Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Добро пожаловать на ФРПГ “Эндорэ: Новая история”!

Мы рады приветствовать тебя на нашем проекте по Первой Эпохе и будем вдвойне рады, если ты останешься с нами надолго, внеся свою лепту в историю Арды.

Концепция нашего форума: “Неканон со свободным сюжетом”.
Подробнее об этом можно прочесть «ЗДЕСЬ».

Система игры: локационно-эпизодическая.
Мастеринг: смешанный.

Также стоит учесть, что форум имеет рейтинг 18+.
Если тебе уже есть 18 лет и тебе интересно, что мы играем, ты можешь воспользоваться аккаунтом “Профиль читателя”.

В общем думай, решайся и жми “Игровой старт”!
Будет интересно ;)

05.12.17: Дорогие игроки! Форум постепенно оживает и готов к новому витку сюжетных линий! Все, кто так страстно ждали возобновления — вы почти дождались. А те, кто не менее страстно ждали иного — не дождетесь ;) АМС проекта в течении месяца вернется в полном составе и вновь устроит очередной кипишь. All you ready? :) 💥
07.07.17: 📌 Дорогие игроки и гости проекта! Наш форум временно уходит в «спячку» 💤 в виду того, что у большинства игроков началось лето 🔥 и сплошные поездки. Игра переходит в вялотекущий режим (т. е. играем, но очень меееедленно 🐌). Мы не закрылись и не «умерли». Для нашего проекта это нормальная практика и совсем скоро форум вновь станет активным. АМС желает всем прекрасного отпуска и отдыха! До встречи здесь! 😜
24.06.17: 🎉 АМС спешит поздравить Нэниэль с Днем Рождения! 🎀 Мы желаем тебе счастья, успехов и огромного океана здоровья! Оставайся такой же красивой и милой всегда, а мироздание обязательно будет улыбаться в ответ :) 🌻
21.05.17: Дорогие наши игроки! АМС проекта решил ввести на форуме новую категорию: «Аман. Владения Валар и майар». Здесь все желающие смогут отыграть свое аманское прошлое (флэшбэком). Нолдор смогут сыграть Исход и не только, Мелькор — пленение и беседы с Намо. Валар и майар — отыграть свой уклад жизни и быта.
АМС показалось, что это может быть интересным и поэтому форум открывает позиции на новые «Роли». Ждем ваших анкет ;)
21.05.17: 🎈 АМС сердечно поздравляет Куруфинвэ Атаринкэ с Днем Рождения! 🎁 Мы желаем тебе огромного здоровья, удачи и творческих успехов! А еще оставаться таким же искусным мастером слова и дела! Мы очень рады, что ты с нами! 🎂
19.05.17: АМС спешит сообщить потенциальным игрокам и игрокам действующим о том, что мы приняли решение открыть Блоки.
Теперь Светлый и Тёмный Блоки открыты не только игрокам, но и аккаунту «Читатель». Поэтому все, кто так отчаянно пытались узнать, что же мы играем, теперь смогут это сделать и утолить своё поистине грандиозное любопытство ;)
Действующих же игроков мы еще раз поздравляем с этим событием — наш форум шёл к этому решению несколько лет! :3
18.04.17: Наступила полноценная весна, (у всех там снег растаял?) и наш форум сменил дизайн. АМС надеется, что всем игрокам он придется по вкусу! ❤

На наш проект нужны Первый, Второй и Третий дом: кто именно – смотрите во вкладке «Акции»., а так же нам нужны гномы и люди - на них у нас поистине грандиозные планы :)

В общем, если коротко и тезисно: нужны все!
Накормим печеньем, нальем контрабандную какавушку и вгрузим в увлекательные квесты.
Весна идет - игре дорогу!



Ринганарэ
610-987-677

Готен-Бау

faithiss

Лютиэн

614-437-569
star_flier
Партнеры

Царствие Иггрово Сайрон:  Dragon Age: Ante Bellum Quenta Noldolante  Колесо Времени: Пути Узора Олроф Альтернативное Средиземье ждет вас Once Upon a Time: kaleidoscope of tales The Elder Scrolls: On the Edge of Insanity NIMB&AMIK
Каталоги и счетчики
Игроков просим кликать на верхний баннер каждый день :)

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Навстречу судьбе или сами вы засланцы! 3 год С., весна - сыгран


Навстречу судьбе или сами вы засланцы! 3 год С., весна - сыгран

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Годы: - 3 год Солнца. Весна.
События: - случайная встреча дежурного патруля, вышедшего проверять дальние гарнизонные отряды с эльфийскими засланцами.
Действующие лица: - Готен-Бау, Айвис, NPC-военныйотряд.
Предшествующие события: - нет.
Предшествующая тема:  нет.
Соответствие канону: - не противоречит.
Соответствие игровому моменту: - соответствует.

Теги: 3 год Солнца,весна,нолдор,тёмные,сыграно

0

2

Шла весна 4 Года Солнца. Однако в этой местности почти всегда лежал снег.
Высокие горы чередовались с равнинами, подобные застывшим озерам. Кое-где сквозь снежный покров пробивалась желтоватая трава. Небо было грязного серого цвета, весенние ветра забредали сюда только одинокими потерянными путниками, чтобы вскоре развернуться и умчаться обратно, отдавая дань зиме и ее владениям. Не было слышно ни пения птиц, ни ропота проснувшихся от спячки лесных зверей - здесь все словно сковало молчание и холод.
На небольшой возвышенности показался отряд. Несколько эльдар осторожно пересекали равнину.
Еще в Митриме было принято решение отправиться…нет, не на разведку, разведка уже была и потерпела поражение, скорее это можно было назвать поисковым отрядом, из пары лучников, воинов и целителей. На днях здесь почти полностью исчез еще один отряд, возможно, где-то поблизости остались раненые…
От отряда отставала небольшая тень, она не держалась строя, изредка резко меняя направление и возвращаясь. Быстроногая гнедая лошадь и всадница словно сливались друг с другом. И, когда в очередной раз она резко остановилась, можно было различить хрупкую девушку в походной одежде и в длинном черном плаще, на котором серебряной фибулой ослепительно сверкала звезда Феанора. Ее лицо выражало сосредоточенность, нахмуренные брови придавали возраста, как и глаза - глубокие, насыщенного зеленого цвета, которые, казалось, могли видеть через пространство и время.
Айвис настороженно посмотрела вправо, где темнели заросли деревьев. Казалось, никакой опасности пока быть не должно, ведь они были еще далеко от Ангбанда, и ничем себя не выдавали. Но внутренний голос и чутье чуть ли не кричали, что стоит уходить.
Девушка была целителем, одним из самых сильных в этом отряде. Она лично вызвалась отправиться на поиски пропавших, переговорив с Финдекано. Но что-то пошло не так…
Протянув пальцы к воздуху, словно словив его поток, она почувствовала обжигающий жар огня, голова закружилась, эльфийку охватила слабость и она словно начала падать в круговорот ярких искр и звезд, в голове раздалась пульсирующая боль, кровь прилила к вискам и стало сложно дышать. Жар огня теперь охватывал все ее тело, хотел сжечь, разорвать, добраться до самой души и испепелить. Страх, густой и насыщенный, как вечная тьма, поднимался где-то из глубины феар.
Пульсирующая боль вырвала ее из оцепенения и девушка, сильнее пришпорив лошадь, помчалась к главе отряда, успевшего уже пройти далеко по открытой поверхности равнины.

Отредактировано Айвис (01-03-2013 19:23:48)

+1

3

Он получил приказ коменданта и его дОлжно было исполнить. На самом деле, ничего особо рискованного или внезапного - простой, если не сказать, плановый рейд за пределы крепости в Серые Земли, как их называл Готен-Бау. Приказ пришел с вечера, и вот на утро, прихватив с собою дюжину орков, главнокомандующий Ангбанда выступил навстречу так ненавистным ему льду и снегу. Несмотря на то, что было практически начало лета, в этих землях, если включить фантазию и вообще поверить, что под вечной мерзлотой есть хоть островок земли, белая пелена осязаемого холода в виде кристаллизированной воды еще лежала, ощущая свое полное превосходство над природой и ее временами года. Небо над ними было цвета ртути, ветер пронизывал, казалось, до самого нутра, но отряд шел. Лошадей они не взяли - те были слишком заметны, могли создать лишний шум в неподходящее время да и просто сломать ногу, оступившись на льду. К тому же их надо было кормить и если с водой проблем не возникало, то со съестным дело обстояло хуже - лошади ели всяко больше орков и самого барлога, а лишний груз, повешенный на них, увеличивал риск неприятных обстоятельств и переломов. Куда не глянь - везде проигрыш. Поэтому Готмог решил обойтись без них. У самого него выносливости было не в пример больше, чем у орков, что он взял с собою, но и те не были прямо скажем слабаками - муштра Дэрга сказывалась на них, как на военной единице, как нельзя лучше - они не жаловались и аккуратно шли по горным тропам вслед за барлогом. Бумага, что была отдана ему вечером накануне, гласила:

"Отдаю приказ выступить наутро небольшим отрядом для разведывания обстановки на внутри приграничных землях. Обо всех экстраординарных случаях и происшествиях, не дожидаясь возвращения, рапортовать мне сразу и лично. Во всем остальном придерживаться стандартного плана и схемы действий. Да прибудет с вами Воля Мелькора.
Комендант Ангбанда - М."

Бумагу главнокомандующий после прочтения все таки сжег - лишняя предосторожность никогда не бывает лишней. И как он сам всегда считал, основываясь на своем немалом опыте - береженого бережет Мелькор, а береженого вдвойне - вдвойне. Но тем не менее, текст записки отпечатался в памяти барлога. Ничего особенного, просто плановый рейд. Но что-то шло не так. Готмог, перед сном совершив свой привычный обход гарнизона Ангбанда, самолично осмотрел снаряжение, припасы еды и небольшой скарб: проверил веревки, комплекты оружия, врачевальные зелья - все было готово к этой вполне обычной вылазке. Перед сном он выкурил несколько самокруток и лег спать, чтобы выспаться настолько хорошо, насколько это позволяло время.
Утром отряд вышел из главных ворот крепости и взял курс на юг - к внутренним границам Севера.
Они шли почти сутки. Готен-Бау, решив останавливаться на привал к утру следующего дня, задал неплохой ритм, но надо отдать оркам должное - они не отставали. Дневной переход был несколько медленнее ночного, но обошелся без инцедентов. Либо из-за той самой прекрасной муштры, либо из-за того, что отряд боялся барлога, не побоюсь этого слова, как огня. И достаточно было одного взгляда, брошенного на тех, кто вроде как замышлял потасовку, чтобы те чуть ли не сжирали свои языки и больше не произносили ни слова. Это было прекрасно - в тишине Готмогу лучше думалось. И вот, выбрав относительно ровное место, он отдал приказ разбить лагерь. Меньше чем за треть часа приказ был выполнен и, после небольшого, но плотного ужина, Готен-Бау отправил двух орков на разведку местности. Правило Двух барлог выполнял неукоснительно и в этот раз не сделал исключения, тем более, для этого не было никаких предпосылок. Огонь было разрешено развести, огородив пламя деревянными "шторами". Оставшиеся орки сели греться возле него и вместе с главнокомандующим ждать новостей и просто отдыхать от длинного пешего перехода.

Отредактировано Gothom-bauk (01-03-2013 20:13:37)

+1

4

Охваченная тревогой и дурными предчувствиями, девушка обратилась к главе отряда, предупредив, что нужно уходить с этого маршрута, а лучше - подняться чуть повыше, но, обладая поистине нолдорским упрямством, статный эльда ее не послушал, не сменил направление, а лишь предложил ей вернуться в Митрим, если она того пожелает.
Злость охватила эльфийку, она развернулась, поднимаясь по склону горы, собираясь проложить свой собственный путь, однако, не для того, чтобы покинуть отряд, а чтобы проверить, верны ли ее подозрения. Теперь отряд был разделен словно надвое: внизу, по прямой и достаточно широкой дороге шла его основная часть, а вверху, по извилистой и крутой проходилось пробираться эльфийке, однако именно этот путь был более скрыт от глаз возможных врагов.
Так они шли уже сутки, не останавливаясь, никого пока не встречая. Постепенно наступала ночь…
Девушка иногда проваливалась в забытье и с открытыми глазами бродила по Садам Ирмо, когда тишину нарушил треск и звук натянутой тетивы. Можно было услышать скольжение пера по воздуху и громкий стук упавшего тела. Началась суматоха: заржали лошади, испугавшись чужого присутствия. Дернувшись, она окончательно пришла в себя.
Можно было с трудом различить, что происходило внизу. Тела, лежащие на снегу, бурый и ржавый от крови снег, ее отряд, хаотично мечущийся в этом безумии, стук конских копыт, свист и звон оружия.

0

5

Орки уже давно уснули, а Готмог все сидел у костра, поддерживая его пламя своим пламенем, периодически выдыхая напалмом прямо на лучину и редкие поленья. Он ждал новостей, ибо прошло достаточное количество времени, чтобы орки, отправленные на разведку, вернулись. Майа закурил. Никто не знал об этой его привычке, разве что только Мелькор, ведь Владыка знает все. Храп спящих орков плавно отошел на задний план, когда Готмог, завернувшись в плащ, подбитый мехом, думал о том, что в этот раз его не пригласили на Совет. Словно бы ему там уже не место или сказать нечего. Было ясно, что этот рейд - повод. Нельзя упускать своих позиций, он и так слишком долго добивался входа в этот Совет. Но сейчас, далеко за стенами Ангбанда разве это имело хоть малейшее значение? Вряд ли. Только ночь, костер и ощущение ожидания - казалось, всего на свете. Музыка, та, которая звучала в унисон с мелодией Мелькора, помогала, отсчитывая ритм, прекрасно ориентироваться во времени - прошло около шести часов с тех пор, как он приказал двум оркам уйти. Пора бы им вернуться. Из задумчивости его вывел отчаянно громко врезавшийся в кору головного мозга храп. Готен-Бау с силой пнул орка ногой, обутой в высокий сапог и тот, что-то проскулив, заткнулся. Солнце, скорее всего, миновало зенит, но за свинцовыми облаками этого было не видно. И хорошо - снег не будет слепить и так устающие от белоснежия глаза. Барлог поднялся на ноги, обошел лагерь, поднялся на скальный выступ, что практически козырьком накрывал ровное место, где был разбит лагерь на высоте не более трех с половиной метров и там, докурив, выбросил окурок в снег. И тут он услышал шаги и учащенное, с легкой хрипотцой, дыхание. Орки не шумели практически совсем, но майа их конечно же услышал. Ступая по ледяному насту в своих мягких сапогах, барлог зашел спешащим оркам за спину, сложил руки на груди и произнес всего одно слово:
- Ну? - весь его вид давал понять, что как бы они не торопились, они пришли поздно. Они потеряли драгоценное время.
Оба орка, едва заметно вздрогнули и, резко развернувшись, сначала нацелили на звук голоса кривые ятаганы, но узрев на кого они их нацелили, практически в унисон упали в лед коленом, как точкой опоры, перед барлогом. Заговорил старший - об этом можно было судить только по тому, насколько изранено было его тело:
- Мой господин, мы нашли отряд эльфийских лазутчиков в трех часах ходьбы отсюда на юго-запад. Но... - орк мгновение помедлил, - весь отряд убит. Древко стрелы, что мы нашли в снегу рядом с одним из тел, говорит о том, что это наши. Скорее всего, пограничный патруль. - говоривший орк протянул находку барлогу, который взял ее и покрутил в пальцах. Оперение сломанной стрелы подтверждало правоту слов орка - это были красно-черные перья. Цвета сторонников истинного Владыки - Мелькора. Убрав в карман находку, Готен-Бау жестом приказал им подняться и сказал:
- Я хочу взглянуть на это место. Отведите меня туда. А пока будут собирать лагерь, успейте поесть - возможно, что следующая трапеза предвидится не скоро. - с этими словами Готмог быстрым шагом прошел мимо них и, вернувшись в лагерь, где до сих пор спали орки, пинками начал будить их, чтобы просыпались и поторапливались - чем быстрее он придет на место бойни, тем выше шансы, что быть может он найдет что-то более интересное, чем древко от сломанной стрелы.

+1

6

…раздался жуткий вой, треск, дикое ржание лошади, она почувствовала настолько сильный удар, что перестала дышать, сознание помутилось, и наступила полная темнота.

Прошло достаточно долгое время, когда нолдэ стала что-то ощущать снова. Первой проснулась боль. И она, кажется, была везде и не имела какой-то определенной начальной точки. Сфокусировавшись, девушка смогла увидеть только свои собственные руки и часть грязного, изорванного плаща.
Очевидно, когда она поспешила вниз, на помощь отряду (хоть и знала, что в бою от нее мало прока), кто-то из орков бросился под ноги лошади, и та, испугавшись, понесла ее, и сбросила прямо в заросли странных растений. У них были острые шипы, удивительные для взора эльфов, ибо являлись порождениями земли, которой владел Моринготто.
Потом появились проблески света, ощущение ветра на лице. Все выступало из темноты постепенно, словно давая возможность заново привыкнуть к таким простым вещам. Прошло еще больше времени, пока девушка наконец-то смогла привстать, но, сделав шаг, чуть не рухнула обратно – боль теперь сосредоточилась в правой ноге. Убрав волосы с лица, она ощутила что-то липкое. Ветка с острым шипом при падении задела ей по лицу и теперь по скуле вился длинный и глубокий порез.
Было тихо. Ни стонов, ни вздохов, ни криков. И это пугало больше всего. Такая вот тишина.
Девушка выбралась из колючих зарослей, оставляя на них клочья некогда роскошного плаща, от которого сейчас сохранилась только часть, но фибула все также держалась на месте.
С усилием пройдя несколько шагов к равнине, она остановилась и на секунду закрыла глаза.
Лошади, эльдар, разрубленные кольчуги, кровавые перья. Оружия не было, его забрали.
Мертвые лежали там, где их и застигла смерть.
Она медленно пошла вдоль них, наклоняясь к каждому, прислушиваясь, в надежде уловить хоть каплю жизни в их феар и вернуть обратно. Но все тщетно – видимо, они встретили хорошо вышколенный отряд, который не дает осечек. Оставалось только одно - закрыть им глаза и надеяться, что Намо примет их благосклонно, что там они обретут счастье и избавление от боли и бед этих Срединных Земель.
Наклонившись к эльфу, который еще недавно отказал ей в ее просьбе пойти другим путем, девушка взяла его за руку, пытаясь дозваться к заплутавшей в лабиринтах феар, которая металась птицей и не могла найти выход.
Ветер вокруг начал срываться, как перед грозой, и трепал ее длинные темные волосы, взлетающие пряди которых стали похожи на извивающихся змей.
И она запела. Негромким, хриплым от боли голосом, ибо песня могла помочь измученной душе выйти к свету, не потеряться в этой темноте.

Была ли она одна здесь и только ли молчание мертвых вторило ее тихой мелодии...Это было не так и важно, она полностью погрузилась в песню, на какой-то момент даже став самой ею.

+1

7

По его подсчетам они шли уже больше трех часов, а значит совсем скоро должны были оказаться на месте. Конечно, если орки не напутали и не наврали. Хотя, не первое, ни второе не походило на правду: те двое, что он отправил на разведку, были опытными следопытами и вряд ли могли спутать тропы и перевалы, тем более при дневном свете, а солгать они просто не могли - слишком велик был их ужас перед барлогом. Цепочка из таких мыслей звено за звеном протянулась в голове Готмога, но от мыслей его отвлек негромкий, но четкий голос орка, что совсем недавно протягивал ему обломок стрелы с союзным оперением:
- Мой господин, мы пришли - это место здесь... - орк осекся. Барлог жестом прервал его, явно к чему-то прислушиваясь. Остальные последовали примеру командира, но помимо этого стали еще и принюхиваться и на их мордах начало появляться привычное выражение ненависти. Готен-Бау тоже скривился, но всего на мгновение - стройную мелодию, звучавшую внутри него портило что-то извне. Как портили ее все слышанные им музыкальные инструменты, за что он их и ненавидел. Что-то такое мерзкое и неприемлемое в мире огненного демона, в том мире, который он сам для себя воздвиг. Это была песня. Тихая, на грани шепота, но явственно слышимая для майа. Орки пение слышали вряд ли, скорее они почуяли запах. Чужой запах, не свой - а значит запах врага. Готмог не видел того, кто пел - их разделяла скала, за поворотом которой они стояли, но то, что это была девушка-эльфийка вопросов ни у кого не возникало - так чисто петь могли только они. Тем более она пела не просто песню - тихой мелодией голоса разносилась над убитым отрядом песнь светлого клирика, помогающего феар умершего найти дорогу к свету. Сомнений больше не оставалось - это единственная выжившая из отряда. И она могла многое объяснить барлогу.
- Взять ее. - скомандовал Готмог, обернувшись к ждавшим его указаний оркам. - Но имейте в виду, она нужна мне живой. - демон прищурился, давай понять, что не шутит и орки, отступив на шаг назад, дали понять, что поняли. Затем они медленно, не спеша, вышли из-за скального укрытия на открытую поляну, усыпанную убитыми эльфами и их лошадьми. Готен-Бау вышел за ними следом, но скорее, только для того, чтобы проследить за происходящим - он был уверен, что ему, майа, вмешиваться не придется - дюжина орков на одну эльфийскую целительницу - немного не те пропорции, которых стоит опасаться. Лучники, а их в отряде было четверо, встали в ряд сразу, как только вышли на снежную поляну, остальные направились сразу к девушке, которая стояла на коленях в снегу и держала за руку одного из погибших. Готен-Бау запомнил эту картину словно фреску и, увидев, что девушка не пытается сбежать, так и сидя под прицелами стрел, отдал приказ еще раз осмотреть местность, трупы и седельные сумки - в них могли оказаться бумаги, карты, планы, письма - все, что могло заинтересовать как его самого, так и коменданта Ангбанда. Орки бросились исполнять приказ, а барлог, прислонившись спиной к камню, закурил, не сводя голубых сосредоточенных глаз с эльфийки, которая так легко и неинтересно досталась ему в качестве трофея этого штатного рейда. Он думал о том, что приказал ему Лорд Саурон, но не спешил пока прибегать к помощи осанвэ. Сначала он хотел допросить ее сам.

Отредактировано Gothom-bauk (02-03-2013 02:12:15)

0

8

Открытые глаза не видели ничего, кроме темноты, которая приняла форму лабиринта, с хитросплетениями ходов и дверей. У Айвис больше не было тела, только его проекция, легкая, как пушинка. Она словно сама стала частью этого лабиринта – с его звуками, ощущениями и даже жителями. Где-то в центре металась маленькая белоснежная птичка.
Тени лабиринта тянули к ней щупальца, тяжелые и жуткие, пугая, заставляя бросаться из стороны в сторону, из-за чего она ударялась грудью о стены и преграды. Приближение эльфийки тоже испугало птицу – она совсем забилась в дальний угол, откуда уже не было выхода. Хоть она не могла видеть очертания, но почувствовала, как темнота расползается, отходит на свои прежние позиции, а лабиринт заливает мягкое и золотое свечение. И когда птицу подняли невидимые руки, она успокоилась, сложила встрепанные крылья, перестала бояться и смотрела вокруг умными глазами. Тьма еще не успела захватить ее, затащить в свои сети, чтобы в этом лабиринте срастись с нею и оставить здесь навсегда.
Негасимое пламя феар крохотной точкой начало подниматься выше, над этим лабиринтом, который рассыпался на куски, как рассыпается карточный домик.
Тихая песня стала набирать голос, отразившись в горах эхом, став кристально чистым звуком.
Орки, рыская среди умерших, закрывали руками уши и рычали, должно быть, эта мелодия причиняла им если не боль, то ужасный дискомфорт, поднимая внутри что-то давно забытое и уже безвозвратно потерянное. Они не могли понять, что происходит и почему, оттого их злость не могла сфокусироваться.
Однако здесь был тот, кто слышал.

…прямо впереди нее под ногами был обрыв. еще хоть шаг – и ты сорвешься. словно когда-то это была одна местность – прекрасная равнина, сплошь усеянная цветами и высокой травой. однако теперь ее раскололо надвое, разорвало посередине. и между ними образовалась пропасть.

он был подобен высокой стене пламени, яркой, постоянно меняющей цвет, как бескрайнее огненное море. кроваво-красный, ртутный, насыщенно оранжевый, искристый желтый, багровый, кроваво-алый. он был живым пламенем и возвышался над миром. за спиной его поднимались когтистые крылья, сотканные из тьмы.
он смотрел на нее с другой стороны.

Эльфийка глубоко вдохнула воздух и вернулась. Потом, стоя на коленях, протянула к небу руку и разжала кулак. Небольшое белое перышко, неизвестно откуда появившееся здесь, подхватил ветер и закружил, унося с собой. Ее темные волосы безжизненно опали на спину, взгляд потускнел, черты еще больше заострились.
Она не собиралась ни бежать, ни сопротивляться. В ее положении это было бесполезно и даже смешно. Поэтому она встретила взгляд того, кто стоял прямо перед нею, прислонившись к камню и спокойно наблюдая. Она сразу узнала, кто это – от него веяло пламенем, хоть и внешний вид был подобен эльдар. Девушка поднялась с колен, опустив руки, все также смотря ему в глаза. Однако, после всех потрясений, даже это противостояние было для нее сложным.

Последнее, что она помнила, снова проваливаясь в темноту, но уже мягкую и глубокую, были внимательные топазовые глаза.

Отредактировано Айвис (02-03-2013 22:45:33)

0

9

Орки, бросившись, исполнять приказ в отношении эльфийки, тем не менее не успели подбежать до тех пор, пока она не упала в обморок, обмякшим телом осев прямо на снег и жесткий коррозийный наст. Не ожидая этого, рассчитывая на хоть какое-то сопротивление при аресте, орки опешили и растерянно на мгновение остановились над лежащей девушкой. Барлог сплюнул и, на ходу, рявкнул:
- В сторону! Я сам с ней разберусь, а вы помогите своим товарищам.
Те, к слову, уже почти справились сами, выворачивая на снег карманы покойников и вытряхивая содержимое седельных сумок - украшения они, разглядывая в уродливых руках, брали себе, но Готмог не останавливал их - его интересовало другое, и они это знали. Он подошел к лазутчице и опустился слитным движением перед местом, где она лежала, на одно колено, точкой опоры в лед. Слыша, как возятся и собачатся между собою орки, в том числе уже и лучники, которые изначально стояли ровно, из-за эльфийских побрякушек, барлог обернулся с таким взглядом, который говорил красноречивее его последующих слов, что он произнес практически шепотом, отчеканивая каждое слово:
- Лучники, встать по углам поляны и смотреть во все глаза, тупые вы твари. За ней может кто-то идти, а может кто-то вернуться - майа с нажимом произнес это слово, - Исполнять.
Бросив даже те украшения, которые они уже успели запрятать в свои карманы, орки кинулись выполнять, мобилизировавшись, и через несколько мгновений они уже натянули тетиву, приложив стрелы древком к ней, и во все глаза смотрели по сторонам, а барлог вернулся к лежащей эльфийке. Лицо ее было практически безжизненным, все в мелких царапинах, не считая крупной одной на щеке, длинные волосы разметались по белоснежию. Одета она была в мужской, более удобный для таких целей, костюм - никаких отличительных знаков, кроме фабулы плаща, не было, но для Готен-Бау этого было вполне достаточно.

Звезда Феанора, значит... Что ж, это может быть очень интересный рейд. Как жаль, что она так не вовремя лишилась чувств, но что с них взять - эльфы, тепличные создания - смелые и нахрапистые только в обстановке комфорта, а как только хоть немного подморозит или переутомятся - куда-то испаряется вся их хваленая выносливость. Всю их суть можно выразить в одной прекрасной фразе - "На диване - львы, в бою - олени". Но вряд ли они ее знают. Наверняка, для тепличных это слишком грубая фраза грубой реальности.

Барлог был твердо убежден, что у эльфов просто не в порядке с головой. Ведь вместо того, чтобы сдаться и принять власть Владыки, который приведет мир Арды к процветанию в Истинном порядке и дисциплине, они раз за разом разбиваются о Тангородрим, только умирая и ничего не добиваясь. Ни одной настоящей победы, которая хоть как-нибудь бы сместила акценты или дала им преимущество, у эльфов не было - они умирали, умирают и, судя по тому, что эта эльфийка, все еще живая, лежит в окружении своих уже мертвых сородичей, намерены умирать дальше. Это был их выбор и барлог мешать _умирать_ им не будет. Во всем другом - это уже его выбор. Готмог самолично обыскал девушку, но ничего, кроме нескольких маленьких пузырьков с лекарственными зельями в ее карманах не нашел. Даже оружия у нее не наблюдалось, что казалось просто полным безумством, но клирики всегда отличались какой-то своей "правдой", взять хотя бы в расчет Илтерина. Тем более, оружие она могла просто потерять - ее вид не выдавал в ней искусную воительницу - слишком диаметрально противоположные действия оказывают зелья, что она носит с собою и к чему призывает оружие. Не удивительно, что она его потеряла. Барлог поднялся с колена и обернулся - расставленные им лучники, стояли на своем посту, а вот остальные, удовлетворившись находками, принялись восполнять прорехи в другой своей потребности - они пожирали трупы нескольких эльфов. Готмог поморщился, но мешать им не стал, а подошел к куче, которую орки сложили из изъятого у убитых. Ничего, что представляло бы истинную ценность - маленькие портреты других эльфов, возможно близких родственников, письма личного характера без подписей, не больше ладони зеркала, которые орки не взяли - по понятной причине они их ненавидели, и совсем мелочь. Ни-че-го. Поджав губы, барлог встал, рявкнул на жрущих орков, что все возвращаются в Ангбанд, а сам напалмом огня сжег кучу личных вещей эльфов. Все превратилось в пепел, все, кроме зеркал, что закоптели и треснули. Когда орки, не считая лучников, собрались в кучу, Готмог щелчком пальцев снял дозор и лучников и, прикинув, что делать больше нечего, снял свой плащ, подбитый мехом, завернул в него эльфийку, и взял ее на руки. Самая ценная находка в этом рейде была она и он должен доставить ее в Ангбанд живой. Любой ценой. С этими мыслями они отправились в обратный путь через снег и лед.

Отредактировано Gothom-bauk (03-03-2013 14:58:50)

0

10

Казалось, что она плывет на большом корабле. Впереди море, такое синее и глубокое, ласково открывало ей свои объятья. Свежие брызги падали на лицо и растворялись солеными капельками. На палубе нарастал гул, ее раскачивали волны и легонько шатало.

Впервые за долгое время ей было тепло. Шерстяной ворс не совсем понятной грубоватой ткани защищал от мороза. Но ее собственный плащ был тончайшей выделки лучших мастеров Тириона. Совсем не похожий он был по ощущениям и даже запаху. Этот пах железом, табаком, порохом и чем-то незнакомым.

Впереди, в глубинах антрацитовой воды, разгоралось зарево. Оно постепенно съедало часть моря, поглощая все больше и больше, поднималось едким дымом к небу. Темные тучи клубились где-то на горизонте.  Вода отражала пожар. Словно и не вода это была вовсе, а кровь телеро в Гаванях Альквалондэ…

Пожар приближался, обжигая уже ее холодные белые пальцы.

Эльфийка приоткрыла глаза. Ее держали сильные и мускулистые руки, крепко и уверенно, так, что ни упасть, ни вырваться было невозможно. Но она и не собиралась вырываться. Тепло растекалось по всему телу, согревая изнутри и сворачиваясь клубком где-то на уровне шеи. Руки и ноги были тяжелыми, раны саднили. Подавшись порыву, девушка пошевелилась и сделала то, чего бы никогда не сделала в сознании, будь она собрана и понимала, что происходит. Она повернулась, пытаясь укрыть плечо сползшим с него плащем, и прижалась сильней к груди мужчины, который ее нес. Прислонившись к нему, она ощутила громкий и неравномерный стук его сердца. На какое-то время показалось, что их сердцебиение слилось в одно – так четко она его ощущала.

Девушка подняла голову выше, рассматривая волевой подбородок и вьющиеся огненные волосы, а потом – все те же, запомнившиеся ей глаза, пронзительно голубые.

- Не отдавай меня им, пожалуйста, - сорвалось с ее потрескавшихся губ настолько тихо, что вряд ли могло быть услышано, да и вряд ли было сказано вообще для того, чтобы ее услышали.

Впереди виднелись величественные очертания Ангбанда.

+1

11

Это было просто невыносимо. В какой-то из моментов, Готмог даже пожалел, что нашел эту эльфийку. Он не думал уже о выгоде, о сведениях, которые она может предоставить им - он не думал ни о чем, кроме того, чтобы пытаться заглушить мелодию, которая окутала его, как только он взял ее на руки, чтобы живой доставить в Ангабандо. По мере того как она отогревалась, завернутая в его теплый грубый шерстяной плащ, звучание мелодии усиливалось и по нарастающей сводило с ума. И он либо никогда не встречал еще настолько сильного ритма даже у нолдор, либо все дело было в человекоподобной оболочке, которая по площади была меньше первоначальной, а значит, по идее, могла заполняться его собственной мелодией не в пример меньше. А ее музыка не монтировалась с музыкой барлога от слова совсем - создавалась жуткая какофония и резонанс, такой, что через шесть часов пешей прогулки в сторону военной крепости, Готен-Бау уже трясло. Он старался изо всех сил не показывать это идущим с ним оркам - он не имел права давать им увидеть пусть даже малейшую слабину. По той же причине он не отдал нести девушку одному из них - его гордость и представление о военной субординации не оставили ему никакого выбора. Возвращение к подножию Тангородрима стало личным испытанием для майа. А потом пошел снег и снег грозил перерасти в буран. По всем правилам и просто отдавая долг здравому смыслу, нужно было остановить отряд и переждать, укрывшись в одной из расщелин, но то ли барлог был уже не совсем в себе, то ли, что вероятнее, решил рискнуть и повел отряд дальше - сквозь снежную пелену, лишь завернув эльфийку сильнее в плащ, отобрав еще один у орка - пленница была важнее. Так они шли, утопая по пояс в снегу, пытаясь разглядеть направление. А мелодия продолжала звучать и сводить с ума - такая неродная, непривычная, такая _светлая_. Он мечтал освободиться от этой ноши, мечтал упасть в ноги Владыке и просить его сделать свою Мелодию в нем громче - только бы не слышать, заглушить этот кошмар. Барлог пару раз оглядывался на идущих рядом, но ничего на их лицах и в их повадках не разглядел: они устали, но шли. Значит музыку слышит только он. И сейчас это было его проклятием. И каждый шаг давался ему с трудом. Он проклял все, что проклясть мог, не запятнав своей части и клятв, но тут барлог почувствовал сквозь агонию душевного противоборства, что эльфийка пошевелилась и приоткрыла глаза, прижавшись к его груди, а всего через мгновение после этого прошептала:
- Не отдавай меня им, пожалуйста..
Она произнесла это настолько тихо, что даже он, майа, едва разобрал эти слова сквозь завывание северного ветра, опоясывающего тела, как лишай, холодом. Он склонил голову на звук голоса и несколько прядей его кроваво-красных волос упали ей на щеку, которую в следующую секунду он накрыл тканью плащей.

Я мечтаю сейчас только об одном - поскорее принести тебя в Ангбанд. И я конечно же отдам тебя им. Я отдам тебя любому, кто пообещает мне избавить мое нутро от твоей чудовищной для меня мелодии. О, Владыка...

Барлог заметил очертания Тангородрима, выступающие сквозь белоснежие, что падало хлопьями снега с небес, и это зрелище придало ему сил.
- Пошевеливайтесь, твари! - рявкнул он, обернувшись к замешкавшимся оркам. Они столпились вокруг упавшего орка - он подвернул ногу и по всей видимости сломал лодыжку. Готмог чуть не взревел от ярости, что из-за неуклюжести одного идиота ему придется хоть на минуту дольше терпеть присутствие девки. Он развернулся и быстро подошел к упавшему - орки, что толпились вокруг него, разошлись в разные стороны словно волны, пропуская майа. Тот сидел на снегу и пытался встать, но при особо яростной попытке, заскулив от боли, упал обратно. Остальные орки смеялись и подшучивали над ним, но Готмог, сжав губы, молча протянул завернутую в ткань эльфийку одному из них, взглядом красноречиво объясняя, что если хоть волос упадет с ее головы, он останется здесь навсегда - орк принял живой сверток, как самое дорогое во всем мире. А Готен-Бау тем временем опустился на одно колено перед упавшим орком, сунул ему в рот свой кожаный кисет, извлеченный из чертогов кармана штанов, и четко произнес:
- Зажми это зубами, идиот несчастный. И только попробуй заорать - я скормлю тебя Кархароту. - после чего взял лодыжку и со всей силы дернул, резко потянув влево. Орк застонал, но не кричал. Барлог покрутил ступню, проверяя работоспособность сустава, а затем поднялся, забирая из рук другого орка девушку:
- Идем дальше. До Ангбанда не больше полутора часов.
С этими словами он вернулся в первые ряды и продолжил вести отряд вперед - все, что угодно, лишь бы поскорее избавиться от этой Мелодии. А в рядах орков после этого случая, о нем слагали истории, но это уже совсем другой рассказ.

+1

12

Тепло оживило ее ровно настолько, чтобы она могла видеть и слышать. Все вокруг еще скрашивала белесая дымка и редкие перекрикивания орков, хруст снега под сапогами и тяжелое дыхание доносились будто в замедленной съемке. Удивительно, но она чувствовала себя хорошо, насколько можно было чувствовать себя в таком положении. Казалось, изнутри бьет поток света, затягивая ее раны, излечивая печаль. Серебряный свет  соединялся с алмазной крошкой снежинок, отбивался о ставшие почти серебряными глаза предводителя отряда. 

Серебряное на серебряном.

В ворохе звуков и мешанине черно-белых красок она различила голос, чуть глухой, гортанный, словно вышколенный и поставленный именно так, как того хочет его хозяин, впрочем, так скорее всего оно и было, с холодными стальными нотками:
- Идем дальше. До Ангбанда не больше полутора часов.
И все внутри будто застыло. Она вспомнила, что случилось, что она нолдэ. И нолдэ Дома Феанаро. Что больше никто из ее отряда не выжил. А ей…ей так не повезло.

Эльфийка ничем не выдала свое волнение, впрочем, не потому, что пыталась строить из себя героиню или потому, что не чувствовала страха. Нет. Страх уже начинал подбираться липкими паучьими лапками, семенил по их протоптанному следу и жадно поглядывал в ее сторону. Просто она знала – стоит сейчас дать себе слабину – и она окончательно пропала. Дух ее был закален Чертогами: долгое время девушка провела, бродя у их границ, заглядывая внутрь, видя высокие стрельчатые окна, сквозь которые смотрели изможденные бледные лица безымянных существ. Они тянули к ней тощие пальцы с крючковатыми ногтями и открывали рот в безмолвном зове.

Единый сполна одарил своих детей дарами. Дал им землю, тварей, вещи и имена. Единый из музыки создал жизнь. Моринготто же превратил ее в прозябание. Истинно – велика мощь айнур, канут они в бездну или воссияют в свету. Так велик и остался тот, в чьи земли она пришла не по своей воле. И он обладал действительно дьявольской фантазией – не покажутся ли ей эти призраки Смерти всего лишь тенями, по сравнению с тем ужасом, что таится в скрытых и черных залах.

Айвис старалась не двигаться, тело ее онемело и грозило потерять контроль. Дул сильный ветер, настолько, что ей пришлось снова прислониться к мужчине, чтобы спрятать лицо от колючего снега. В этот раз она сделала это с равнодушным спокойствием. Помощи не могло быть и даже более того. Надежда на нее была безумием.
Поэтому и надежды не было.
Очевидно, мужчина замедлил шаг и практически остановился перед огромными воротами. Она и не заметила, когда это случилось.

Девушка дотронулась к своей фибуле с нежностью и лаской. Ослепительно яркое серебро, восьмиконечная выпуклая звезда, размером в половину ее ладони.

Серебряное на серебряном.

В водухе, будто гигантские драконьи крылья, трепетали черные стяги.

Отредактировано Айвис (04-03-2013 02:06:35)

0

13

И вот наконец показались ворота. Часовые, стоящие на башнях Ангбанда узрели отряд задолго до того, как он вплотную подошел к крепости, поэтому внизу их ожидали. Готмог из последних сил стараясь смотреть прямо и внятно говорить, крикнул сторожевым оркам, чтобы немедленно поднимали ворота - вернулся, ушедший почти двое суток назад отряд. Подошедший орк жадно всмотрелся сначала в перстень с печаткой на пальце барлога, а затем ему в лицо. Не сказать, что оно было сильно приветливое - Готен-Бау уже бесило абсолютно все. А орк все смотрел. И казалось, что это будет продолжаться бесконечно, как и мелодия, звеневшая в его душе и ушах. Не выдержав, барлог оскалился:
- Я оторву тебе твою поганую башку и заставлю твою мать сожрать ее у меня на глазах, если ты сейчас же не прекратишь этот цирк и не пропустишь меня, Великого Готмога, через эти чертовы ворота! - топазовые глаза полыхнули пламенем и осматривающий его орк отшатнулся от него. Опомнившись, тот низко поклонился, но сказать так ничего и не решился. Вместо этого, он развернулся и прокричал на гортанном наречии чтобы ворота живо поднимали. А большего от него было не надо. Со скрипом вход начал освобождаться и освобождение длилось, казалось, тысячи лет. Но как только высоты поднятой решетки хватило, чтобы пройти внутрь, барлог, кивнув отряду, прошел сквозь них. Тут же он оказался в первом внутреннем дворе - здесь стоял гомон и крики: крепость жила своей обычной жизнью. К ним подошел один из орков, по форме начальник смены, и барлог сказал:
- Я со своим отрядом вернулся из планового рейда в Приграничные земли. - орк вопросительно смотрел на сверток на руках майа. - Вернулся с добычей. - раздраженно пояснил Готен-Бау, перехватив его взгляд. - Срочно оповести коменданта об этом. Пришедших со мною орков накормить и дать выспаться. На это все. Выполнять.
Начальник смены развернулся и ушел, что-то крича и махая руками отрядным оркам. Барлог его уже не слушал. Он думал о том, что хочет самолично допросить эльфийку. До того, как за нее возьмется Дэрг и его ребята. А для этого ее надо было отогреть. Секунду замешкавшись, он быстрым, насколько это позволяли одеревеневшие ноги, взбежал по каменной лестнице вверх, а затем извилистыми коридорами, заворачивая то направо, то налево, шел к самому теплому месту в крепости - к своей комнате. Помимо вечно полыхающего в ней камина, барлог умел разжигать собственное пламя по комнате, которое грело, но не жгло. Мелодия эльфийки звучала уже где-то на задворках его сознания - сказывалась близость Мелькора. Барлог в который раз захотел припасть  губами к холодным пальцам своего Повелителя. Теперь Мелодия Владыки снова слилась с мелодией майа Огня, даря гармонию и стройность звучания.
Удостоверившись, что по пути он никого не встретит, Готмог, ухватив девушку уже одной рукой, второй достал ключи, пару раз звякнул замок и он погрузился в поистине тепло. Практически жару. Он обожал это ощущение - когда заходишь вот в такую комнату после одуряющего мороза. Положив эльфийку на кровать, Готмог сел на стул, неторопливо закурил самокрутку, извлеченную из ящика стола, и спросил, доподлинно зная, что девчонка очнулась:
- Ну что, говорить будем по-хорошему или сразу отвести тебя к оркам? - его голос чуть охрип, но говорил он четко и спокойно, а смотрел на нее сквозь клубы сизого дыма заинтересованно. Настолько, насколько это позволяла усталость, гранитной плитой навалившаяся на него, как только он вошел в тепло и начал отогреваться.

+1


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Навстречу судьбе или сами вы засланцы! 3 год С., весна - сыгран


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC