Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Добро пожаловать... домой ли? 5 г.С. зима - сыгран


Добро пожаловать... домой ли? 5 г.С. зима - сыгран

Сообщений 31 страница 49 из 49

31

"В порядке.  Достиг. Нет, приезжать пока не нужно. Потом, ладно? Я потом  все расскажу, или приеду. Сейчас немного занят"
"Ладно, тогда жду вестей. И тебя тоже жду." - коротко и спокойно. Он понял, что сыну сейчас не до пространных разговоров и бесед. Это было хорошо видно по характеру ответа. Сын был явно занят, поэтому ему не стоило мешать. Так что оставалось только ждать его возвращения. Или хотя бы вестей о происходящем с ним и в южном лагере.

0

32

- Я стану говорить с твоим отцом, Финьо. Как только смогу, сразу же попрошу тебя об услуге пригласить его в наш лагерь, или, если Нолофинвэ будет угодно - навестить их. Про армию тогда же и расскажете, - сухо сказал Нэльо. - Курво, слова твои - удар со спины, но мне отрадно слышать, что ты хотя бы готов признать во всем этом не только вину других, но и свою.
Атаринкэ пожал плечами. Было совсем не удивительно, что ударом со спины Майтимо решил назвать именно его слова, а не то, что говорили Финдекано и Карнистиро. Ему не первый раз случалось быть виноватее других. Ну не чудо ли, что после стольких лет плена Нэльо рассуждает совсем как всегда?
- Готов и признаю, - произнес он вслух. - Счастлив порадовать тебя, брат.
"Я хочу промолчать. Но я не имею права".
Атаринкэ застыл, чтобы ни взглядом, ни жестом не выдать охватившей его в этот миг злости.
"Балрога тебе за пазуху, Морьо! Решил быть честным за чужой счет?"
Но и это не помогло. Карнистиро уперся и вывалил:
- Ты - наш король. А Макалаурэ... нет с нами. Он однажды ушел и с тех пор не вернулся.
Майтимо предсказуемо оцепенел. Атаринкэ встревоженно махнул целителю, отвлекся - и пропустил отличный удар в челюсть, от которого в голове зазвенело.
Первое, что он подумал, - Майтимо стало гораздо лучше, о да. Уже потом пришли и обида, и ощущение, что все идет так, как и должно быть. Вполне предсказуемо после таких известий. Разве что он предпочел бы увернуться.
Финдекано сгреб Майтимо, который явно рвался продолжить драку и исступленно кричал, проклиная их всех. Атаринкэ пощупал челюсть, предсказал себе синяк. Понадеялся, что вопли Майтимо не разбудят мать. Особенно задевали почему-то слова про Турко.
- Нельо! Успокойся! Прекрати, слышишь. Никто его не оставил.  Кано пропал несколько дней назад, его ищут.
- Ищут, - сдержанно подтвердил Атаринкэ. - Все это время.
Он был благодарен нолофинвиону за вмешательство. С кем-то другим Майтимо, пожалуй, стал бы бороться, но не с Финдекано.
- Вы. Оба. Омерзительны. Убирайтесь прочь! Видеть вас не желаю! Вон!!
Атаринкэ не говоря ни слова отступил, остановился за изголовьем, откуда брат уже не мог его видеть, но не желал уходить, не убедившись, что Майтимо успокоится. На Карнистиро он больше не смотрел и не собирался смотреть еще хотя бы несколько дней.
"Финьо, пожалуйста, возьми у целителя питье. Из твоих рук он примет".

+1

33

"Балрога тебе за пазуху, Морьо! Решил быть честным за чужой счет?"
"А ты, Курво, долго собирался лгать родному брату?" огрызнулся Карнистиро, но то, что произошло потом, заставило его забыть о словах Пятого, да и вообще обо всем.
А вы, треклятые трусы, как и тридцать пять лет назад, сидите на месте?! Забились, точно крысы в нору и носа не кажете?! Он ваш брат! Ваш король! А вы оставили его?! Кинули?! А после этого, вы, оба, решили, что я приму корону из рук предателей? Для чего она мне? Смотреть, как вы, раз за разом рушите семью?!
Из груди волной поднималась горечь. Слова Майтимо были справедливы - все до последнего, и возразить ему было нечем и незачем.
Мир вспыхнул яркими красками, как поле перед грозой, как день за миг до затмения; а потом темнота начала перехлестывать через край окоёма. Карнистиро пожалел, что удар достался Курво: уж лучше боль, чем то, что медленно и неотвратимо нарастает внутри, чем ощущение собственной чуждости, чем жгучая ненависть к самому себе, самоуверенному молодому лорду, который делает вид, что дела у него под контролем.
- Вы. Оба. Омерзительны. Убирайтесь прочь! Видеть вас не желаю! Вон!!
Карнистиро выпрямился и окинул палату врачевания мертвым ненавидящим взором. Получивший имя за быстро приливающую к лицу кровь, сейчас он был смертельно бледен. В глазах плескалась чернота, словно отголосок Предвечной тьмы, которой все они были обещаны. Ему больше не было больно или горько; им овладело холодное спокойствие, не оставлявшее никаких преград между ним и целью.
- Ты сказал, Майтимо. - негромко сказал Карнистиро. Тишина колотилась в висках, слова падали, словно камни в пропасть. - Я услышал. И отвечу так: я, Карнистиро Морифинвэ Феанарион, клянусь памятью Феанаро, что найду брата моего, Макалаурэ, где бы он ни был, живого или мертвого, и верну его сюда, что бы ни пришлось для этого сделать. И до тех пор, пока не найду, пусть не будет мне ни покоя, ни права называться твоим братом - ни в жизни, ни в смерти. Я сказал.
Когда отзвучало эхо, он, как полагалось, склонил голову перед своим королем и, развернувшись вышел прочь.

+2

34

Череда последующих событий разыгралась слишком быстро и - непредсказуемо. Майтимо не ожидал, что Куруфинвэ спокойно отреагирует, то что, Финдэкано сгребет феаноринга а охапку, и что Морифинвэ воспримет слова старшего настолько... близко.
Ответить Четвертому он не успел, а если бы и оставалось время - что он мог сказать? Принять свои слова назад? Нет, вины Нельяфинвэ не чувствовал, понимая, что действовал на эмоциях, но памятуя о горящей ярко обиде. Точно гонение, внутреннее, молчаливое, когда слышишь только мертвую музыку стен Ангбанда, когда единственный собеседник - враг. Он помнил это время, не забывая, не желая забывать - несравнимый опыт, доставшийся ему горькой судьбою.
Время, только время могло излечить старые, закоренелые обиды - но именно его у новоявленного, или лучше - возвернувшегося короля - не было.
Мысль, скользкая, холодная, о том, что братьям надлежало молчать, не говорить ни про лагерь, ни про, тем более, Канафинвэ - поздороваться, улыбнуться, развернуться и молча уйти. Ах, скольких бы проблем можно было избежать, всего-то навсего умея держать язык за зубами!
Майтимо закрыл глаза. Сердце бешено колотилось, не желая успокаиваться: на душе было тяжко, если не сказать погано, мысли роились, мешались. Он осел в руках друга, точно безвольная соломенная кукла, часто и тяжело дышал. В ушах до сих пор стучали слова, произнесенные Карнистиро, и они, слова, напомнили феанорингу о Клятве - уж больно похожие речи прозвучали недавно.
- Наградил же Единый характером, - тихо, точно шелестя прохрипел он. Его слова относились ко всем семерым потомкам Великого Мастера, но разъяснять этого феаноринг не посчитал нужным - вряд ли его вообще кто-то слышал.

0

35

- Ты сказал, Майтимо. Я услышал. И отвечу так: я, Карнистиро Морифинвэ Феанарион, клянусь памятью Феанаро, что найду брата моего, Макалаурэ, где бы он ни был, живого или мертвого, и верну его сюда, что бы ни пришлось для этого сделать. И до тех пор, пока не найду, пусть не будет мне ни покоя, ни права называться твоим братом - ни в жизни, ни в смерти. Я сказал.
- Куда ты пойдешь, в Ангбанд?..
Фингон видел, что сейчас это было Мрачному безразлично. А в голове   птицей в силках бились вопросы Курво, которые он задавал по дороге. Ангбанд... Отпустить туда еще одного пленника, самим?
"Морьо, подожди. Я прошу тебя задержаться ненадолго в лагере.  Нам нужно будет поговорить, но не сейчас, ты же понимаешь. Не уезжай прямо сейчас."
Хорошо бы кузен дождался, пока  он закончит этот разговор, а не рванул в неизвестном направлении с той же поспешностью, с какой давал клятву. Сейчас это было намного опаснее, чем его собственный поход. И потом, он должен был узнать, что произошло с Кано, и, возможно, рассказать то, что видел в темных землях сам. Быть может, это могло бы помочь кузену, если он... отправится именно туда. А если нет, то и не помешает.  Час промедления хуже никому не сделает, все равно, он уйдет на сборы.
"Финьо, пожалуйста, возьми у целителя питье. Из твоих рук он примет".
"Да, конечно."
Куруфин отошел в тень, так, чтобы Майтимо его не видел, но не покинул комнату. А Фингон взял кружку с отваром, поставил ее на столик.
- Нельо...  Отвар нужно выпить.
Хорошо бы друг спорить не стал. Вспышка гнева не прошла для него даром. Выпить и лечь, отдохнуть.

+1

36

На осанвэ Морьо Атаринкэ не ответил - пустое. Что толку объяснять разницу между молчанием и ложью, если она не очевидна.
Через минуту он об этом пожалел - Морьо, не выдержав упреков Майтимо, позеленел и не своим голосом заговорил:
- Ты сказал, Майтимо. Я услышал. И отвечу так: я, Карнистиро Морифинвэ Феанарион, клянусь памятью Феанаро, что найду брата моего, Макалаурэ, где бы он ни был, живого или мертвого, и верну его сюда, что бы ни пришлось для этого сделать. И до тех пор, пока не найду, пусть не будет мне ни покоя, ни права называться твоим братом - ни в жизни, ни в смерти. Я сказал.
Атаринкэ беззвучно застонал. Майтимо действительно незачем было смотреть, как они с Морьо разваливают семью. Он только что показал, как надо это делать быстрее и проще.
Он ждал, что Майтимо остановит Карнистиро, запретит, но Майтимо повис на руках у Финдекано и ни слова больше не произнес. Морьо же отвесил церемонный поклон и вышел.
Атаринкэ представил себе, как пропадает еще один его брат - по собственной гордости, глупости и несдержанности. Мало ему было одной Клятвы!
"Мама, - мать он называл только так, не любя отчужденного "матушка", - Морьо собрался в Ангамандо. Помоги его остановить".
Этот порыв надо было удержать сейчас, и любой ценой. Дальше они решат, что делать с этой клятвой, как быть с Морьо и чем ему помочь. Но сейчас, не владея собой, он никуда не пойдет.
Просить Финдекано присмотреть за Майтимо было излишне, и Атаринкэ только устало сообщил:
"Пойду препятствовать чужим подвигам".
Нагнал Морьо, пошел рядом с ним, плечом к плечу.
- Надеюсь, ты не сию же секунду собрался искать Кано?

+1

37

- Куда ты пойдешь, в Ангбанд?.. - долетело в спину. Морифинвэ не стал отвечать, но задумался. Из того, что доложили разведчики, можно было заключить, что Кано сейчас находится именно в Ангамандо. Но будь это действительно так, разве Моринготто, наверняка сверх всякой меры разозленный пропажей Майтимо, упустил бы повод поиздеваться над феанорингами, разве не сообщил бы им об этом? Но со дня пропажи Кано прошло уже достаточно времени, а никаких вестей нет. Значит, кто бы ни похитил Макалаурэ, пред очи Темного владыки он его не представил. Почему - это другой вопрос, на который ответить удастся вряд ли. Но если темный желал скрыть от господина то, что он захватил Макалаурэ, вряд ли он понес пленника прямиком в Ангамандо.
Логическое построение выходило убедительным, только вот вывод из него получился так себе: нужно будет прочесать весь север в поисках следов. Впрочем, чем теперь еще заниматься? Тридцать пять лет валял дурака - теперь самое время поработать.
"Морьо, подожди. Я прошу тебя задержаться ненадолго в лагере.  Нам нужно будет поговорить, но не сейчас, ты же понимаешь. Не уезжай прямо сейчас."
Опять поговорить! Опять подождать! Нет, конечно, кидаться с места в карьер Карнистиро не собирался, но как же ему надоели все эти советы и разговоры! Из-за них отпустили Майтимо на верный плен, из-за них не стали пытаться его спасти... Что теперь, обречь Макалаурэ на то же самое - сидеть и рассуждать, пока с ним происходит что-то ужасное?
"Не бросай Майтимо, Финдекано. Ты единственный, кому он еще может верить и в чьей поддержке нуждается, - ответил Карнистиро. - Если тебе есть, что сказать, говори осанвэ. Но не пытайся убедить меня остаться, ибо я дал клятву".
Карнистиро покосился на догнавшего его Куруфинвэ.
- Надеюсь, ты не сию же секунду собрался искать Кано?
- Не сию секунду, но я не вижу смысла медлить, - ответил он. - Несколько дней назад, перед тем, как окончательно пропасть, Макалаурэ сказал мне, что нас может остаться пятеро, - как же Карнистиро ненавидел себя за то, что так легкомысленно отнесся тогда к этой фразе! - Вдруг уже? А если даже и нет, то с каждым мигом шансов найти его живым все меньше.
Карнистиро подошел к караульному помещению и остановился на пороге, взглянул на брата.
- Не нужно, Курво, ты вряд ли что-то изменишь. И не тревожься: я не настолько глуп, чтобы ехать в одиночку. - он криво усмехнулся. - Возьму своих, прочешем лес к северу от того места, где пропал Макалаурэ, будем искать следы. Мне кажется, наш брат еще не в Ангамандо, иначе мы уже знали бы об этом. - Морифинвэ помолчал и неожиданно предложил - А хочешь, поедем вместе.
Вряд ли Курво согласится, он слишком осторожен и расчетлив, он всегда предпочитает действовать чужими руками.
Карнистиро зло ухмыльнулся и, развернувшись, толкнул дверь в караульную:
- Тирисэль, собирай отряд. Возьми побольше разведчиков, но про щитовиков тоже не забудь. И целителей обязательно, не меньше двух! Берите теплые вещи и запасы на несколько дней. Выступим, как только все будут готовы.

+1

38

Стало тихо. Только вот тишина эта не успокаивала, а пугала. Стоило понадеяться, что Атаринкэ сможет остановить их не в меру вспыльчивого брата, а позже, когда старший сможет выйти из треклятой палаты, он поговорит с ними сам - в другой обстановке, на иных тонах.
- Финьо, почему ты упомянул про Ангбанд? Что случилось с Канафинвэ на самом деле? - теперь, когда они уже проговорились, лучше было рассказать всё, а не заставлять истязать, и без того слабого телом короля, догадками. - Мне нужно это знать, друг. Нужно...
Майтимо надеялся, что старший сын Нолофинвэ понимает его и не станет утаивать правды, даже если он сам знает не очень много - ему пригодится любая кроха информации.
Помнится, раньше, ещё в Амане они могли чувствовать друг друга: безошибочно узнавали, кто вошел в комнату, не поворачиваясь ко входу, воспринимать настроения тех, кто тебе близок. Тогда, на Ард Галене, феаноринг отчетливо почувствовал смерть отца - его дух покинул пределы Арды.
Нельо попытался сосредоточиться, вспомнить образ Песнопевца, его голос, давно забытые ощущения, что испытывал он находясь подле брата. Картины прошлого, услужливо подброшенные памятью, чередой сменяли друг друга, возвращали в прошлое - светлое, яркое, счастливое. Негромкая тонкая мелодия, сладкопевный голос, мягкая, чуть ироничная улыбка, добродушный взгляд, плавный жест рукой... Теплый ветер треплет распущенные черные волосы, разнося по округе льющуюся золотыми переливами песню, а морской прибой подпевает, бьется о каменистые берега.
Он потянулся в надежде уловить тонкую связь, но его одернула волна холода: мешала непреодолимая преграда - та, которую выстроил он сам, потеряв доверие. Семейные, казалось бы, нерушимые узы рухнули в тот самый миг, когда Нельяфинвэ кинули в темницы и известили, что его брат отказался от него, счел его свободу недостойной платой за отступление, и после - когда он увидел подтверждение этому.
"Бесполезно..." - отрешенно подумал нолдо.
- Прости, что? Отвар? Да... да, конечно, - чуть помедлив, Нельо потянулся к кружке: покорно, устало. Он больше не хотел ни ссор, ни задушевных разговоров. Эта встреча измотала феаноринга не хуже пыток.

+1

39

"Пойду препятствовать чужим подвигам".
Курво вышел, вслед за братом. Хорошо бы ему удалось хоть что-то, но в том, что Карантир откажется от задуманного, он очень сильно сомневался.  Много они все сегодня наговорили, и, явно, лишнего. И он мог бы промолчать, и все остальные. А если бы нет, так и сидели бы молча, косясь друг на друга? Тоже ведь, не лучшая ситуация.
"Не бросай Майтимо, Финдекано. Ты единственный, кому он еще может верить и в чьей поддержке нуждается,  Если тебе есть, что сказать, говори осанвэ. Но не пытайся убедить меня остаться, ибо я дал клятву".
"Не брошу", Фингон устало улыбнулся. "Тебе этого и говорить не нужно было. А то, о чем я поговорить хотел... Мне нужно знать, как именно пропал Кано, что с ним случилось. С подробностями.  Отговаривать тебя от поисков я права не имею. Но прошу сказать, куда ты собираешься. Я много где побывал, и на севере - тоже. Может быть, тебе пригодится то, что я  знаю."
Может, хоть эта информация могла бы помочь. Какие-то пещеры, щели, да что угодно. Маршруты охоты волков.. Хоть что-то что могло бы помочь им обоим вернуться...
- Финьо, почему ты упомянул про Ангбанд? Что случилось с Канафинвэ на самом деле?  Мне нужно это знать, друг. Нужно...
- Почему упомянул... Потому, что это слово носится в воздухе, хоть его и стараются не произносить. Кано пропал несколько дней назад, после моего ухода уже. Отправился один в лес... ты же знаешь его. Наткнулся на кого-то из темных. Его забрали.
Вот и все, что он достоверно знал. Он и не скрывал ничего, зачем? Если бы менестреля хотели убить, они бы не стали возиться столько, чтобы забрать его живым, а прикончили прямо там.
- Курво меня спрашивал, не говорил ли ты о Кано, может, слышал что-то. Значит, они уверены, что он  у Моргота.
Цепочка заключений была короткой и простой.
- Прости, что? Отвар? Да... да, конечно
- Нельо, все будет хорошо... - Нолфинг поддержал кружку, протягивая ее другу. - Наладится.  Если в это  не верить,  как-то грустно становится.
Тоскливо. И премерзко на душе. Если смириться с тем, что они ничего не могут сделать,  зачем тогда было приходить сюда?

0

40

- Не сию секунду, но я не вижу смысла медлить. Несколько дней назад, перед тем, как окончательно пропасть, Макалаурэ сказал мне, что нас может остаться пятеро. Вдруг уже? А если даже и нет, то с каждым мигом шансов найти его живым все меньше.
Ответа от матери не было, и Атаринкэ позвал ее еще раз. Ее Морьо может и послушать, а ему придется удерживать Карнистиро грубой силой. Атаринкэ уже один раз получил сегодня от брата, повторения ему не очень хотелось.
- Если ты поспешишь, Морьо, ты можешь подарить Северу еще одного заложника. Я не предлагаю медлить. Кано дорог мне не меньше, чем тебе, но и ты мне тоже дорог! Я предлагаю только обдумать все как следует. Мы уже потеряли много времени напрасно, и если ты с ходу попытаешься его наверстать, то сделаешь только хуже. Вот-вот должны вернуться разведчики, давай сначала выслушаем их, а потом будем решать, как лучше поступить. Каким числом ехать, сколько отрядов рассылать на поиски...
Раз уж Морьо собрался совершать безумие, безумие требовалось хотя бы спланировать. И Атаринкэ собирался если не помешать, то возглавить.
Морьо остановился перед дверью караульной.
- Не нужно, Курво, ты вряд ли что-то изменишь. И не тревожься: я не настолько глуп, чтобы ехать в одиночку. Возьму своих, прочешем лес к северу от того места, где пропал Макалаурэ, будем искать следы. Мне кажется, наш брат еще не в Ангамандо, иначе мы уже знали бы об этом.
Глуп, конечно, не настолько, но немногим меньше. Атаринкэ не позволил этой мысли проступить на его лице.
- Морьо, мы уже прочесывали тот лес и искали следы. Сейчас, спустя столько дней, ты ничего там не найдешь. И все, что нам с тобой может казаться, невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть.
Морьо помолчал, а потом почти с издевкой предложил:
- А хочешь, поедем вместе.
Атаринкэ принял вызов.
- Хочу. Когда мы все это обдумаем. Ломиться вслепую ни ты, ни я не имеем права.
Карнистиро ухмыльнулся, толкнул дверь караульной и начал раздавать распоряжения. Атаринкэ взял брата за локоть - пока осторожно, лишь обозначив прикосновение, но в любой минут хватка обещала стать железной.
- Не спеши, Тирисэль, - сказал в караульную и обернулся к брату. - Морьо, остановись. Я слышал твою клятву, я ее уважаю. Я хочу, чтобы ты ее сдержал, но не хочу, чтобы ты при этом погиб. Я прошу тебя только подумать, понять, что ты собираешься делать - и не на шаг вперед, как сейчас, а дальше. Я помогу тебе во всем, кроме самоубийства. Пожалуйста, послушай меня.

0

41

"Я поеду туда, где Кано пропал. Посмотрю, что там, а потом мы будем прочесывать лес, двигаясь на север, - Карнистиру смертельно надоело отвечать на одни и те же вопросы, но он понимал, что иначе сейчас никак. Не ругаться же со всеми вокруг. - Кано встретил в лесу кого-то из темных, и тот увел его... куда-то. Но, думаю, не в Ангамандо - иначе нам бы уже об этом сообщили, особенно теперь, когда Враг зол из-за побега Майтимо".
У Куруфинвэ, как всегда, нашлось очень много слов - правильных, логичных... и отчего-то невыносимо лживых. Вся его речь была похожа на ничего не значащую чушь, которую говорят ребенку, когда хотят успокоить.
- Если ты поспешишь, Морьо, ты можешь подарить Северу еще одного заложника. Я не предлагаю медлить. Кано дорог мне не меньше, чем тебе, но и ты мне тоже дорог! Я предлагаю только обдумать все как следует.
Губы тронула горькая усмешка. Братья были дороги Куруфинвэ разве что как средство достижения каких-то целей, не больше. Пятый был для Карнистира последним из тех, кому можно довериться - но, к сожалению, сейчас рядом оставался именно он.
- Морьо, мы уже прочесывали тот лес и искали следы. Сейчас, спустя столько дней, ты ничего там не найдешь. И все, что нам с тобой может казаться, невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть
- Может быть, но меня самого там не было, Курво. И пока я лично не побываю там, я не смогу сказать, что сделал все возможное, чтобы найти следы.
Легко сваливать ответственность на разведчиков, особенно если позабыл за долгие годы о том, что такое совесть...
- Хочу. Когда мы все это обдумаем. Ломиться вслепую ни ты, ни я не имеем права.
Оправдание труса! Разумеется, Курво не собирается рисковать своей драгоценной жизнью во имя смутной цели, которая не несет ему никакой выгоды! Карнистиро почувствовал, как от жгучего стыда к лицу прилила кровь: ведь не накричи на него Майтимо, он и сам вел бы себя так же, как Пятый! Рассуждал, строил догадки, собирал советы... в то время как Кано в руках врагов, может быть, терпит пытки в надежде, что братья придут на помощь!
- Это точно, не имеем, - Карнистир ответил не сразу, а лишь когда сумел подавить ярко вспыхнувший гнев. - Давай обсудим, сколько отрядов высылать, давай дождемся разведчиков, чтобы услышать, что они ничего не нашли... Почему бы и нет? Давай потянем время, авось Кано действительно утащат в Ангамандо, а дальше... Нам ведь не впервые признавать брата погибшим, ничего не сделав для его спасения, не так ли? Зато сами целы останемся.
Им нельзя было ссориться, но Куруфинвэ вел себя слишком самоуверенно и держался, как всегда, очень нагло, точно он командир лагеря или, как минимум, старший брат. Карнистиро же терпеть не мог, когда им пытались руководить или давать указания, и если он мог простить это Майтимо или Макалаурэ, то уж Пятому - ни за что.
Попытка Курво остановить Тирисэля стала последней каплей. Конечно, понятливый разведчик был верным Карнистиро и имел полное право не подчиняться остальным лордам, но все же он на миг замер в нерешительности, пока не дождался от Морифинвэ кивка - разрешения продолжать.
- Не смей командовать моими верными, Куруфинвэ Атаринке, - раздельно произнес Карнистиро с тихой угрозой в голосе. - И убери от меня руки. Я не хочу ссориться с тобой, а тем более - драться. - Тут Морифинвэ немного покривил душой: ему очень хотелось врезать брату, но он понимал, что это приведет лишь к досадной задержке. - Если и правда так беспокоишься обо всех нас - останься здесь и собирай отряд, чтобы выехать нам на подмогу, если позовем. Как раз успеешь и разведчиков дождаться и обо всем подумать.

Отредактировано Морифинвэ (14-07-2013 20:00:23)

0

42

Перебравшись обратно к подушкам, чтобы не стеснять и, в прямом смысле слова, не быть на руках у друга, Майтимо устало посмотрел на Финдэкано. При этом только чудом не раплескав содержимое кружки.
- Кто-то из темных... - повторил Нельо и сделал первый глоток. На вкус лекарство показалось не то чтобы мерзким, но неприятным.
"Если бы ещё знать кто именно, можно было бы хоть предположить чего ожидать", - этого он вслух говорить не стал, не потому что не доверял Финьо - не хотел давать ложные надежды на возможное разрешение ситуации. 
- Я ничего не слышал, да и откуда бы, - вновь взгляд в сторону нолфинга, но на этот раз интересующийся, чуть с опаской. - Меня никто на Тангородриме не информировал о событиях, происходящих в крепости.
Чай не в гостях был, по крайней мере не последние пять лет точно. 
Как и раньше - точно бы ничего-то не поменялось - старший сын Нолофинвэ верил в лучший исход, заражая этой верой других, даря, пусть и слабую, но искру надежды.
- Спасибо, Финдэкано... За все, - а что он мог сказать ещё в этой ситуации? Разве что: - Не волнуйся только, я уже скоро оправлюсь и ты это знаешь.
Думалось ему, что слова стоит приберечь для другой, более спокойной и удобной обстановки, потом, он обязательно всё скажет, но потом.

0

43

"Я поеду туда, где Кано пропал. Посмотрю, что там, а потом мы будем прочесывать лес, двигаясь на север,  Кано встретил в лесу кого-то из темных, и тот увел его... куда-то. Но, думаю, не в Ангамандо - иначе нам бы уже об этом сообщили, особенно теперь, когда Враг зол из-за побега Майтимо".
Ничего нового... Искать по лесу - что, если Кано увели? Но не спорить же. Что-то делать было нужно,  а Морьо поклялся. Как бы это не было бессмысленно, бродить там, где уже  все перерыли, начинать-то нужно было с чего-то.
"Удачи,  кузен. Если нужно что-то..."
Только помочь он ничем, кроме разговоров, не мог. И уехать сейчас тоже, даже если и хотел бы.  Поэтому, и мог только ждать и надеяться, что у Курво и Морьо получится что-то.
- Кто-то из темных...
- Прости, большего я не знаю.
Да и остальные, вряд ли, знали. Они не знакомились же там. Вот ведь! И как  менестрель умудрился так влипнуть? Эльф чуть виновато пожал плечами.
- Я ничего не слышал, да и откуда бы,  Меня никто на Тангородриме не информировал о событиях, происходящих в крепости.
- Нельо, не смотри на меня так. Я ему ответил то же самое - откуда? - Если только хотели еще помучить, но,  наверное, прошло слишком мало времени после пленения Кано, чтобы  эти новости стали достоянием  большинства. - Я это  сказал, чтобы объяснить, почему про Ангбанд вспомнил. Курво был уверен, что  его забрали туда. Ну, или подозревал.
Может и не знал точно, но вероятность такого исхода была немалой. И как тогда его искать в Черной Крепости?
И потом, его интересовало то, почему во взгляде друга промелькнуло опасение.
- Спасибо, Финдэкано... За все,  Не волнуйся только, я уже скоро оправлюсь и ты это знаешь.
- Не за что меня благодарить. Правда.  Знаю, но... Может, я хочу поволноваться? - Он  едва заметно усмехнулся. - Ты отдохни, будет еще время поговорить. Не против, если я пока тут останусь?
Он очень не хотел никуда уходить. Хорошо бы Майтимо не был против.

+1

44

Морьо нехорошо смотрел и нехорошо усмехался. Так, словно его собеседником был не собственный брат, а кто-то, кому нельзя было верить. Атаринкэ нахмурился.
- Может быть, но меня самого там не было, Курво. И пока я лично не побываю там, я не смогу сказать, что сделал все возможное, чтобы найти следы.
- Какие следы, Морьо? Майа обернулся летучей тварью и унес его. Даже если в воздухе оставались бы следы, их давным-давно развеял ветер!
Но его слова были бесполезны, Морьо злился все больше - вот уже стал окончательно красным. Наверняка уже не слышит слов - понимает только, что кто-то осмелился ему возразить.
- Это точно, не имеем. Давай обсудим, сколько отрядов высылать, давай дождемся разведчиков, чтобы услышать, что они ничего не нашли... Почему бы и нет? Давай потянем время, авось Кано действительно утащат в Ангамандо, а дальше... Нам ведь не впервые признавать брата погибшим, ничего не сделав для его спасения, не так ли? Зато сами целы останемся.
Атаринкэ прищурился, потер подбородок. Жаль, нельзя сказать Карнистиро: если бы я хотел сплавить своих братьев Моринготто, не было бы нужды удерживать тебя!
- Прекрати говорить так, словно я враг тебе или ему. Мы его ищем, и ты это знаешь. Это не "ничего". Макалаурэ пропал, потому что путал осторожность с трусостью, а теперь и ты решил пойти по его стопам?
Тирисэль приостановился было, но по кивку Морьо продолжил сборы. Атаринкэ поджал губы.
- Не смей командовать моими верными, Куруфинвэ Атаринке, - сказал Морьо угрожающе. - И убери от меня руки. Я не хочу ссориться с тобой, а тем более - драться. Если и правда так беспокоишься обо всех нас - останься здесь и собирай отряд, чтобы выехать нам на подмогу, если позовем. Как раз успеешь и разведчиков дождаться и обо всем подумать.
Атаринкэ сильнее сжал пальцы на его руке.
- Я буду командовать теми, кем посчитаю нужным командовать, Морифинвэ Карнистиро. И не угрожай мне дракой, я достаточно получил по твоей милости от Нэльо. Мое бепокойство тоже будет выражаться так, как я считаю нужным его выразить. И сейчас я выражаю беспокойство за тебя тем, что пытаюсь тебя остановить. Я не прошу тебя остаться в лагере навечно. Только чтобы ты лучше подготовился к походу.

0

45

- Тварь летела на север. Буду искать к северу от того места, только и всего, - пожал плечами Карнистир. Впрочем, он уже понял, что никакие доводы не заставят Куруфинвэ отступиться от задуманного. Брат был упрям, как и все они, а сейчас непременно хотел, чтобы всё шло по его правилам - и никакие слова его не переубедят. Увы, Карнистир тоже был упрям, и ему позарез необходимо было вырваться из крепкой хватки брата. От осознания того, что придется сделать, чтобы этого достичь, гнев пропал.
Морифинвэ обернулся к двери в караульную и закрыл ее, чтобы не делать разведчиков свидетелями ссоры.
- Прекрати говорить так, словно я враг тебе или ему. Мы его ищем, и ты это знаешь. Это не "ничего". Макалаурэ пропал, потому что путал осторожность с трусостью, а теперь и ты решил пойти по его стопам?
- Я буду командовать теми, кем посчитаю нужным командовать, Морифинвэ Карнистиро. И не угрожай мне дракой, я достаточно получил по твоей милости от Нэльо. Мое бепокойство тоже будет выражаться так, как я считаю нужным его выразить. И сейчас я выражаю беспокойство за тебя тем, что пытаюсь тебя остановить. Я не прошу тебя остаться в лагере навечно. Только чтобы ты лучше подготовился к походу.
- Ты не враг мне, Курво, - Карнистиро шагнул вперед и с горечью вгляделся в лицо брата. - Вовсе нет. И я понимаю, что ты за меня беспокоишься. И за Кано - тоже... Я готов к походу, понимаешь? Нам немногое нужно. Ведь мы ничего не знаем - и не узнаем, если будем оставаться здесь. Это как... перед боем медлить с командой выступать. Хоть здесь и безопасно, но дело не сдвинется с мертвой точки, пока не шагнешь вперед... Впрочем, я никогда не умел говорить. Знай же, брат мой, ты тоже очень дорог мне, - Карнистир смотрел младшему прямо в глаза, чувствуя, как на душу ложится горькая тяжесть. Кто знает, может, им больше не доведется увидеться - а расстаться, как подобает, не получится... - Прости мне слова, сказанные в гневе.
Он опустил голову и немного помолчал, а потом из того же положения резко выбросил правую руку вверх и вперед. Он знал, чего хочет, он согласен был заплатить эту цену ради исполнения своей клятвы. Тяжелый кулак со всей возможной силой врезался младшему брату в висок.

Отредактировано Морифинвэ (14-07-2013 23:59:47)

+1

46

Слабость накатывала, нагоняла сонливость, тело изнывало от усталости, точно бы не спал Майтимо почти двое суток, а таскал бревна всё это время. Мысли о братьях раз за разом прокручивались в голове, добавляя новые детали, забытые или упущенные ранее. Например, только сейчас к Нельяфинвэ пришло сожаление о сказанных словах, но оно было настолько смутным из-за увиденного ранее и настолько потертым усталостью, что тлело так и не разгоревшись.
- Даже если это так, Финдэкано, я сомневаюсь, что от меня может быть много пользы, - он посмотрел на друга. - Из всего Ангбанда мне известны пара коридоров, штуки четыре комнаты, темницы да пыточные, - усмешка. - Ни подходов, ни оборонительных устройств я не видел, и не знаю, есть ли они, эти устройства. Проникнуть туда сложно. Стоит понадеется, что Канафинвэ не в крепости Моргота, - странно, но сейчас воспоминания не вызвали бури эмоций, каким бы мерзкими и неприятными не были. - Знаешь, Финьо, я не сразу попал на Тангородрим, - зачем он это говорит? Какая сейчас польза от этой информации? - Далеко не сразу...
Допив отвар, нолдо поставил стакан всё на тот же столик и натянул одеяло чуть ли не до самого подбородка. Невидящим сонным взглядом смотря перед собой, он продолжал:
- Ты можешь оставаться здесь, сколько душе угодно, я не против. А вот волноваться правда нет смысла, - тяжелый вздох. - Но я прервался. Поначалу в Железной Темнице я был в качестве почтенного гостя, как король изгнанников. Можешь себе это представить? Король в клетке... долгие-долгие годы в ожидании ответа братьев. Я знал, что они откажут, не понимал только отчего тянут. Думал, не могут решиться, отказаться, или же имеют какой-то план. Но плана не было, конечно же, как не было и ответа. А когда "гостю" надели кандалы и кинули в темницу, получив отказ... - он замолчал, вспоминая те моменты, прокручивая, осмысливая. - Страшно не было. Нисколько. Я настолько свыкся с мыслью, что я не жилец, что какие-то надежды, мечты - они и в мыслях не мелькали.
Тот момент, когда из темниц он попал наверх, Нельо решил опустить. Стоило ещё раз, возможно, в последний - подумать над тем, что он видел и чувствовал в те моменты, разграничить желаемое и требуемое, и только потом, определившись, говорить. Уверенно, а не догадками.
- Всё в прошлом, - зевая, произнес феаноринг. - Теперь предстоит вернуться к нормальной жизни. Ты поможешь мне в этом, друг? - мягкая усталая улыбка, полузакрытые глаза: всё же то не усталость, наверняка отвар, что дал ему нолфинг, снотворное. Только уже не важно и это...

0

47

Морьо только пожал плечами.
- Тварь летела на север. Буду искать к северу от того места, только и всего.
Но вроде бы он утихомирился и даже закрыл дверь в караульную, и Атаринкэ решил, что это хороший знак. По крайней мере, брат пока никуда не бежит.
- Ты не враг мне, Курво, - Морьо шагнул вперед, Атаринкэ тоже пришлось отступить. - Вовсе нет. И я понимаю, что ты за меня беспокоишься. И за Кано - тоже... Я готов к походу, понимаешь? Нам немногое нужно. Ведь мы ничего не знаем - и не узнаем, если будем оставаться здесь. Это как... перед боем медлить с командой выступать. Хоть здесь и безопасно, но дело не сдвинется с мертвой точки, пока не шагнешь вперед... Впрочем, я никогда не умел говорить. Знай же, брат мой, ты тоже очень дорог мне. Прости мне слова, сказанные в гневе.
Здесь Карнистиро замолчал, а Атаринкэ раскрыл рот, чтобы заговорить. Он многое хотел сказать - что подготовиться к походу - это не только собрать одежду и еду, это еще и узнать как можно больше, прежде чем выступишь. Что лучше уж сказанные в гневе слова, чем совершенные в гневе глупости. Что перед тем, как уезжать, надо хотя бы договориться, кто куда едет и где его потом искать...
Мелькнувший в воздухе кулак брата он заметил в последнее мгновение, понял, что Морьо его провел, и страшно удивился этому - как так, не может быть! Успел захотеть увернуться, но увернуться уже не успел. Морьо ударил его в висок с такой силой, что весь мир заслонила ослепительная вспышка боли, а когда она погасла, погасло и все остальное, и Атаринкэ провалился в пустоту.

+1

48

- Даже если это так, Финдэкано, я сомневаюсь, что от меня может быть много пользы.  Из всего Ангбанда мне известны пара коридоров, штуки четыре комнаты, темницы да пыточные, Ни подходов, ни оборонительных устройств я не видел, и не знаю, есть ли они, эти устройства. Проникнуть туда сложно. Стоит понадеется, что Канафинвэ не в крепости Моргота,  Знаешь, Финьо, я не сразу попал на Тангородрим,  Далеко не сразу...
Майтимо почти спал, и это хорошо было. И после такого разговора, и вообще.  Пусть отдыхает, лучше.
- Ты и не должен знать.  Никто этого от тебя и не ждал.
Конечно, Нолфинг понимал, что другу хотелось бы помочь, но не стоило, пока не стоило. Да и вспоминать сейчас о времени, проведенном в Ангбанде, нужно ли было?
А еще, пусть Фингон и не понимал, зачем сейчас об этом рассказывать, слова друга все же, радовали.  Не все время...  Это ведь хорошо было.  Там, на скалах, он не хотел об этом спрашивать, чтобы не причинять лишней боли  ненужными воспоминаниями, но раз Майтимо сам заговорил об этом,  то слушал внимательно, запоминая каждое слово.
- Тогда я останусь.... - Фингон понимал, что эти слова не столько ему предназначались, и что Майтимо уже спал почти, находясь где-то далеко в своих воспоминаниях.  Они еще поговорят обо всем, позже, когда пройдет какое-то время. Сейчас он не собирался ни о чем спрашивать, даже о том, что было не слишком понятно. Может быть, в чем-то и лучше было, что  Феаноринги тянули. Может, они и сами понимали, что своим отказам подпишут брату приговор, потому и тянули. И забыть постарались  об этом сразу, поверив, что ненужного больше заложника казнят.
- Всё в прошлом,  Теперь предстоит вернуться к нормальной жизни. Ты поможешь мне в этом, друг?
- Это все в прошлом. А здесь...  Начнется новая жизнь. Помогу, конечно. Ты только скажи, что тебе нужно будет..
Финдэкано старался говорить тише и не тревожить друга. На разговоры у них  будет время, очень много времени. А пока  любые вопросы могли подождать.

+1

49

Защититься брат не успел. Карнистир видел, как изменилось выражение его лица, на миг став удивленным, потом пальцы его, сжимавшие локоть Морифинвэ, разжались, глаза закрылись, и Куруфинвэ начал оседать на землю. Карантир шагнул вперед, подхватил брата, не давая тому упасть, и бережно уложил на высокое крыльцо оружейной. Пятый был нехорошо бледен, и Морифинвэ не на шутку испугался, зная, как опасны удары в висок. Если бы можно было, он не стал бы бить именно так - но тогда Куруфинвэ не отключился бы, а дал сдачи, - а привлекать внимание верных дракой ни в коем случае нельзя.
- Куруфинвэ... я знаю, ты не поверишь... мне очень  не хотелось это делать, - негромко сказал Карнистир, глядя на спокойное лицо младшего брата. - И все равно, мне нет прощения.
Он положил руку брату на плечо, немного помолчал, а потом, резко развернувшись, ногой толкнул дверь караульной:
- Целителя! Живо! Лорду Куруфинвэ плохо!
Глядя на то, как вокруг Пятого засуетились лекари, Карнистир ощутил подступившую горечь. Ему хотелось остаться с братом или услышать хотя бы, что с ним все будет хорошо - но время торопило. Да и Курво, едва очнется, наверняка вцепится ему в горло - и, Моринготто побери, будет прав. Зря Морьо обвинял Курво в том, что тот ведет себя, как последняя сволочь - сам он, как выяснилось, ничуть не лучше. Куруфинвэ хоть братьев не бил...
Морифинвэ скрипнул зубами и окликнул разведчиков:
- Выезжаем, Тирисэль! Я буду за воротами - нагоните!
Ему принесли теплый плащ, подвели оседланного коня. Карнистир вскочил в седло и выехал за ворота. Было холодно, слякотно, временами срывался колючий снег. На душе неподъемным грузом лежала тяжесть вины и тревоги за брата... нет, за братьев. За пропавшего Кано, которому он не помог, за пострадавшего Курво, чьи травмы теперь тоже на совести Морьо... за измученного Майтимо, чью ненависть они все заслужили...
Но одно теперь было важнее всего - то, ради чего все затевалось: нужно сдержать клятву и найти Кано, пусть даже придется перерыть все северные земли и забраться хоть во все три жерла Тангородрима по очереди! А потом - вернуться и предстать перед судом братьев. Морифинвэ решил, что не станет сопротивляться, если Курво захочет его ударить.
И все же поступок его был правилен. Карнистир знал, что иного выбора не было - Пятый не стал бы слушать доводы, а на счету едва ли не каждая минута - но он все равно ненавидел себя за принятое решение, за то, что ради спасения одного брата рискнул жизнью другого. Осталось только сделать все, чтобы заплаченная цена не оказалась напрасной. Теперь нельзя вернуться с поражением - уж лучше тогда не вернуться вовсе.

+1


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Добро пожаловать... домой ли? 5 г.С. зима - сыгран


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC