Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Linde naicele. 5 год Солнца. Начало зимы - завершен


Linde naicele. 5 год Солнца. Начало зимы - завершен

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Годы: 5 год Солнца, начало зимы
События: разговор Готмога и Мелькора
Действующие лица: Gothom-bauk, Мелькор
Предшествующие события:  -
Предшествующая тема: -
Соответствие канону: сильно не противоречит
Соответствие игровому моменту: соответствует

Теги: Темный блок,завершено,5 год Солнца

0

2

●Готмог●
Готен-Бау, вернувшись поздно ночью с почти уже ритуального обхода гарнизона, решительно закрыл за собою дверь комнаты, постоял с секунду и прошел к табурету, сев. Уже больше часа барлога мучила мысль, связанная с допросом одного принца Дэргом. Он ни разу не присутствовал на самом факте этого допроса, но до него доходили рапорты и сводки, в которых из раза в раз, перечеркивая все ожидания, была написана фраза -"безрезультатно". Она будто бы диагональным штампом вырисовывалась поверх всего написано и была словно тошнотворное зелье. Вмешиваться напрямую в допрос без прямого приглашения или приказа Готмог считал неправильным, но и ситуацию, разворачивающуюся в течении достаточно продолжительного времени также правильной не считал. Аракано не казался ему полностью бесполезным, но его явная твердолобость не находила отклика даже в таком не менее упрямом существе, как барлог. Просто Готен-Бау считал, что упрямство и твердолобость ни разу не синонимы и если и берут основание в одном и том же порыве или эмоциональной несгибаемости, то последствия у них разные. Для главнокомандующего барлогов было уже очевидно, что Аракано сможет сыграть им на руку только в последней из своих пьес, но для него она станет не иначе, как девятой симфонией. Но для начала нужно было поговорить об этом с Владыкой. План был, оставалось достаточно четко и структурировано донести его до Черного Властелина. С этими мыслями он и обходил ночной гарнизон, с ними же он вернулся к себе. Достав из кисета самокрутку, барлог прикурил и обратился к Мелькору посредством осанвэ:
- Мой Властелин, я думаю, настало время нам поговорить. Я могу придти к Тебе?
Пара затяжек и клуб сиреневого густого и обманчиво-вязкого дыма направился вверх, к каменному, грубо отделанному камню потолка.

●Мелькор●
Вместо ответа валарауко пришло видЕние одного из скальных отрогов, нависающих над пропастью, уходящей на бесчетные меры вниз. Так глубоко, что камень, брошенный вниз мог лететь больше 30 ударов сердца.
Вала стоял на краю обрыва - обманчиво хрупкая, невысокая фигура, затянутая в угольную темень.

●Готмог●
Ну вот и отлично, - подумал Готмог и поднялся, ровным четким шагом направляясь к тому месту, куда указал Владыка. Точных координат не было, но разве можно не найти того, чья Музыка звучит в тебе все громче и громче, помере того, как близко ты к нему подходишь. Поэтому на сей счет барлог не волновался. Ночь была холодная, но звездная, что обещало на утро ослепительное солнце, отражающееся от снега, тем самым становясь практически невыносимо ярким. Но это все будет завтра, а сейчас барлог шел и строил в уме как ему казалось, конструктивный диалог.

●Мелькор●
"Убери... это".
Весьма четкий приказ-просьба, но скорее именно что ощущение раздражения временной оболочкой валарауко, скрывающей его истинную суть, обличенное в словесную форму.
Руки Валы, в отличие от обыкновения, не были затянуты в шелк, и в звездном свете иногда чуть-отблескивали. Фана все еще отказывалось затягивать раны, нанесенные творением Искусного Безумца.

●Готмог●
Дойдя наконец до того обрыва, на краю которого стоял его Вала, Готмог остановился и посмотрел на него.
- Какой же он хрупкий... И насколько же эта хрупкость обманчива. И тем не менее, именно _меня_ он позвал на помощь тогда, много лет назад... Его хрупкость обманчива, но не ненастоящая..не настолько настоящая..все же.
Раздражение долетело до барлога будто с порывом зимнего, режущего острыми снежинками щеки, ветра.
- Просьба или все таки приказ? Со мною говорит сейчас Владыка или...Мелькор?

●Мелькор●
На мгновение установившаяся в округе тяжелая, глухая тишина, когда утихли даже, казалось бы вечнозвучащие голоса далеких звезд,.. и поток неусмеренной силы, сметающий на своем пути все, что не принадлежит сути Песен этого мира. Глубинному и сокрытому, лишь временами показывающемуся на поверхности. Предвечному.
Ничем не скрываемая, неукротимая, бешенная волна силы, исходящая от все так же спокойно стоящей на краю пропасти одинокой фигуры. Не приказ - единая нота, полная и завершенная в своей сути. "Прочь покровы!"

●Готмог●
И налетело, словно шквал, словно сотня снежных буранов, и обрушилось на стоящую поодаль фигуру, чуть ли не сдувая с ног. Но шквалом этим было Звучание, оно не могло сбить на землю, но могло порвать как ветхий плюмаж саму ткань феар, ибо в Звучании том существовала нота, остротой своей, своею непохожестью и яростью имеющая в себе силы рвать и ставить на колени. Но не ветром, ни снегом и не льдом, а Музыкой.
Готмог зажмурился, словно резко и непримиримо заболела голова, но, сжав губы, все еще держась, возможно из последних сил, обратился к Владыке в третий раз:
- Чем я заслужил подобное обращение, Вала? Чем вызвал твою ярость, направленную сейчас на меня? Ответь мне, если я достоин ответа.

●Мелькор●
Тишина стала всеобъмлющей и всепоглощающей. Вала медленно обернулся. А точнее - просто протянул руку в направлении своего... "собеседника". Неслышимая смертным Музыка взвыла сливая две мелодии в единый аккорд и... утихла. Вся, разом, на то мгновение, которое потребовалось Огненному Бичу, дабы развернуть свои могучие пламенные крылья, в ярости взметнув волну пламени, плеснувшую по окружающим скалам потоками раскаленной лавы. Безумная картина - тонкий уступ, стоящая на нем отчаянно-крошечная фигура и огромный огненный зверь беснующийся в нескольких шагах от нее.
Мгновение. Еще одно.
Вала отвернулся, и, покорные его воле и мановению руки окрестные горы пришли в движение, разразившись глубоким аккордом Изменения.
И в этом скопище звуков - крошащегося камня, пылающего пламени, озаряемого лишь светом далеких и тусклых звезд, бессильных на этой земле - в этой круговерти Изменения отчетливо слышались ноты той самой Первейшей Темы Утумно - Преображение, Изменение, Торжество Свободы и Силы, Ярость первородной Стихии и ее Воплощений: пронзительная, ясная, неудержимая.
А в центре всей этой бесноватой красоты стоял Мелькор, и плащ, развивающийся за его спиной вполне можно было принять за недораскрытые крылья.
- Ты начал забывать _кто_ ты. Все мы стали это забывать. - не слова, и даже не образы - обрывок старой Песни звучал сейчас устами Владыки Севера.

●Готмог●
Задохнуться на целую вечность, а затем сделать вдох...или не сделать. Разве нужно ему, поднявшемуся едва ли не выше всех этих гор, вспыхнувшему Извечным и Первородным Пламенем, такая мелочь, как дышать? А Музыка звучала, струилась, обнимала и била. Да, била, распаляла, заставляла гореть, звереть, наполняться ревом и Силой, которая при желании сметала бы со своего пути все - и ничто не преграда, ни стены, ни люди, ничто. Готмог, теперь уже смотрящий на своего Валу сверху вниз, смотрящий глазами полными раскаленной лавы и горячего пепла, глазами восставшего чудовища и зверя, глазами первородной формы, больше не обратился к Владыке - он перевел свой взор на рушащиеся вокруг скалы, на все то, что творил, изменяя, Вала. Творил, меняя не только рельеф, а меняя Мелодию - сейчас он казалась отзвуками чего-то до остроты знакомого, но глубоко забытого в чертогах феар и под покровами новых фана. Но сейчас, разрывая плоть, испаряя кровь в жилах, разнося на частицы прошлые обличья - Изначальная Мелодия взмывала к звездам и, барлог в этом не сомневался ни секунды, достигала ушей самого Эру.
- Ты доволен, Вала?
Голос был чужой. Не его. Он забыл, что этот стихийный рев пламени - _его собственный, первородный голос_. И тем не менее, не смотря на облик, на бушующую в естестве Силу, разум не до конца оставил Готен-Бау и разум этот придал вопросу барлога окраску, как если бы его губы кривились в язвительной и такой не верящей улыбке. Улыбке от незаслуженной пощечины, рукой, которая ласкала, и рукой, которой Готмог пришел на помощь, когда эта помощь ей была нужна.

●Мелькор●
- Нет. - простое и тихое слово, прозвучавшее на извечном языке Железной Короны не перекрывало собою ни стона утихомиривающихся гор, ни рева пламени Валарауко. В нем не было силы, веления, приказа - в нем не было ничего. Так звучит пустая бутыль, когда все вино уже давно разлито по бокалам.
- Нет. - всего три шага потребовалось фигуре Валы, чтобы подойти вплотную к Готмогу вплотную. Три долгих - и в то же время коротких мгновения, когда слепые глаза Стихии всматривались в огненные провалы на лице Валарауко. Бесстрастно. Спокойно. Изучающе. Третий шаг завершился и они оказались вплотную друг к другу. Мало что можно прочесть в глазах слепца. Единственное, что виделось в них четко - а точнее попросту не виделось - фигуру Готмога более не окутывали языки пламени.
- Я. Не хочу. Тебя. Терять. - так же тихо и спокойно, по слову на движение: протянуть руку, коснуться плеча, сгиба локтя, задержать на мгновение. Опустить. - Я знаю как все вы привыкли к новым фана. И если Майрону или Аарону с Даэргом это позволительно... - фраза оборвалась, не найдя завершения. Вот так просто - развоплощенный майя может создать себе новое фана. Валараукар были лишены этой возможности и с гибелью тела навеки сливались с огненными потоками в недрах земли.
- Я думал... - эти слова прозвучали скрытым отзвуком творившегося вокруг нескольким ранее. - Мы могли бы поработать над твоим теперешним фана, если ты захочешь.

●Готмог●
- Теперешним? - и снова голубые, как льды Севера, глаза смотрели на Владыку, слегка прищурившись, а ветер трепал густую кроваво-красную гриву волос. И все, что выдавало в нем неестественное происхождение - гордо носимые черные рога, что слегка изгибались, венчая кудрявую голову. - Что моему...божеству - и ни один мускул не дрогнул на лице барлога, когда он произносил это, возможно, непривычное обращение, - не нравится в моем нынешнем фана?
И снова эта роскошь - ощущать. Ветер, снег, биение сердца и Его прикосновения. Барлог, не дожидаясь ответа прямо сейчас, росчерком опустился на одно колено, ответным касанием губами к его израненной, но наконец-то без перчаток, без этой злящей Готен-Бау материи, руке. Горячими губами, способными дарить и принимать. Способными ощущать и дарить ощущение. И ни с чем не сравнимо было это мгновение почти что полного единения - подарком для двоих. Но для двоих ли?
- Как давно ты не прикасался ко мне. Ты всегда занят другими...но я не упрекаю, как я смею...я лишь сетую на нашу общую дистанцию...теперь.
И глаза прикрыть на миг - запечатлев секунды, выбив их в камне памяти и спрятав глубоко в феар. Так глубоко, что вряд ли даже Майрон сможет их достать. Не для него они. Ни для кого вообще.

●Мелькор●
- Лишь твоя уязвимость, друг мой... - Вала прикрыл глаза и застыл, давая возможность валарауко выразить свои чувства в той мере и тем образом, коим тот сам пожелает этого. Бег времени никто не подгонял и не замедлял, и сколько стояли так две фигуры на уступе определить было тяжело - мгновения ли, вечность? Что есть более субьективным понятием нежели течение времени для тех, кто является частью извечного, нерушимого, целого.
- Меня слишком долго не было здесь, чтобы на все произошедшее можно было просто закрыть глаза. - тон фразы был спокойным, но все же с тенью едва заметного сожаления. - Впрочем, нам действительно стоит о много поговорить, мой друг. Но здесь вскоре будет слишком много любопытных глаз, а потому - возможно нам с тобой стоит продолжить наше общение в более располагающем для длительной беседы месте?..

●Готмог●
- Лишь твоя уязвимость, друг мой...
Готмог, услышав фразу Валы, оторвался от его руки и поднял на него сияющие в свете Элберет глаза. Его голос, с хрипотцой, словно он долго, вечности, молчал, произнес:
- Мой Мелькор, если меня когда-нибудь и убьют, то будь уверен, что смерть моя не будет напрасна и она послужит как тебе, так и нашей Идее.
И снова губами к обожженной коже, словно надеясь, что поцелуями залечит эти страшные ожоги. И так же росчерком подняться после последних слов Владыки - в струну выпрямляясь, держа осанку и прямо в глаза невидящие и видящие одновременно всматриваться - словно пить из них расплавленные звезды, что отражались где-то в глубине слепого зрачка Мелькора.
- Я пойду за тобою туда, куда ты только скажешь. Ты знаешь. Я. не. хочу. тебя. терять. тоже. - на выдохе, почти шепотом и замолкнуть, слушая не только ушами, но и всем своим феар дыхание того, кто заменил однажды весь мир.

●Мелькор●
Пройдя сокрытыми тропами и благополучно миновав всех любопытных, слетающихся на отзвуки музыки как бабочки на огонек свечи, Вала со своим спутником благополучно оказались в покоях Владыки Севера.
Когда вино коснулось прохладного хрусталя бокалов, а на столе затрепетало пламя свечей - настало время для разговоров.
- О чем же ты хотел поговорить со мной, мой друг?

●Готмог●
И снова поклониться, приложив ладонь к груди, и только затем пойти ближе и начать:
- Мой Властелин, ты конечно же в курсе того, что за допрос происходит сейчас в казематах? Его ведет военачальник орков, а допрашиваемых - упрям и непроходим в связи с отсутствием мозга, скорее всего как органа в целом?
Вино алым маревом струилось по хрусталю бокалов, достигая дна и образуя небольшие водовороты. Хотелось окунуться в него и выплыть уже обновленным, ведь говорят, что истина - в вине. Вот только в напитковом ли?

●Мелькор●
- Знаю об этом нолдо. Даэрг звал меня присоединиться - думаю это будет интересным... - пальцы Валы вновь затянуты в черный шелк, но это не мешает ему с легкостью обращаться с тончайшим стеклом бокалов.

●Готмог●
Заметив перчатки, чуть нахмурился и сжал губы, сцепив пальцы рук за спиной.
- Я считаю, что он - не расколется. Это все бессмысленный круговорот и потеря времени. Даже Майтимо и тот, возможно, принесет больше пользы. А от _этого_ - барлог перевел взгляд на лицо Валы, - прок будет только в одном случае. Если мы отправим его домой в качестве носителя твоей Воли.

●Мелькор●
- Продолжай. - Мелькор пригубил вино и заинтересованно взглянул на валарауко. Подобное предложение, исходящее от него, а не от Майрона или Аарона - стоило многого, не только внимания.

●Готмог●
Даже не сдвинуться с места, без приглашения, не подойти еще ближе, а только пристально смотреть в его глаза и продолжать говорить то, зачем он здесь и оказался:
- Я подумал... - барлог на мгновение замолчал, а потом уже тверже продолжил, будто бы чеканя слова своим приятным тихим, но четким голосом, - что это можно было бы сделать следующим образом: ты приходишь на допрос Аракано и спустя какое-то время вашего разговора, предлагаешь ему выбор - либо он дает присягу тебе и Северу и тогда сможет вернуться домой, но как представитель твоего Трона и носитель твоей Воли либо он умрет. Но дожидаться его ответа не надо... - Готмог еще более выпрямился, став похожим на натянутую тетиву, - его надо усыпить. Пока он будет спать, Аракано нужно поить зельями, ослабляющими организм, затормаживающими моторику и прочее и в параллель сшить/достать ему красивой одежды, собрать еды в дорогу, даров Севера дать в придачу, снарядить с ним целый охранный отряд орков. Барлогов, прости, я не дам - здесь, рядом с тобою они нужнее, чем с ним. Дать приказ оркам и всем живущим в крепости, что с этим пленником нужно обращаться, как с очень важным гостем - орки пусть кланяются, будут вежливы, я, Майрон, Дэрг - пожимаем ему руки и благодарим за сотрудничество, когда отправляем его в путь домой. Для пущего эффекта ты можешь выйти и поцеловать его в лоб, едва ли не благословляя. И так отправить до самого дома. Таким образом эльфы, потроша его по осанвэ, узрят только правду и она, наслоившись на недоверие на просто так отпущенного из Ангбанда принца нолдор, сделает свое дело. Им придется убить его, как засланца, подтвержденного с помощью осанвэ, а это внесет сумятицу в Дома нолдор. Убить своего принца - дело тяжелое. Возможно, это станет предпосылкою к гражданской войне. Пусть убивают друг друга - у них это прекрасно получается, Владыка. - замолчал и снова поклонился.
А вино все переливалось в свете свечей. И наступила тишина.

●Мелькор●
- Это интересно... почему ты думаешь, что эльдар поверят такому представлению? - улыбка коснулась губ Валы. И тут же, не дожидаясь ответа на заданный вопрос - Тебе не по вкусу наше вино?

●Готмог●
- Я думаю, что поверят. Я не считаю себя глупцом, но зерно сомнения, и не маленько, это бы в меня точно вселило.
Готмог смотрел прямо на Владыку, открыто и без обиняков.
- Тебе не по вкусу наше вино?
- Я просто не пью, My Liege.

●Мелькор●
- Что же... Займитесь подготовкой всего необходимого с... думаю, Майрону это будет интересно. - Вала подошел к окну и окинул взглядом горную цепь, отделяющую Земли Севера от всего мира. - А я, пожалуй, наведаюсь вскоре к нашему новому "другу". Думаю, это будет весьма забавно.

●Готмог●
Грустно как то проследил взглядом за перемещением Валы, затем стал упрямо смотреть в пол, слушая его голос, а когда тот затих, отозвался:
- Хорошо, Владыка. Я так и поступлю. Это..все, что Ты хочешь мне сказать? - и снова взгляд ищет взгляд.

0


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Linde naicele. 5 год Солнца. Начало зимы - завершен


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC