Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Доплывший и дошедший в одном застенке, 1 год Солнца, весна - сыгран


Доплывший и дошедший в одном застенке, 1 год Солнца, весна - сыгран

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Годы: весна 1 года Солнца
События: Негаданная встреча в темницах Ангбанда того, кто плыл на корабле, и того, кто шел через Льды
Действующие лица: Раумо - Майтимо; Готмог, Майрон, Дэрг и прочие - по желанию на заднем плане.
Предшествующие события: Пленение обоих эльфов, Посольство
Предшествующая тема: нет
Соответствие канону: не противоречит
Соответствие игровому моменту: а как же!

Теги: 1 год Солнца,весна,сыграно

0

2

Место действия - казематы. Верхний, приличный на вид, ярус - каменный пол, посыпанный мелкими опилками и соломой, один на всех воздуховод, относительно высокие потолки и, роскошь, - даже освещение: в коридоре, разделяющем клетки, в торце - чадящий факел. Клетки представляют собою огороженное крепкими железными решетками пространство размером четыре шага на три. Одна стена у каждого закутка каменная и именно в ней закреплено кольцо, к которому крепится массивная цепь. Второй конец цепи закрепляется на ошейнике или на кандальном браслете, длины же "поводка" достаточно, чтобы едва-едва, самыми кончиками пальцев, дотянуться до решеток стен. Впрочем, особо буйные и активные пленники ограничиваются в передвижениях особо.

Эпизод первый начинается с того, как а Майтимо, подселяют нового "соседа". По коридору раздаются шаги, отряд орков проволакивает по проходу тело эльфа, затаскивает его в пустущую клетку и замыкает заклепкой на ошейнике цепь выверенной длины. Перед тем как выйти и тщательно запереть за собою дверцу, они обливают (издали) принесенное тело водой и громко молча скрываются в недрах крепости.

0

3

Сыро, холодно, мрачно, спину ломит от треклятых досок, на которых пришлось лежать полдня, смотря на ехидную полуулыбку-полуоскал палача, горло саднило от металлического грубого ошейника - прекрасная смена обстановки, ничего не скажешь. Но жаловаться на что-либо нолдо не собирался, не дождутся враги что бы он, старший сын Феанаро, скулил и вымаливал. Слизнув кровь из разбитой губы, Нельо подогнул ноги и опустил голову на колени, обхватив их руками, нисколько не беспокоясь, что волосы метут по полу, всё равно медно-рыжая копна стала теперь немытыми патлами. В таком положении легче сохранить тепло, коего в камерах, увы, немного, чай не гостевые апартаменты их дворца в Тирионе.
Сколько ещё продлится сей ад, насколько хватит сил, чтобы не сломаться, не сдаться заплечных дел мастерам? Храни его Пламя Первого Дома...
Клятва не позволила братьям явиться за ним, и винить их за это никто не станет, не ему ли, свидетелю Исхода, знать, что есть их долг. Смерть одного, пусть и старшего из семи - слишком незначительная плата за исполнение обязанностей, возложенных на них отцом.
"Отец..." - хаос на душе вызывает скорбь, заставляет вновь воззвать к тому, кого любишь больше всего на свете, получив лишь тишину в ответ и чувство собственной вины. - "Почему ты бросил нас так скоро? Почему не направил, не дал понять, как действовать лучше?" - останься старший сын Финвэ в живых и всё бы пошло иначе, они бы несомненно выиграли, сокрушили Врага, вернули Камни - в это хотелось верить. Вспоминать, что по вине же отца их родственники остались на другом берегу, думать не хотелось совсем, ведь именно в эту минуту Майтимо видел в родителе только светлое, то, что видели они в нем в Благословенном Амане все те годы, что жили на земле Валар.
"Как там Кано? Справляются ли братья? Не ослабила ли их вторая потеря?" - переживания за оставшихся в Белерианде младших отвлекали от мрачных мыслей собственного бытия.
Из задумчивости вывел шум - орки тащили нового пленника и, что уже привычно, он тоже был эльфом. Майтимо поднял голову, с вызовом посмотрев на тюремщиков - дайте только шанс отомстить и феаноринг непременно напомнит этим мракобестиям про всё; он не стал всматриваться в черты лица "новенького", лишь тяжело вздохнул, сочувствуя, и тихо злился - сколько ещё их попадет в проклятую крепость, покуда не найдется способ победить Моргота?!
Плеск воды, бряцанье цепей, удаляющийся топот ног, грохот от закрывшейся двери, еле слышное потрескивание факела - кажется, он никогда не привыкнет к этой какофонии тюремных звуков. 
- Жив? - только и спросил старший феаноринг, когда вновь воцарилась относительная тишина. Теперь можно было получше рассмотреть плененного эльфа: всё в нем, и поведение, и внешность - говорили, что он явно не из синдар - слишком гордо держится, слишком нагло, точно... нолдо? Спрашивать про то, как его угораздило попасть в лапы недругов, Маэдрос не стал, верно решив, что сейчас это лишнее, а времени у них предостаточно, чтобы успеть познакомиться. Да и осторожность не помешает - разве ж можно в Ангбанде доверять кому-то кроме себя?

Отредактировано Майтимо (29-03-2013 19:37:47)

+1

4

Сны и видения приходили одно за одним, по большей части тяжёлые и кровавые. Огонь. Огонь в Альквалондэ. Отблеск пожара в Лосгаре. Вода. Лёд. Вздыбленные льды. Кровь на руках-когда, отворачиваясь, не в силах смотреть в глаз,  добивали тех, кто молил о смерти, не в силах самому схватить в обмороженные пальцы меч.
Кровь на мече-орочья кровь!-когда неисчислимое число тварей хлынули на них, ослабевших от перехода, ослабленным голодом и горечью потерь. 
Знамёна Второго и Третьего домов, перемешавшись, устремляются прочь. Заслоном страшной черной силе остаются лишь некоторые смельчаки.
И среди них - он, Раумо...
... Когда он открыл глаза, вокруг была непроглядная тьма. И тишина. Оглушающая тишина. Ни звука. Ни дыхания. Где он?
Ответ пришёл сам собой: там, где и должен оказаться уважающий себя воин. В чертогах Намо. Рановато; ему бы, Раумо, ещё жить и жить. Но ничего не поделаешь. Зато смерть принял достойную-в бою. Защищая своего сюзерена. Есть, чем гордиться...
Постепенно стали возвращаться ощущения. Первое - холод. Лицо, тело. Мокрые. От крови, наверное. Много её он в тот день пролил. Вражьей, не своих нолдо...
Холодом обжигало шею - и оттого-то Раумо решил, что погиб от удара меча. Какой-то орк поретивее снёс ему голову. И это обстоятельство почему-то сильно смущало воина. Если верить слухам, в чертогах Намо уходит фэа, расставаясь с роа...но почему же тогда холодит шею?
Затем стали появляться звуки. Неясный треск... Как факел (Неужели здесь, в Чертогах, тоже горят факелы?) Неясный звон-стоило только пошевелится. Тихий голос:
- Жив?
"Как можно быть живым в твоих чертогах, Намо?"-хочется сказать, но из горла вырывается один лишь сиплый стон: 
- Намо...

+2

5

Усмешка, вызванная поведением новенького, а точнее фактом, что его, Майтимо, спутали с Намо Мандосом - позабавил. С одной стороны он понимал, что после пыточных и не такое можно вычудить, с другой же ему стало интересно, как оказался здесь именно этот эльф. Но сначала...
- Боюсь, огорчу - я не Намо, а это - не его чертоги, - "Хотя уж лучше бы они, чем тюрьма Ангбанда". - Не советую делать резких движений: края у железки, что у тебя на шее, неровные.
Сам по началу дергался, пока не понял, что сохранять спокойствие лучше не для палачей, а себя в первую очередь. Здесь вообще предпочтительнее было как можно больше сил сохранить: неизвестно ещё, что там впереди ожидает, к чему готовиться, а предстать в полумертвом состоянии перед этими, хм, тварями? - ну уж нет, не дождутся.
Хотелось порой хотя бы просто походить взад-вперед, да вот беда - длина цепи не позволяла, с его-то ростом, он даже выпрямиться толком не мог, что говорить о прогулках по камере. Стоило вспомнить время, когда он ещё пребывал в крепости не как пленник, но как гость - тогда он злился, топясь в ожидании ответа, теперь же - в ожидании неизвестности. Зато, как бы не бывало порой тяжко, он мог положиться на самого себя - не зря же он старший сын Феанаро! 
Спина затекла от долгого пребывания в одной позе, и эльф потянулся - снова раздалось звяканье цепи, точно напоминание о том, где он находится, словно можно было о таком вообще забыть. Губы Нельо скривились в раздражительной ухмылке, на какое-то время он позабыл о соседе, пребывающем сейчас не в самом лучшем состоянии; мерзко это, мерзко - не иначе, не место одному из феанорингов в этой дыре, не его это судьба. Вырваться бы, улизнуть от охраны, вздохнуть полной грудью свежего воздуха, увидеть вновь свет прекрасных звезд, ах, как мечталось об этом, даже, кажется, становилось чуть легче от воспоминаний. Желание заключенного. Но - стоило откинуть бесполезные мысли, выказывающие только слабость. Он не станет жаловаться, ни себе, ни кому-либо ещё. И не станет просить. Ни. О. Чем.
"Уж лучше я умру здесь, чем кто-то из братьев".

+2

6

Ощущение мира возвращалось медленно, но верно. Раумо чувствовал, как мало-помалу проходит немота во всем теле, начинают повиноваться руки и ноги. Слух вернулся полностью, только зрение подводило-но и оно восстанавливалось . Раумо уже замечал смутные пятнышки неровного света и тени, колеблющиеся где-то вдалеке.
-   Боюсь, огорчу - я не Намо, а это - не его чертоги. Не советую делать резких движений: края у железки, что у тебя на шее, неровные. 
Что?
Он схватился рукой а шею-там, где холодило смертоносным железом-и нащупал широкий ошейник-и цепь, идущую от него. Молнией мелькнула в сознании мысль: "Пленник!"-и Раумо захотелось завыть, закричать, проклиная и судьбу, обошедшуюся сним так несправедливо, и Намо, отказавшегося принять в свои чертоги, и ... И проклятого Феанора с его неуёмной гордыней! Гордыней, сташей причиной стольких бед для народа нолдор! Сколько их сгинуло в Хэлкараксе из-за гнусного предательства - и сколько еще погибло в той битве?
И кто погиб? ("Кому повезло больше, чем мне?")
А главное - кто выжил - и сумел уйти живыми и невредимыми?
Вопросы. Одни вопросы.
- Где я? - прохрипел Раумо; язык повиновался  ему, но куда как хуже, чем хотелось .-Что это за место? И кто... Кто здесь хозяин?
Он не знал достоверно, хотя догадывался-и от этих догадок мороз пробегал по коже. 
Раумо повернул голову на голос. Кажется, вдали виднелись очертания чьего-то силуэта. Кто он? Такой же пленник, как и Раумо - или тот, кому поручено допросить нового пленника?
Вопросы. Одни вопросы...

+1

7

По всей видимости бедолаге неплохо досталось: долго гадать не надо, видно и так, да и слышно - бредни, они тоже на пустом месте не возникают. В какой-то момент Нельо задумался, а стоит ли вот так сразу рассказывать собрату о том, где он находится и что уж лучше и правда в гости к Намо, чем в темницу к Мелькору.
"Подождать пока отойдет или сходу "обрадовать" известием?" - ему было искренне жаль плененного собрата, и он прекрасно понимал, каково это - попасть в лапы Врага живым, не имея возможности вернуться домой к тем, кто тебя должен ждать, к тем, кого по-настоящему любишь. В мыслях нолдо порывался отомстить за каждого, попавшего в застенки Ангбанда эльфа, за каждую пролитую слезу их близкими, но о том как сие осуществить, будучи заложником, идей не находилось.
- Там, где подобные нам ходят в ошейниках и сидят на цепях - в Ангбанде, - сейчас или потом, но ответить стоило, вряд ли бы очнувшийся поверил, если бы Майтимо сказал ему что-то навроде: "в безопасности". - Точнее в его худшей части, тюрьме. Не дергайся, только себе хуже сделаешь, да этим, темным, на потеху.
Омерзение - только оно и оставалось при сказанных словах. Как же он их всех ненавидит, жалкие трусы, держащие врагов на цепи, вместо того, чтобы сойтись с ними на мечах в честном поединке, равном поединке, а не используя очередную уловку!
- Несложно догадаться, кто именно здесь хозяин, - скрежетание цепи по камню заставило поморщиться: звук рабства, отдающийся болью внутри, звук унижения, заставляющий сжимать зубы до боли, звук, который Нельяфинвэ вряд ли уже когда-либо забудет.   
Оставалось только надежда, не на собственное спасение, но на то, что, собрав достаточно сил, остальные смогут когда-нибудь отомстить гнусным прихвостням Лжеца. А такой день настанет. Обязательно. Майтимо верил в это так же искренне, как в правильность и вечность мироздания.

+1

8

Ангбанд!
Это слово отдалось мощной головной болью, пролитой кровью на пороге Форменосса, Вдыбленными Льдами и братоубийственной резней, в которой его дом хотя и не участвовал, но и не предотвратил...
Слухи, бродившие по благословенному Аману...
Орда орков, нахлынувшая внезапно...
Ангбанд!
Отрывочные мысли мелькали - и убегали, не оставляя после себя и следа. Информация, точнее, полное её отсутствие, беспокоили Раумо гораздо больше, чем наличие ошейника. Первые минуты ужаса, приправленные яростью и гнетущей безнадёжностью, сменились апатией и холодной рассудительностью. 
Понять, зачем он нужен в Ангбанде
Выработать линию поведения.
Решить, как выжить в этом царстве Тьмы 
Или как УЙТИ...
Он взглянул попристальнее на мужчину, открывшего ему горькую истину. Силуэт за решёткой начинал приобретать более явственные очертания. Мужчина? Судя по голосу и по сложению - скорее  юноша.
"...Да и этим темным на потеху..."
"Значит, свой",-устало подумал Раумо
Мало-помалу силы возвращались. Вот уж действительно, выспаться надо было-или проваляться в бесчувственном состоянии, что он, Раумо, и сделал. К своему удивлению он обнаружил также, что кто-то позаботился о его многочисленных ранах. "Хорошо позаботился!" Находись Раумо в лагере Третьего Дома, он бы лично выразил благодарность лекарю. 
Забота о состоянии здоровья пленника в Ангбанде наводила на серьезные размышления отнюдь не приятного свойства...
Стараясь отвлечься от мрачных мыслей, он спросил у своего сострадательного соседа:
- Кто ты? И как ты сюда попал?
Спросил-и понял запоздало, какую ошибку совершил. Сам-то он не хотел, чтобы Чёрный Враг Мира знал, кто угодил ему в руки. Впрочем, если неизвестный пленник сочтёт его вопрос бестакным - он тоже промолчит.
Держась за стенку, Раумо поднялся. С трудом - но поднялся. Выпрямился, развел плечи. "Есть ещё силёнки!" 
Железный ошейник давил горло, мешая дышать. 
"Долгёхонько ж мне его носить..."
Слухи об Ангбанде, один другого страшней.
И ни в одном не говорилось, что пленник сумел покинуть пределы страшной цитадели. 

+1

9

Цель не оправдывает средства, она оправдывает лишь собственные слабость и неумение искать иные пути. Вот вспомнится же не вовремя такое - ни к чему ему здесь память о неудачах его Дома, и без того худо, чтобы ещё вспоминать о раскаянии. Но...
...не просто так навеяны ему сии картины.
"Хм-м-м?" - Майтимо внимательнее присмотрелся к новоявленному пленнику. Его лицо показалось феанорингу знакомым. - "Неужели?.."
Очень слабо верилось в действительность. Феанор сжег корабли, Второй и Третий Дома, как и их верные не должны быть в Эндорэ, Нельо вообще наелся, что Нолофинвэ повернет назад, к Аману, не станет рисковать, выбирая второй путь, опасный и практически непроходимый.
...Аман. Крепость в горах, мать, суетящаяся по хозяйству, отец, занятый в своей мастерской, Финвэ, поучающий своих внуков и рассказывающий интересный истории начала времен. Братья. И - ученики, стажеры. Нолдоран не отказывал никому, принимая как верных Первого Дома, так и других. Только отец был против...
- А сюда попадают как-то иначе? - первый вопрос Нельяфинвэ проигнорировал, решив, что если и есть смысл называться, то явно не сейчас. Эльф того и гляди за врага примет после увеселительной экскурсии по пыточным, так имеет ли смысл говорить что-либо о себе?
Горько усмехнувшись, Нельо тряхнул головой и посмотрел на камень пола, исполосованный старой соломой - немытые, нечесаные патлы закрыли лицо, в полутьме темниц разглядеть точный цвет волос - задача не из простых, только улавливались рыжеватые оттенки.
Собеседник напомнил о себе, загремев цепями, но феаноринг не поднял головы, занятый тем, что отгонял непрошеные воспоминания о доме - не в тьме Ангбанда место прекрасным образам Благословенного Края.

+1

10

Полный горечи ответ пленника затронул доселе молчавшие струны души Раумо. Страх перед грядущим, опасение за себя самого сменились жалостью к бедному мальчику, обреченному жить здесь до самой смерти. Скорой ли - во благо, или долгой и мучительной-Тьме на радость.
Судя по голосу-мальчик. Юноша. Но никак не мужчина.
Что за цинизм, если даже юных эльфов держат здесь? Чем он провинился перед Морготом? Что Врагу Мира нужно от бедного молоденького создания?
Раумо натянул на лицо ободряющую улыбку ("Ни словом, ни жестом не выдать, что я боюсь еще больше тебя! Дать надежду! Хотя... Если судить по твоим словам, ты знаешь об Ангбанде гораздо больше меня. Но ты еще молод, тебя надо ободрить") Натянул, повернул голову, желая сказать что-то успокаивающее...
И слова застряли у него в глотке.
Прежнее орлиное зрение вернулось к нему полностью, он видел все до мельчайших подробностей, но... Великий Эру, лучше бы не возвращалось! Он узнал этого бледного, осунувшегося паренька,  упорно смотрящего в пол, словно стараясь скрыть за рыжими, изгвазданными волосами своё лицо. Зря стараешься, парень! Я узнал тебя!
- Ф-ф-ф-феаноринг!-прошипел он, стараясь взять себя в руки, не сорваться, не высказать все, что он думает о проклятом первенце Финвэ и его ублюдочных детях! О семейке, чванством и гордыней обрекшей на смерть множество достойных нолдор, погибших во льдах!

+1

11

Какое-то время феаноринг наслаждался тишиной: новоприбывший эльда затих, рассматривая соседа по камере, что, собственно, Нельо нисколько не смущало, главное, цепью не гремел и не стонал - уже хорошо. Пялиться в ответ он не стал, хотя лицо брюнета и казалось ему смутно знакомым, точно бы видел когда-то, давным-давно, словно в прошлой жизни. Вряд ли эльда представится сыну Феанаро, в это промозглой, сырой темнице каждый радел за свою анонимность, а ему самому скрывать уже нечего - попав в лапы врагов, как принц Первого Дома, таковым он и остается даже будучи пленником в кандалах.
Майтимо поднял взгляд лишь тогда, когда молчавший какое-то время сосед, шипя презренно, разглядел в сидящем напротив эльфе феаноринга, о чем незамедлительно и сообщил. Теперь перводомовец уже не стесняясь стал рассматривать темноволосого сокамерника.
Смутно, вырывая из прошлого картину за картиной, сцену за сценой, осознавал, кто перед ним. Нельяфинвэ мог лишь предположить, что это не один из верных Первого Дома, но ведь он помнил, что Нолофинвэ и его армия остались на другом берегу, а что с ними - вернулись ли их сородичи в Аман, или же искали другой способ попасть в Эндорэ - этого он уже не знал.
- Есть что сказать - говори, а нет - не сотрясай зря воздух, - точно бы отмахнувшись, ответил Нельо, предполагая, что выбери эльда первое  -они познакомятся, да возможно и во второй раз, а промолчит - спокойнее будет. Любопытство, присущее нолдор, притупляется внутри стен Железной Темницы.

0

12

- Есть что сказать - говори, а нет - не сотрясай зря воздух.
"Все так просто? Вот так просто - взял и сказал! Не спросил, кто я, откуда? Откуда могу знать феанорингов и почему испытываю к им такую лютую ненависть? Он совсем обезумел в этом своём Ангбанде, потерял всё сердечие, что у него было!"
Есть ли у него что сказать? О да, у него было, что сказать! Сказать этому отродью, что сначала сладкими речами и жаркими призывами увлекли за собой в безумный поход многих своих родичей с их Верными, вовлекли в страшную братоубийственную резню (хорошо, что Третий Дом оказался не замаран этой скверной!), а потом бросили их подыхать... Подыхать во Людах! Сколько их пало в бурях Хэлкараксе! Скольких славных эльфов лишились Второй и Третий дом! Ужас утрат не обошёл даже семьи правителей, что уж говорить о простых Верных!
Не будь Льдов, не будь расколотого, изнуренного походом войска, может и не было бы этой проклятой битвы, где пали многие из товарищей Раумо, а он выжил -выжил, себе на горе и Морготу на утеху!
Но ничего этого он не сказал, не желая марать память  своих погибших друзей, ставя их имена в один ряд с именем поганого феанорингового выродка! И оттого лишь зашипел:
- Ублюдок! Тварь!-и рванулся вперед, позабыв, что сидит на цепи как дворовый пёс. Рванулся - и был отброшен назад под чей-то гогот. Рванулся снова, пытаясь унять обуявшую его ярость. Снова упал...
Словно обезумевший, ослепший от ярости зверь, желающий порвать глотку подлому врагу, он сделал последний рывок-и цепь дрогнула, поддавшись. Раздался сухой треск, и одно из колец, источенное вечной влагой и изрытое ржавчиной, лопнуло. С быстротой молнии Раумо подскочил к решетке и со всего размаху ударил в челюсть феаноринга, явно не ожидавшего такого подвоха.

Отредактировано Раумо (25-06-2013 13:59:17)

+2

13

Наблюдать, как пленный пытается дотянуться до него было, мягко говоря, неприятно. Страха же не было совсем, потому Маэдрос, как сидел близко к решетке с камерой новоприбывшего, так и остался - бездвижно, с лёгким сочувствием, даже состраданием смотрел на эльда, не понимая в корне причин негодования.
- Себе же хуже только сделаешь, Уймись... - а что он мог сделать? С такой длиной цепи неудобно, даже в рост не встать, темные, точно специально издеваясь, вымерили именно такую цепь. - Перестань, прекрати веселить всех, клоун! - происходящее потихоньку начинало выводить из себя. И без того состояние отвратное, спина ныла, тело ломило, в голове стоял мерзкий нервирующий звон.
Тонкий срежет не привлек внимание Майтимо, он лишь успел повернуться к неугомонному собрату, как в следующий же миг получил по скуле. Ударившись плечом о каменную стену позади него, эльф, теперь уже окончательно разозлившись, подался резко вперед и схватил обрывок цепи, отходящей от ошейника безумца, резко потянул на себя.
- Что за орочьи повадки?! - возмущению не было предела: понятно, морготовы твари не имели ни малейшего понятия о воспитании, но эльда? - Если тебе есть что мне сказать, так говори! - Нельо смотрел в упор на темноволосого собрата, не выказывая, что его металлический ошейник уже впился в горло - потерпит.
На гогот и выкрики он обращал столько же внимания, сколько и на камень под ногами - ноль.

0

14

непись, надсмотрщик и компания ржущих орков
Воздаяние за силу, ловкость и смелость не заставило себя ждать: сын Феанора совершенно верно понимал - такое зрелище тут не так часто видели, чтобы востроухие друг друга тузили, да еще так резво. Множество внимательных глах следило за представлением, оттого и реакция на лопнувшее звено, на внезапную неположенную свободу была почти мгновенной. Крепкие дубинки прогрохотали по прутьям клеток - звуком, разрывающим голову, словно в мозг напрямую, сразу, забивают ржавые гвозди.
- Ийти! Колени на пол, руки назад спина!
Как бы мало внимания не обращали на пришедших востроухие, а ситуация переменилась - прежде всего тем, что рыжеволосого по рукам треснули дубиной: не хватай, что не велено! В клетку же Раумо и вовсе ввалилось трое не знавших мыла и кадушки с водою "ребят", сперва двинувших под колени, а потом уж, не мудрствуя лукаво, потащивших беглеца обратно к стене и скобе. За волосы и ноги, помогая провисающим частям тела бодрящими пинками и смачной руганью, которая, что характерно, вовсю использовала устаревшие, но удобопонятные эльфийские корни.

0

15

То, что проклятый Феаноринг схватился за обрывок цепи и попытался изобразить из Раумо собачку на выгуле, третьедомовца ничуть не смутило. Он нашел в себе силы дернуться-и обрел желанную свободу.
- Сказать? О да, мне есть, что сказать! -процедил Раумо прямо в лицо Майтимо.-Шакалы и шакаловы отродья! Твари, предавшие своих братьев, свой народ!  Мы купились на ваши сладкие речи и пошли за вами, отринув дома и родных-а некоторые из нас запятнали свои руки кровью. И зачем? Чтобы увидеть огни пожарищ в Лосгаре? Убедиться в милосердии и великодушии короля Феанора? - Раумо уже шипел.-Узнать о том, что...
Ослепленный яростью, он не заметил, как в его застенок ворвалась стража... На что он надеялся? На то, что возмутительный  демарш останется без ответа?
Его били, чем ни попадя, волокли и приковывали к стене- а он все равно кричал и сыпал ругательствами, проклиная вероломный  первый дом и лживых феанорингов. Перед его глазами отчетливо проходили лица тех, кого он больше никогда не увидит, кто погиб во Льдах. Родные. Друзья.
Замерзли.
Утонули.
Умерли от голода.
Проклятый Первый Дом!
И ему было все равно, что за свою дерзость он ответит - уже ответил, и ответит еще, и не один  раз-если верны слухи об ужасах, творимых Темным Валой. Но прежде, чем уйти в чертоги Мандоса, он хотел лишь одного: захватить с собой кого-нибудь из тех, по чьей вине погибли доблестные воины из войска Нолофинвэ  и Финрода.
Феанорингов.

Отредактировано Раумо (03-11-2013 12:01:42)

0

16

Нэлья даже не обратил внимания на удар по рукам - такая мелочь уже не принималась в расчет. Раумо бился в соседней камере, орки дубинками и сапогами пытались его усмирить. Маитимо сжал зубы и опустил голову. Пытаться помочь другому эльфу бесполезно. Можно бы было вцепиться в тварей - вцепился бы, а так... Остается только ждать, когда Раумо изобьют и бросят. Только... за что он так ненавидит отца и Дом? Как он, из Третьего Дома тут очутился??? Нолдо злобно посмотрел на соседнюю камеру, откуда еще доносилась возня и проклятия. Кулаки эльфа сжались и снова разжались в бессилие. Маитимо упрямо опустил голову и принялся терпеливо ждать.

Отредактировано Майтимо (02-11-2013 03:26:14)

0

17

непись, надсмотрщик и компания ржущих орков

В качестве завершения интерлюдии слишком резвого пленного наградили дополнительным тычком и профилактическим ударом по колену - чтоб не рыпался особо. Словесные упражнения остроухих были надсмотрщикам не в новинку, а вот разошедшаяся цепь встречалась не так часто, поэтому, прежде чем приклепать пленного обратно, орки внимательно осмотрели кольца "поводка". Своеобразным наказанием могло считаться и то, что теперь идущая от скобы до ошейника цепь была на несколько звеньев короче и опуститься на пол позволяла разве что сидя и до предела выпрямив спину.
Соседу "бунтовщика" погрозили дубиной, пояснили этот жест набором вполне (на взгляд орков) удобопонятным набором жестов и телодвижений и, на прощание заехав по решётке до гула, ретировались.

Присутствия орков теперь, как и прежде, не было видно, зато их было слышно и пахло в проходе тоже... сильно. Из тёмного недалёка доносилось эхо оживлённой взрыкивающей беседы и прямо-таки гнусного гогота.

0

18

Он сопротивлялся, пока его тащили; сопротивлялся, пока его приковывали - получая удары-один за одним. В пылу ярости он не ощущал боли-и лишь тогда, когда орки покинули его камеру, сопровождая свой уход незнакомыми словами и жестами-не оставляющими, однако, никакого сомнения в их смысле-боль нахлынула на него, сжала кольцами. Привалившись к холодной стене, он судорожно глотал воздух, задыхаясь, мысленно прося лишь об одном-чтобы в один из моментов боль одолела его-и он ушел. Нет, нельзя. Если он уйдет-кто скажет феанорингову выродку всю правду. Если он уйдет-кто будет верно служит лорду Финроду? Если он уйдет.
Не уйдет!
Холод камней приятно ласкал спину, облегчая боль. Раумо прикрыл глаза. Вот сейчас... Сейчас он посидит, отдохнет, наберется сил... Тогда можно  разговор возобновить.
Чуть-чуть посидит.
Совсем немножко...

+2

19

Наконец орки ушли. Маитимо повернул голову и посмотрел на эльфа, скорчившегося в соседней камере. Сердце привычно сжалось от сострадания, на лице не дрогнул ни один мускул. Стараясь тихо звякать цепями Нолдоран подполз так близко к прутьям, как только мог и постарался положить руку на плечо незнакомого нолдо, но смог лишь просунуть пальцы через прутья разгораживающие камеры. Держись. - голос сухой и тяжелый - Это еще цветочки. Маитимо вздохнул - Тебя будут бить и пытать до тех пор, пока ты не согласишься стать рабом или не умрешь.
Маитимо видел что фэа квэндо затрепетала в стенах своего тела, но все же удержалась. Хорошо, что ты не уходишь сам... Но, возможно, для тебя это было бы наилучшим. - голосом, в котором слышалось сострадание, произнес Руссандол.

За что он ненавидит Дом? Как он оказался тут? - Все потом. Пусть сначала придет в себя.

Отредактировано Майтимо (22-01-2014 04:11:58)

+1

20

Боль отпускала медленно, не торопясь. Отползала, с боем сдавая позиции. Что же, если верить словам проклятого феаноринга-ненадолго.
Тут вдруг он поймал себя на мысли, что больше не... Нет, на ненавистного феанорингова выродка он злился-да и как не злиться, если за спиной было столько потерянных жизней. Но злость притуплялась с каждой минутой. И, кажется, Раумо уже знал причину...
- Мне не нужно твое сочувствие,-процедил нолдо  больше по привычке, видя, как к нему тянется, ободряя, рука. Увидел, молниеносно выхватив взглядом, и застарелые шрамы на ней, и следы от ожогов-таким, какие зачастую оставались у него, Раумо, после работы в кузнице-если подмастерье попадался робкий и неумелый. Но на теле Нельяфинвэ... Это  были явно не следы работы в кузне.
Сказанное Майтимо еще не успело дойти до сознания Раумо, как с губ сорвался вопрос, который нолдо и не подумал бы задать пять или десять минут назад:
- Ты давно здесь?

+3

21

- Мне не нужно твое сочувствие - выдавил сквозь зубы избитый пленник. Маитимо коротко и очень тихо вздохнул, словно принимая удар. Он впервые сталкивался с ненавистью другого пленного. Он не понимал причины, он вообще не понимал что происходит, но на гордого родича ему было больно смотреть, а помочь нечем.

Прости, убрать сочувствие в поясную сумку не удастся. - кончики пальцев вцепились в прутья. - Впрочем, с сочувствия этого проку мало. Мне нечего сказать тебе что бы поддержать или ободрить... По этому я предпочитаю говорить правду - тебе понадобится все твое мужество. И... - нолдо запнулся - даже твоя ненависть ко мне тебе может помочь. - задумчиво и горько, вспоминая старые строчки из другой жизни -
Принеси мне с войны этот снег,
Красный, чистый ли.
Сохрани эти лица, отдай все навек -
Только выстои.

Незнакомый нолдо зашевелился. Маитимо отметил про себя, что не смотря на боль, он не слышал ни одного стона. Это давало надежду, что новый знакомец сдохнет раньше, чем сломается. Феанариона мучил и доводил до исступления вид сломавшихся в Ангамандо квэнди, хотя, быть может, это всего лишь был призрак собственного страха.
- Ты давно здесь?
Вечность - глухим эхом отозвался Руссандол. Он хотел добавить - "почти сразу как приплыли", но вовремя прикусил язык - не время сейчас. - Я не могу сказать точно, но уже много лет как.

+1

22

  "...Поэтому я предпочитаю говорить правду - тебе понадобится все твое мужество..."
"Только выстои..."

"Значит, все то, что говорили в Амане, все те слухи, что приносили из Эндорэ, правда... - с горечью думал Раумо, полузакрыв глаза. - "Что ему нужно, проклятому Морготу, от эльфов? Информация? Что могут знать они, обычные эльфы-и чего не знает сам Тёмный Вала? Материал для чудовищных экспериментов, о которых ходили слухи еще более ужасающие? Но феаноринг здесь... Жив... Значит, не все еще потеряно".
- Вечность...- повторил Раумо страшное слово, пробуя его на языке.- Сын Феанаро-пленник его злейшего врага... "Помнится, когда мы шли сюда, расклад планировался немного иной. Противоположный. Абсолютно противоположный..." - И почему же Феанаро не вытащил тебя отсюда?  -  не "король". Не "верховный король". Королем для всех-а тем более, Верховным Королем для прошедших Люды навсегда останется Нолофинвэ.- Или он бросил родного сына так же, как и родного брата? Бросил умирать в Ангбанде, как бросил нас умирать во Льдах?
В первый раз за все время при упоминании о Льдах его сердце не сжала холодная, удушающая рука гнева. Он смотрел на феаноринга спокойно-так же спокойно и безмятежно, как произнес последние лова. С удивлением для себя самого он понял, что его ненависть к рыжему пареньку испарилась - словно её выколотили дубинки здешних мерзких тварей.
За причиной далеко ходить не надо было. Причина смотрела на него сквозь прутья решетки-усталая, истощенная, измученная.
"Что бы ты ни сделал, долгими годами в Ангамандо ты искупил свои грехи, феаноринг..."
"Настало время и мне искупать свои..."

+1

23

- Вечность...  Сын Феанаро-пленник его злейшего врага...
- Да, в этом есть своя ирония. - Маитимо засмеялся каким-то неправильным смехом. Веселым и беспощадным - так мог бы смеяться падающий в пропасть, не имеющий ни друзей, ни сожалений.
-  И почему же Феанаро не вытащил тебя отсюда? Или он бросил родного сына так же, как и родного брата? Бросил умирать в Ангбанде, как бросил нас умирать во Льдах?
Смех резко оборвался. Нолдо дернулся как от удара, дернулся так, что бряцнули цепи ошейника. С минуту Маитимо сидел неподвижно с непроницаемым равнодушным лицом - похоже такая маска стала его привычным выражением за долгое время проведенное в плену. В душе Нэльяфинвэ происходила борьба - гнев, за такие слова об отце и понимание того, что новый гость Ангамандо имел на эти слова некоторое право. Наконец Маитимо заговорил ровным тоном без эмоций - Отец мертв. Он погиб в бою. Теперь я Король нолдор. Тебе повезло - ты можешь бросить мне все в лицо. - нолдо, с клочками ободранными волосами, в цепях и шрамах,  медленно, но с какой-то царственностью повернул голову к своему сокамернику - Мы не верили что Льдами можно пройти. Впрочем, теперь, это не имеет значения, не так ли?
Маитимо молча ждал проклятий и обвинений. Ждал их, как глава Дома, ныне отвечающий за весь Дом. С горечью и болью в глазах, но без возможности обвинить Дом. И все же Король не утерпел и прахом рассыпалась его непроницаемость.
- Прежде чем ты скажешь мне все, что давно хотел... Ответь мне на один вопрос - жив ли Финдэкано?! - на лице застыли надежда и страх.

+1


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Доплывший и дошедший в одном застенке, 1 год Солнца, весна - сыгран


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC