока они не позволят. Что ж, не дам им удовольствия потешаться. Нолдо не смог заставить тело расслабиться, кровь бурлила, мышцы были напряжены, но лицо стало бесстрастной маской лишенной эмоций. Ни боль, ни ярость не отражались на нем. Но глаза неотрывно смотрели на друга, ловя каждый изгиб губ, изменение дыхания, что бы быть рядом хоть таким странным способом.
Тварь, похоже не ослабляя боли, обратилась к Финьо, предлагала ему остаться, поменяться местами с Маитимо. Финдэкано нашел в себе силы ответить и хриплым, прерывистым голосом, съязвил тени в ответ.
Нэльяфинвэ молчал. Во-первых все, что скажет или предложит Тень - ложь. Ложь, даже если ты не можешь найти в чем подвох. Придет время - ты поймешь и пожалеешь. Нельзя совершать сделки с Тьмой. Во-вторых - Финьо не совершит такой подлости, не обречет Маитимо на вечные мучения от осознания какой ценой куплена свобода. Не ведись на их уловки друг. Я верю в тебя.
Морок нашептывал пленнику жестокие картины, убеждая что реальное тело Финьо все так же выгибается в палатах исцеления. Но Маитимо был только рад Там поймут что что-то не так и помогут, пробудят его, освободят меня от этой муки.
Маитимо с запозданием понял что так увлекся своими мыслями и переживаниями, что не обратил внимание на тело. Ноги подгибались, силы стремительно покидали нолдо, рот пересох и скулы свело от вяжущего горького сока откушенного побега.
- В этом мире - часть твоей боли, пленник Севера. Отражение твоих чаяний и ожиданий.
-Если б это были мои чаяния, вы б все сдохли. - язык еле двигался.

Так отчего же ты не учел, что яд здесь везде? В каждой травинке, в каждом вздохе и мысли?
Какая разница? Если им нужен будет яд в моей крови, они найдут способ отравить меня, если яд им не будет нужен - исцелят. Я свободен в своих действиях, в способах своей борьбы. Но жажда и права мучила, хотя это было то, от чего нолдо уже научился абстрагироваться. Куда больше страдания причинили прозвучавшие слова друга - Не верь им, верь в свою правоту, и в нашу.  Пока мы помним об этом,  нам не страшны его слова.  Верь, что мы победим... и словно эхо, отразилось в сознании - В каждом вздохе и мысли!
О какой правоте ты говоришь, друг? О Клятве? Об Альквалондэ? Лосгар? Хэлкараксэ? Переговорах? Нолдо закрыл глаза, приходя в себя после внезапного удара.

+1

25

Нолдор трепыхались и изо всех сил сопротивлялись, совершенно не замечая очевидного. Отражение мыслей одного из них на поведении самого морока. Да, с заметным опозданием, но и им на осознание подозрений и решений требовалось время. Медленно, очень медленно изменялся поток мыслей, а метания от уверенности и доверия к удивлению и ошеломлению болью не ускоряли победу над наваждением. Яд сковывал тело, но при этом и рушил созданный ядом же, но иного толка мир. Картина перед глазами рыжего пленника подернулась дымкой и грозила совсем исчезнуть.
- Смотри, ты уже уходишь, оставляя его мне. Это ведь так просто, отдать его за себя, рыжий Лорд! Его готовность разделить твою боль и защитить тебя любой ценой - разве не драгоценный дар? зачем ты отказываешься от него, предпочитая полумрак уверенности в чужом обмане?
Голос мертвой слышался отчетливо, в то время как смех леса отдалился. "Определись", - шумели уже им обоим листья. "Остановись", - шелестели ядовитые побеги. "Брось!", - что-то едва слышное на фоне прочего шипения, но голосом, принадлежащим скорее одному из живых, а не призрачных. Смутно знакомому одному - по Палатам, другому, по жизни ещё на том берегу Великого Моря.
Для Финдекано мир тоже плыл, и поначалу больше было похоже, что именно от боли размывались очертания всего, что окружало его. Действительно существующими остались лишь тяжелые руки неживой эльдэ и исходящая от них боль, да жесткая хватка растительных пут.
- Почему же без условий. Твоя жизнь за его - простое условие. Он уходит, ты остаешься. Остаешься здесь и в тот же час твоего друга выпустят за ворота. Ему останется лишь добраться до ваших дозоров... раньше, чем до него доберутся ранее вышедшие на промысел отряды. Но он ведь выдержит, правда? Ты так уверен в нём...
Почти безэмоциональный голос под конец лишь обрел какую-то дымку иронии. Или насмешки. А может и сожаления. Слишком мала и неуловима интонация. Слишком тонка нить, связывающая жизнь и не-жизнь... Для всех троих сейчас тонка.

+1

26

Мир перед глазами плыл, никак не желая  обретать ясность. От боли? Вот еще... Во льдах было  хуже. Намного... Что такое боль тела? Или смерть? Они так привыкли к ней, что она стала почти родной. И что теперь, ему бояться, что призоак его убьет, ему, прозванному Отважным?
"Не дождетесь, темные"...
Совсем недавно, такие уговоры могли бы и подействовать на него, наверное.  Может и нет, он не знал, но поручиться за это не мог бы. А сейчас, как бы призрак не старался запутать их, настоять на своих условиях, ему это не удавалось. В каждом его слове сквозила та самая неискренность, не дающая поверить ему.
- Не слушай ее... Ты же сам знаешь, что все это ложь. Уходи... Не играй по ее правилам.
Пусть уходит, ведь главное уже сделано, они видели друг друга,  говорили... Теперь, кроме призрачной надежды и рассказов, у  Финьо была уверенность. В том, что друг жив. В том, что у темных не вышло сломить его. Значит, борьба продолжается, раз есть за что бороться.
- Помнишь тот мир, о котором мы мечтали? Разве он не стоит того, чтобы за него сражаться? И наша дружба?
Для него - стоили. Те мечты, хоть теперь и казались детскими, несбыточными не стали. Они же не о войне мечтали, когда шли сюда, не ради нее сражались и умирали. Ради тех земель, которые должны были принадлежать им после победы. Ради Эндора, на котором нет темных, и нет войны. Можно, как и раньше, не оглядываясь поехать в любую сторону...  Разве можно было об этом забыть? Он не верил в это, как не верил и в предательство друга. Что бы и кто не говорил... И разве он оказался не прав в своей вере? 
- Почему же без условий. Твоя жизнь за его - простое условие. Он уходит, ты остаешься. Остаешься здесь и в тот же час твоего друга выпустят за ворота. Ему останется лишь добраться до ваших дозоров... раньше, чем до него доберутся ранее вышедшие на промысел отряды. Но он ведь выдержит, правда? Ты так уверен в нём...
Охота... Решили устроить себе еще одно развлечение, за их счет.
- А я лучше придумал. Вы отпускаете его с Камнями,  невредимого, а сами идите к Морготу и проваливаетесь с этой земли.
Вот такой вариант его бы устроил...

+1

27

Мир расползался, серел, тускнел, голова кружилась, силы покидали тело и голос майа доносился из неведомой дали. Последнее желание, яркое, как алый цветок огня в глухой ночи, билось в сознании нолдо. Протянуть руки, коснуться друга, сжать его в объятиях. Маитимо склонился над другом, беря его руки в свои, обнимая за плечи, поднимая с жесткой земли, не видя ничего в этом плавящемся мороке, только золотистый огонь из которого проступали лишь две фигуры - он и Финдэкано. Маитимо не знал что разорвал путы свои и друга, что мертвая тварь с шипением отступает, что он оторвал почти брата и прижал к груди. Страстное желание пленника заполнило его измученное сознание разгоняя тени, противясь навязанным мучениям. Стальная воля Короля, которую так давно ломали и выковывали в Ангамандо, обернулась нерушимой крепостью вокруг Маитимо и Финдэкано, ограждая друга от всего мира стеной золотистого огня, сияющей эстэль.
Финьо, ты всегда был в моем сердце. Нолдо бережно обнял лежащего на его коленях друга, прижал к груди и закрыл глаза. Безумие, давно ставшее домом и прибежищем, осталось где-то там, по ту сторону света, растворилось в рваной тьме.

+1

28

Огненная воля способна многое снести на своем пути... Ярое пламя души может зажжешь сходный огонь в сердцах других. Но для и того, и другого нужен пытающий костер внутри. Пылающий истинным жаром и признанием. Но есть и другое условие - дарящий тепло должен быть открыт сам, иначе его порыв разобьется о собственноручно же возведенные стены. Однако та свобода - разве не стоит она этих остатков недоверия и отчаяния? Попавшие в морок получили возможность сделать свой выбор. Морок истаивал, оставляя души нолдор в слегка светящейся пустоте. Это уже не было маревом наваждения, вызванного ядом и злобной волей. Это были окраины царства Ирмо. Едва ощутимый легкий туман покачивал их, скрывая от взглядов иных чутких сновидцев. Здесь не было ни пут, ни ран, ни муки. Даже оковы, казалось, поблекли, истаяли вместе с мертвой недоэльдэ. Здесь царили отголоски истинного света и первой музыки квенди. Они победили. Осталось закрепить свою победу и удержать установленный и обновленный ими хрупкий мир. Удержать свою свободу...

0

29

Финдэкано позволил себе закрыть глаза и прижаться к плечу друга, отдыхая.  Потом сел,  зарывшись пальцами  в его волосы и глядя в глаза. Он улыбался.
- Упрямец ты рыжий. Даже  здесь.
Он чувствовал, что этот бой закончился и закончился их победой. Если бы и в жизни  было вот так просто...  Если бы он был уверен, что сил одного... нет,  уже не одного, двоих, эльфов хватит, чтобы разрушить стены Ангамандо.... Но он знал, что теперь сделает все для того, чтобы это проихошло.  Теперь, когда он был уверен в том, что  друг жив.
- Финьо, ты всегда был в моем сердце.
- И ты в моем.  Что бы не случилось.
И кто бы что не говорил. Да и какое значение это имело сейчас?  В этом сне не было места лжи, он прекрасно знал, что  Майтимо говорит правду. И что  тот чувствует то же самое.
- Нам так  о многом нужно было бы поговорить.
Только вот времени на все разговоры бы не хватило. Может быть, потом? Когда они встретятся уже в реальности?
- Видишь, ты, все же, сильнее их. Верь в это и... подожди, еще немного... Я придумаю способ найти тебя.
Как только сможет. Нет, говорить о том, что сегодня произошло, нельзя никому. Это он  понимал. Сочтут его сумасшедшим или попытаются остановить. Для его же блага, разумеется. Но Фингон  знал, что  не сможет жить спокойно, пока не попытается вызволить друга.  Но это все потом.... Там, в лагере, когда он проснется.  А пока можно было просто побыть немного внутри этого сна, из которого так не хотелось возвращаться.

+1

30

Какое-то время два друга просто были вместе, прижавшись плечом к плечу и отдыхая. Потом Финьо пошевелился и сел напротив Маитимо, положил руки на плечи и... запустил пальцы в волосы другу. Маитимо дернулся, а лицо его стало холодным и не проницаемым, но уже через несколько секунд нолдо перебарывая себя медленно отстранился. Заговорил, стараясь что бы тон был мягким:
-Финьо, не делай так больше. - Руссандол взял друга за руки и высвободил свои спутанные, словно клочками остриженные волосы.

- Упрямец ты рыжий. Даже  здесь. Маитимо лишь слабо улыбнулся
-Это все что мне остается. - потом отвел глаза и покачал головой - Не будем об этом, Финьо.

- И ты в моем.  Что бы не случилось. Руссандол благодарно кивну. Спасибо. Я... надеялся что ты простишь меня, но боялся что встреча будет совсем другой. Ты дал мне силы, ты дал мне почувствовать счастье. Ты даже не представляешь что ты для меня сделал. - Впрочем я тоже не представляю. У меня появились новые силы и, когда эти ублюдки снова придут за мной, они это тоже заметят... Только не жаль. Это счастье быть с Финьо, и не все ли равно за что мне платить?

- Нам так  о многом нужно было бы поговорить. - Маитимо изумленно посмотрел на друга. Ах, ну да. Он же живой. У него есть о чем говорить, о чем мечтать, что решать, о чем тревожиться... - Отстраненная улыбка, с потусторонней мудростью, от которой веяло Вечностью или смертью, тенью пронеслась по лицу Нэльяфинвэ. - Не печалься Финьо, нет ничего более важного чем то, что мы встретились. Остальное не стоит того что бы о нем говорить.

- Видишь, ты, все же, сильнее их. Верь в это и... подожди, еще немного... Я придумаю способ найти тебя.
Маитимо опустил глаза и покачал головой. Потом взял Финдэкано за плечи и посмотрел ему в глаза - Я не могу тебя отговаривать. Я бы тоже пошел за тобой. Но ты не знаешь что тебя ждет в случае если тебя схватят. Это будет... - Нэлья засмеялся, засмеялся как-то зло и безумно, с бесконечной готовностью и вызовом - это будет незабываемо. Для нас обоих - отсмеявшись, почти весело закончил он. - Так что ты уж не попадайся, прошу тебя. - и снова неожиданно серьезно - Будь осторожен.
Маитимо отвел взгляд в сторону и посмотрел куда-то вдаль, невидящим взглядом. - Я не буду ждать тебя друг. Прости. Я видел тебя и я теперь счастлив - я знаю что ты прощаешь и любишь меня по-прежнему, а значит я могу черпать силу в памяти о нашей дружбе. Но я не буду ждать тебя. Надежда - наша слабость, а не сила.  Ожидая тебя я могу не выдержать. Я мертв и мир живых - не для меня, а я - не для него. - Как объяснить? Ему незачем знать как я срываю горло в крике, как я не могу спать от ран, как я впадаю в бред от жажды, как я собираю все силы что бы только доползти до нужника и не превратиться в животное... Он знает что мне тут не сладко и этого достаточно, я не желаю что бы он знал чего стоит не сломаться. Хотя... наверное, если бы я только умел - я бы давно сломался.
Взгляд Короля перестал невидяще пронзать пустоту и снова обернулся к Финдэкано. А ведь ты сотворил чудо сегодня. - простая, живая улыбка озарила гордое и изможденное лицо. - Устал, арато?

+1


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Шутка или милость Ирмо, 4 год 1 Эпохи Солнца, начало зимы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC