Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Есть ли жизнь в Ангамандо?


Есть ли жизнь в Ангамандо?

Сообщений 31 страница 60 из 64

31

Мелодия билась, как платье на ветру, стремясь вернуться в привычные ноты. И независимо от желания самой Ринганарэ очистить свою музыку от лишнего. Всего лишнего. Однако стоило этому наглому нольдору просто.. вот так просто обратиться к ней.. не холодно и нарочито отстранено как в зале, при встрече, а вот так... не как к врагу, а как к Рингэ. Именно поэтому глаза майэ неожиданно для неё самой потеплели. На мгновение... но затем произошло несколько событий одновременно. Во-первых, Тургон вновь словно закрылся, а она вспомнила о лишней мелодии. И понимание, что здесь и сейчас есть не только музыка её личная, её лишняя, Турукано... но и ещё одной... бессмертной. Отлично... Вот только этого мне сейчас и не хватало!!! Раздражение, недовольство. В конце концов это её территория! Но огонь холоден... как холоден ветер. И эльфу придется подождать. Осанвэ было холодным.. как основная тема РИнганарэ, унаследованная от сотворившего и подобная Льду Арона:
Гара... твоё любопытство здесь и сейчас слегка неуместно. Этот нольдо - моё дело.
Хорошо, что Тургон ответнулся и не видел как в лице майэ борются несколько желаний и настроений сразу. Раздрай в музыке не красит - так во всяком случае полагала она сама.
- Сон - не моя. Ткать грезы не в моей власти. - с любопытством, - А что снилось?
Ей действительно стало интересно, что же такое увидел во сне. Эти чары были ей не подвластны. Пока эльдар бодрствовали она могла заставить - при определенных условиях - видеть их то, что нужно было ей. Но сон... нет, здесь явно поработал кто-то другой. Интересно, кто? А что дальше она сама слабо представляла, поскольку не ожидала здесь и сейчас ни Тургона, ни любопытства Гары.

0

32

Ответное осанвэ рассыпалось тысячью обжигающих искр. Тоже огонь, но настолько горячий, что в мире не хватило бы холода, что бы его остудить.
-Отчего же,- эхо смеха еще гуляло в голосе майэ. -  мне тоже есть, что сказать ТВОЕМУ нолдо. Менее волнующее, чем ваши милые игры,  но зато относящееся к его делам с ненавистными родичами, ради которых он сюда явился. Но сейчас можешь не волноваться, я следила за ним, а не за тобой.  Так что развлекайся.
Еще немного горячего ветра и осталась лишь тишина.

0

33

Стоя на вершине башни, нолфинг чувствовал некоторый дискомфорт. Что-то вокруг давило на него. Это не нравилось Турукано. Но он терпел это, стоял, скрестив руки на груди, и глядел вниз. Он терпел это ради той, которую разглядел внутри этой холодной майэ.
- Сон - не моя. Ткать грезы не в моей власти. А что снилось? - спросила она. Турукано поднял голову и с интересом взглянул на майэ. То что он увидел в ней, заставило его задуматься:
- А может... Может я неправильно представляю себе ситуацию? Может она не такая? Может скрывать что-то это прямая необходимость? Хотя... Эти синдар... Нет. Я ошибаюсь СЕЙЧАС. Я не прав в том, что кто-то захватил тело Рингэ или принял её образ. Не прав. Это она. Это она была со мной в те времена. В те, признаю, счастливые времена. Может, может она... Хотя, что толку в надежде. Когда она умирает, становится слишком больно. Но боль - боль это вызов...
Нолфинг улыбнулся майэ и просто сказал:
- Я видел во сне тебя. Тебя прежнюю. Ту, которую встретил на берегу озера 47 лет назад.

+1

34

Собрать все силы, чтобы не выплеснуть свой холод в ответ огню той, что обожают орки. Та же ровная мелодия льда:
Он не мой. Это гость... Владыки. И я лишь следую воле Его. Но в любом случае благодарю за разрешение!
Неуместная язвительность, но уже никак. Была бы она в ином облике, непременно бы зашипела. В конце-концов, верх башни это её место! нужно будет потом ещё поработать над ней.... чтоб больше таких вот.. внезапных вмешательств не было. Но огонь Гары уходил, и противоборство разных стихий смягчалось - даже эльф мог это ощутить. Потом.. башней она займется потом, а пока нужно разобраться, что это за лишняя мелодия и как она связана с Тургоном. И почему, эльф побери, она становится всё сильнее. словно смиряя холод и раздувая её огонь, заставляя рассыпаться осколками лёд ветра, словно отгораживая вход на площадку стеной из мелких колючих игл.
- Меня? Прежнюю? Я настолько изменилась за эти 47 лет?
В голосе все то же любопытство. Вот как? Странно, а ведь тогда она так привыкла к маске, что чувствовала себя очень спокойно. Пока не различила... вот эту тему.
- Я одна и та же. Мир один и ночью и днем. Дело лишь в том, что мы желаем видеть. И что предпочитаем. Но от того, что тебе больше по душе горы, а не леса, они не становятся проходимее или наоборот реже.
Осколки плетут свой танец, неожиданно смешиваясь с пламенем? Вспыхнувшее совсем рядом - в самом центре площадки - оно не грело, но попадающий в его языки лёд плавился до воды, которая тут же испарялась, оседая не холодным инеем на одежде.

0

35

- Да, - думал с некоей грустью нолфинг: Она не видит. Она не понимает. Для неё это была рутина. Работа, которую надо было выполнить. И она её выполняла. Выполнила. Что ей теперь до меня?
Турукано выдавил из себя ещё одну улыбку:
- Твоё сравнение несколько неверно. Ночью и днём мир разный, майэ. Ведь ночью засыпает дневная жизнь и просыпаются существа ночные, но это не суть важно... А важно, что ты, не одна и та же. Что может быть общего между синдэ, которая жила в лагере нолдор, которую волновало отношение к ней моих проклятых кузенов, которая так наслаждалась красотою дневного мира, которая хотела связать с нами свою жизнь, познать мир вместе с нами и холодной майэ, властвующей над стихиями, знающей гораздо больше нас, которую волнует только собственная личность и отношение к ней Мелькора? Что может быть общего между доброй отзывчивой весёлой и чуткой девушкой и малочувствительным олицетворением стихии, туманящей мозги молодым эльдар, слабым подобием настоящей любви? Признай, ведь разница действительно велика. И тогда ты поймёшь, какую тебя я видел в своём сне.
Турукано поднял лицо к небу, глубоко вдыхая в себя горный воздух.
- Да что я объясняю ей? Ей это безразлично.

0

36

Самое смешное, что разнообразия ради Ринганарэ на этот раз не только слушала то, что говорит эльф, но ещё и слышала. И то, что он говорит, и то, как он звучит. Слушала и действительно не понимала. Не понимала, почему он не видит. Кто бы мог подумать... Хотя все они, майар Владыки Севера всегда стремились не только действовать эффективно, но и выглядеть при этом эффектно. Однако неожиданно для себя она поняла, что от Тургона она ожидала большего, чем поверхностный взгляд. Большего, чем признания её могущества и власти. Большего даже, чем заявления, что её не волнует ничего кроме себя самой Владыки. С последним он не ошибся. Но разве нужно говорить ему, что для него самого мнение Нолофинвэ наверняка так же важно. В пламени замелькали образы её жизни в лагерях нольдор. Это было хорошее время. Веселое. Опасное, и тем не менее прекрасное. Лишняя мелодия вновь зазвучала, но на это раз немного по-другому. А осколки льда опустились на пол, сложив рисунок - цветок-звезда на фоне трехглавой вершины.
- Если бы всё было так, как ты говоришь, то я могла бы получить всё, что мне нужно было ещё тогда. А ты оказался здесь гораздо раньше.
Гораздо. Ведь тогда ему нужно было преодолеть совсем немного, чтобы принять музыку Мелькора. Но нет. Тогда он не сделал этот шаг. А она, если быть честной с собой до конца, не так уж и старалась. Тогда. А теперь... теперь уже и стараться не надо. Пламя взвилось выше и.. спокойнее, бросая блики на лицо майэ. Иней на одежде эльфа и её стал таять. Несколько мгновений на Тургона смотрела Наурэ. Не со страхом, как во сне, не иронично, как бывало на озере, не взбешенно, что тоже бывало. Спокойно, словно изучая, а затем вердиктом:
- Нет. Малочувствительное олицетворение стихии? Возможно. Хотя странно слышать это от того, кто много лет жил рядом с майар. Подобием любви? - по губам Рингэ побежал улыбка, а пламя немного опало, - Иногда это - дар, а не игра. И спроси их - хотят ли они избавиться от него. Ни один не скажет да. - чуть прищурившись, - Теперь понимаю. Ты видел то, что хотел увидеть. Пожалуй даже интересно, что именно ты увидел. Какой ты хотел видеть меня рядом с собой.
А мелодия звучала... но почему-то уже не вызывала столь яростного отторжения, словно сливаясь с общей темой Ринганарэ.

+1

37

Смотря на льдинки, сложившиеся в рисунок, Турукано ещё более убеждал себя в том, что его речь для майэ лишь сотрясение воздуха, пустой звук для олицетворения одной из Стихий, но он также осознал, что это ранит его слишком глубоко, чем он думал. Ранит в самое сердце. Он знал, что это означает, но не знал - почему это произошло с ним второй раз, также, как и у его погибшего деда.
- Если бы всё было так, как ты говоришь, то я могла бы получить всё, что мне нужно было ещё тогда. А ты оказался здесь гораздо раньше. - Нет. Малочувствительное олицетворение стихии? Возможно. Хотя странно слышать это от того, кто много лет жил рядом с майар. Подобием любви? Иногда это - дар, а не игра. И спроси их - хотят ли они избавиться от него. Ни один не скажет да. - чуть прищурившись, - Теперь понимаю. Ты видел то, что хотел увидеть. Пожалуй даже интересно, что именно ты увидел. Какой ты хотел видеть меня рядом с собой.- сказала майэ. Турукано горько усмехнулся:
- Намекаешь на то, что негоже предателю рассуждать так? Нет, в то время я бы здесь не оказался. Я не пошёл бы на это. Теперь же... Сейчас, моё терпение лопнуло и мне всё равно, что ты обо мне думаешь! Я сделаю всё, что задумал и получу всё, что хочу! Да, я предатель! Но благодаря этому все, кто мне дорог остануться жить! Я низкий презренный предатель. Но раз начал, не отступлю! Я знаю, я не лучше тебя, я хуже. Ты врала, выполняя свой долг, то что ты считаешь долгом, я же презрел долг, свою честь, совесть. Но сделанного не отменить и я не буду раскаиваться в содеянном. Да, я долго прожил рядом с подобными тебе и скажу так, это они сделали меня такаим, они. Они ставили правильность, правила выше чувств и эмоций, а потом? Потом Феанаро следуя только чувствам убил тысячи из нас. Что в этом мире правда? Что значат Свет и Тьма? Только лишь право сильнейшего. Победителя не будут судить. Победитель получит всё. Поэтому я не буду больше говорить о том, какой я тебя хотел бы видеть, какой видел. Это останется лично моим, ведь прошлое не вернуть. Зато это прошлое моё. Внутри меня, всегда со мной. Прости, великая, но я не раскрою тебе того, какой видел тебя. Презренный нолдо не должен говорить о светлом! Эмоциональный выплеск, казалось опустошил эльфа, он обессиленно прижался грудью к зубцу башни и закрыл глаза, часто ловя открытым ртом морозный горный воздух.

Отредактировано Турукано (26-05-2012 11:16:17)

+1

38

- Север дает свободу. Это не предательство. Ты смог не предать себя, раз пришел. А светлое то, что мы выбрали сами. Что для нас - важно. И чего не может быть у кого-то ещё. Следующий шаг - это воплощение мечты. Тот, кто выбрал мечту - не предатель.
Неожиданно стало легко. Словно от того, что эльф выговорился, стало легче не ему, а ей. А так.. была бы кошкой - непременно бы прижала уши. Не только от самого факта отповеди, но и от напора, от уверенности и убежденности, с которой говорил Турукано. Но кошкой она сейчас не была. Зато освободившиеся льдинки весело запрыгали как по башне, так и слегка постучали по спине нольдо, навалившегося на зубец башни. Ринганарэ приблизилась к нему, а пламя вспыхнуло, окружая их обоих, скрывая от ветра и от чужих внимательных глаз. Оно полыхало, расчерчивая иной узор, рисуя вокруг картины совсем других гор.
- Они сделали тебя таким - свободным. И жаждущим этой свободы. Разве не хочешь ты мира для своего народа? Для своей дочери? Для себя? Мира - не отсутствия войны, но мира как постоянства того, что происходит рядом с тобой. И нет греха в том, чтобы быть свободным.
Лишняя.. точнее уже не лишняя, а её личная тема звучала всё сильнее, окружая не только её, но и его. Она стремилась ввысь и разбивалась о камни башни, отделяла два воплощения музыки мира от него самого, но и рвалась в них, расплетая окончательно волосы майэ и возвращая ветер, заставляющий повернуться нольдо. Вот этому она и сама помогла, настойчиво взяв нолфинга за плечи.
- Это твой выбор. И я рада, что ты сделал его. А теперь - дыши. Дыши свободно. Прими север. Пойми его. - заглянуть в глаза, - Пойми меня.
Новый порыв ветра толкнул Тургона в спину, и одновременно с этим Рингэ сделала шаг вперед, оказавшись вплотную к нему.
Дыши со мной.
Это было не осанвэ - это была мелодия воплощенная в слова, понятные без проговаривания. Даже мысленного. А потом она его поцеловала.

+1

39

- Север дает свободу. Это не предательство. Ты смог не предать себя, раз пришел. А светлое то, что мы выбрали сами. Что для нас - важно. И чего не может быть у кого-то ещё. Следующий шаг - это воплощение мечты. Тот, кто выбрал мечту - не предатель.- сказала девушка. Турукано повернулся к ней, и впился холодным изучающим взглядом в её лицо. Он молча рассматривал майэ, которая продолжала говорить:
- Они сделали тебя таким - свободным. И жаждущим этой свободы. Разве не хочешь ты мира для своего народа? Для своей дочери? Для себя? Мира - не отсутствия войны, но мира как постоянства того, что происходит рядом с тобой. И нет греха в том, чтобы быть свободным.
- Как согласуется это с Феанором? С его желанием свободы и с его предательством? - подумал нолфинг, но вслух он этого не сказал. Что-то в глубине него не давало разразиться новой злой обличающей речи.
- Да, ты права, майэ Ринганарэ, я хочу мира. Я хочу мира для своего народа. - Тихо сказал он:
- И это только одна из причин по которой я здесь... Он завороженно смотрел на пляску огня вокруг, огня, который не обжигал.
- И я свободен - это прозвучало совсем тихо. Когда он оторвался от созерцания пламени и посмотрел на девушку, в его взгляде не было холода, лишь слабая грусть мелькнула в них, сменившись непривычной нежностью к подходящей к нему майэ. Поднявшийся ветер теребил волосы нолдо, закрыв ими лицо эльфа, скрыв от глаз девушки появившееся в них чувство. Майэ подошла совсем близко и её руки легли на его плечи. Если бы не выдержка, Турукано бы вздрогнул от того чувства, что снова нахлынуло волной на его сердце, чувства, что он почти утерял во льдах, обрёл снова на берегу озера Митрим и снова же потерял. И вот теперь оно вспыхнуло в нём с новой силой.
- Это твой выбор. И я рада, что ты сделал его. А теперь - дыши. Дыши свободно. Прими север. Пойми его. - говорила Рингэ, Тургон непроизвольно вдохнул воздух полной грудью и услышал что-то, что не было словами, что не было просто мыслями:
- Пойми меня... Порыв сильного ветра ударил в спину, толкнув нолфинга вперёд, вплотную к той, которую Турукано любил.
-Дыши со мной. - послышалось снова и губ эльфа коснулись тёплые и нежные губы любимой.
- Пусть будет так... - подумал он, не способный и не имеющий желания сопротивляться. Турукано обнял Ринганарэ, отвечая на её поцелуй.

Отредактировано Турукано (29-05-2012 14:10:33)

+1

40

Новая музыка рвалась, почти ревела и на несколько мгновений Ринганарэ почти утратила над ней контроль. Конечно, этого делать не стоило, пускай она и сотворенная, и полезна Владыке. Но Север редко прощает ошибки и неосторожности. И даже её небольшая власть может кому-то встать поперек горла. Однако взять себя в руки и нормальную тему не получалось - "ноты" звенели, вздымая огонь всё выше - очень может быть, что этот факел был виден и эльфам на их постах. Тем, что любят подбираться слишком близко. На свою голову и беду.
Майэ не спешила прерывать поцелуй, ловя удивительную приятность этой темы мира. Она так старалась избавиться от лишней музыки. И сейчас уже осознавала, что зря. Это открывало новые горизонты самого бытия, и, наверняка, что-то изменится и в её способности взаимодействовать с её стихиями. Но это всё - потом. А пока было хорошо слушать себя и нолдо, который зазвучал тоже немного иначе. Более.. мирно? И в то же время явно севернее. Наверняка и крепость стала на него давить меньше.
Вечно целоваться невозможно, поэтому чуть оторвавшись от губ Рингэ улыбнулась и тихо-звонко позвала:
- Турьо...
Она этот вариант его имени слышала в лагере, но сама ни раз ещё так не называла. А теперь... уж очень это звучание подходило ывсему. Башне, ветру, огню, продолжавшему отделять их от прочего мира.
- Легче? Ты был словно слишком сильно натянутая нить - почему? Ведь теперь Север точно тебя принял.
Она и не знала подробностей его тут появления. Не спрашивала. Не интересовалась. Лишь знала, что гость - один из князей. Могла предполагать. Могла. И догадалась на самом пороге зала. А отец знал. Просто знал какой она пойдет дорогой. И теперь.. теперь он уже точно ЕЁ. И никому она не отдаст его. Эта именно красота будет.. нет, уже принадлежит ей. И остальным, когда Тургона настигнет опала Мелькора, ловить нечего.

+2

41

Турукано чувствовал, что смысл его борьбы меняется полностью и бесповоротно. То, что произошло здесь, в крепости Врага, между ним и Рингэ казалось ему странным чудом, которое он не заслужил и тем более не ждал. Он чувствовал, как его любовь к девушке-синдэ, нет, к майэ затмевает всё, даже память об Эленвэ. Однако, нолфинг знал, что никогда не забудет жену, но также знал, что после всего, никогда не увидит её. Ведь в захват Мелькором Валинора Турукано не верил, не смотря на высказанное на Совете. Так зачем же жить несбыточным, невозможным, ушедшим?
- Турьо...
- Легче? Ты был словно слишком сильно натянутая нить - почему? Ведь теперь Север точно тебя принял.

Он легонько прикоснулся пальцами к волосам майэ и прошептал:
- Теперь, легче. Я... Мне пришлось сломать себя, чтобы появиться здесь. И даже после решения, я сомневался... Я думал о безнадёжности и в какой-то степени бесполезности моего прихода сюда для меня самого. Сомнения и боль. Но теперь... Теперь я знаю, что не ошибся. Я пришёл сюда за тобой, Рингэ
Нолфинг обнял майэ и прижал к себе.

0

42

Вздох. Прочуствовать дыхание. Ткать фана при хорошей тренировке несложно. Братишка вон из него ухитряется иногда по десять раз на дню вылетать по настроению. Музыка... Но иногда кажется что такие привычки и потребности роа, не фана, оказываются не менее приятными.
- Не сломать. Не сразу. Ты проделал долгий путь. Но смог преодолеть сомнения. Это очень ценно. Для тебя. Для меня. Для мира. Ты - цельный теперь. И сам наверняка это чувствуешь.
На мгновение она зажмурилась для большей концентрации - огонь успокаивается, а лед прекращает падать почти дождем.
- А я ждала, что ты придешь. Хотя надеялась на встречу - но не хотела приходить сама. - А потом неожиданно улыбнулась, - А не страшно - дарить сердце майэ Севера и воплощению стихии? Я ведь знаю, что о нас говорят.
Говорили.. разное. И многое. Однако Мелиан Тингола действительно любила, пускай и ради него отказалась от многого. От полета. Но сама ведь она чувствовала, что отказываться как раз не надо. Запирать себя в жесткие рамки. Ринганарэ видела Мелиан мельком. И до встречи ее с Эльвэ, и после. Очень может быть, что Тингол ещё помнит девушку в пустыми печальными глазами, что встретилась их группке телери по пути к Морю. А может быть и нет. А потом - как раз незадолго до сплетения Завесы. Их обоих. И тогда ей было искренне жаль светлую майэ, почти потерявшую себя. И не поняла - зачем? Сейчас... немножко понимала. Но и знала - ей отказываться не придется. Не сможет - иная натура. Можно.. поиграть в эльфийку. Месяц, год, десять лет, но потом всё равно природа возьмет своё. И таить, подавлять её - глупо. А вот извлечь всё из этой новой песни.. единения с тем, кого... любишь? Нельзя отказываться от этого. Рингэ посмотрела в глаза Тургону:
- Свет и Тьма вместе - непобедимы. Ведь так?

+1

43

Радость ветра! Радость ветра, запутавшийся в светлых кудрях, когда их обладательница неслась верхом на жеребце по просторам этого мира. Стоило только совету закончиться, как она сразу же вырвалась на этот простор. таринвитис не могла долго находится только в стенах Ангбада. Предместья, окрестности всегда были более желанным для нее местом. Здесь можно было оседлать любую лошадь из конюшен, вскочить верхом и помчаться вперед, соревнуясь в скорости с ветром...
Она даже не заметила. как покинула Южные пределы, очутившись у Северных. И тут воплощенная почувствовала, услышала осанвэ Владыки. Ринганарэ ко мне... Улыбка скользнула по губам. Да, Владыка. - Послать ответ, вслушаться в звучание Музыки, ища в Твердыне одну из майэр. И нашла. Таринвитис пустила животное галопом, вновь сливаясь с ним в одно целое... И вот, да, вот они, врата. Соскользнуть с широкой спины, откинть с разгоряченного лица кудри, кинуть поводья подбежавшему слуге. Оглянуться на башни, удостоверяясь, что не ошиблась. Движения как всегда легки и стремительны. легко взлететь по лестнице на верхние этажи - нет ничего сложного. Можно было ведь Леди по осанвэ к себе вызвать... Владыка явно что задумал в отношении своей дочери. Значит... Значит Леди Северного предела не одна, и ее общество надо разбавить своим.
Сейчас леди Тхурингветиль не та леди, что была на совете - синее, закрытое платье, золотой поясок охватывает тонкую талию, из украшений - перстень с синим самоцветом, золотые серьги-кольца. К пояску прикреплена верная подруга-флейта в чехле из синего атласа. В тон одежде глаза тоже имеют цвет небесной ночной синевы. И настроение... Как будто только после полета вернулась. Живая, яркая, деятельная... Но легко переходящая в состояние холодности и вежливости.
Подойти к первой попавшейся отражающей поверхности, оправить платье, распустить волосы, откинув оные за спину. И пойти на встречу с майэ и ее спутником. А вот у Таринвитис спутников по обыкновению не было - она не любила свиту, считала для себя ее лишней. Держалась обычно одиночкой, хотя легко увлекалась обществом других майаров.
Лестница без перил не была препятствием для темной майэ, тем более, учитывая тот факт, что она имела для себя крылатую ипостась. И не только крылатую. Как и любая пришедшая из чертогов Эру, она могла принять любое обличье.
Появиться неслышно и незаметно, как она умеет. И как раз во время. О, как прелестно они смотрятся вместе. - Мысленная усмешка. Встать недалеко от них, а потом, видя, что если и чувствует ее майэ, то не спешит осознавать, что уже несколько минут Таринвитис тут, за их спинами. - Ну теперь понятно, почему Владыка решил прислать кого-нибудь, а не сам позвать свое создание.
- Свет и Тьма вместе - непобедимы. Ведь так?
- Так, милая сестра, так. - Ответ на вопрос прозвучал. Но не от лорда Тургона, а от майэ Тхурингветиль. Звонкие ноты ее голоса явно отдавали издевкой над ближними.
- Милая моя сестра. - Взгляд синих глаз-омутов из-под ресниц на Леди. - Тебя Владыка видеть желает. - Улыбка. Неоднозначная. Мол, ты иди-иди, я тут погляжу за твоим эльфенком... ожет, даже научу летать до первой поверхности...

+2

44

Турукано слушал девушку-майэ и улыбался. Всего, что происходило вокруг, он не замечал. Неважно это было, когда рядом стояла любимая. Она пыталась успокоить его, такая чуткая и заботливая, такая, какой он её запомнил. Он взял руки майэ в свои, наклонился к девушке и прикоснулся своими губами к её губам. Поцелуй был лёгким, как прикосновения пера к коже.
- Не надо, Рингэ. Не говори об этом. Я уже всё решил и сделал свой выбор. Мне всё равно, что говорят другие, что будут говорить в последствии. Я нашёл тебя. Наконец-то нашёл.
- Свет и Тьма вместе - непобедимы. Ведь так? - спросила Рингэ. Турукано нежно провёл ладонью по её щеке, чуть помедлив с ответом. Он не считал себя олицетворением Света, особенно после своего выбора. Но перенеся всё в иносказательный вариант... Да. Тьма с его помошью победит. Он собирался уже ответить на этот вопрос, когда их уединение было нарушено. И на этот вопрос ответил чужой голос. Турукано узнал его и обернувшись увидел майэ Тхурингветиль. Которая передала Рингэ пожелание Мелькора с улыбкой очень насторожившей Тургона. Он отпустил ладони любимой и, холодно посмотрев на прибывшую, слегка поклонился ей, отдавая дань вежливости.
- Я пойду к себе, - сказал он Рингэ.

Отредактировано Турукано (14-07-2012 11:39:48)

0

45

Поцелуй. Должно быть ожидаемо и знакомо - ведь не первый раз целуется, не юная уже, хоть и сотворенная. Но реакция её музыки удивляет... странно... Звучание очень необычное, но вполне вписывается в эту тему. Она почти задумалась, когда произошло то... что тоже должно быть ожидаемо - она пропустила появление майэ. Действительно пропустила, хотя, стоит признать, ей ещё повезло, что это именно Таривнвитис, а не кто-то из лордов. Но мало приятного в том, что их... её застали в момент такой открытости, и неподчинения её музыки. У секретаря Мелькора свои игры и свои планы. А то, что её позвал Мелькор... Либо у него немного поменялись планы на Тургона. Нет, не отдам!! Всплеск протеста. Спокойно... Либо ему показалось, что можно как-то использовать то, что получилось в итоге развлечения гостя его сотворенной. И хорошо, если его устраивает итог. А если нет? Вот тогда, возможно, и придется побороться за эту свою тему. За это право. Право на Тургона. Отступить на шаг, мигом закрываясь. От всего сразу. Мгновение - и на миг снова смотрит майэ холодного Огня.
- Благодарю, сестра. Не буду заставлять ждать Владыку. - передавать его ей? Опасно... мало ли. Но и выбора же нет. - Просто ведь видеть?
На улыбку Ринганарэ почти нахмурилась, но в последний момент черты лица разгладились - не тот случай, чтобы показывать норов. Да и, в общем-то, Таринвитис в своем праве -задание ей сотворивший давал наедине, значит официально... официально с нолдо может общаться любой из майар и любая их майэр. И лишь она не должна давать скучать. А он решил уйти. Мудро - на вершине башни беседовать с той, что умеет летать - чревато. Но и оставлять их просто так? Ведь явно сразу он не сможет уйти - дань вежливости - разговор с леди. Так что...
- Была рада развлечь Вас беседой, лорд Тургон. Надеюсь, леди Таринвитис скрасит Ваше одиночество. А мне необходимо уйти.
Легкий кивок и серебристая тень уже на лестнице. Но мысль не стоит тоже на месте. Хорошо, что Фуин - полностью её. Как и Рин. И первому поспать не суждено.
Фуин, поднимись наверх. Будешь при Лорде Тургоне. И обо всем сообщать мне лично. Приплетая к последним словам частичку силы. Указаниям следовать только моим!
Да, Госпожа.
Теперь можно не сомневаться - мальчишка здесь будет через полминуты. Вышколенный. И преданный.

+2

46

НПС Фуин

http://cs10118.userapi.com/u9358594/146223819/x_2a4c438f.jpg

Подросток после того, как леди покинула его некоторое время пребывал в совершенно ошеломленном состоянии. Ещё бы! О таком он и думать не смел! А оно произошло, тогда, когда он ожидал осуждения за невежливость по отношению к гостю Самого. Но оная ему сошла с рук. Очень просто. И потепенно немного придя в себя Фуин взялся за давно начатый (вдохновение ушло не позволив закончить работу) браслет. Достаточно широкая серебряная основа, по которой он хотел пустить узор и добавить несколько камней, чтоб украшение выглядело наряднее и интереснее. Он увлекся и совершенно позабыл о времени, но вот накатившая волна - осанвэ от леди заставила едва не склониться ещё ниже над рабочим столиком.
- Да, Госпожа
Она редко что-то действительно приказывала, поэтому Фуин вскочил, едва не перевернув стол, накинул сброшенную куртку - не в рубашке же выходить! Они ведь далеко ещё не ровня - и выбежал из своей комнаты. Точнее из одного из двух "гнездышек", что были отведены ему и Рину. Небольшие на взгляд свободных эльфов помещения. Но в одних покоях с Леди они не жили. Туда вообще мало ко допускался из обслуги. Хотя тот же Рин частенько ей помогал. Но никогда не делился впечаьлениями и не рассказывал - что именно там делал.
Так... в покоях его нет. вниз он уйти не мог... значит на самом верху!
Синда поднялся по лестнице, и выглянул на ркышу. Ничего себе еомпания у этого самого лорда Тургона. Весь цвет Ангбанда рядом с ним появляется. Сначала Леди, а теперь Леди Таринвитис. Но отступать было нельзя, поэтому он начал входить, чуть склонившись (полный поклон он отдаст, когда поднимется):
- Приветствую Леди, Хранящую западный предел.
Ну а с нолдо он вроде как уже сегодня здоровался. Или не сегодня...?

0

47

Тхурингветиль была довольна тем эффектом, которое произвела на эту парочку. И теперь она была более, чем уверенна, что для них она стала неожиданной гостьей. "Заигралась, девочка, ох заигралась..."
- Всегда пожалуйста. - Мурлыкнула Тхури, внимательно смотря далеко не на сестру. Скорее просто привычка называть всех майэр сестрами, а майаров - братьями. Хотя к последним далеко не всегда соизволял язык поворачиваться называть их. - Возможно, что и просто. Сама на месте разберешься. - Очаровательная улыбка вслед за осанвэ была послана майэ. Яд всегда сладок, как мед, но крайне опасен. Такой была и Тарис. Как яд. Только кому-то он не вредил, а кому-то позволял отравлять жизнь в этих стенах... Впрочем, в этих стенах она была одиночкой, даже свиты у нее как-то наблюдаться не спешило.
- Скрашу, раз ты так просишь этого. - Порой и перевирать слова начинала темная майэ, не без этого греха. А вот Тургон решил, что лучше спуститься. на губах мелькнула обиенная улыбочка. "Полеты отменялись, вот печаль..."
- Ах, извиняюсь, мы забыли поприветствовать... Память совсем девичья. - Легко и непринужденно поклонить в реверансе. - Доброго вам для, лорд Турукано. - На губах гуляла мягкая улыбка, будто бы смягчающая острые черты лица Таринвитис. Но ведь не характера!
- Приветствую Леди, Хранящую западный предел. - Послышалось из-за спины. Нет, то, что кого-нибудь эта мелкая паршивка (хотя порой так не называлась леди Ринганарэ, отнюдь) обязательно пришлет, сомнений не возникало, но ведь не так скоро! "Не доверяешь... Ну и ладно, не доверяй дальше, милая моя, продолжай в том же духе..." - Таринвитис обернулась, глаза сверкнули холодным блеском. И с наигранной вежливостью (ибо желание столкнуть одного из ее свиты с этой лесенки было ой как велико, только собственное самообладание помогало вспыльчивой майэ держать себя в руках):
- Здравствуй... Фуин? Ведь так тебя зовут? - Тхури не стремилась запоминать имен из свит других. Да и не привыкла к этому. Обернуться к лорду. - Но что же мы таки на крыше стоим, раз Вы, милорд, хотели спуститься в покои. И не буду ли я слишком нагла и невежлива... - Милая улыбочка, ласковое помурлыкивание голоса... - если напрошусь к Вам в спутницы, пока Леди не вернется?

+2

48

На башню взошёл уже знакомый ему эльф. Фуин. И Турукано заподозрил, что Рингэ не доверяет Таринвитис, соответственно будет правильным вывод, что самому Турукано, от этой майэ ничего хорошего ждать не приходится. Тон Ринганарэ изменился. Она стала настороженной. И Турукано сделал заключение, что не всё ладно в стенах Ангамандо. А это знание уже можно было использовать. Только бы придумать - как. Да и выяснить, насколько глубоко простирается тут борьба за внимание валы, не помешало бы. Ведь от этого зависило спокойное существование самого Турукано в Ангамандо. Следовало поговорить с Рингэ об этом.
- Была рада развлечь Вас беседой, лорд Тургон. Надеюсь, леди Таринвитис скрасит Ваше одиночество. А мне необходимо уйти. - сказала Рингэ с наиграной, как надеялся, не привыкший к такой быстрой смене тона, Турукано, прохладцей. Принимая её тон, он также холодно поклонился ей и сказал:
- Могу ли я надеятся на встречу с вами в близжайшее время, госпожа Ринганарэ, чтобы закончить наш столь занимательный и познавательный разговор. - Он проводил взглядом любимую и тоже решил идти вниз, когда Таринвитис сказала:
-Но что же мы таки на крыше стоим, раз Вы, милорд, хотели спуститься в покои. И не буду ли я слишком нагла и невежлива если напрошусь к Вам в спутницы, пока Леди не вернется?
- Моё возражение или согласие что-нибудь изменит в ваших желаниях и поступках? - нейтрально спросил он у Таринвитис, проходя мимо неё ко входу на лестницу.

+1

49

НПС Фуин

http://cs10118.userapi.com/u9358594/146223819/x_2a4c438f.jpg

Опасность! Это чувство хлестнуло вдоль спины, заставив отойти назад. На пару ступенек. хорошо, что до конца не поднимался. Злить Лордов и Леди опасно. А его появление, похоже, здесь.. было нежелательным. Но никто и не говорил, что Леди Ринганарэ поручит что-то простое. Награда лишь заслужена. Эльда кивнул, подтверждая правоту майэ Таринвитис относительно своего имени и сделал ещё один шаг назад, и ещё - освобождая дорогу Тургону. Быть при нем? Можно попробовать, хотя нолдор они такие - их синда успел насмотреться.
- Лорд Тургон... - небольшая заминка - придумать, что же предложить, вспоминая и осеняясь, - У вас, кажется, плащ в шерсти был - его чистить нужно? - на грани вежливости, - Или так оставить?

0

50

Нотку темы Таринвитис ненадолго поддержала незаметная мелодия самого Владыки. Мимолетная, как тень, она лишь дала понять майэ, что Владыка доволен ее решениями.

0

51

"Хорошо, Леди, хорошо... Хочешь так? Путь будет так, как ты желаешь. Но учти, если правила изменятся - не твоя заслуга, но твоя вина." - Про Фуина не забыла, но приняла к сведению тот факт, что оному, скорее всего, теперь придется обитать рядом с темной майэ. Тарис, собственно, было ни тепло, ни холодно от этого. Мог пострадать эльф, при этом сильно. Но хорошо, что он чувствовал тот факт, что Тхурингветиль есть для него опасность, при этом вполне реальная. И никакая Леди его не успеет спасти. Потому что если Тарис бьет, то четко, без промах, сильно и точно, чтобы если не уничтожить сразу, то нанести максимальный урон. Между тем лорд Турукано соизволил обратить свое внимание на скромную персону беловолосой. Хотела было открыть рот, как... Как почувствовала музыку своего Владыки! И его одобрение на ее действия. "Значит, пока что я не успела переступить границу дозволенного. Это хорошо..." - Легкая улыбка коснулась женских губ. Но лишь коснулась, чтобы через мгновенье исчезнуть.
- Изменит. - Подумав, ответила темная. Но не ледяным тоном, а тоном, который отдавал прохладой, но дружелюбием. - Изменит то, как я буду действовать, лорд Тургон. И мое отношение к вам... Хотя оно вам вряд ли нужно. - Ответить и легко спорхнуть по ступеням, будто бы лестница не вилась на опасной высоте, грозя оступившемуся смерть. В лучшем случае легкую, быструю и безболезненную. С непередаваемым ощущением полета напоследок. В худшем - переломанные кости и невозможность позвать на помощь, умирая долго и мучительно. И зная, что вокруг только чуждые горы, которые не принимают слабых, избавляясь от таких звеньев, чтобы стать сильнее...

+1

52

Коридоры, лестницы и повороты. Необходимо успокоиться и взять под контроль ту мелодию, что сейчас почти забивала привычную тему. Это было неправильно. Тем более - её ждал Владыка. Они не скрывались, так что он без сомнения знает о том, что произошло. Да и глупо пытаться что-то скрыть от Сотворившего. А это - негоже представать перед своим Владыкой, имея такой раздрай в музыке. Это как минимум невежливо. И неправильно. Так что с каждым шагом она успокаивала себя, а вместе с этим и менялся вновь её облик. н не был домашним, как рядом с Тургоном. но и не был ледяным, как в зале. где она получила это свое новое задание. Теперь она представляла собой искорку - теплый огонек, отразившийся в ледяной глыбе и теперь скачущий по её изгибам. Быстрее, хочется быстрее - конечно, обычно им с Таринвитис нечего было делить, однако сейчас ей меньше всего хотелось делить Тургона с кем-либо. Так что... Шаг. Лестница. Коридор. Поворот. Ещё один. И ещё. Остановиться возле комнаты Владыки. Почему она пришли именно сюда - просто почувствовала. Осколок мелодии не может не знать, не ощущать где звучит сердце основной темы Севера. Всплеск лично музыки.
Я здесь, Владыка. Отец. Ты желал меня видеть?
И вместе с этими словами - войти.

0

53

Фуин пришёл вовремя, нолфинг нутром чуял, как начала накаляться обстановка, которая грозила перерости в прямое столкновение. Турукано догадывался, что его поведение выводит майэ из себя, но следовало сразу установить статус кво. Особенно, если он хотел получать здесь знания. И действовать надо в основном самому, стараясь не прибегать к помощи любимой. Однако, он всего лишь эльф и прекрасно сознавал, что не сможет на должном уровне противостоять майар Мелькора, кои вполне могли почувствовать в нём конкурента. Хотя, нет. Разве могут эти пафосно-высокомерные существа, уверенные в своей премудрости, чувствовать конкурента в представителе низшей расы. Но у самого Турукано были большие планы на ученичество у Моргота и, если надо, он станет конкурентом любому из его майар. Вернее, постарается стать. Только одно его напрягало в предстоящем. Это Рингэ. Нолфинг догадывался, что пока Моргот не разрешит, всерьёз его трогать не будут, но противники могли ударить чрез него по Рингэ. Поэтому ему как можно быстрее стоит разобраться в хитросплетениях местных интриг и выявить явных и скрытых врагов его любимой майэ. А без её помощи в любом случае не обойтись.
На вопрос Фуина, Тургон ответил понимающей улыбкой. Тот нашёл хороший повод, чтобы не оставлять его с майэ Таринвитис.
- Да, Фуин. Я несколько запачкался, когда шёл в эту башню. И буду не против если ты займёшься моим плащём у меня в покоях.
На фразу Тхурингветиль Турукано ответил незамедлительно, правда говорить пришлось уже ей в спину:
- Вы не правы, леди. Меня очень даже интересуют все отношения, касаемые моей скромной персоны.
Он быстро, но осторожно двинулся вниз следом за майэ.

0

54

Легкой походкой пройти полностью зал, а потом резко остановиться и развернуться лицом к нолдо. На губах блуждала странная улыбка. Не предвкушения, нет. Несколько задумчивая улыбка, которая говорила о том, что майэ о чем-то думает, о чем-то мимолетным, принимая для себя мелкие решения на мелкие поблемы и дела. Но не задумываясь над следующими шагами, не рассчитывая следующие свои ходы в этой опасной партии, с шахматной которую сравнить просто нельзя - ну если только с огромной натяжкой. Ах, еще и ответ. Ну да...
- Вот как? А что если мое отношение к вам, лорд Тургон, не удовлетворит вашего любопытства? Если оно будет не тем, что ожидается? И вообще окажется ненужным? Я же только карты раскрою. Мне этого не надо. - Темная майэ терпеливо ожидала, когда эльфы поравняются с ней. И даже пропускала других вперед, чтобы идти несколько позади. Не специально, но чтобы не убегать слишком вперед, идя быстро и легко. Потому что настроение было просто прекрасным, а чувство бешенной скачки все никак не оставляло раззадорившуюся майэ, особенно после столько быстрого преодоления той опасной лесенки да странного поведения Рингэ. В ее музыке пару раз промелькнули нотки... Странные нотки, но в них будто бы слышался едва заметный вызов. И не принять его Тарис просто не могла, ведь так? Хотя бы по той причине, чтобы узнать, на что эта Леди будет готова ради этого эльфа? Интересно ведь... Да и лишние сведения в этой твердыне лишними быть не могут...

+1

55

Дверь в покои Владыки открылась.
Комната была пуста, и лишь на столе лежала, придавленная тонким стилетом (явно сделанным под изящную женскую руку) карта Южного предела. Вот только вместо привычной "розы ветров" в углу карты красовалось изображение разбитого сердца.

0

56

Пусто.. странно, почему? Ведь она слышала, чувствовала всей мелодией, что её Владыка здесь, и именно здесь. Выждав положенные секунды, но не уловив ничего она прошла к столу, рассматривая оставленные вещи. Стилет... Интересно. Так.. Южный предел. Ещё интересно и очень щедро. А на изображение едва удержалась от того. чтобы не фыркнуть сердито. Это её эльф и ей решать, что она будет делать со своей лишней личной мелодией. Но может быть это именно он и имел в виду? Зная Мелькора стоило прояснить этот момент.
- Отец... Владыка, ты желаешь, чтобы я отправилась с ним?!
А в музыке заинтересованность и легкое недовольство. Всё же именно сейчас поддерживать ещё одну интригу ей не хотелось.

0

57

Произошедшее смутило Турукано, но в тоже время и порадовало. Казалось бы остывшие чувства вновь вспыхнули в сердце нолфинга. Чувства, с которыми он прощался дважды, каждый раз выдирая их из души, памяти и сердца с кровью, с мясом, с полным самоотречением. И вот робкий луч надежды вновь затеплился для истерзанного сознания эльфа. Поэтому и на все шпильки Высшей он отвечал почти автоматически, задумываясь лишь над тем, чтобы не переступить границ приличия. Все его существо сейчас стремилось оказаться рядом с той, которая, казалось, была утеряна. Нет, Тургон не забыл Эленвэ, не потускнело его чувство к ней за все эти долгие годы. Но Рингэ, а только так и мог называть он ее в своей памяти и мыслях, не вставала на место жены, не затеняла ее образ, а была его исцелением, его светлым огоньком в непроглядной ночи страданий и лишений.
И не смог, не сдержал себя эльда. Выходя из комнаты вслед за леди Тхуренгветиль, оглянулся, окинул взглядом помещение, хранящее еще отголосок образа Рингэ
- Что нибудь еще вы хотели мне сказать, леди Тхуренгвитиль? - оторвавшись наконец от своих мыслей и возвращаясь к реальности, произнес Тургон, глядя на Темную так, словно увидел ее впервые.

Отредактировано Турукано (26-11-2012 08:42:09)

0

58

Нолдо обернулся. Но не на майэ, которая с веселым видом шла сзади. А по лукавой улыбке сложно было судить, задумала ли Темная что-либо или это просто... о птичках сейчас. Взгляд одного из народа эльдар скользнул туда, откуда они уходили... Что ж, это был несколько опрометчивый поступок. Равно как и ответы Турукано - опасно говорить "на автомате", очень опасно. Так что сие были примечено и отложено в уголочек сознания, чтобы потом еще раз проанализировать и сделать для себя выводы. И не только выводы... Какой бы майэ она не была, но служила Тарис Мелькору. И при этом спокойно могла сыграть на чувствах чужих. И вот уловила она во взгляде воспоминание о Ринганарэ... "Зря, лорд, зря... Никогда не стоит так открыто показывать свои чувства в Твердыни. По крайней мере, вам этого не стоит делать, ой как не стоит..." - Нет, теперь эта лукавая улыбка точно отразила мысль Таринвитис, но кто знает, что за шаг пойдет за этим...
- Если думаете о Ней, то постарайтесь скрывать свои мысли - если не Вам, то Ей подобное точно повредит. - Промурлыкала не то совет, не предостережение Тхурингветиль. Ведь она из тех кто может ударить первой. Разве что... Потом и сама может огребсти от Владыки, но ведь никто не сказал, что Кошку трогать запрещено. Постараться не навредить нолдо, впрочем, тоже никто не говорил. И идея с полетом была все также заманчива и интересна. Правда, что-то они отдалились для исполнения той от "стартовой площадки" далековато.

+2

59

Улыбка, промелькнувшая на устах Высшей, дала Тургону ясно понять, что дав волю своим чувствам, он допустил ошибку, за которую после, когда взбредет блажь позабавиться со эльфом, как с игрушкой, которую можно сломать и выкинуть, придется держать ответ перед леди Таринвитис. И хорошо, если тоько ему, если не затронет Темная Рингэ. Любые лишения и боль Турукано готов был перенести, но раз за разом наблюдать, как мучаются те, кто ему дорог... Нолфинг не знал, что он может сделать ради того, чтобы оградить дорогие существа от боли и на что способен пойти ради этого.
Да и реплика, словно вскользь брошеная Таринвитис, только подтвердила его опасения. Забыл, ох, забыл князь, в каком именно месте находится и какая цена полагается за расслабленность и неосторожность, проявленные здесь. Загнав тревогу на задворки сознания, но не отмахнувшись от нее, как от чего-то ненужного, Турукано поднял глаза на майэ:
- А вам-то что за печали, прекрасная леди? - и стараясь, чтобы в его голосе не прозвучало вывзова и недовольства, хотя недоволен Турукано был скорее собой, что вот так позволил прорваться наружу запретным эмоциям, - Не сочтите за дерзость, леди, но ваша красота не должна бояться никакой конкуренции. Позволю себе предположить, что у вас нет недостатка в поклонниках, равно как и в жертвах.... - эльф слегка помедлил, подбирая слова, взамен тех, которые грозили сорваться с языка. - вашего очарования, - закончил он наконец фразу.

Отредактировано Турукано (04-12-2012 11:11:33)

+1

60

Да! Вот это было верное предостережение - теперь еще и на нервах поиграть можно, узнать, какова у нолфинга выдержка. Как долго он сможет с беспокойством ожидать подвоха, как долго он сможет просчитывать шаги соперников и самых простых обывателей Твердыни, когда он сорвется, не заметит, что слишком увлекся, забыл, что и сам делает шаги, что и на самого зуб точат? Было очень интересно, и упускать такую возможность леди Таринвитис не собиралась.
- Какие-какие... А не без разницы ли? - Холодно бросила-обронила Тхурингветиль, откинув за спину белоснежный локон. Да и как нолдо мог подумать, что искушенная в вопросе различных интонаций майэ не заметит те нотки, что таки скользнули в голосе эльда, как бы он этого не хотел!.. Но виду не подала - поверила, да конечно.
- Не сочту, так уж и быть. - Лукавая улыбка скользнула по губам. но пропала. - А поклонники... Мне без разницы, есть ли они, или нет их... Если есть - и ладно, главное, чтобы бизко не лезли и не досаждали. А жертвы моего очарования... - И оборвать фразу, не заканчивая, позволяя додумать, хитро и с неким удовлетворением от прошлого улыбнувшись, но не вкладывая в эту улыбку того, о чем думалось в первую очередь у тех, кто все это видел и слышал, хотя очень искусно выдав то, что требовалось. А Фуина было жаль - хоть в лапах кошачьих он был прекрасно вышколен, но под надзором, а точнее, без назора, но у других на виду мог наделать глупостей, чего эльда майэ не желала вовсе - ссориться из-за свиты было просто ниже Таринвитис, да и просто ссориться с Ринганарэ не входила в планы. Но она сама виновата, что позволила себе увлечься на столько, что можно было безнаказанно подойти и все увидеть. Это ее ошибки. А за ошибки надо уметь платить.

+1


Вы здесь » Эндор » Бури в отражениях » Есть ли жизнь в Ангамандо?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC