Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Чрез тернии к... звездам? 4 год Солнца, зима - сыгран


Чрез тернии к... звездам? 4 год Солнца, зима - сыгран

Сообщений 31 страница 47 из 47

31

Таринвитис мягко и плавно закончила выплетать Мелодию. не оборвала, а позволила той естественным путем разлиться и растворится отголосками вокруг, потом смолкнув, но оставив после себя все еще тот ветерок, коий и стал основой в чарах, сотворенных майэ. И они подействовали (а как же иначе-то?). Правда, эффект шокировал бессмертную поначалу... Скажет так, даже сильно.
С губ Тхурингветиль быстро стерлась самодовольная и торжествующая улыбка, сменившись сильным замешательством на лице. Мысли, до этого плавно текшие, закружились вихрем непонимания и попыткой именно что понять, подобно снежному порыву - яркому, неожиданному, отрезвляющему. Да, кто-то чуть-чуть заигрался, но Моргот с этим! Надо было что-то делать с свихнувшемся эльда, который называл ее мамой.
...Мамой... А почему бы и нет? Тхурингветиль улыбнулась собственным мыслям. А что, оно было идеей. Раз признал себя ее сыном, то от чего бы не воспользоваться положением? От чего бы не расставить всю ситуацию так, как надо самой майэ? И Долтевиль не собиралась так просто сдаваться. Да, она увлеклась этим нолдо, но и пусть. Оно того должно было стоить - по крайней мере, скучно точно не было.
Но сначала надо было собраться с силами, с мыслями, нацепить малознакомую маску. маску лжи и притворства. Будучи прекрасной актрисой, для Мыши то было не в первой, да и с удовольствием. Другой вопрос, что подобного она еще просто не играла. Но жизнь - у нее свои правила. Вои ими чуть и воспользуемся...
Тиль склонилась над эльфов, погладив того по голове и ласково промурлыкав:
- Тихо, успокойся. Не надо так голосить. Папа скоро вернется, а мы сейчас поднимемся в покои и приготовим тебя к прогулке по садику. Договорились? - И при этом улыбаясь, ласково улыбаясь. Даже глаза не выдали бессмертную. Как-то она уже видела у эльдар мать и дитя, сумела вспомнить образы и наложить их на своей внешний облик.
Таринвитис выпрямилась и направилась к двери, поманив изящным жестом руки за собой эльфа. Вот только... Ее не оставляла чувство обмана. А потому внутренне майэ была напряжена, как охотница, готовая в любую секунду сорваться в погоню, в атаку, не дать уйти.

+2

32

Мама повела себя,  как и полагается хорошо воспитанной эльфийской маме: ласково погладила сыночка по голове  (разве что конфетку не дала) и проворковала истинно маминым голосом:
- Тихо, успокойся. Не надо так голосить. Папа скоро вернется, а мы сейчас поднимемся в покои и приготовим тебя к прогулке по садику. Договорились?
Договорились? Разумеется, договорились! Раумо просто горел желанием посмотреть и на здешний садик, и на любимого папу. Интересно, он будет такой же красивый, как и мама? И слывёт хорошим воином? Эльфийским папам полагается быть хорошими воинами, чтобы сражаться с врагами. Интересно, как зовут здешних врагов?
Мама направилась к двери, поманив за собой дорогого сыночка. Тот не преминул воспользоваться приглашением. Вскочив, он засеменил за мамочкой на почтительном расстоянии, делясь с ней своими мыслями:
Мама, а какие растения растут в нашем садике? Он же ведь наш, правда? А мне дадут играть с другими эльфами? А когда мы есть будем? Я уже проголодался!
...На пороге он обернулся и окинул взглядом помещение, которое покидал. На миг перед глазами полыхнуло красным, и древняя, извечная боль затопила сознание. Проблески давних воспоминаний, что хранили проклятые стены, один за другим мелькали перед ним. Было ли то последствием странной песни, что выпевала ему красавица, или то давали о себе знать эльфийские чары, заложенные в каждом из  перворожденных в той или иной степени?
Он знал только одно.
Он не вернётся сюда.
Никогда.

Отредактировано Раумо (24-08-2013 08:57:08)

0

33

Немногое в этом мире могло удивить Леди Ангбанда. Еще меньше существовало того, что могло ее напугать. Однако такой реакции на свои действия она ни в коей мере не ожидала. Если бы пленник набросился на нее, она бы успела дать отпор. Сработала бы не только многолетняя выучка, но и отточенные инстинкты. Однако руки, протянутые к ней для объятий... Безумные глаза и восторженные крики "мама"?! Это было уже слишком даже для нее.
Таринвитис начала новую игру и чувствовала, как азарт заполняет все ее существо. Азарт охоты. Что ж, не все еще потеряно, она добьется своего. Не так, как предполагала изначально, но это даже и к лучшему. Произошло что-то невероятное. Необъяснимое, но от этого не менее интересное. Если это была игра, жалкая попытка обыграть ее при помощи притворства, то этот наглый эльф еще не знает, как он об этом пожалеет. Ибо тут Таринвитис чувствовала себя вполне уверенно. Если он вздумал играть, она обыграет его. Он окажет ей услугу, если позволит втянуть себя в это.
Однако до сих пор он ни разу не поддался ни на что подобное, проявляя редкое упрямство. С чего бы вдруг он решил сменить тактику? Глупо и бесперспективно. А если нет? Если его поведение - не хитрость, а всего лишь результат ее магии? Если он на самом деле утратил связь с реальностью и считает ее своей матерью? Это был шанс. Шанс сломать-таки упрямца и добиться давно желаемого хоть такой необычной, но вполне приемлемой за это ценой.
Не решив еще точно, что ей делать, но понимая, что оставить пленника в пыточной - разрушить свою же собственную игру, Таринвитис оказалась в коридоре, где крайне удивила орков-охранников тем, что продолжала манить за собой эльфа, не отдавая приказания его хватать и тащить. На пороге пленный остановился, и майэ на миг показалось, что он задержался чуть дольше, чем должен был. Она недовольно скривилась и позвала:
- Ну что же ты! Иди скорее! Я жду тебя, - и добавила, выдавив из себя чарующую улыбку, - малыш!

Отредактировано Тхурингветиль (14-11-2013 13:13:26)

+3

34

Дорогая мамочка (про себя эльф называл ее теперь только так) остановилась и недовольно сдвинула бровки. Чем любимая и дражайшая была недовольна-нолдо понял сразу и попытался исправить свою оплошность. Одним прыжком он преодолел отделяющее их расстояние, крепко сжал мамулю в объятиях, целомудренно чмокнул её в щечку и застрекотал все с той же безумной скоростью, что и раньше, вперемешку то признаваясь маме в глубокой и чистой любви, то интересуясь "А почему эти дяди на  меня так странно смотрят", и можно ли ему надеть во-о-о-он ту штуку, что носит дядя на голове... Как же она называется... Шмель?Шелонь?  А, шлем!
Обрывки воспоминаний о том, как ведут себя эльфийские дети, еще сохранились в его устало-меркнущем разуме... Хотя здешняя обстановка мало походила на беззаботные поля Амана.
Переведя дух и выпустив дорогую мамочку из крепких объятий, он требовательно потряс ее за руку и заканючил:
- Ма-а-а-ам... Пошли! Я есть хочу! И спать! Сильно спать!  Нет, сначала есть! А что у нас на ужин будет? А что я люблю? А ты поспишь со мной? А то я боюсь засыпать один!
Спать он боялся. Боялся давно. Один ли или в компании любящей мамули... Сон все равно станет для него тяжелейшим, жутким испытанием...

+2

35

Результат превзошел все ее, даже самые смелые ожидания. Таринвитис с трудом сдержалась, чтобы не отбросить от себя безумного эльфа, решившего зачем-то кинуться ей на шею. Она догадывалась, что, вероятно, дети себя так и ведут. Хотя и никак не могла понять, что хорошего находят в таком поведении их родители. Видимо это было что-то такое, что сущности, сотворенной еще до создания Арды, понять было не дано. Впрочем, в свете последних событий, она не особенно-то и стремилась к такому пониманию. Воистину, он прекратит или нет?! Может быть, ну ее, всю эту игру, бросить его обратно в камеру и наконец избавиться от этого дурдома? Или отдать на каменоломни, куда этому упрямцу была прямая дорога?
Однако леди Ангбанда не желала сдаваться так быстро. Безумный эльф наконец-то оставил ее в покое, вцепившись только в руку. Это уже можно было пережить. Таринвитис обвела взглядом коридор, обалдевших охранников, которых распирал смех, но они боялись даже пошевелиться, т.к. не могли понять, что вообще происходило на их глазах. Надо было заканчивать этот балаган, и как можно скорее.
- Идем! - недовольно бросила Таринвитис своему новонареченному великовозрастному сыночку и, не удержавшись, дернула его за руку, хотя этого вовсе и не требовалось. - Если ты прекратишь ныть, то получишь и еду, и сможешь выспаться.
Однако пообещать было проще, чем выполнить. Куда, спрашивается, можно было отвести столь странного пленника, чтобы не ломать игру?! С минуту поразмыслив, Мышь приказала оркам:
- Следуйте за нами, но близко не подходите. Ждите моих указаний и ни слова, пока я не разрешу!

- Идем, - она вновь обратила свое внимание на пленника, - сыночек! И не досаждай мамочке, а то она за себя не ручается.
Не дожидаясь ответа, Таринвитис пошла по коридору, не выпуская руки пленника из своей, только перехватив ее поудобнее.

+1

36

Дорогая мамочка как-то странно отреагировала на столь бурные проявления чувств со стороны единственного и неповторимого сыночка. Даже предложение поспать вместе вызвало с ее стороны совсем не ту реакцию, на которую рассчитывал эльф. Что же, оно и к лучшему. Любимой родительнице вовсе не обязательно слышать, что во сне кричит ее сынуля. Еще разочаруется и вернет обратно... В здешний детоприемник. А он еще не успел наиграться с игрушками, которые собирался выпросить в ближайшее время. В награду за короткие штанишки и хождению за ручку по коридорам крепости.
Мамочка была недовольна: эльф видел это невооруженным глазом. Пойди пойми этих женщин!
Но он знал одно: любое проявление его подлинных чувств родительнице не понравится. Поэтому прикусил язык и, картинно надув губки, поплелся за дорогой мамочкой под аккомпанемент едва сдержанных смешков злых дядь в шлемах.
Плелся он спокойно шагов десять-пятнадцать. Потом затормозил, вспомнив.
- Мама,-сказал он жалобно.-А там со мной тетенька была...можно мне ее взять поиграться? Она со мной в войнушку будет играть и сказки на ночь читать, когда ты занята... Ведь все мамы заняты, правда?
Горячую мольбу он подкрепил таким выразительно-щенячье-тоскливым взглядом, что только существо с абсолютно холодным сердцем могло не пойти навстречу одинокому покинутому ребенку...

Отредактировано Раумо (01-01-2014 14:31:08)

+1

37

Таринвитис шла по коридору, таща за собой пленника и слыша, что орки тоже послушно плетутся следом, как и было велено на расстоянии. Внезапно она подумала, что если всю эту процессию увидит кто-либо из обитателей крепости, она рискует стать всеобщим посмешищем на очень долгое время. Впрочем, леди Ангбанда всегда могла за себя постоять, и каждый, кому вздумается над ней смеяться, горько пожалеет об этом. Кроме того, игра... игра определенно стоила свеч.
Неожиданно Раумо остановился, и темная майэ чуть не налетела на него, ибо крепко держала его за руку. Однако несмотря на долгие месяцы, даже уже годы плена эльф не утратил своих сил. Оказавшись снова чуть ли не нос к носу со своим "сыночком", Таринвитис не выдержала и выпустила его руку, чтобы восстановить дистанцию и понять, что происходит.
- Что с тобой?! - рассердилась она. - Ты можешь идти нормально, не останавливаясь и не дергаясь? Какая тетенька?! Ты с ума сошел? Идем, мне надоело уже тут торчать! Ты хотел есть? Тогда пошевеливай ногами, а то я передумаю!
Если бы ее собеседник был реальным ребенком, и "мамочка" строго смотрела на него, как и положено, сверху вниз, это, возможно и возымело бы нужное действие. Однако пленник не был ее ниже, что в корне меняло ситуацию. Мышь начинала злиться не на шутку, еще и по этой причине.
- Сейчас ты перестанешь капризничать и мы быстро дойдем до моей комнаты... - она на мгновение запнулась, а потом поправилась, - нашей комнаты. Где ты сможешь поесть и отдохнуть. А если будешь вести себя плохо...
Таринвитис очень хотелось пообещать упрямому пленнику все, что только приходило в ее изощренный ум, но она вовремя вспомнила, что детям не грозят ни пытками, ни смертью. Она бросила быстрый взгляд на стоящих в стороне орков.
- А если будешь вести себя плохо, я попрошу вот этих... дядей присмотреть за тобой. Поверь мне, тебе это не понравится. Пошли! - майэ снова схватила пленного за руку и вознамерилась продолжить путь. Еще немного и, видит Повелитель, она не выдержит.

Отредактировано Тхурингветиль (01-01-2014 18:53:23)

0

38

Судя по лицам "этих дядь" перспективка присмотреть за эльфом им несказанно понравилась. А вот самому эльфу почему-то нет. Да что взять с этих зубастиков: поди, и замки из песка строить не умеют, и гербарии собирать не любят. Не, у  него не было ни малейшего делания играть с дядями... Да что поделать? Придется, видимо.
- Мама,-сказал он твердо, глядя, не отрываясь, в глаза драгоценной родительницы.-Ты всегда учила меня, что мужчина должен помогать женщине... Учила ведь, да?-на мгновение на его лице отразилась нерешительность; кто-то ведь учил его, да... - А я-мужчина!-он гордо выпятил грудь колесом.-Правда, маленький, но скоро подрасту. И я должен защищать всех женщин. А эти дяди,-короткий кивок в сторону нелюбителей флоры.-Они тётю обижали. Что-то плохое с ней делали. Я ведь видел. Она плакала. Мама, давай заберем её. Ну пожалуйста! Я даже согласен сегодня не ужинать. И компот выпью! Я ведь никогда компотов не пил, а чтобы женщину защитить-выпью.
И тебя должен защищать!-
добавил он, подумав.-Мама, эти злые дяди как-то плохо на тебя смотрят. Можно я их побью?-воодушевленно спросило разбуянившееся дитё.

+1

39

Продолжить путь все-таки не удалось. Противный "ребенок" продолжил свои капризы, чего Таринвитис, если честно, совсем от него не ожидала. Хотя пленный и в здравом уме всегда отличался редкостным упрямством, так что чему было удивляться? Первой реакцией было выполнить свою угрозу и приказать оркам дотащить Раумо до ее покоев силой, чтобы прекратить весь этот балаган как можно скорее. Или же собственноручно оборвать остроухому его уши, чтобы впредь неповадно было доводить до белого каления "дорогую мамочку". Однако Мышь не была бы сама собой, если бы не умела сдерживать свои эмоции тогда, когда ей самой это было нужно.
Если она сейчас даст волю своему раздражению, это новоиспеченное дитя еще чего доброго разревется или разобидится. Потом придется потратить вдвое больше сил, чтобы вновь завоевать его доверие и статус любимой родительницы. А значит, следовало вести себя совершенно иначе. Майэ очаровательно улыбнулась и, шагнув к пленнику, нежно прикоснулась руками к его плечам, а потом обеими руками повернула его голову к себе так, чтобы он смотрел прямо "мамочке" в глаза.
- Ну что ты, малыш! - заговорила она с максимальной нежностью и заботой, на которую была способна. - Не беспокойся, мамочка не даст себя в обиду. Тебе не стоит об этом переживать. А твоя знакомая... Она сейчас немного... не в себе. Ей нужно отдохнуть, а потом она обязательно придет к тебе играть. Я знаю, что ты очень о ней беспокоишься, но сейчас нам нужно идти. Идем скорее! Ты же не хочешь меня расстроить? Правда ведь? Обещай мне вести себя хорошо!
Таринвитис продолжала смотреть собеседнику в глаза, не убирая рук с его лица.
- А если ты будешь вредничать, то никогда ее больше не увидишь! - Ей очень хотелось добавить: "живой", но она все же сдержалась.

+1

40

Голос  дорогой мамочки из гневного стал вдруг приторно- сладеньким, и это-то напугало эльфа больше всего. Медоточивый тон ее интонаций звучал страшнее, как если бы драженная мамахен топотала ногами и визжала, словно недорезанная свинья.
И эльф вдруг явственно понял, что если сейчас не заткнется-тете, оставленной им в подземелье придется стократ хуже, чем было до этого-и замолчал, мысленно себе пообещав, что надев короткие штанишки и выпив для ублажения мамочки ненавистный компот еще раз напомнит ей о тёте-только не сейчас, когда родительница готова была порвать на лоскутки всех, кто попадется ей под руку... В том числе и любимое дитятко.
- Обещаю, мамочка! - покорно согласился он, скрестив за спиной пальцы мамонеохваченной руки, а затем покорно поплелся вслед за родительницей.
Их путь лежал наверх, что не могло не внушать эльфу какую-то странную тревогу. Именно там, наверху, жил хозяин замка (логическое умозаключение проистекало из того, что вряд ли владелец столь громадной махины, размер которой старательное дитя  не раз измеряло своими ногами, будет столоваться в плесени и сырости в компании шныряющих туда-сюда крыс.
Встречи с хозяином эльф боялся, как огня. Подспудно ему казалось, что он однажды видел его... Когда шел по бесконечным коридорам замка в сопровождении вон тех дядь (ну или очень похожих на них) Неожиданно дверь одной из темниц распахнулась и оттуда вышел... Эльф не запомнил ни его лица, ни его походки. Только ужас, исходящий от идущего навстречу-и губы, изогнувшиеся в усмешке. Было ли это очередным кошмарным сном эльфа или действительным событием, а может, фантазиями, навеянными чарами мамочки-эльф не знал. Но идти наверх ему хотелось меньше всего.
Впрочем, особого выбора у него и не имелось.

+1

41

К счастью, дитятко успокоилось, и это принесло Таринвитис невероятное облегчение. Нет, определенно, игра будет возможно веселой, но явно нелегкой. Сколько ей еще придется терпеть дурацкие капризы?! Впрочем, скорее всего, недолго. Детей ведь принято воспитывать. Поэтому она еще поставит этого наглеца на место, ради этого, собственно, она и затевала весь этот балаган.
Они шли по коридорам, и, слава Повелителю, пленник ничего больше не отмачивал, а послушно плелся следом. Орки тоже благоразумно молчали, топая чуть позади. Наконец, вся процессия оказалась там, куда и направлялась: около комнат, которые занимала сама леди Западного предела. Она просто не придумала никакого другого места, куда можно было бы привести этого полоумного, чтобы не нарушать игру. Ему, конечно же, нужно место для проживания, и камера, в которой он проводил свое время до сих пор, для этого явно не подходила. Ему нужна комната... А ей нужно разрешение от Майрона, ибо пленник-то был все-таки на его ответственности. И чтобы сделать то, что она задумала... Комендант узнает обо всем все равно, если уже не узнал. А для успеха всей операции было бы лучше, если бы он узнал об этом от нее самой. Что ж, стоило поторопиться и нанести дражайшему коллеге незамедлительный визит. Только вот что делать с этим... сыночком?!
- Ждите здесь, никуда не уходите! - приказала Таринвитис оркам и собственноручно распахнула дверь перед дражайшим чадом.
- Заходи, малыш! Здесь ты сможешь отдохнуть, пока мама займется очень срочным делом. - И опасаясь, что пленник опять заартачится, Мышь попросту подтолкнула его в спину, чтобы он поскорее зашел внутрь.

+1

42

Полет в одну из комнат крепости прошел быстро и безболезненно. Легкий тычок в спину-и вот уже эльф стоит посредине покоев. Явно женских. Хотя кровать хорошая, широкая... Не одна мамочка поместиться может.
Вот кровать-то он сразу и оккупировал. Разогнался, разлетелся, плюхнулся со всего размаху (услышав, как жалобно треснуло что-то - даже не ухмыльнулся: у всех деток страсть к разрушению в крови).
- Ура! - завопил он и принялся прыгать по кровати со всей дури, чувствуя, как с каждым прыжком тело пронзает боль от застарелых ран.-Я буду здесь играть! Мама, ты будешь со мной играть? Давай поиграем, кто выше прыгнет?
... Кровать не выдержала на восьмом подскоке. Утирая с лица клубы взметнувшейся из-под обломков кровати пыли и восседая с горделивым видом посреди деревянных останков, эльф гордо заявил:
- Ура! Я кровать сломал! Когда я вырасту-я стану главным ломастером! Правда, мама?

+1

43

Таринвитис смотрела на все происходящее со смесью ужаса, отвращения и желания убить негодяя на месте. Собственными руками. Немедленно. Она чувствовала, как внутри нарастала ярость, волна за волной.
Когда кровать все-таки с грохотом рухнула, майэ не выдержала. Она подлетела к сидящему на обломках эльфу и вцепилась в него своими тонкими длинными пальцами, пытаясь дотянуться до горла и сомкнуть руки. Однако кровать ей мешала, и ей пришлось тоже забраться на нее. В этот момент открылась дверь, и на пороге появились охранники. Видимо, услышав грохот, орки некоторое время колебались, стоит ли им вмешиваться, но поскольку приказа не входить они не получали, а отвечать потом пришлось бы им... В общем, дверь распахнулась, два орка попытались войти одновременно, тем самым создав давку и затруднив себе задачу. Таринвитис оглянулась на неожиданный шум, не выпуская пленника из своих цепких пальцев.

+1

44

Кажется, мамочка не испытала прилива нежных родительских чувств и безумного умиления от того, что в семье растет подобный умелец в ломательной части. Или испытала, но в какой-то своеобразной форме: Подлетев к дорогому сынуле, она попыталась вцепиться  ему в горло, но достигла только того, что тоже забарахталась посреди обломков. Да так живописно забарахталась, что любящий сына в один очень занимательный для себя момент был вынужден поднять драженную мамахентза шкирку, чтобы она окончательно не протерла грязный пыльный пол пятой точкой.
-  Ну как же можно быть такой неаккуратной?  - попеняло дитятко, старательно стряхивая с парадной одежды мамули пыль и труху.- Хотела бы сама кровать сломать-сказала бы мне сразу, я ее бы для тебя оставил. Ты что, обижаешься, мама? -изумился он до глубины души, заметив, с каким выражением смотрит на него любимая мамочка.- Так ведь все эльфийские детеныши такие! А хочешь, я тебе стул принесу? Ты на нем попрыгаешь-и сломаешь!
И тут, прямо в разгар всеобщего веселья, в комнату нагрянули злые дяди с тупыми физиономиями. На которых, надо сказать, застыло вселенское удивление. Сынуля счел необходимым разъяснить текущую политическую ситуацию.
-  А мы тут с мамочкой... Шалим! - подмигнул он и одарил орков такой ослепительной улыбкой великовозрастного шалунишки, что самым раступым созданиям должно было бы мгновенно стать понятным, какого рода шалостям эльф предается с дорогой... родительницей.

+1

45

Что говорило ее новоявленное чадо, Таринвитис, к счастью, не слышала. Она лишь настойчиво тянулась к вожделенной шее, а потом, потеряв равновесие на неустойчивых обломках, пыталась удержаться и не упасть, при этом выпутываясь из довольно сильных рук дражайшего сынули. И в этот момент вошли орки. Они сначала оглядели комнату, пытаясь понять, что произошло, но, к несчастью, доброе эльфийское дитя решило им помочь и все объяснило. Лучше бы оно этого не делало, ибо вошедшие замерли как каменные столбы, внезапно поняв все происходящее так, как только и можно было понять, и не зная, что же им теперь делать и как объяснить свое присутствие внутри комнаты, куда их явно не приглашали. Момент был неподходящим для вторжения. Да и помощи леди и ее партнеру явно не требовалось.
Майэ понадобилось не так много времени, чтобы догадаться, как все это выглядело со стороны. Она еще раз рванулась, пытаясь избавиться от помощника, и рявкнула:
- Вон отсюда! Кто вам позволил!.. Вон!
Орки не стали дожидаться продолжения и послушно исчезли за дверью, на этот раз один за другим. Дверь хлопнула. Таринвитис повернулась к пленнику:
- Доволен? Долго ты собираешься испытывать мое терпение? Хочешь, чтобы я тебя наказала? Хочешь вернуться назад, вниз, в свою вонючую камеру? Хочешь? Маму надо слушаться, иначе мама очень разозлится. Ясно тебе?

0

46

Градус мамочкиного гнева давно зашкалил за отметку "взрывоопасно", и эльф шестым чувством понял: дорогой мамуле ничего не стоит выполнить свою угрозу. Возвращаться туда, откуда они пришли, великовозрастному сынуле не хотелось: в подземельях было мокро, сыро, ползали мокрицы, запах был нехороший... Да и вообще...
-  Мамочка, я больше не буду. Честно-честно!-эльф попытался преданно заглянуть мамуле в глаза. Получилось плохо: разница в росте делала взгляд высокомерным, а умилительная улыбка отдавала явной издевкой. Эльф и сам сообразил,  что его поза отнюдь не выражает покорности, почему мигом меинулся к ближайшему креслу, чинно сел в него (сначала хотел запрыгнуть по детскому обыкновению, но разумно счел, что еще один разломанный стул-последний гвоздь, забитый в крышку гроба маминого терпения), попытался свернуться калачиком (получилось плохо... Если вообще получилось) и заявил миролюбиво:
- Видишь, мамочка, я уже сплю!
Спать и вправду хотелось безумно. Эльф зевнул уже неприкрыто, не в угоду мамочкиным капризам, и смежил глаза.
Спать... Сколько дадут. Спа-а-а-ать...

0

47

Неожиданно пленник сдался и послушно отправился в кресло, объявив о своем намерении поспать. Таринвитис даже опешила слегка, ибо была уже в той степени раздражения, когда не только была готова, но и жаждала последней капли, чтобы вцепиться в глотку и тут уже отыграться за все. Однако Раумо то ли почувствовал, то ли случайно, но остановился в дюйме от пропасти, так и не сделав требовавшийся последний шаг. Майэ растерялась, ибо эмоции продолжали кипеть и требовали выхода, однако пленник подчинился, а это было именно то, чего она и добивалась. И к тому же ее план... Он так ей нравился, что заставлял забыть обо всем остальном. Ведь если все так, как она предполагает, если ее чары привели к таким невероятным последствиям, то она наконец-то его получит. Раз и навсегда. Этого гордеца, которого ничем не удалось сломить и которого впереди ждали только каменоломни и смерть. Он мог стать ее, душой и телом. Причем не под принуждением, а по собственной доброй воле, если ее игра окажется успешной. Она выбьет из его головы всю дурь и наполнит ее нужной информацией, а тогда Клятва будет принесена искренне и добровольно. За это стоило побороться. Тем более, что никто никогда в Твердыне еще такого не делал. Интересно, очень интересно...

Таринвитис осторожно подошла к сидящему в кресле эльфу, вполне ожидая, что он может передумать быть послушным и снова начнет ее изводить или, что еще хуже, кинется на шею. Тот закрыл глаза, но это ничего ведь не значило: негодяй мог и притворяться.

- Я сейчас ненадолго выйду, - четко произнесла она, не сводя глаз с Раумо, - а ты останешься тут и немного поспишь. Чтобы тебе было не страшно, за дверью останутся орки. Не советую тебе пытаться выйти отсюда или разозлить их чем-нибудь. Они могут быть очень нехорошими, поверь мне. - Леди Мышь не удержалась и криво усмехнулась. - Однако, если ты будешь вести себя хорошо, то мамочка скоро вернется, и ты получишь что-нибудь приятное. До моего возвращения не смей тут ничего трогать и вообще лучше бы тебе с этого места не вставать. - Она с максимальным вниманием впилась глазами в пленника: слышит или нет? спит или притворяется? достаточно ли она убедительна или еще добавить? Пленник не реагировал, дышал ровно и спокойно. И Таринвитис решилась. В конце концов, она ничем не рискует, а сделать то, что она собиралась, было совершенно необходимо. Эти идиоты наверняка уже все доложили коменданту, а поэтому... Плохо, что он узнал не от нее, но и так сойдет. Однако затягивать с визитом все же было бы неразумно. А этот остроухий, если хочет дожить до ее возвращения, просто обязан вести себя прилично.
Темная майэ направилась к двери, потом еще раз обернулась: картина не изменилась, эльф все еще был там же, где и был, и глаз не открывал.
- Хорошо, - пробормотала себе под нос Таринвитис и покинула собственную комнату, превращенную стараниями этого идиота в жилище орков или еще что похуже. Охранники не получали приказа уходить, потому продолжали ждать за дверью. Однако все уже увиденное ими за последнее время видимо послужило хорошей пищей для шуточек и пересудов, ибо когда Леди Мышь показалась к коридоре, она успела услышать, как внезапно замолкли разговоры.
- Будете распускать языки, я вам их отрежу, - пообещала она, злобно сверкнув глазами. - А теперь слушать сюда! Я ненадолго уйду. Остроухий останется в комнате. Он не должен ее покинуть. И не смейте его калечить, он нужен мне живой и невредимый! - Один из орков попытался ухмыльнуться, но тут же поймал уничтожающий взгляд и ухмылка сползла с лица. - Этот пленник очень важен! - рявкнула Таринвитис, теряя терпение и найдя, на ком отвязаться. - Комендант с вас шкуру сдерет, если с ним что-то случится. А я потом добавлю!
Не дожидаясь ответа, майэ быстро пошла прочь по коридору, пытаясь успокоиться для важного разговора, который ей предстоял.

+1


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Чрез тернии к... звездам? 4 год Солнца, зима - сыгран


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC