Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Добро пожаловать на ФРПГ “Эндорэ: Новая история”!

Мы рады приветствовать тебя на нашем проекте по Первой Эпохе и будем вдвойне рады, если ты останешься с нами надолго, внеся свою лепту в историю Арды.

Концепция нашего форума: “Неканон со свободным сюжетом”.
Подробнее об этом можно прочесть «ЗДЕСЬ».

Система игры: локационно-эпизодическая.
Мастеринг: смешанный.

Также стоит учесть, что форум имеет рейтинг 18+.
Если тебе уже есть 18 лет и тебе интересно, что мы играем, ты можешь воспользоваться аккаунтом “Профиль читателя”.

В общем думай, решайся и жми “Игровой старт”!
Будет интересно ;)

05.12.17: Дорогие игроки! Форум постепенно оживает и готов к новому витку сюжетных линий! Все, кто так страстно ждали возобновления — вы почти дождались. А те, кто не менее страстно ждали иного — не дождетесь ;) АМС проекта в течении месяца вернется в полном составе и вновь устроит очередной кипишь. All you ready? :) 💥
07.07.17: 📌 Дорогие игроки и гости проекта! Наш форум временно уходит в «спячку» 💤 в виду того, что у большинства игроков началось лето 🔥 и сплошные поездки. Игра переходит в вялотекущий режим (т. е. играем, но очень меееедленно 🐌). Мы не закрылись и не «умерли». Для нашего проекта это нормальная практика и совсем скоро форум вновь станет активным. АМС желает всем прекрасного отпуска и отдыха! До встречи здесь! 😜
24.06.17: 🎉 АМС спешит поздравить Нэниэль с Днем Рождения! 🎀 Мы желаем тебе счастья, успехов и огромного океана здоровья! Оставайся такой же красивой и милой всегда, а мироздание обязательно будет улыбаться в ответ :) 🌻
21.05.17: Дорогие наши игроки! АМС проекта решил ввести на форуме новую категорию: «Аман. Владения Валар и майар». Здесь все желающие смогут отыграть свое аманское прошлое (флэшбэком). Нолдор смогут сыграть Исход и не только, Мелькор — пленение и беседы с Намо. Валар и майар — отыграть свой уклад жизни и быта.
АМС показалось, что это может быть интересным и поэтому форум открывает позиции на новые «Роли». Ждем ваших анкет ;)
21.05.17: 🎈 АМС сердечно поздравляет Куруфинвэ Атаринкэ с Днем Рождения! 🎁 Мы желаем тебе огромного здоровья, удачи и творческих успехов! А еще оставаться таким же искусным мастером слова и дела! Мы очень рады, что ты с нами! 🎂
19.05.17: АМС спешит сообщить потенциальным игрокам и игрокам действующим о том, что мы приняли решение открыть Блоки.
Теперь Светлый и Тёмный Блоки открыты не только игрокам, но и аккаунту «Читатель». Поэтому все, кто так отчаянно пытались узнать, что же мы играем, теперь смогут это сделать и утолить своё поистине грандиозное любопытство ;)
Действующих же игроков мы еще раз поздравляем с этим событием — наш форум шёл к этому решению несколько лет! :3
18.04.17: Наступила полноценная весна, (у всех там снег растаял?) и наш форум сменил дизайн. АМС надеется, что всем игрокам он придется по вкусу! ❤

На наш проект нужны Первый, Второй и Третий дом: кто именно – смотрите во вкладке «Акции»., а так же нам нужны гномы и люди - на них у нас поистине грандиозные планы :)

В общем, если коротко и тезисно: нужны все!
Накормим печеньем, нальем контрабандную какавушку и вгрузим в увлекательные квесты.
Весна идет - игре дорогу!



Ринганарэ
610-987-677

Готен-Бау

faithiss

Лютиэн

614-437-569
star_flier
Партнеры

Царствие Иггрово Сайрон:  Dragon Age: Ante Bellum Quenta Noldolante  Колесо Времени: Пути Узора Олроф Альтернативное Средиземье ждет вас Once Upon a Time: kaleidoscope of tales The Elder Scrolls: On the Edge of Insanity NIMB&AMIK
Каталоги и счетчики
Игроков просим кликать на верхний баннер каждый день :)

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Светлого Блока » Нет ближе никого, чем вы - охотник с жертвой (с) - сыгран


Нет ближе никого, чем вы - охотник с жертвой (с) - сыгран

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Годы: 2 год Солнца, самое его начало
События: охота на неведомого хищника, заведшегося в окрестностях лагеря ПД.
Действующие лица: Норомэлдо и иные желающие присоединиться.
Предшествующие события: события Первого года Солнца и ранее.
Соответствие канону: не освещенный момент, возможно не совпадает с.
Соответствие игровому моменту: текущее прошлое

Зима в этом году удивительно бесснежная, мягкая. Так, полежит снег и растает, и все никак не выпадет нормально, что крайне нехорошо с точки зрения озимых посевов и крепкого сна медведей, а если еще погода помнится и заморозки придут... Ой что будет.
Но не это сейчас беспокоит Первый Дом, а странные события, имеющие место в округе. Сперва пропадали лошади - мертвые животные в числе два, были обнаружены в перелеске, в стороне от выгона, с интервалом в 7 дней. Позже была найдена овца.
Потом теперь вместо коня жертвой неведомой твари стала уже эльфийка. Некоторые видели, как она уходила из лагеря, а когда она не вернулась к утру и начались поиски, было обнаружено тело. Вероятнее всего, она погибла ночью, следов борьбы обнаружено не было, тело подпорчено лесной живностью. По всему получается, неведомый хищник выходит на охоту с определенной периодичностью и он достаточно хитер, чтобы не попадаться на глаза кому-либо.
В любом случае, надо принимать меры, потому что не дело это, когда всякая Морготова тварь хозяйничает во владениях ПД как у себя дома.

Теги: сыграно,Первый Дом,2 год Солнца

0

2

Воины Макалаурэ остались патрулировать поселение. Сотня Норомэлдо вышла на охоту в окрестности. Небольшими дозорами, по двое квэнди. При любом подозрении или опасности - по осанвэ предупредить ближайшую группу (лес разбит на участки, кто ближайший все знают). Несколько охотничьих псов, чья связь с хозяевами крепка, рыскают по округе.
Норомэлдо с оруженосцем так же вышел в патруль. Стылая, но не морозная ночь, низкие облака и чернеющий впереди лес. Тварь проходила сквозь заставы, но при этом не подходила чересчур близко к поселению. Не ближе опушки. Нолдор вошли под лесной свод. Было тихо, но обычной тишиной ночного зимнего леса. Не было ни разлитой тревоги, ни какой-то откровенной опасности.
Норо сжал губы и молча двинулся вперед. Оруженосец, осматриваясь, пошел следом.

0

3

Охотники, собаки, двойки... Было бы странно подумать, что в такую ночь на охоту за тварью пойдут только те, кому такое было приказано. Как минимум один, кто не принадлежал к сотне Норомэльдо, сейчас вполне свободно шел по лесу. Ну как шел, правильнее сказать крался, по касательной, краем-краем опушки, неторопливо забирая вглубь, туда, куда еще не добрались поисковые пары. Как ходит ночной охотник? Тихо, не цепляя ветвей, не наступая на хрустящие ветки... Где живет ночной хищник? В темноте, под пологом леса. Зима выдалась бесснежной, что по ночам темно. Ходит, сторонясь прогалин, глядит из темноту туда, откуда пахнет собаками, и сталью, и выделанной кожей...
В общем, аккуратно двигающийся по лесополосе Лайрэлоссэ справедливо полагал, что в деле выслеживания крупных одиноких хищников главное - не спугнуть этого самого хищника. А еще полезно бывает думать как он, предугадывать его логику и вообще, соответствовать образу. Хищник охотится на одиночек, значит двойки никак не подходят в качестве жертвы. Эльда остановился, замирая возле древесного ствола. Ночной воздух пах неродившимся снегом, сыростью и хвоей, а воздух холодил кожу. Ночь темная, и, скорее всего будет длинной. В такую ночь хорошо как скрываться, так и охотиться, особенно если не спешить. Беззвучно нолдо провел пальцами по древесному стволу. Холодная, шершавая кора, похожая на нежную чешую ящерицы. Пальцы попадают в липкое и остро пахнущее- в коре трещина, из нее выступила кровь дерева. Яркий, с горчинкой запах, а если лизнуть, то и  вкус будет таким же... Синдар рассказывают друг другу о страшном звере, который иногда приходит по ночам, чтобы утаскивать случайных путников. Что ж, Лайрэ знал достаточно, чтобы с уверенность сказать- такие байки имеют под собой основу более чем реальную. И еще он знал, как по мнению синдар этот зверь себя ведет, какие у него повадки и что он, зверь этот, должен делать. Тем лучше, если разобраться.

0

4

Холодная ночь и тишина зимнего леса. Если бы был снег - все звуки стали бы ватными: словно бы мягкими и приглушенными. Но снега почти не было - и поэтому нолдо напряженно вслушивался в лес. А лес жил своей собственной жизнь.
Нолдо вспомнил все что они решили на военном совете.
Осмотр предыдущих 4х... тел (вспоминать выпитую девушку было тяжело и не приятно), мест где произошло убийство ничего не дал - ни отпечатков на земле, ни сломанных ветвей, ни шерсти на кустах, ни следов когтей на стволах... Что из этого следовало? Не много. Например что существо было достаточно легким что бы не оставить отпечатков. Еще - достаточно умным. Очень умным, иным чем зверь умом - места были выбраны укромные, следов, опять же, не было или они были искусно заметены. Значит это не зверь. Но и не орк. Что еще остается? Майа. Майа, но принявший тот облик, что не вызовет страха и беспокойства. С животными просто - к ним достаточно подойти, что бы завладеть их разумом, а дальше увести в укромное место и ... убить. Скажем так. Но с эльдэ было бы все не так просто, она не подпустит к себе абы кого... Может тварь прикинулась котом? Ниси их любят. Но кот обязательно оставил бы на нолдиэ шерсть (Норэмэлдо поморщился). Да и... рана была... не как от кошки. И следов от лап нет. И псы ничего не почуяли. Значит не кошка. Быть может вообще не зверь? Духи леса имеют фана, что б этой твари так же не облечься "телом"? Фана всегда так или иначе повторяет облик эрухини. Значит ловим всех незнакомых эрухини, кого встретим. А потом уже разбираемся.
Двое следопытов напряженно шли по лесу, ища опечатки на тронутых снегом  участках, слушая лес и всматриваясь в темноту - не мелькнет ли силуэт. Сами же квэнди при этом старались быть как можно тише и незаметнее.

+1

5

Немного постояв возле уснувшего на зиму дерева, эльда двинулся дальше, в глубь лесополосы. Прочь от опушки, прочь от невидимых пока огней, от тех, кто надеялся поймать сегодня знатную добычу, от беспокойного собачьего дыхания. Глубже, туда где черные стволы елей стоят, по колено затопленные стылой темнотой, где тишина несет в себе тугую волну ожидания.
Тварь обнаглела, кормясь в непосредственной близости к жилью, и она наверняка это знает. А значит- не будет нападать, пока потенциальная пища не отойдет подальше от своей стаи, пока зимняя ночь не обступит одинокого путника со всех сторон, дыша в затылок предчувствием снега и крови. Тварь не глупее эльдар, во всяком случае не всех, и она хорошо знает их повадки. Она умеет охотиться на такую добычу, и знает, как важно не спешить, не раскрывать своего присутствия. Тварь умеет бросаться наверняка, а навык этот требует терпения.
Лес плотнее  сомкнул свои стволы, прочно отрезая своим хороводом идущего от всего мира. Нолдо тихо и осторожно продвигался по широкой дуге, вслушиваясь в молчание ночи, стараясь не выдавать своего присутствия. Так продолжалось долго, если судить по его личному восприятию. И не очень, если ссудить объективно. Но вот тишину нарушило дыхание. За ним почти синхронно явился отблеск глаз, и запах влажной шерсти. Негромко прошуршала прошлогодняя трава... Из-за куста выступил пес. Не самый крупный, с охро-рыжеватой шерстью, это не был могучий волкодав или изящная борзая, способная в миг обернуться живой стрелой, дуреющая от звуков охотничьего рога. Нет, это был обычный, даже можно сказать беспородный пес, работяга из тех, что служат компаньонами пастухам и всем иным, кто хочет иметь четвероногого друга, но не ходит с ним на войну. Пес принюхался, чуть настороженно поводя ушами и замерев. Замер и Лайрэлоссэ, приглядываясь к псу и вслушиваясь в лесную тишину. Нет, определенно они с псом были тут одни. Где-то далеко за спиной можно было не услышать, но догадаться по некоторым признакам о присутствии иных двуногих, но расстояние велико. Да, расстояние велико, а тут, в темноте и среди полос слабого тумана, который бывает только зимой в оттепель, не было никого. Время на секунду замерло, давая всем участникам сцены пару секунд. Пес жадно втянул ночной воздух, и нолдо удивительно похоже повторил его действие.
...А потом тварь бросилась, с неестественной скоростью, слитным одним движением, словно выплеснула свое тело вперед. Пес дернулся было, решив убежать, но не успел. Слишком долго стоял до того, слишком внимательно всматривался. Непростительная оплошность. Цепкие, сильные лапы обхватили собачью шею, погружаясь в золотистую шерсть, давя в зародыше возможный визг, а через секунду собачьи глаза обессмыслелись. Клыки ночного хищника погрузились в почти еще живую плоть, и тварь начала торопливо жрать. Воздух наполнился густым солено-медным ароматом, самым вкусным из возможных. Алая, горячая кровь наполняла тварь радостью, принося удовольствие от насыщения и от того, что охота была удачной.  Примитивное, тупое чувство, которое нельзя передать словами. Да, двуногий был бы лучше, но сейчас они слишком встревожены, а значит надо довольствоваться малым. Даже если этом алое на вкус отдает псиной, а рот после него полон шерсти. Ну право слово, какая малость по сравнению со всем остальным! Пиршество не заняло много времени. Закончив жрать и отпустив уже теперь мертвое тело пса, тварь первым делом занялась приведением себя в порядок. Отряхнуть с себя шерсть, обтереть пасть, убрав следы ужина...
Нолдо, склонившийся над бездыханным и остывающим трупом собаки, практически нежно провел рукой по гладкому, искрящемуся меху. Что ж, чей-то четвероногий друг, ты сам того не ведая, сослужил кому то хорошую службу. Отдав свою жизнь, ты дал возможность кому то не расстаться со своей. Теперь надо обязательно рассказать об этом пришествии тем, кто сейчас шарится там, ближе к кромке леса, да. Пусть знают, что тварь, повадившаяся охотиться в этих краях, снова взяла свою долю...

+2

6

Аикассэ вынырнул из колючего, густого соснового подлеска. Он заметил легкое движение и замер, но уже через пару мгновений понял что можно расслабиться - на поляне был квэндо. И он склонился над неподвижным телом. С глухой яростью Норо понял что он опоздал. С невозмутимым лицом эльф двинулся на поляну. Быть может повезет и в этот раз обнаружатся хоть какие-то следы, или, быть может нолдо (а судя по одежде это был кто-то из своих) успел увидеть убийцу?
- Зря ты в эту ночь вышел из поселения. - жестко обратился Аикассэ к незнакомцу. - Тварь могла убить не собаку а тебя.
Нолдо подошел ближе и остановился рядом, так что двух квэнди разделяло тело пса. Несмотря на досаду и злость Норэмэлдо внимательно осматривал тушу собаки, землю вокруг, в надежде увидеть хоть что-то. Вздохнув эльф все же присел на корточки и осмотрел рану на животном - как и ожидалось порез на шейной артерии.
- Что за безумцы! - раздраженно бросил аракано - Это не пес канты - что он тут делает? Что ты тут делаешь? Сколько народу еще шляется по лесу? - вопросы был риторические и нолдо перевел взгляд на родича. - А теперь расскажи все, что ты видел. Когда ты пришел сюда? Как нашел тело? Видел ли что-то или кого-то? Слышал что нибудь?

0

7

Вопросы от пришедшего из темноты были вполне правомерны, и действительно уместны. Что ж, кто бы там ни шарился по кустам, а отвечать все же надо. Потому что порядок должен быть везде, даже там, где кормятся неведомые твари. Лайрэ внимательно оглядел новоприбывшего, силясь вспомнить, как того звать. Но нет, судя по всему, знакомы они не были...
- Могла. Нов той же степени, что и любого, кто пошел за ней.
Нолдо глубоко вдохнул, втягивая в себя запахи ночи. Дохлая собака пахла мехом и кровью, исходил влагой и холодом туман, поверх этого наслаивался горький хвоистый запах леса. Пришелец принес с собой запах железа и выделанной кожи, а еще чуть заметно- дымом. Тревожный, азартный запах, заставляющий глубоко дышать, и рождающий желание прикрыть веки, чтобы зрение не мешало воспринимать его. Того сорта запах, который делает ночь ярче, а чересполосицу теней контрастной почти до ломоты в зубах.
- Тварь не дура, она не пойдет на загонную охоту. И на факелы не пойдет. Ее можно на них только выманить, вывести на добычу. Синдар рассказывали о подобном.
Нолдо чуть повернул голову в сторону, волей случая подворачиваясь под лунный свет, вслушиваясь в лесные звуки. Нет, никто не идет поблизости, а наличие охотников за обнаглевшей и потерявшей страх тварью можно только угадать, но не распознать. В белесом свете луны черты  его лица казались резкими, с той особенной бледностью и глубокими тенями, которые характерны для больных лихорадкой. Волосы же наоборот, словно подернулись сединой, или может быть- паутиной. Игры света рождали странные картины, и создавали странное впечатление.
- Пришел за пару минут до тебя, но тут никого уже не было. Тело лежало где лежит. Предположу, что хищник далеко не ушел- собака еще теплая. Можно попробовать выследить... Где то же у хищника есть лежка?
Конечно, Лайрэ старался говорить спокойно и рассудительно, но все-таки в в его интонациях, в том, как именно он говорил, проскальзывало нечто, что роднило его с волком, тыкающимся мордой в окровавленный олений след. Если бы он сейчас запрокинул голову к еловым лапам и завыл- это смотрелось бы странно, но ожидаемо. Скованным, даже в чем-то смущенным движением Лайрэ обтер ладонь о подол шерстяной рубахи. Ткань смешно кололась, была шершавой и прохладной. А стала еще и немного грязной- небольшой бурый мазок теперь разбивал незамысловатую вязь тесьмы.
Вот они сидят на поляне, лес дышит туманом и факелы далеко... И кто знает, может быть, тварь еще не ушла? Может быть, она не вполне насытилась псом, и будет не против перекусить двуногим? Да, определенно в этой мысли была логика, а ситуация в целом располагала... Особенно, если загонщики и далее будут идти не в из сторону, а они наоборот, пойдут искать встречи с.. С чем-то.

+1

8

Незнакомый нолдо задумчиво уставился на Аикассэ, а потом неторопливо заговорил.
- - Могла. Но в той же степени, что и любого, кто пошел за ней.
Норо хотел высказаться, поднял голову... и промолчал. Что-то... что-то его смущало, но он не мог понять что и боялся спугнуть, пытаясь понять... но отгадка постоянно ускользала. Надо еще раз все внимательно осмотреть.
Незнакомец... что-то в нем было... настораживающее. Он по-звериному втягивал воздух - но, быть может, он просто охотник, любит зверей... померещилось в конце концов?
- Тварь не дура, она не пойдет на загонную охоту. И на факелы не пойдет. Ее можно на них только выманить, вывести на добычу. Синдар рассказывали о подобном.
Норо внимательно всмотрелся в собеседника. Казалось что его медлительностью скрывается возбуждение и веселье, Норемелдо трактовал это по-своему. - Эгей, парень, - негромко протянул аракано - Да ты похоже заядлый охотник? Втягиваешь воздух как зверь и не можешь удержать возбуждение от предстоящей погони? Понятно тогда, почему ты тут. - короткая пауза и с легким удивлением - Но если ты прирожденный охотник, как это и видно, - почему я не слышал о тебе никогда? Из чьего ты народа?
Аикассэ посмотрел на незнакомца и вздрогнул. В лунном свете перед ним сидел... не эльф. "Ловим всех незнакомых эрухини, кого встретим" - всплыло в памяти. Норо сглотнул, и, делая вид что возится с собакой, сел поудобнее, так что бы мочь и прыгнуть, и откатиться.
- Пришел за пару минут до тебя, но тут никого уже не было. Тело лежало где лежит. Предположу, что хищник далеко не ушел- собака еще теплая. Можно попробовать выследить... Где то же у хищника есть лежка?
- Занятно, - согласился эльф. - Но ты неважно выглядишь - с тобой все в порядке? На-ка, выпей. - с этими словами нолдо протянул незнакомцу флягу. - Если этот... это... короче, быть может шерсть или запах на фляге останутся. - а вслух продолжил - Если тварь близко, то хорошо что мы с тобой встретились. Небезопасно и тебе и мне ходить по одиночке. А теперь нас уже двое. - это была чистая ложь - где-то неподалеку был оруженосец и, стоит заорать, он (да и не только он) услышит, но - незнакомец про это может и не знать. И если он, это и правда... оно, то нужно как-то проверить. Спровоцировать нападение, например. Эй, приятель, а ты не перебарщиваешь? - поинтересовался внутренний голос, пока аракано смотрел на собеседника, более всего похожего сейчас на волка. Я скорее дурака валяю что с ним разговариваю. Надо валить на месте, связать и притащить к нашим, а там разберемся.

0

9

- Не заядлый охотник, но повадки зверей мне известны. Как и то, что не всякий зверь ведет себя так, как удобно охотнику. А тут кормится нечто похитрее волка, и не думаю, что оно хочет облегчать нам задачу...
Лайрэлоссэ говорил не громко, как если бы действительно предполагал рядом наличие осторожного и злонамеренного противника. На деле это, конечно, было не совсем так. К худу или к добру, но именно в этот момент он как нельзя хорошо представлял себе, что именно собирается делать и в какой форме охочий до легкой добычи хищник.
- Скорее уж он будет делать прямо обратное. Либо кружить, ожидая что кто то отобьется от стада, либо пойдет в нору... На этом можно было бы сыграть.
Эльда дернул уголком рта, как если бы собирался улыбнуться, но передумал. "Ага, в нору. Прямо вот так, к пушистому одеялу... И нечего жрать на ночь лишнего! Это вообще вредно." подумал нолдо, переживая секунды яростной борьбы с собой. С одной стороны, так или иначе, следовало уходить в лагерь, тем более что благовидный предлог был. Это с одной стороны. А с другой- ночь, луна и дохлая собака расслабляли, а одинокий воин наводил на мыслил о том, что собачатина- спорное угощение для всех на свете тварей. Чтобы выиграть время для выяснения того, что же победит: жадность или осторожность, он продолжил говорить.
- Мы из одного с тобой народа. Я пришел в Эндоре за Феанаро, но потом вышло так, что долгое время жил с синдар. Впрочем, обстоятельства этого дела я уже рассказывал лору Туркафинвэ, в иное время расскажу и тебе, если хочешь. От синдар  я и знаю о том, что за повадками может обладать зверь, который прикормился тут.
"Расскажу, покажу, нарисую на карте и изображу танцем, дорогой, только правда давай потом? А сейчас давай ты со мной прогуляешься подальше в чащу. Будет интересно. Тебе не понравится, но интересно будет..." В Итоге жадность одержала верх. Может быть потому, что уж больно легко было охотиться в тех местах, где двуногие чувствовали себя в безопасности, думая что контролируют территорию. Может быть от того, что ночь была так прохладно- хороша, а собаки на самом деле было мало. Ну что там того пса? Сегодня- завтра хорошо, но надолго не хватит, а значит- надо будет рисковать, ходить на охоту. А тут- такой подарок судьбы! Лайрэ сделал медленный вдох, уже не столько бездумно вбирая и раскладывая на составляющие мозаику ночного воздуха, сколько старательно беря себя в руки. Главное правило любой охоты- добыча не должна нервничать. А значит- не надо делать резких движений, не надо выдавать намерений... Да ничего не надо бы делать, на что толкает легкая закуска, за которой уже маячит основное блюдо. Потому протянутую флягу он принял, мягким, вкрадчивым движением потянувшись и забрав ее из чужой руки. Промозглая ночь послушно расступалась навстречу, игриво прохаживаясь отсыревшей темнотой по коже. Было хорошо и интересно. Тварь действительно оборзела, чувствуя себя в своей стихии.
- И если верить их рассказам, то зверя надо выслеживать сейчас. Потом он заляжет, и не будет покидать свой схрон пока не проголодается. Надо осмотреть тут все. Если нет следов возле тела, то не значит, что их нет совсем... Хорошо, что никого пока нет- есть шанс, что его не спугнули. 
Дабы не идти против ожиданий безымянного пока собеседника, Лайрэ из фляги отпил. Там было какое то вино, кисловатое и пряное, рождающее мысли о желто-зеленых, кислющих яблоках, тугих и сочных. Крепкие, чуть недоспелые яблоки подставляют солнцу бока, подернутые восковым налетом, темные листья покачиваются, бросая тень на чуть растрескавшуюся землю... Другое дело, что вино так или иначе не шло впрок- и вскоре его придется вернуть земле. Это была глупая, дурная ошибка- не надо было баловаться с вкусным, только что закусив полезным- и то и  то пропадет. Но - эту потерю можно будет восполнить! Тут же нашел в мире положительные стороны любитель по тихому уйти на прогулку в ночи. На было выглянувшую луну набежало случайное облако, погружая поляну в густой и вязкий полумрак, а эльда протянул флягу ее владельцу. В наступившей темноте (которая впрочем, обещала быть не долгой-облако было совсем маленьким) иллюзорная седина-паутинка пропала- Лайрэ в темноте выглядел вполне нормальным. Ну, может быть взгляд был не вполне здоровым- как если бы имел место сильный жар. Впрочем, в движениях и голосе намека на болезнь не было. И да, конечно в темноте было не разглядеть того, что на горлышке фляги остались капли не только вина. Вернее- капли вина были светлыми. Должны были быть. А были- бурыми.

0

10

Негромкий, вкрадчивый голос нравился Аикассэ все меньше и меньше. Так не говорят стоя над трупом собаки, так не говорят когда вокруг шляется тварь уже убившая эльдэ. Но Норо промолчал и сказал совсем не то, что хотел, стараясь говорить так же мягко как собеседник.
- Мне повезло, что рядом оказался тот, кто разбирается в подобных тварях и подобной охоте. Жаль только что ты не пришел с этим знанием к нам раньше - например когда был совет как ловить тварь. Или еще раньше, когда случились первые смерти, но мало кто всполошился. Еще _до того_ как была убита нис. - на последних словах Норо не совладал с голосом и произнес их рычаще. Мимолетная улыбка не укрылась от эльфа и привела его почти в бешенство. Но... Норо старался сохранять хладнокровие.
Еще Норо почудилось что незнакомец колеблется и что-то решает. Возможно просто показалось, но запомним.
- Если ты пришел с Феанаро и живешь у Митрим - почему ты до сих пор не прослыл великим охотником, при твоем-то чутье и умении? - нолдо миролюбиво усмехнулся.
На душе у Аикассэ было погано. Если это враг - его надо рубить и не церемониться, если это друг - то... то в любом случае это очень странный друг... Он чем-то настораживает и... лишь мнение, не-правильность, мелкие странности. Но следопыты всегда хватаются за мелочи. Норо почти решился.  Что ж, посмотрим что будет с флягой.
- И если верить их рассказам, то зверя надо выслеживать сейчас. Потом он заляжет, и не будет покидать свой схрон пока не проголодается. Надо осмотреть тут все. Если нет следов возле тела, то не значит, что их нет совсем... Хорошо, что никого пока нет- есть шанс, что его не спугнули. 
- Прекрасная идея, - заставил себя улыбнуться эльф. - Давай я еще раз осмотрю тело и пойдем искать в окрестностях. -
Главное не делать резких движений. Если это тварь, то она не должна испугаться, понять раньше времени что я ее подозреваю.
Аракано достал из ножен кинжал, блеснувший лезвием, поймав лучистый лунный луч, до того как облако закрыло Тилиона. - Хочу срезать шерсть возле раны, осмотреть внимательнее. - пояснил он. - Как не к стати Рогатый спрятался... Придется ждать пока станет светлее, - вздохнул Норэмэлдо не убирая кинжал. - Лучше я осмотрю флягу с оружием в руках.
В наступившем сумраке сидящий напротив вдруг утратил зловещие черты и Норо снова засомневался. Молча принял из рук флягу, задумчиво глядя на собеседника.
- Эй, ты уверен что с тобой все в порядке? Выглядишь не очень.
Норо взял протянутую флягу за горлышко. Очень была не к стати темнота, но, он надеялся что шерстинки, если они есть, останутся на горлышке, прилипнут к ладони. Опустил флягу на землю, прислонив к собаке, мимолетно глянул на ладонь... и обомлел. Вместо влажной от вина руки, с прилипшими шерстинками, ладонь была вымазана чем-то густым и темным. Норэмэльдо понадеялся что его лицо, как обычно, ничего не выражает и, улыбнувшись стал срезать шерсть на шее собаки. Sina mara! - выругался эльф. В темноте он не рассчитал и порезал тыльную сторону руки. С досадой взмахнув кистью, разбрызгивая капли крови вокруг. [i]Ну давай же![i]

Отредактировано Noremeldo (10-04-2014 03:30:06)

+1

11

- Наверное от того, что великий охотник - это не я.
Скромно возразил Лайрэ, заодно как бы невзначай пропуская вопрос о том, что в принципе не следует замалчивать разную уникальную информацию, полученную от аборигенов. А особенно следовало молчать о том, как именно абориены такую информацию получали сами. Синдар- дивный народ, не считающий что один в ночном лесу чем-либо рискует.  Хотя, справедливости ради, стоило отметить, что лагерь нолдор был куда более удобной кормушкой. Их не надо было долго и муторно выслеживать, они верили в защиту стен и то, что темные твари не ходят среди них. "Ты ленивая, обнаглевшая падаль, Лайрэ, вот ты кто!" подумал про себя нолдо, заодно дыша аккуратно и ритмично. Вино конечно очень вкусное, как вкусна любая пища, которая больше совершенно не нужна для выживания, но. Но то, что уже какбы и не совсем живет, такие подарки принимает неохотно. И тем более после собаки, от которой проку- только не выглядеть ходячим мертвецом, да перетерпеть несколько ночей, не зацикливаясь на кормежке. Стремительной волной накатила легкая тошнота, столь же стремительно отступив. Это она так, на пробу. Своеобразный намек, что не стоит затягивать с неизбежным.
- В ране ничего нового. Ровный прокус, зубы мелкие, прикус незнакомый. Никаких открытий.
Несколько более экспрессивно, чем следовало, подтолкнул мысль незнакомца Лайрэ. Можно сказать, нетерпеливо так прозвучали слова. "Нечего там смотреть, поверь мне. Я-то уж точно знаю, как, наверное, никто. Смотри не смотри, а слепок челюсти ничего не скажет. Ты ж мне в зубы смотреть не полезешь, я ж тебе не лошадь!". Как всегда, когда события начинали требовать импровизации, не вполне живой (но весьма деятельный) эльда начал страдать приступами специфического юмора. Ну, зато сформировался более или менее план действий. Как-то покинуть поле зрения жертвы, и нормально пожрать. Все списать на неведомую тварь, и пусть ищут виноватого столько, сколько им хочется.
-В порядке, а что, что то не так?
Лайрэлоссэ изобразил на лице удивление и непонимание. И сразу же добавил, крайне настойчиво.
- Время идет, тварь, если она не шарится тут по кустам, идет тоже. Следы стынут, шансы падают... Надо идти.
Собственно, Лайрэ даже поднялся на ноги, чтобы было сподручнее делать что-нибудь. Например, отшагивать из зоны обзора. Хорошо так встал, сразу этим действием отметая любые подозрения в том, что чем-то может быть болен или ранен. Небыстрым, тягучим движением, словно бы густая, вязкая жидкость неторопливо перетекла в новую форму- и очень-очень тихо. Никакой поспешности, никто не скрывается, кому интересно- могут осматривать собак. И тут произошло ЭТО. Темнота дохнула пряной солью, с привкусом прогретой меди. Слитно качнулись верхушки деревьев, неразличимо-красные капли упали на талый снег. Нолдо сглотнул, на краткий миг прилипая взглядом к порезу на чужой коже. Если бы кто то посмотрел ему сейчас в глаза, то помимо бледно вспыхнувших зрачков (а может- это так сыграли лунные блики?), этот кто то увидел бы там, как ни странно, не голод, а зависть. Хлесткую, болезненную зависть, какая может быть у безногого к здоровому. Так можно завидовать, когда видишь у кого то то, что сам потерял и вернуть не смоешь никогда. А этот кто то даже и не знает, какое ему досталось сокровище. Не ценит.  Отобрать нельзя, нельзя присвоить, но- на какой-то промежуток времени можно попользоваться... На краткий миг сделать вид, что оно-твое. Обмануть всех, и если очень постараться, то и себя. Впрочем, врать себе- последнее дело, никогда не получается достаточно убедительно. Сквозь порез на чужой коже проступала чужая жизнь. Пахла одуряюще и ярко, дразнила лживыми обещаниями, сулила животное, физиологическое удовольствие от нормальной кормежки. Именно чужой жизни, чужой возможности делать тысячу и одну обыденную вещь, Лайрэ сейчас завидовал. От всей своей души, чем бы она теперь ни была.

0

12

- Наверное от того, что великий охотник - это не я. Пауза затянулась - - В ране ничего нового. Ровный прокус, зубы мелкие, прикус незнакомый. Никаких открытий.
- И все же, - заметил Норо - Почему ты не выступил на совете или не обратился к одному из канор еще давно?  - раздражение и нетерпеливость в голосе незнакомца было явным, но само по себе могло бы быть объяснено - например нетерпением новичка бросится в погоню. Но незнакомец не мог быть новичком. Норэмэлдо беззаботно улыбнулся. - Прекрасная ночь для прогулки. - затем облачко задумчивости налетело на ясный лик эльфа - Чьи же это все же  могут быть отпечатки? У кого такие зубы?

-В порядке, а что, что то не так?
Норо улыбнулся. Незнакомцу явно было нехорошо... или что-то с ним происходило еще, но выглядел он нездорово. И эльда нет смысла скрывать и врать в подобной ситуации. К тому же - всегда можно посмотреть чем он болен. Аикассэ втянул в себя ночной воздух, сосредотачиваясь, на мгновение, на его морозности, и вызывая  истинное зрение. А потом снова посмотрел на незнакомца, уже обновленным взглядом.

- Время идет, тварь, если она не шарится тут по кустам, идет тоже. Следы стынут, шансы падают... Надо идти.
Звучит очень разумно. - серьезно сказал нолдо плавно поднимаясь поднимаясь. Кинжал из руки он так и не убрал. Раненную руку эльда держал вытянутой вперед и чуть наотлете. С пальцев капали темные капли и прожигали снег.

0

13

Ночь темна и полна ужасов. (с) не эта сказка.

- Хороший вопрос. Очень хороший.
Задумчиво и очень мягко произнесла тварь, словно пробуя слова  на вкус. Слова на вкус были как хвоя, снег и медь. Голос у твари был приятный, располагающий, и чуть заметно- но отличающийся по тонам от того, как тварь говорила обычно. Ночь приятно обволакивала деревья, заливала чернотой проталины, и на неизвестном языке нашептывала всякое. Например, что молодая луна стоит высоко, лес спит и те, другие с факелами проходят мимо. А еще - что добыча сама идет в лапы, и все вместе это делало тварь игривой. И как следствие- не осторожной, расслабленной. Строго говоря, тварь уже считала добычу своей, и по сути просто продолжала начатую игру. Которая должна была вот-вот закончится.
- Ни у кого, кто известен эльдар, таких зубов нет... Это что то неведомое.
Вопрос о том, чего ж ты друг любезный, на советах молчал, Лайрэ проигнорировал. Потому что внятного готового ответа он сейчас не помнил, а импровизировать не хотел. Его крыло запахом свежей крови, предчувствием нормального, наконец-то кормления, и точного знания о том, что это хорошо. Это очень хорошо, лучше была только кровь майэ, которую удалось пробовать однажды. Впрочем, опыт с майэ был не только полным восторга от ощущений, но и не иллюзорного ужаса от последствий. При всей заманчивости, от повторения подобного стоило воздержаться, хотя.. Хотя, если снова выпадет шанс, такая предусмотрительность пойдет лесом.
- У тебя кровь идет. Думаю, сейчас не лучшее время, чтобы ронять ее просто так. Давай помогу перевязать?
Очень вкрадчиво, и опять же предельно мягко предложил не вполне живой эльда своему живому собрату, по-собачьи склоняя голову к плечу, и протягивая руку. Со стороны - самый естественный жест предложения помощи. Ну действительно, можно подумать удобно самому себе порезы тряпочкой перематывать? Но... Но всегда есть какое то но. И сейчас живой, сосредоточившись, мог увидеть что стоит за доброжелательным выражением лица того, кто предпочитает улыбаться не размыкая губ. По крайней мере ночью и вдали от жилья. Кто протягивает в буквальном смысле руку помощи, но двигается так, словно беззвучно перетекает черная, липкая дрянь. Глухая и плотная, словно мокрый войлок в 5 слоев, стена аванирэ, из за которой на долю секунды проступило что то. Что то, несомненно было эльфом, когда то так точно. Может быть и теперь, кто знает? Перекрученное, выломанное и скомпонованное заново, неизвестно, могло ли оно точно дать ответ на вопрос "то я и что?" хотябы себе. Его драло на части дикое желание обладать, присвоить. Голод гнал его вперед, не давая успокоиться, заставлял выходить в ночь и искать, искать, искать то, что может хотябы на время заглушить его. И выше того - безнадежная тоскливая зависть. Норо почуял эту зависть- к всему себе целиком. К боли от пореза, к холоду в промокшем сапоге и кисловатому вкусу яблока, которое можно просто съесть, а не выблевать вскоре.

+1

14

- Хороший вопрос. Очень хороший.
Незнакомец как не слышал вопросов. Вообще. В упор. Норо не знал что это такое перед ним, но оно ему не нравилось. И одновременно с этим эльф почувствовал... странный покой. Ощущение что ночь не просто сокрыла лес, а начала его обволакивать, все ближе подбираясь и сжимаясь кольцом вокруг нолдо. Но... это было не страшно. Ночь была полна пьянящих запахов и была теплого бархата на ощупь. Захотелось расслабиться и замереть.
- Ни у кого, кто известен эльдар, таких зубов нет... Это что то неведомое.
- Откуда знаешь? Сам кусал? - засмеялся эльф слегка нервно. Ночь призывала забыть все сомнения и вопросы, ночь завораживала. Нолдо с растерянностью пытался вспомнить что же его так насторожило и, просто по инерции, продолжал сопротивляться наваливающемуся покою ночи. 
- У тебя кровь идет. Думаю, сейчас не лучшее время, чтобы ронять ее просто так. Давай помогу перевязать? предложил Норэмэлдо ... чужак. Фигура оказалась черной, словно окутанной сумраком и от нее веяло чем-то мерзким, словно она состояла не из обфчной плоти, а из чего-то густого и вязкого. У Норо появились некоторые ассоциации что бы это могло быть и он почувствовал приступ тошноты. Возможно именно это и спасло его - ночь отшатнулась и чары слетели. У эльфа прошел холодок между лопаток от понимания что же чуть было с ним не произошло. Аикассэ больше не ощущал размазывающего по земле покоя, вместо этого он ощутил жгучую жажду к себе этого изломанного... чего-то.
Протянутая рука была совсем рядом. Превозмогая отвращение, нолдо заставил себя улыбнуться. Он протянул свою руку навстречу ...твари и,  схватив ту за запястье, резко потянул на себя, так что бы тварь потеряла равновесие, споткнулась о тело собаки, попыталась обрести равновесие, а в это время, второй рукой, Норо воткнет кинжал твари в бок или живот.
Последнее что успел сделать Аиакассэ прежде чем "началось" это крикнуть по осанвэ своему кано - Я нашел его!

0

15

"Сам кусал... А ты смышленый. И смешной, жаль не посмеемся вместе." Шутку Лайрэ оценил, и оценил на самом деле высоко, хоть и счел случайным попаданием. Но это была случайность того рода, что выпадают раз на тысячу. Другое дело, что никакие шутки не могли спасти ночного гулену от того, чтобы стать ужином. Даже если бы этот балагур тут начал плясать и петь. Ну а дальше... Дальше все пошло очень-очень быстро, хотя, для участников сцены время как раз словно бы замедлилось. Так, бывает, успеваешь подумать очень много мыслей, за то время, пока летишь с дерева к земле. Вкусно пахнущий незнакомец проявил прыть, схватив тварь за лапу и рванув на себя. Что ж, тем лучше, тварь и сама была не против оказаться поближе и собака под ногами никак тому помешать не могла. Тварь начала охоту, и в этом деле была хороша настолько, насколько бывает хорош любой опытный хищник, ведомый инстинктами больше, чем расчетом. Стремительно отвечая на движение жертвы, она оказалась близко, очень близко, считай вплотную. В лицо живому ощерилась пасть, за растянутыми шире, чем положено эльдар, губами явственно виднелся ряд зубов. Мелкие, тонкие иглы, как у хорька или иного подобного хищника. Кинжал в бок? Это ничего, это больно но если успеть напиться крови, такой горячей, такой вкусной, то рана затянется, а боль небольшая плата за иллюзию жизни. Свободной рукой Лайрэ сгреб Норэмэльдо за волосы, резко оттягивая их вниз и назад. Главное- запрокинуть жертве голову, заставить открыть мягкое горло, а дальше... Дальше все будет очень, очень хорошо. Вцепиться зубами, рвануть, свалить трепыхающееся тело на землю. И хлебать чужую жизнь, бьющую через край в буквальном смысле, давясь и дурея, по звериному бессмысленно радуясь. При этом где то на задворках сознания упорно билась мысль, что надо спешить, надо действовать быстрее, времени мало. Почему, от чего? не важно, ничего сейчас не важно, кроме предвкушения того, как упруго прорывается под клыками кожа и медно-соленая волна наполняет глотку.

+1

16

Норо дернул тварь на себя и, с удивлением, понял что тварь отвечает его движению, сама бросаясь вперед и насаживаясь на кинжал. Совместными движениями двух тел, сталь вошла под ребра по рукоять, но видимого вреда твари не принесла - по крайней мере движения остались все теми же стремительными, а руки сильными. Аикассэ почувствовал как чуждые пальцы хватают его волосы и тянут за косу, запрокидывая голову назад и открывая шею, а оскаленные зубы уже тянутся в жадном возбуждении к горлу. В другой ситуации Норо бы передернуло, но сейчас происходящее воспринималось как набор фактов, практически лишенный эмоциональной окраски. Мысли летели со скоростью ветра - прядью волос можно было бы пожертвовать и попытаться вырваться из хватки, но косу из горсти не выдерешь, да и от головы не оторвешь. Значит нужно исходить из того, что волосы не освободить. Его голову стремились оттянуть вправо и эльф не стал сопротивляться. Нолдо перенес вес тела на правую ногу и подогнул ее, одновременно поворачивая бедра, корпус и напряженную шею. Нолдо расчитывал на то, что тварь, лишенная твердой опоры, находящаяся в полупрыжке, накренившаяся набок, не сможет сохранить равновесие. При этом левой рукой эльф продолжал сжимать вражеское запястье, а правой рукой провернул кинжал в ране и, когда противник начал свое движение к земле, с заваливанием на бок, Аикассэ что было силы потянул кинжал влево и вверх, намереваясь вспороть твари брюхо. Нолдо надеялся что враг не выпустит его волос и тогда будет падать на землю спиной, предоставляя свой живот в полное распоряжение эльфа.

+1

17

Жрать!
Тварь уже почти добралась до вкусного и мягкого, как вдруг гармонию такой замечательной ночи самым наглым образом испортили. И кто? Законная еда! Тварь ощутила резкую боль меж ребер. Сперва- стремительно и упруго, как выпрыгивает из речных волн рыбка, и сразу за тем упругая и плотная волна, как круги на воде. Боль была плотной и вязкой, как прогретый воск, и почти такой же горячей. Она могла бы пахнуть раскаленными камнями, и высыхающим илом. Она могла бы иметь цвет переспелой малины и растертых в пальцах черничных ягод. Она торжественно и радостно растекалась меж ребер.
И если бы на месте твари был обычный эльда, это был бы конец. Все, никто никуда не бежит, никто никого не кусает. Но увы, вместо нормального эльды тут был тот, кого к подобию жизни вернула недобрая воля владыки Севера. И умирать лишний раз этот образчик юмора Моргота не хотел. А значит что? А значит жрать надо любой ценой теперь уже, потому что несчастной собаки, ее отданной жизни не хватит чтобы вытянуть такую вот рану.
Больно? Ну да, больно. Мамочка моя, да кто бы знал, как! Впрочем, Лайрэ давно имел с болью сложные отношения. Он ее не любил, как мало что на свете, но она же была своеобразным сигналом, говорящим "все хорошо, ты еще часть этого мира." Это было невкусное лакомство, которое тем не менее, приходилось тщательно пробовать, разбирая на ноты. Больно - это хорошо, значит есть чему болеть. Противиться падению тварь не стала, все-таки кинжал в боку очень отвлекает от холодного расчета шансов. Ну, насколько его можно было назвать холодным. Вместо этого тварь наоборот, подалась вперед. С силой отводя лапу, которую так удачно поймал Норо, назад, делая ставку на то, что противник не успеет разжать хватки. Иди сюда, мой хороший, мой самый-самый лучший, сейчас- единственный во всем мире... ужин! Как хреново дышать! Темная, почти черная и слишком вязкая для любого из живых существ, кровь наполняет горло, весело пенится на губах. Она невкусная, она пахнет старой могилой и торфяным болотом, она противно холодит нёбо. Ничего, сейчас неприятный, больной вкус смоется. Лайрэ рванул врага на себя, благо держась за косу это было вполне удобно (если не считать кинжала в боку). А вот назначенный в пищу чуть запоздал, не успел вовремя отпустить тварь, видимо не думал что в ней столько прыти окажется. Живой не знал, но для не-живого время сейчас шло на минуты. На долгие, очень долгие минуты. Много можно успеть. Например, все- таки вбить зубы в восхитительно упругую, горячую кожу,коротко дернуть головой, открывая путь крови. Одуряюще горячей, пахнущей так сильно, что челюсть сводит. И жрать, жрать, судорожно давясь этой кровью, заливая себя и противника, чувствуя, как яркий цветок боли меж ребер совсем чуть, но - гасит свое сияние. Он не готов пока увянуть, свернуть лепестки, но он уже меркнет. Достаточно, чтобы уступить место восторгу, с которым чужая жизнь по каплям становится твоей.
На ночной поляне, среди грязного и подтаявшего снега, в бледном сиянии луны, хищник и жертва выглядели как оживший памятник страсти. Не всякие супруги так сжимают друг друга в объятиях после долгой разлуки. Если бы один из них был девой, то всякий, кто вышел бы на поляну испытал великое смущение, прежде чем осознал истинную суть вещей. Только вот о любви тут речи не шло. Оба сейчас боролись за жизнь, причем один- чтобы отстоять свою, а другой -  чтобы присвоить чужую. Впрочем, в чем еще может быть больше огня и порыва, чем в борьбе за жизнь?

+1

18

Аикассэ не считал что победа будет легкой, он уже понял что противник достался каких он еще не видывал, но все же нолдо думал что почти победил. После таких ран если и выживают, то уже не продолжают сражаться. Но... тварь продолжила, да еще с такой прытью, какой квэндо никак не ожидал. Резким рывком тварь завела их переплетенные руки назад и Норо не успел да и не смог вырвать кисть из сжавшихся пальцев противника. Тварь повисла на нем, почти вплотную прильнув к Норэмэлдо - их разделяли только почти бесполезный кинжал и вцепившаяся в рукоять рука эльфа. Волосы снова дернуло, но уже не назад, а наоборот вперед. Нолдо с яростью подумал что не успевает. Нереальная челюсть лязгнула совсем близко и словно пелена прошла перед глазами - быть может это было колдовство твари, а быть может память решила сыграть шутку. Запах смерти, мелкие, острые, белые зубы в кровавой пене, выхваченные светом луны из ночного сумрака показались очень знакомыми - темнота, острые черные камни, меж них пузырящаяся бело-алая пена прибоя, в стороне от морских пирсов... Наваждение длилось не больше нескольких мгновений, но этого времени было больше чем достаточно что бы опоздать окончательно. Сначала эльф почувствовал как волна чужой страсти прошла по его телу, а затем пронзительная боль вцепилась в горло. Норо инстинктивно дернулся, пытаясь стряхнуть с себя боль (а заодно и тварь), но это уже не могло помочь; хотя эльф ощутил как острые кинжалы зубов, соскальзывая, распарывают его шею, соскальзывая ниже, но не расцепляясь при этом. Если верить ощущениям - то шеи у Норо больше не было, ее разодрало и перекусило пополам. Квэндо понял что это конец. Ярость, боль и ...сожаление? вина? гама чувств, в которой нолдо не имел времени разбираться, затопила его. Последним желанием и движением воли было выдрать кинжал из бока твари и, сжав в объятии, бить ее колющими ударами в спину, ниже пояса, где ребра не смогут остановить его руку. Но пелена заволокла глаза Аикассэ и насколько ему удалось задуманное он уже не знал, упрямо тратя последние силы что бы не соскользнуть в раскачиваемый под ним гамак темноты. Ярость и боль были словно его пальцами, которыми он упорно цеплялся за полоску ночи, над которой светила луна. Норэмэлдо уходил и все чего он еще хотел - уйти не один.

0

19

Вот! Теперь все встало на свои места. Жертва еще трепыхалась, дергаясь и пытаясь отыграть если не свободу и жизнь, то по крайней мере лишние мгновения того и другого, да только много ли шансов? Будь на этой поляне хищник другого рода, наверняка в этом всем присутствовала бы заметная доля азарта. Кошки любят играть с добычей. Гончие дуреют от вкуса крови. Любой зверь радуется выигрышу в борьбе. Но зверей тут не было, и для не-живого азарт схватки в данном конкретном случае отсутствовал. Это тебе не орков по темным закоулкам прищучивать (ай, сколько их было по тихому сожранных? кто б считал), тут работали на результат. Еда дернулась, и клыки Лайрэ почти соскользнули с ее плоти, но нет, живой мертвец не был согласен на то, чтоб закуску вот так запросто у него отбирали. Что ж, значит труп будет найден не с аккуратным прокусом, а с некрасивой драной раной. Да кому какое дело, если подумать? Трупу точно все равно... Ах, жаль что на землю все же падать придется, утаскивая пищу за собой, собственным весом укладывая вниз. Потому что если того не делать, то эта зараза кинжалом тыкает. Хорошо хоть от разодранной шеи противник растерялся, или во всяком случае, потерял ориентацию в бою. Кинжал, который имел все шансы воткнуться в спину, пониже ребер, прошел стороной почти- так, по боку наискось полоснул. Стремительный, ярко-белый росчерк, гладкий как атлас под пальцами, и холодный, как вода в полынье. Врут те, кто говорит что боль всегда горяча. Разная, очень разная, на любой вкус оттенки - подходи да выбирай. Но внятно распробовать это все разнообразие  каукарэльда сможет потом. Сейчас же доминирующей нотой было звериное, бессмысленное удовольствие от горячей и пряной волны на языке. Ничего нет желаннее и прекраснее жизни, пусть и чужой, пусть и одалживаемой таким вот методом. Ночь расцветает водоворотом красок, до одури резкими становятся границы тени и света. Одобрительно и немного завистливо косит с неба прищуренным глазом луна. Звонкая, упругая медь и ломкая корка соли, на раскаленных камнях морского побережья. И, можно представить далекие крики чаек, но птицы молчат. С шипением волны наползают на гальку, пенной лапой ворочая округлые бока мелких камней. А, нет, это не прибой. Это дыхание. Пробил таки легкое, подлец. Ну  не зараза, а? Ничего, пройдет время и рана затянется, они все затягиваются, хотя и болят уныло и томительно в процессе. Как пряжу меж пальцами кто то тянет. Затянется все, главное не перейти ту грань, за которой уже никакое колдовство не восстановит поломанное и попорченное тело. Но- до этой грани еще не так близко, а значит.. Значит надо торопиться и жрать, потому что чутье шепчет "времени мало, скорее". Да куда ж скорее, и так как можем спешим. Чутью своему в подобных вещах Лайрэ верил свято, оно выручало не раз и не два. Вот и теперь краем уха, всей той частью сознания, которая не была затоплена эйфорией от нормального наконец ужина, он старался не потерять из зоны внимания происходящее вокруг. Если что то произойдет- жертву придется бросать и уходить. Причем уходить быстро.

0

20

В полу-сне, полу-полет Норо мягко опускался на землю, чувствуя себя ... словно сочное яблоко, похожее на золотой мрамор, в которое он когда-то впивался зубами и всасывал сок, которого было все равно слишком много и он прозрачными каплями стекал по подбородку и делал пальцы влажными и липкими. Но я не яблоко. Глупая смерть. - нолдо почувствовал ярость - отрезвляющую, придающую силы. Крови было потрачено еще не много, ну пол литра максимум, а ярость прогнала колдовское наваждение. Гигантская пиявка! - омерзение накрыло эльфа волной и, отбросив бесполезный кинжал, ударил тварь кулаком в голову. Раны ты значит не чувствуешь? А что если тебе шею свернуть? Или просто уложить, пока наши не придут? Кстати где бы они? Кажется шею выпустили. А нет! Только показалась - на самом деле ее похоже вообще оторвали от тела. В глазах расползлись черно-багровые круги боли. Это очень мешало оценить обстановку, но выбирать не приходилось. Больше эту тварь к шей подпускать нельзя - не так уж и сложно. Да и она ранена - значит каждое движение и ей причиняет боль (хотя эльф бы уже вообще не сопротивлялся. Поэтому, полуослепшему от боли нолдо ничего не оставалось кроме как бить на ощупь, куда придется, стараясь попасть в голову; извиваться телом и стараться пнуть коленом в раненный бок.

И, словно ответ на мысли эльфа, где-то в лесу бухнула собака, с другого конца ей ответила вторая, а лапы частого ельника, за которым остался оруженосец, зашевелились. С удвоенной силой нолдо вцепился в противника, катаясь с ним в жарких объятиях по по бело-алому снегу.

0

21

В целом, охота и последующий ужин шли примерно по тому же сценарию, что и всегда. Ну ладно, не всегда, но в тех случаях, кто имело место некоторое невезение. То есть, сперва жертва активно дергалась, потом силы ее оставляли, она затихала... А спустя какое то время умирала, давая живому мертвецу время на то, чтобы подумать о вечном и залечить полученные раны. Много хорошей пищи вполне давали возможность "вытягивать" такое, что иному живому хватило бы на два с половиной раза прогуляться к Намо в гости. Другое дело, что сам мертвец парадоксально считал это слабым бонусом. Так вот, охота. Она шла наперекосяк.
Начиная с того, что дыра в легком это вам не мед, и заканчивая голосами собак, которые приближались. И да, в кусте еще кто то шухерится. То есть, если вернуться к самому главному, то дожрать не получится. И это не здорово совсем, не только от великой жадности, но и в виду всех вышеперечисленных причин. Надо уходить, быстро, сейчас, вчера! Инстинкт с приобретенным опытом высказались в унисон, другое дело, что попробуй просто так уйди,  когда несостоявшийся ужин (вкусный! надо жрать! мало!) цепляется за тебя как за последнюю надежду. Реагируя на удар, Лайрэ инстинктивно сжал челюсти, дергая головой. Как итог, широко прихваченная кожа на шее у вкусного незнакомца оказалась разодрана что называется, в хлам. В лоскуты, в ошметки. Кровь плеснула широко и бессмысленно, заливая все и всех. Со стороны должно было выглядеть так, будто нечастому горло просто таки выдрали, впрочем, раны в таком месте всегда смотрятся немного страшней, чем есть на самом деле. В горячем и соленом запахе крови напрочь тонули ноты подталого снега, хвои, запах выделанной кожи и холодной собачатины. Запах плыл над всем миром, пропитывая темноту и бледный лунный серп. Удивительно, что луна не испачкалась в нем, меняя окраску...  Тут сражающиеся в очередной раз сменили позицию и тварь на какой то миг оказалась сверху. Это был шанс, который нельзя упускать. Который пока еще можно не упустить, пока чужая жизнь кипит в венах, подкованным рысаком ударяет в сердце, пока боль скромно ждет на задворках сознания. Но- она нетерпеливая дама, долго ждать не станет. Тварь рванулась прочь, выпуская полуослепшую от боли жертву, и по сути отталкивая себя от нее. Движение было резким, ломанным, не положено эльдар так двигаться, не те повадки, не та пластика. И- твари удалось преуспеть в этом деле. Противник остался на измятом снегу, заливаться кровью из дыры в шее, а тварь смогла откатиться, вскочить на ноги... И даже в сторону отпрыгнуть, уходя из предположительной зоны броска недоеденного поганца. И тут же согнулась, заходясь влажным кашлем, роняя с клыков хлопья кровавой пены, с надсадным хрипом втягивая холодный воздух. Никто, кто мог бы видеть сейчас эту картину со стороны, никогда не принял бы стоящего на своих двоих за живого.  Серая, напоминающая сухой пергамент кожа облепила кости, глазницы стали темными ямами с бледными бликами на дне, и это не был отблеск луны. Волосы подернулись пыльной сединой. Ночь темна и полна ужасов? Что ж, один из них был явлен тут вполне себе во плоти. Не в лучшей форме, но вполне физически. Кашляя и зажимая бок костлявой лапой тварь готовилась к отчаянному броску прочь, во тьму. И если уйти от двуногих еще было возможно более чем, если постараться, если выжать из порченной оболочки все, на что ее хватит, то собаки должны были стать проблемой. Сколько шансов, что псы потеряют след? Не так много. Сколько шансов, что позже они не приведут за собой хозяев? Вообще нет считай...

0

22

Тварь каким-то резким движением оторвалась и откатилась в сторону. Норэмэлдо хотел последовать за ней, но руки почему-то сами собой тянулись хоть как-то зажать разодранное горло, а тело не хотело перевернуться даже на бок, не то что подняться.  Ладони моментально стали мокрые и липкие, кровопотеря становилась уже серьезной и сознание начинало плыть. Аикассэ все ждал что вот сейчас - и тварь снова бросится, выбрав удобную позицию... но нападения все не было и не было. Нолдо не мог ни видеть, ни слышать как его оруженосец, на несколько мгновений замерев на опушке ельника и, оценив обстановку, теперь с оружием в руках бежал к твари.
И только собаки бухали все ближе и ближе. - Скорее бы! - Норо думал о них как о единственном шансе. Только на что? На то, что бы остаться жить, или на то, что они довершат им начатое и разорвут тварь?

0

23

"Минус один" автоматически отсчитала тварь, не столько осознанно ведя подсчет выбывших из противостояния, сколько просто отмечая факт. Да, покусанный не сразу придет в себя, и поднимется не сразу. И вообще может не подняться, если ему дырку в шее не заткнуть. А "один" в счете появился потому, что на поляну вылетел новый участник событий. Кем он приходился не состоявшемуся ужину Лайрэ не знал, и в целом не особенно хотел знать. Но еще менее живой мертвец сейчас хотел драться. нет, шансы ушатать пришельца были, но это означало потерю времени и встречу как с собаками, так и с остальным коллективом загонщиков. Плохо. Впрочем, новоприбывшему еще надо было пересечь поляну, а значит оставалось время для психической атаки. 
-Идиот! Закрой рану или он сейчас сдохнет!
Прошипела тварь, с заметным трудом проталкивая звуки речи через уродливый прикус. Это был хороший ход, потому как сейчас или потом сдохнет ужин еще вопрос, на самом деле, но со стороны этого не понять.  Со стороны видно только раненого, залитого кровью только что не по уши, и из последних сил зажимающего рану. Одновременно с этим творение злобной воли Моргота перестало кутаться в глухую стену аванирэ, по сути вываливая на пришельца всю свою суть, выставляя ее на показ. В воздухе отчетливо дохнуло старым склепом, пыльным и заброшенным. На поляне стояло нечто, не принадлежащее миру живых и по тонкой иронии вражьего колдовства не ставшее частью мира мертвых. Оно состояло из тягучего ожидания и острого, болезненного голода, который отступает лишь на время. Из глухого желания быть и тоскливого понимания, что "быть" не получится, можно максимум казаться. Из подмены понятий и сделок совестью. Это было средоточие противоестественной мерзости, вышедшей на прогулку. Казалось, от одного пребывания рядом можно запачкаться, вернее, чем наступив в илистое болотное дно. Да что там, к лежавшему несколько дней на солнцепеке трупу подходить было бы приятнее, а хорошо обжитое логово унголов по сравнению с этим было просто садами Йаванны. И за всей этой роскошью, мрачной волной шевелился след воли того, кто привел в мир подобную дрянь. Кто дал ей подобие жизни, кто научил дышать и выходить на охоту. Тот, кого одни называли Черным Врагом, а другие Владыкой Севера оставил на своей игрушке более чем читаемый след, и след тот был свеж....
Показывая этот спектакль тварь рассчитывала на шок. Да, прибывший на поляну мог быть смел, мог быть отважен, но он не мог быть привычен к подобным штукам и не мог быть к ним готов морально.  И скорее всего, хоть на пару мгновений, но основным желанием его должно было стать одно- чтобы эта дрянь куда-либо делась. А деться тварь как раз и собиралась, причем на предельной скорости, давая таким образом пришельцу шанс не ловить пакость, пересиливая себя и борясь с желанием блевануть под куст, а заняться спасением жизни товарища. Что тварь и сделала, когда совершенно лишний на этой поляне "совсем не ужин" пересек половину расстояния от края деревьев до живого мертвеца. С завидной прытью Лайрэ рванул в противоположную от преследователя сторону, за деревья, в глухую ночь. Досматривать какой именно эффект произвело явление истинной сути на неподготовленного зрителя было совершенно не с руки, оставалось только надеяться, что правильное. И- экономить время, потому что времени остается все меньше, и вот так бодро ломиться в неизвестность беспредельно не получится. Потому что у не-живой оболочки свои планы и приоритеты. Она будет лечиться, выжигая на это весь ресурс, до которого дотянется, и будет делать это по возможности быстро. И ей плевать на все резоны и на то, что ресурс может быть нужен еще для чего то. Значит, надо переиграть самого себя, обмануть схему, успеть пройти на скорость столько, сколько выйдет. А ведь еще есть собаки... Собаки бегают заведомо быстрее эльдар, и хотя в данном забеге у твари есть некая фора, это скорее временное преимущество. Ладно, собаки потом, сейчас главное оказаться как можно дальше от поляны за как можно меньший отрезок времени.

0

24

[dice=9680-16]

0

25

Норо лежал полу бес сознания, и ему повезло не видеть во что же превратилась тварь, хотя могильная затхлость замещая морозный воздух ночи, докатилась и до него.

Что же до оруженосца... Юноше выпало крепкое испытание - и на человечность, и на чувства, и на отвагу. А еще оруженосцу не выпало времени размышлять и метаться, как же будет поступить правильно. Глянув на своего лорда, на его развороченную шею, парень понял, что вряд ли чем сможет помочь, и единственное что он может сделать для аракано - не дать уйти его врагу. Он перевел взгляд на тварь... и сбился, перешел с бега на неуверенный шаг.
Сначала - он был просто ошеломлен. Неведомый охотник - когда-то был эльфом (и от того что подобное возможно бросало в ледяной пот). Тварь раскрывалась перед юным нолдо, вываливая историю своей не-жизни, с такой неумолимостью, как ни один квэндо не смог бы открыть сути своего счастья. И самым первым порывом Артандура было убить эту тварь из жалости. Что бы прекратить ее мучения и дать ей покой. Но после глубокой жалости нолдо охватило омерзени. Отвращение какое только и можно испытывать к.... этому. Впрочем, настроения убить чтоб больше не омерзляло, не убавилось. И тогда из твари глянул Враг! Это была последняя капля, которой молодому воину не хватало что бы с яростью и ненавистью броситься вперед, желая сокрушить и уничтожить эту тварь, и, быть может, хоть через нее нанести удар, или хотя бы плевок, самому Врагу.
Оборотень, или что оно было, развернулось спиной и побежало к лесу, но оно было ранено, а нолдо полон сил и ненависти. Огромными скачками понесся оруженосец к твари, нагнав уже за первыми деревьями, и с размаху всадил кинжал в незащищенную доспехом спину. Тварь начала заваливаться и Артандур ударил ее сапогом в спину, сбрасывая с кинжала. Рана была серьезная, в довершение ко всем прочим - может и последняя. С отвращением квэндо окинул взглядом тело твари... судя по всему оно уже и правда было практически и окончательно мертво.  У нолдо не было не времени не желания ждать когда же тварь окончательно сдохнет (равно как и желания милосердно добить - к тому же, может оно еще доживет до остальных и его о чем-то удастся расспросить). Артандур развернулся и побежал к распростертому на снегу Аикассэ - быть может еще не поздно...

+1

26

Если что то за свою не такую длинную, но весьма увлекательную жизнь Лайрэ и усвоил, так это факт относительности вреда и пользы. Вот например сейчас. Снежная каша и нервный парень, одуревший от полученный впечатлений и от того обретший прыть десятка зайцев - это огромная неудача. Новая дырка в итак уже измочаленной физической оболочке- это не хорошо, больно и как то по дурацки. В довершение всего, тварь еще и разъехалась на подталом снегу, изрядно вспахав рыхлый сугроб. Сугроб пах водой и прошлогодней травой, а наощупь был колким и мокрым, с россыпью мелких льдинок-кристаллов. Вреда от сугроба конечно было чуть, а вот стыковка с грунтом (спасибо напутственному пинку) буквально выбила из глаз хоровод искр. В боку внезапно взошло новое солнце, радостное и злое, по ощущениям чуть не выломившееся из клетки ребер. На деле- все было пока ничего (в рамках последних событий) так как обескураженный боец бил абы как, и удача на его стороне находилась далеко не полностью. Так что пару секунд пришлось потерять на том, чтобы замерев, переждать волну ощущений. Но были у всего этого и положительные стороны- за ту же пару секунд, пока мертвец собирал реальность по кускам на место, ничего не произошло. А значит- удачливый преследователь внял хорошему совету и отвлекся на раненого. Недобитая же тварь такого шанса упускать не собиралась, а собиралась она наоборот, выживать как можно дольше, как бы парадоксально это ни звучало сейчас. Ладно, как бы парадоксально это ни звучало всегда. Тяжело, неуклюже она поднялась и с низкого старта рванула за ближайшие кусты, не особо выбирая маршрут и наверняка костеря шустрого оруженосца последними словами. Но- про себя, ибо вслух возможности не было, подпорченная дыхалка не пускала. За полосой деревьев тварь выровнялась, достаточно уверенно беря направление прочь и на восток. Да, пока за ней тянулась изрядная дорога из крови, как яркая лента. Но кровотечение прекратится быстро. Очень быстро, потому как именно эту оплошность в первую очередь будет выправлять не желающее расставаться с кровью тело. Но- всему свое время, а пока тварь покидала арену боя, постепенно с бега переходя на шаг. Следовало понять, как близко преследование, есть ли оно и где эти Морготом драные собаки...

0

27

Артандур побежал... Ну как побежал - ему так показалось. Но воля того, кто не за красивые глаза прозван Врагом, даже в виде еле заметного отголоска, это вам не орехи  в меду. И если в атаку на неведомую дрянь, что выглядела как эльда, он бросался на адреналине, то потом... Тварь удивительно легко оказалась повержена, и он даже успел сделать шаг или полтора в сторону может быть еще живого командира, но... Но осознание того, ЧТО именно сейчас глянуло из проваленных, залитых неживым, тусклым светом, глазниц, догнало вернее всех кинжалов в мире. Оруженосца повело, к горлу подкатил приторно-мерзкий ком, зимним волком в небе ощерилась луна. Тоскливый, безысходный ужас, пришедший извне, выбил из-под ног скользкую опору наста. И только одна мысль, засевшая под черепом словно раскаленный гвоздь, не дала ему превратиться в беспомощный студень: старший товарищ еще может быть жив. Может быть. Плохо соображая, что и зачем он делает, на одном только упрямстве, Артандур двинулся вперед. Он даже не был уверен, идет он или же ползет на четвереньках. Он должен. Глумливо расхохоталась в еловых кронах сова. Он должен. Он не сдастся, пока есть хотябы призрак  шанса. Оруженосец цеплялся за эту мысль, как утопающий за соломинку, и он смог. Этот подвиг никогда не войдет ни в одну легенду, но он добрался до своего командира. Так, теперь не останавливаться. Главное не останавливаться. Короткий путь через поляну вымотал его больше, чем иная битва. Ободрать подол нижней рубахи, скрутить в плотный тампон. Пальцы дрожат, от перенапряжения ли, от беспокойства за жизнь друга или от видения- не важно, он подумает об этом после. Теперь- прижать тампон к ране, попробовать закрыть ток крови. Шансы есть, их не может не быть. дышит ли еще командир? Не важно, проверим позже. Главное не дать крови спокойно вытекать. Плотно прижав свернутую тряпицу к прокусу, Артандур с тяжелым вздохом замер, немигающим взглядом упершись в бесчувственное тело перед собой. Да, надо было проверить пульс, надо было звать на помощь, но для любых действий сейчас требовалась хоть какая, а передышка. Воля Моргота подтачивала силы лучше, чем любой яд, и хорошо было только одно- ее больше не было в этом месте.

0


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Светлого Блока » Нет ближе никого, чем вы - охотник с жертвой (с) - сыгран


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC