Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Темницы


Темницы

Сообщений 31 страница 60 из 75

31

Внутри у Мелиэль что-то ёкнуло: она не любила детских слёз. Наплевав на угрозу наказания, она присела и осторожно обняла мальчика за плечи.
- Ну не нужно плакать. Просто бывают случаи, когда детям действительно лучше не лезть в разговоры взрослых. Например, когда разговор идёт о политике или военных действиях. И то, и другое - вещи серьёзные, и детям лучше не встревать в разговор, если на то нет причины.
"Наурэль" старалась успокоить мальчика, как могла. Ей совсем не хотелось, чтобы он плакал.

0

32

Но ребенок подолжал реветь.
- А сейчаас? Сейчас-то почемуууу? Вы же не о политикееееее..... И вы не похожи на на военную.... И тоже говорите молчаать! Мне вообще наверное лучше было не рождаться! Я всем мешаю! И отцу, и наставникам, и вааам!!!
Кот старательно ныл, глотал слезы и успокаиваться не собирался, намереваясь выдать всё, на что способен. Довели бедного ребенка - получайте. Тем более что "Майронион" ещё до замечания синдэ уже ыл на грани истерики. А оно только дало ещё один повод "прорваться старой обиде". И теперь вот перед эльфой стояла цель утешить мальчишку любыми путями. Арон явно не собирался ни помогать, ни делать замечание ей или ему. Хотя Кот был уверен, что "наставник" не упускает ничего из происходящего, но желает досмотреть представление до конца.
- И вообще... зачеем? И никому не нуужен!
Единственно громкость он ещё снизил, чтобы не вопить леди прямо в ухо. И доверчиво прижался к эльфе, дрожа в её руках от рыданий.

0

33

- Ну-ну, маленький, не надо, - успокаивала "Наурэль" Тьелканиера, нежно прижав его к себе. - Ты никому не мешал, просто тема разговора лорда Арона показалась мне слишком серьёзной. Ну не плачь, малыш, успокойся. Успокойся, всё в порядке, всё хорошо.
Мелиэль ласково погладила мальчика по головке. Ей показалось, что малыш начал потихоньку успокаиваться. От этого на душе у неё стало легче.
Девушка посмотрела на Тьелканиера.
- Успокойся, Тьелканиер, не плачь. Всё хорошо, всё в порядке. Уверена, есть ещё на свете те, кому ты нужен. Не плачь, хорошо?

0

34

"Майронион" вроде бы притих, но это было просто прекращение слов и громких всхлипов. Теперь мальчишка ревел совершено беззвучно. Ещё на раз озвучивать ненужность смысла не было. Разве что... ещё раз вернуться к первопричине слез. А оной был разговор, в которые ему было сказано не соваться. Причем разговор почти уже ни о чем. Задание дано - надо выполнять. А здесь такое что-то странное...
- С-серьезной? Ведь вы всё равно обо мне г-говорили. Так почему я должен был молчать? Я ведь н-не вещь. Я живой!!!
Арон продолжал наблюдать. и явно ждал, что Кот выкинет ещё что-нибудь. По-хорошему, оно и надо было. "Тьелканиер" резко отступил назад, в упор глядя на синдэ. Слезы ещё оставались, только взгляд постепенно темнел, становясь не по годам серьезным.
- Нужен? Почему? Почему тогда все меня пытаются отослать? Почему я должен почти всегда молчать? С отцом, с наставником, со старшими леди, с вами? Чем я хуже других? Чем? Только тем, что был рожден здесь? Здесь, а не где-то в лесу?

0

35

Мелиэль растерялась. Она не предполагала, что мальчик может настолько сильно обидеться. Ей никак не приходило в голову, как его успокоить.
- Майронион, успокойся, - сказала она наконец. - Разговор действительно идёт о тебе. Хоть он и серьёзный, тебе, наверное, незачем молчать.
Девушка со всей внимательностью посмотрела на мальчика.
- Думаю, твоё мнение тоже важно. Мне кажется, ты не очень доволен, что тебя, как ты говоришь, пытаются отослать. Разве у тебя нет друзей среди тех, кто старше?

0

36

Арон
Майя вклинился в беседу двух "одиночеств" с аккуратностью тарана
- Леди, подумайте сами - какие друзья могут быть у единственного на всю крепость "опытного" экземпляра?

Слова эльдэ мальчишка услышал и явно собирался в ответ сказать что, но не успел. Высказывание наставника заставило малыша посерьезнеть ещё сильнее. В глазах заплескался почти огонь. Точнее то, что стало бы обжигающим пламенем, способным уничтожить все на своем пути, если бы здесь стоял его предполагаемый отец, Майрон. А так это стало лишь искрами пробежавшими по стенам и эльфе. Арона они не достигли - погасли при приближении. "Тьелканиер" почти прошипел:
- Я не "экземпляр"! Я живой!
Самое то... нрав же у созданного Артано ребенка должен быть горячим. И вполне может быть вспыльчивым. Так что вот - получайте пожар в миниатюре. Или его предвестников.
Мальчик сложил руки на груди, отступил ещё на шаг, с плохо скрываемым бешенством глядя на майа-наставника. На леди Наурэль он почти не смотрел, но не ощущать обжигающего, возможно даже болезненного огня ребенка она не могла.

+1

37

- Лорд Арон, как Вы можете так говорить?!
Мелиэль не могла молчать. Хоть она теперь и рабыня, но такое обращение с детьми заставляло её забыть даже об угрозе смерти.
- Он же не меч, который можно продать, и не туника, которую поносил и выбросил. Он же ребёнок! Ему нужны не только наставления. Не меньше их он нуждается во внимании и заботе. Как Вы можете называть его "экземпляром"? Он такой же живой, как и мы с Вами. Он тоже имеет право на своё мнение.
Девушка осторожно, чтобы не напугать, взяла мальчика за руку. "Пусть успокоится и знает, что хоть кто-то с ним солидарен, - решила она, - и будь что будет".

+1

38

Скривив в налете усмешки губы, лорд Предела мрачно проговорил:
- Живой, живой, успокойся уже. К слову... - он пристально посмотрел на ребенка, - Я ведь говорил тебе, что если ты будешь плохо себя вести - я вынужден буду принять меры. А потому собирайся, пойдем навестим твоего "дядю", - это слово прозвучало почти пощечиной - Илтерина.
Скосив глаза на пленницу он безмолвно продолжил "У меня есть пара уточнений к твоим наблюдениям, котик..."
- Мы вынуждены будем вас оставить, леди. Скоро подадут обед, и я предлагаю вам сполна насладиться им, пока нас не будет. - майя встал, и без церемоний вытащил ребенка из комнаты.

+2

39

В некотором смятении Мелиэль села на стул.
"Бедный мальчик! - подумала она. - Неудивительно, что он такой взволнованный. Обращаться с ребёнком как с вещью - это же грубо!"
Скоро в комнату зашёл какой-то орк. Он недобро посмотрел на эльфийку, поставил на стол поднос с едой и, ворча что-то под нос, удалился. Не в силах больше терпеть голод, девушка рискнула притронуться к пище. Еда не показалась ей заколдованной или отравленной, и она не заметила, как съела треть от того, что принесли. Однако и этого оказалось достаточно, чтобы утолить голод.
Мелиэль посмотрела в окно и задумалась. Что же с ней будет дальше? Она заступилась за Тьелканиера, наплевав на предупреждение о наказании. Она сильно рисковала, но, с другой стороны, не могла поступить иначе. Такое отношение к детям не могло не вывести её из себя. Девушке оставалось только смириться со своей участью, какой бы она ни была. Пусть её накажут за то, что она заступилась за Тьелканиера, но она не могла этого не сделать, ведь он ребёнок.

0

40

Отсутствовали Арон и "Тьелканиер" чуть больше получаса. По истечении этого срока дверь вновь отворилась и в комнату вошел вполне довольный Арон и мальчишка. Только вот... мальчишеским оставался лишь его рост и немного внешность. И та разительно изменилась. Черты словно заострились, стали жестче. Осанка из независимо-бунтующей стала твердой и слегка надменной. А взгляд... в золотистых озерах теперь прыгали стальные искры, а выражение было почти безжалостным. Разве что где-то в темной глубине зрачков изредка проглядывал тот самый ранимый ребенок, что так доверчиво спрашивал эльдэ "Неужели я никому не нужен?".
- Если ты уже поела - отведи воспитанника вниз. И присмотри, чтобы с ним ничего не случилось.
Холодный приказ, а на губах рыжего подрагивает едва заметная улыбка.
- А ты помни - на этот раз ты должен показать, что урок усвоен. А не как в прошлый раз.
- Я всё помню, Лорд. И докажу, что ваша наука не прошла зря. - повернувшись к "леди Наурэль", - Мы идем, леди?
Явно предполагалось, что она должна пойти первой. Дверь орки уже услужливо распахнули перед ними.

+1

41

http://uploads.ru/t/o/r/C/orCO0.jpg

Тьма. Который уж день? Год? Век? Тьма. Шорох торопливых мышиных лапок по камню пола. Зыбкий отголосок луча, серая тень на черноте стены? Пустоты? Этого Эльмо не знал да сейчас уже и не стремился узнать. Худой и высохший настолько, что казался почти прозрачным Пробужденный стоял прислнясь к холоду стены. Он не понимал, за что его поймали и заточили в этой могиле заживо. Только сначала к нему приходили двое вонючих уродцев и, щедро наделяя тумаками и пинками, гнали молча в такое темное, но жарко натопленное помещение, где растягивали на странного вида скамье и, зажимая руки и ноги в живодерские стальные наручи, отворив рану, брали кровь, потом давали холодную и склизкую, но все же сьедобную кашу. И волочили обратно в темноту и холод до следующего раза. Но с каждым отрезком времени эти "путешествия" становились все реже и реже. Эльф научился охотиться на ощупь в тьме на крыс. Те если попадались были обжигающе горячими на ощупь, а их кровь вселяла в промерзшее насквозь тело слабую толику тепла. Сны. С каждым днем Эльмо их видел все более и более отчетливо, и ему уже не хотелось просыпаться, но упрямая воля к жизни не давала молча лежать на холодном камне лежака, лишь слабо покрытым перегнившей соломой. Вот и сегодня ему приснился залитый легким, серебристо-сияющим светом звезд широкий луг с кромкой темного в ночи леса. Пение птиц, такое живое и манящее звучало напевом надежды. Просыпаться не хотелось, но что то легкое коснувшись его лица прогнало остатки дремы. Свет, тепло и шаги. Торопливо подойдя к решетчатой двери Пробужденный, чьи золотисто-каштановые волосы отросли до бедер, закутавшись в этот природный "наряд", почти ничего не видя на болезненно-ярком свету, щуря почти до черноты синие глаза, просто вслушивался в шаги, считая те и пытаясь понять к нему ли пришли или нет.

0

42

Мелиэль так увлеклась своими мыслями, что не заметила, как Арон и Тьелканиер вернулись. Что-то изменилось во взгляде мальчика - девушке показалось, что это связано с разговором, на который Тьелканиера выводили.
- Мы идем, леди? - спросил мальчик.
- Идём, Тьелканиер, - ответила эльфийка. Она вышла из комнаты и убедилась, что Тьелканиер не отстаёт. Что-то ей подсказывало, что путь лежит туда, где находятся тюремные камеры.
Чутьё не подвело Мелиэль - они действительно пришли к тюремным камерам. Но зачем? На этот вопрос у неё не было ответа.
Неожиданно внимание девушки привлёк державшийся за прутья решётки эльф, чьи светлые волосы были довольно длинными - до бёдер. Мелиэль ощутила сильную жалость к нему. Эльф щурился при свете факелов, словно тот причинял ему боль, а его тощее лицо говорило о каких-то мучениях.
- Бедный, - с жалостью сказала девушка, приблизившись к  решётке. - Какой зверь мог это с тобой сделать? Кто мог довести тебя до такого ужасного состояния?
Мелиэль осторожно прикоснулась к руке эльфа, словно стремясь таким образом выразить сочувствие.

0

43

Путь до темниц не занял много времени. Пока они спускались, "Тьелканиер" не проронил не звука, немного угрюмо глядя перед собой, словно увлеченный какой-то одной и не очень приятной мыслью. И он явно собирался пройти дальше, но заметил движение своей "наставницы" и тоже остановился, так же сумрачно глядя на эльдар. Затем подошел поближе, орк, относительно вежливо, всего лишь за плечо, потянул эльдэ назад, чтобы "молодой господин", смог рассмотреть пленника. Кот так же непределенно окинул Эльмо взглядом с ног до головы и кивнул.
- Этого.
После этих слов он повернулся и явно собрался идти обратно, но обернулся и обратился к "Наурэль".
- Или ты предпочитаешь, чтоб я выбрал кого-то другого?
И как тебе это маленькое изменение, маленькая эльдэ? Поразительно... Стоило появиться ещё одному объекту для жалости и выйти из поля зрения предыдущему, и вот - последним она интересуется поскольку-постольку он находится рядом. С Арона определенно причитается.
А орки, между тем уже с руганью, неохотно ковырялись с замками.

0

44

http://uploads.ru/t/o/r/C/orCO0.jpg

Огонь, боль от света и жар, тепло факела ощущалось Пробужденным очень остро в холодном воздухе узилища.
До эльфа донеслось пронзительно-отчетливо сказанные нисси фразы, а воистину обжигающие прикосновения пальцев к его, почти ледяным, вызвали молчаливый протест, выразившийся лишь в попытке отнять руку от прута решетки и неприятно-обжигающего прикосновения.
- Кто? Если вы не слуга Проклинаемого, то и так должны знать его имя.
Тихий, но пронзительно четкий голос эльмо "увяз" в тишине казематов не породив даже слабого эха. Отшатнувшись назад, но не отняв рук от решетки синда откинул назад прядь волос. Подошедшие уродцы переговариваясь между собой принялись, если его не обманывал слух, ковыряться в замке явно намереваясь открыть дверь темницы.
-Значит... Снова...
Эльмо сделав пару запинающихся шагов "впечатался" боком в стену и замер, пытаясь приучить глаза смотреть снова на свету. Выходило.... Плохо выходило. Даже малейшие попытки эльфа попробовать рассмотреть говорившую оказались тотально безуспешными, поскольку слезы вызванные тем, что глаза  синда уже давно не видевшие света, исторгали из себя поистине чудовищные слезотоки, крупные капли так и текли по лицу

0

45

- Или ты предпочитаешь, чтоб я выбрал кого-то другого?
- Не надо другого выбирать. Если тебя это так волнует, выбор сделан.
Мелиэль с жалостью посмотрела на Тьелканиера.
- Вот до чего довело тебя суровое воспитание. Бедный мальчик! Нельзя быть таким бессердечным. Тех, кто не имеет сердца, ничего хорошего не ожидает.
Когда орки собрались выводить эльфа камеры, внутри девушки что-то ёкнуло, и она не сдержалась:
- Не надо его силой! Он и так измучен дальше некуда!
Мелиэль не знала, что ей тогда руководило. Тьелканиер явно не испытывал сочувствия к пленнику, что заставляло пожалеть мальчика, которого воспитание сделало бессердечным. Но и эльфа - такого же пленного, как и она сама, - тоже нельзя было не пожалеть: у него был такой измученный вид, что жалость накатывала сама собой.

Отредактировано Мелиэль (15-02-2012 15:45:27)

0

46

- Сделан как сделан, - мальчишка пожал плечами. - Он не хуже и не лучше остальных.
Кивок оркам и они, закончив возиться с замком, - невежливо потянули эльфа к выходу из камеры. А "Тьелканиер" с удивлением и вопросом посмотрел на эльдэ.
- Сердце...? А... зачем оно? - он нахмурился, словно силясь вспомнить что-то, - А что оно... такое? Это ведь просто... часть тела!
Он глядел вопросительно и как-то чуть испытующе. Словно что-то он помнил, но это что-то внезапно поменяло свой смысл. Или стало неважным, а сейчас ему пытались доказать обратное.
- Не надо его силой! Он и так измучен дальше некуда!
На этих словах он резко развернулся и прикрикнул на орков:
- А ну-ка осторожнее! Он теперь будет на том же положении, что и леди Наурэль! Так что попридержите свои лапы!
Вот оно что... жалость. Арон был отчасти прав. Но при этом её страх смещен... Интересно, интересно. Увидим, как она отреагирует на дальнейшее...

0

47

Орки, поначалу грубо схватившие и почти пинками поглавшие пленника в выходу после окрика мальчишки переглянулись и сначала просто отпрянули от эльфа. Но затем уже осторожнее и настолько аккуратно, насколько вообще эти существа умели, вывели эльда в коридор и чуть остановились, вопросительно поглядывая на мальчишку и эльфу.

http://uploads.ru/t/o/r/C/orCO0.jpg

- Тех у кого оно есть... Обычно тоже... Тоже ничего хорошего не ожидает.
Тихий голос пленника оказался на диво пронзителен. Не обладая достаточными уже силами для более громкой речи пробужденный, наконец то проморгавшись и кое как утерев влажное лицо, криво усмехнулся, с явной неприязнью глянув на мальчишку. Уж что что, а вот конкретно этот голос этот Эльмо помнил. Он слышал его в подземелье... несколько раз. И всякий раз этот ребяческий дискант вызывал у него смесь бессильной ярости и страха.
Слова мальчишки и эльфийки вызывали у него почти болезненное удовольствие, поскольку говорить было не с кем. Его собрат по несчастью умер по ощущениям синда примерно с месяц назад, а убрали почти бесплотный труп неделю назад.
Слова мальчика о смене его положения несколько удивили эльфа, но вступать в беседу с этой странной парой желания не было. Кто она? Служит ли тем, кто заточил меня? Она... не похожа на пленницу. Взгляд пленника горел недоверием и неприязнью к обоим.
Тот факт, что нисси вполне может оказаться рабыней вызывал обоснованные сомнения. Причины были просты, нисси была хоть и скромно, но чисто одета, и на руках у нее явно не было видно кандалов. Опять же присутствие этого мальчишки наталкивало на мысль, что дева вероятно, состоит в его свите. Но причем здесь он сам?

0

48

Мелиэль не понравился тон, с которым говорил Тьелканиер. Ещё недавно мальчик был таким открытым и робким, а теперь его голос был холодным. Что с ним могли сделать, когда лорд Арон выводил его из комнаты? Запугать или что-то хуже? Девушке снова стало жаль мальчика.
Однако ей не давали покоя слова о том, что пленник теперь находится на том же положении, что и она. Что это значит? И не повисла ли над ним угроза опасности? Эльфийке стало страшно - не столько за себя, сколько за пленника. Каким образом они на одном положении? Что его заставят делать? Вопросы роились в голове как пчёлы, усиливая чувство страха за сотоварища и жалости к нему.
- Что с ним будет? - неожиданно для себя спросила Мелиэль. - Неужели ему поручат нечто тяжёлое? Лучше пусть и меня нагрузят чем-то тяжёлым. Коли мы на одном рабском положении, то будет лучше, если мы оба этот груз разделим.
Последние слова были для девушки самыми неожиданными.

0

49

Вопрос мальчика проигнорировали. Тэвильдо мысленно усмехнулся. Понятно. Значит основа всё же в жалости. Жалости к другому. Именно она помогает разбудить страх и за себя. Всё ясно. Ничего сверхъестественного. хотя, с Арона, конечно причитается за эту работенку. И что же он, интересно, намерен делать с ней дальше? Проще всего - заставить сейчас их издеваться друг над другом. Или предложить этой синдэ выбор. Вдруг она и тогда пожалеет его. Раздели-ить тяжелое? Да что на него можно нагрузить? Он же от дуновения ветра колышется - Илтерин постарался. Кот встряхнул головой, сперва очень недоуменно глядя на эльдэ:
- Тяжелое? - затем в голосе "Тьелканиера" зазвенела обида, - Значит тяжелое? Значит присматривать за мной это тяжелая и противная обязанность, так?
В глазах балансировали обида и ярость. Обиды было явно больше. Не до слез, как в комнате - всего лишь во взгляде. Но такая обида и опаснее, особенно если она вызвана у обладающей властью малолетней личности. Явным усилием воли Майронион подавил эмоции (конечно же демонстративно. так, чтоб эльфы заметили эту внутреннюю борьбу).
- Вам всего лишь предстоит присматривать за мной во время занятий. И помогать мне с ними справляться по мере сил и способностей. Лорд Арон полагает, что если мне будут объяснять представители народа моей матери, то я пойму это быстрее и лучше, чем когда это делают те, кто принадлежит к народу отца. Или когда этим занимаются орки. - добавить вновь обиду в голос. - Вот и всё. Ничего, - выделить следующее слово, - тяжелого.
Конечно же ничего. Главное, чтобы так считал не только "Тьелканиер". А пока надо дать эльфам подумать над сказанным. Хорошо подумать. И пока они думают, пересказать свои выводы Арону. А тот уже решит, что он будет дальше делать со своей пленницей. По мнению Кота, можно было и доиграть эту пьесу с учебой почти до конца. А потом отпустить тех, кто останется. Как ни странно.

0

50

Оркам же ждать уже надоело, поэтому они переругивались и явно очень хотели пихануть эльфов в сторону лестницы, но пока что ждали, нехорошо посматривая на разводящего лишние, по их мнению, разговоры ребенка.

http://uploads.ru/t/o/r/C/orCO0.jpg

В коридоре было чуточку теплее, чем в темнице, и пленник невольно порадовался возможности покинуть камеру, что бы его ни ожидало за ее пределами. А двое как раз вели разговор о его судьбе. Очень странный разговор. Эта эльфийка… Она все же не рабыня, хоть и говорит, что на одном положении с ним. Эльмо невесело усмехнулся, склонив голову. Да что она знает о том, как живется рабам в Ангбанде? Впрочем, если она по какой-то неведомой причине «вошла в милость», ей и не доведется узнать. В душе эльфа снова шевельнулось презрение, но уже слабое, смешанное с сомнением. С какой стати она вздумала жалеть его? Или это часть какого-то непонятного ему, но наверняка подлого замысла? Эльфийка казалась искренней, но он-то знал, давно понял, что верить здесь кому-либо надо очень осторожно. А этот вроде бы беззащитный, всеми обиженный ребенок казался ему почти опасным. Квендо ненавидел в себе этот страх, но поделать ничего не мог. Ребенку Эльмо верить не собирался , поэтому слова мальчишки о необходимости за ним присматривать вновь пробудили целый ворох подозрений и домыслов. Что-то здесь явно нечисто. Будущий предполагаемый воспитатель юного наследника внимательно всмотрелся в лицо эльдиэ, гадая, как к этому отнесется она и чем же всё это окончится.

Отредактировано Воля Мелькора (07-04-2012 19:55:07)

0

51

В этот момент, неожиданно для себя, Мелиэль почувствовала отчаяние. Что такое могло произойти с Тьелканиером, что он из открытого мальчика стал грубым и холодным? Пленник, которого несколько минут назад вывели из камеры, явно не верил, что она рабыня. Однако она действительно была не более чем рабыней, хоть внешность и говорила об обратном.
Мелиэль не заметила, что начала плакать от отчаяния. Она почувствовала себя изгоем, одиночкой, которая никого не волнует. Ей казалось, что именно так чувствуют себя пленники Ангбанда - одинокими, брошенными, никому не нужными созданиями, чья участь - стать рабом или жертвой какого-нибудь жуткого эксперимента.
Единственной мыслью девушки в тот момент была: "За что, за что мне всё это? За какую вину?"

0

52

-Ах вот вы где, юноша. – звонкий голос со стороны лестницы заставил всех обернуться. На женщину, что там стояла, определенно стоило посмотреть. Пожалуй, первое, что бросалось в глаза это одежда. Шелковое платье, подол которого  женщина брезгливо подобрала так, что между голенищами низких сапожек и подолом виднелась полоска кожи, было настолько белым, что в темнице как будто стало светлее. Черные косы были короной уложены вокруг головы. А в облике не было ничего эльфийского. Трудно было сразу сказать, на кого женщина была похожа, но уж точно не на эльфа.
Гара с интересом смотрела на представшую перед ней мизансцену. Тевильдо в облике эльфёнка, что уже интересно, эльфийку, по щекам которой катятся слезы, а она этого не замечает, и эльф-пленник. Точнее то, что от него осталось. На эльфе Гара задержала взгляд. Прекрасный экземпляр. Был. Пару сотен лет назад. Долгое заключение сломало его, очевидно навсегда. Не осталось ни ярости, ни боли, ни страха, ничего, с чем можно было бы поработать. А ведь из этого аваро могло бы выйти нечто любопытное. По нему это видно. «Это Ильтерин у нас так добро переводит, или это жалкое создание оставили тут для устрашения?»
Гара снова перевела взгляд на девочку и «эльфенка». Тильдо-то как всегда дурачиться. А эльфиечку очевидно вытащили не из соседней камеры. Кому-то она понадобилась.
Майэ вновь посмотрела на пол, страдальчески возвела глаза к потолку и героически шагнула на не очень чистую поверхность.
- А я тебя ищу. – женщина подмигнула мальчику. -Что, опять что-то интересное и без меня?
С близкого расстояния в эльфиечке по-прежнему не было ничего особенного. Обычная растерянная девчонка впервые понявшая, что в мире, оказывается, существует жестокость. В Ангбанде такие, чаще всего долго не живут.
- Может, представишь мне свою даму. И скажешь зачем тебе ЭТО. – Гара кивнула в сторону вытащенного из камеры «этого».

+1

53

Нда.. девочка раз за разом подкидывает странности... кажется начинаю понимать, почему Арон обратил на неё внимание... эльфа...
Ребенок смотрел сумрачно, явно ожидая ответа свой вопрос от Мелиэль или от пленника. Хотя, от него уже и так мало что ждали - Илтерин совсем не заботился о той партии пленных. Даже немного было досадно - трата таких материалов - но это не Крота дело совершенно. Так что "Тьелканиер" смотрел в упор на эльдэ, и взгляд почти кричал "Ответь - неужели это действительно такая тяжкая ноша, такая противная обязанность, неужели от этого ты плачешь так? Ответь! Ответь-ответь-ответь!"
Приближение ещё одной силы Тэвильдо не мог не почувствовать. И, стоит признать, что им ещё повезло - появление здесь и сейчас того же Майрона разрушило бы всю игру. А вот Гара... с ней можно не просто договориться. Она сможет разделить понимание игры и получить от неё не меньшее, чем он сам удовольствие. На голос мальчишка резко обернулся и торопливо выдал:
- А ваше задания я уже выполнил! Леди.
Голос был чуть теплее, словно пришедшей "Тьелканиер" доверял больше, чем наставнику Арону. А вот мысленный голос Кота был куда более живым  и чуть насмешливо почтительным.
- Интересное? может быть, Гара. Небольшой эксперимент нашего Арона. Уж больно интересный экземпляр ему попался. Эта эльфа... Что-то в ней не так. Вот и прроверрряем. Желаешь присоединиться? Сейчас предполагался урок анатомии. Но, может быть, у тебя есть идея поинтереснее, мрр?
Это мысленное мурчание заставляло загораться в глазах Тибальда чуть ироничные огоньки, но эльфам их видеть было не дано... Хотя бы потому, что обращен сейчас взгляд рыжего майа был не на них.
Однако прерывать игру не стоило, поэтому "Майронион" чуть склонил голову и продолжил вслух:
- Это леди Наурэль, миледи Гара. Лорд Арон сказал, что она должна учить меня манерам королевства Элу Тингола. А он вот, - взмах в сторону пленника, - должен ей помогать на моих уроках.

0

54

http://uploads.ru/t/P/o/B/PoBsQ.jpg

Эльмо со странным равнодушием отметил, что эльфийка почему-то заплакала. Испугалась? Или настолько разжалобилась? И кого ей больше жалко - его, мальчишку? Или себя? Глупышка... Скоро ей придется понять, что слезы ничего не могут изменить и только вызывают смех у тюремщиков...
Отвечать на вопрос мальчишки он не собирался. Да и был ли в этом смысл? Правда, мелкий буквально сверлил эльфийку взглядом и, похоже, смысл для него всё же был. Ну и пусть себе смотрит... Вся эта игра и сопутствующее напряжение мысли и чувств вымотали и так уже измученного эльфа - ему даже захотелось, чтобы его просто вернули обратно в камеру и оставили в покое.
И тут появилось новое лицо. Белое платье резануло по глазам - слишком яркое для темницы, оно раздражало зрение и отвлекало внимание от лица спустившейся по лестнице женщины. Только спустя пару секунд эльф понял, что это майэ. В голове промелькнула мысль: все темные майар отчего-то стремятся придать себе яркую и красивую внешность. И кого только пытаются обмануть? Ведь внешняя красота неспособна скрыть их злобную и уродливую внутреннюю сущность... В том, что это именно так, Эльмо не сомневался и ничего хорошего от новоприбывшей не ждал. Только очередной виток бесполезных речей и томительного ожидания. Гара, значит... Оскорбительно "ЭТО" отнесенное к нему, пленник воспринял  равнодушно... точнее гордо-отстранено - словно и не о нем речь.

Отредактировано Воля Мелькора (18-05-2012 19:52:43)

0

55

-Я и не сомневалась в тебе, милый. – Гара приблизилась и обняла Кота за плечи широким жестом. Точь-в-точь добрая тётушка и шалун-племянник. На эльфийку она при этом смотрела, так как смотрят на новый предмет интерьера в знакомой комнате. Может и сгодиться, а если нет, то можно и убрать. Неприятный взгляд, оценивающий. Хотя в душе майэ было смешно, надо же Арон взялся за исследования реакции эльфийских дев на внешние раздражители. Уж она этих квенди перевидала во всех видах и положениях и реакция эльфиечки не казалась ей странной. От собственного страха прячется за состраданием. Когда рядом есть кто-то нуждающейся в защите очень легко быть храброй и сильной. Убрать это не сложно, но сострадание прекрасный рычаг само по себе. Почти идеальный. Эта уж точно будет получше, чем ходячий труп из камеры. Интересно, хоть что-то сможет его расшевелить?
-Анатомии? А этого несчастного ты выбрал в качестве пособия? Удачный выбор, его даже резать не надо, все и так просвечивает. Если ваша цель в том, что бы эльфиечка вас возненавидела, подойдет идеально. А если Арон хочет от неё реакции, перенеси вскрытие на завтра. Или хотя бы на после ужина. Девчонка уже увидела достаточно ужасов, что бы новые произвели на неё достаточно яркое впечатление.
Тильд получил в ответ чуть приподнятую бровь, а эльфы еще несколько оценивающих взглядов. В пленнике по-прежнему не было ничего, кроме тупого равнодушия и неприязни. На секунду майэ даже почувствовала что-то похожее на обиду. Уж не для того она творила себе фана, что бы кто-то оставался равнодушным.  Что ж, вызов принят. А что об этом Арон подумает это уже его проблемы.
-По-моему он себе-то сейчас помочь не в состоянии и вряд ли помнит хоть какой-то этикет. Но твоему наставнику виднее. В любом случаи я пришла тебя украсть. У меня есть мнение, что специалистов в наших подземельях и без тебя довольно. Лорду такая наука требуется в последнюю очередь.
- И кого же ты для неё играешь, мм? Пытками в Ангбанде не одного квендо не удивишь. Они все этого ждут. А вот того, что можно обойтись и без пыток - не ждут. И эта милая парочка просто классический пример. Как думаешь, Арон не слишком расстроиться, если я ними поиграюсь? Мне вдруг тоже стало любопытно.
- А раз уж у тебя наконец появилась свита, то придется красть и её. Леди...Наурэль - в голосе женщины послышались ревнивые нотки. - приглядите за ЭТИМ, будет неприятно, ежели ЭТО свернет себе шею на лестнице. Вы нам оба, пожалуй, пригодитесь. А теперь идем отсюда, мне тут не нравиться.

+1

56

Тут на Мелиэль словно нахлынула приливная волна. Не понимая, что делает, она встала перед пленником и сказала пришедшей незнакомке:
- Не знаю, кто Вы, леди, но его я не позволю Вам обижать. Разве Вы не видите, что он и так измучен? Мы с ним оба пленники в этом месте. Нам обоим уготована тяжёлая участь раба или жертвы ужасного эксперимента. Но он уже и так замучен до невыносимости. Оставьте его в покое, если хотите подвергнуть его какому-нибудь жуткому эксперименту. Лучше возьмите меня в качестве подопытного кролика, всё равно рабство мне ничего хорошего не сулит. Можете даже запереть нас обоих в тесной камере, пол которой усеян змеями, но я не дам его в обиду.
Когда Мелиэль говорила эти слова, показавшиеся ей несколько самоотверженными, ею управляло чувство теплоты и нежности к пленнику. Она не понимала, почему ей хочется защитить его, разделить с ним его участь.

0

57

"Тьелканиер" доверчиво прижался к леди, а Кот охотно продолжил разговор:
- Не поверишь, но ЭТО выбрала она сама. Я бы предпочел что-то покрепче и поспокойнее. Но раз уж он её тррронул. - интонации Тильда были крайне насмешливыми. - Перренести? Да легко, если поделишь идеей. Арон все равно пока что самоустрранился, так что... они полностью наши, дррагоценная Гара.
Возможно пленник действительно и так уже скоро отправится к Намо, а пока что... пока что от него можно получить толк. Если чуть-чуть привести в порядок. Но сначала стоит узнать, что задумала Гара. Её идеи всегда приносили плоды. Полезные и приятные. И с ней Тильд на почве своих шуточек ещё не успел толком поссориться. А за века совместного существования в ограниченном пространстве Севера это какое-никакое, а достижение.
А златоволосые мальчишка внезапно радостно кивнул и почти прошептал заговорчески, вновь становясь тем ранимым и добрым ребенком, что и наверху:
- Я тоже так считаю, леди. Но лорд Арон другого мнения, а поскольку в отсутствие отца мой основной опекун он...
Кого... - мысленный смешок, музыкой пощекотавший полуживого узника, - Тьелканиер Майронион в вашим услугам леди. Экспериментальный образец, дитя странного эксперимента. Материал, созданный Артано с помощью некоей эльдэ... или её части. Неиспорченное почти ещё дитя. Из которого старательно лепят чудовище, опасное для эльдар.
- Давайте леди. Я готов украсться!
Энтузиазму Кота не было предела. Шутка начинала вновь ему нравиться, хотя с Арона все равно причитается. А вот новый порыв эльфы вызвал почти вспышку раздражения, заставив на мгновение загореться глаза Тильда, явив его сущность как айну... хотя сыну Саурона, как называли Артано синдар, это было и простительно.
Ребенок оторвался от леди, решительно делая шаг к Мелиэль и посмотрел на неё снизу вверх, смешав во взгляде ярость, обиду, опасность и собственную боль:
- Значит ты считаешь, что меня надо учить манерам так? Значит ты такая же как и Он?! А я поверил тебе!!!

0

58

http://uploads.ru/t/Y/i/F/YiFeQ.jpg

То, что его сейчас куда-то поведут, Эльмо уже не особо трогало - пусть делают, что хотят, только побыстрее. Ноги подкашивались и от измождения, и от кажущегося невыносимо долгим стояния в коридоре. Так действительно недолго и шею сломать - не то что на лестнице, но и на ровном месте, всем на потеху. А вот не дождетесь… Пленник собрал остатки сил и гордости, чтобы не шататься, как осина на ветру, а стоять ровно и прямо, с равнодушной непреклонностью глядя на мучителей. Это было нелегко – тело так и норовило сползти по стене, а пренебрежительные слова майэ неожиданно больно задевали... Внезапно его заслонила собой «Наурэль». Эльмо растерянно моргнул, почти уверенный, что это неверный свет подземелий сыграл с ним такую шутку, но силуэт перед ним никуда не делся. Она что, думает, что сможет его защитить?! Наивная… Собственная растерянность превратилась почти в ошарашенность. И как прикажете на это реагировать - то ли плакать, то ли смеяться, то ли тихо радоваться, что с ним так рвутся разделить тяготы Агбандской жизни… Махнув рукой на гордость, эльф все-таки прислонился к стене – уж всяко лучше, чем просто рухнуть на пол от очередной неожиданности…

Отредактировано Воля Мелькора (07-04-2012 20:36:26)

0

59

Майэ всерьез задумалась стоит ли смеяться над грозной отповедью эльфийской девчонки. Параллельно с этим жестом приказав местной страже стоять на месте.   Надо потом в более спокойной обстановке разъяснить девочке, насколько неудачно она выбрала место и время, что бы демонстрировать характер. Лучше было бы только в гвардейских казармах, там эльфийку сначала бы сожрали, а потом поинтересовались а стоило ли. 
- Майронион?! Аратано, как я понимаю не в курсе? Вообще такой сынок пошел бы ему на пользу. Только он раньше от ужаса развоплотился бы. А идея проста, но это будет забавно. Погляди, как храбро она его защищает уже теперь. А если дать им немного времени...А потом с кем-нибудь из них случиться что-нибудь. Или даже и не случиться...Так что надо привести в порядок эту жертву Ильтереновской расточительности и аккуратно порасспрашивать. Эльфиечка твоя как раз пригодиться. И к этикету это явно ближе, чем анатомия. - мысленный смех разнесся по подземельям. Услышал его только Тевильдо, но воздух вокруг как будто стал чище , эльфиечка поняла, что ничего страшно прямо сейчас наверное не будет, а пленнику вдруг стало легче стоять.
Что-то в нем кстати мелькнуло. Растерянность и одновременно гордость. Гордость?  В таком то месте. Хотя на чем-то он должен был продержаться столько времени. Почему бы и не на гордости. А раз у пленника еще остались хоть какие-то чувства его рано списывать.
Гара обиженно пождала губы. Не рассмеяться вслух стоило больших усилий, но  майэ старательно изображала обиду в лучших чувствах.  Нет, ну правда, приходишь тут такая красивая, что бы забрать всех из сырого и холодного подземелья, а тут на тебя кидаются с какими-то дикими обвинениями. После этого можно окончательно увериться, что эльфы хорошего обращения не понимают.
А кот убедителен. Даже посмотреть приятно.
Женщина подошла к «Тьелканиеру» и положила ему руку на плечо.
- Милый, на твою наставницу плохо повлияли подземелья, она сама не понимает что говорит. - взгляд майэ устремленный на "Наурель" явно говорил "дура, ты что несешь при ребенке!". Толку добиться от эльфийки явно было трудно, поэтому Гара повернулась к оркам:
- Мальчики, отведите пленника ко мне в покои. Только осторожно он и так на ногах не стоит.
И пошла к лестнице.

+1

60

Выполняя волю госпожи, к пленнику и его защитнице немедленно подступили орки, решительно отодвинули в сторону эльфийку и осторожно, но крепко подхватили под руки эльфа, собираясь вести его наверх.
http://uploads.ru/t/Y/i/F/YiFeQ.jpg
Эльмо, в общем-то, было почти равно, что с ним будет. Что-то подсказывало, что его не убьют и на рудники не отправят, но от этого было не легче. Уж лучше рудники и - что там эта девушка говорила? - кажется, камера, заполненная змеями... Странно, но он почти сочувствует этой Наурэль... Что теперь ей грозит за ее нелепый порыв? Зря она так... Но в одном права -  обычные змеи лучше, чем двуногие... Он стерпел бы и пытки, но не пренебрежительно-издевательское отношение к себе. Но иного выбора, кроме как быть мышью в лапах у вздумавшей поиграть кошки, у него не было. Разве что...
Попытавшись вывернуться из лап стражников, он холодно произнес:
- Я вполне способен передвигаться и сам.
По крайней мере, он искренне надеялся, что силы его не оставят и он действительно доберется до места сам. Всё равно, если захотят, отведут куда угодно силой, так лучше хотя бы, чтобы орки своими грязными лапищами его не касались...
В голосе появилась нотка не то презрения, не то досады:
- Раз уж меня не желают оставить в покое.
Слова были резкими, но на самом деле, хоть он ни за что бы не признался в этом даже самому себе, обратно в камеру не хотелось. Даже если за ее пределами ожидали только насмешки и унижения, в темноте и одиночестве он уже насиделся. Но никто во всем мире не заподозрил бы подобных мыслей, взглянув на преисполненное угрюмой ненависти лицо эльфа.

Отредактировано Воля Мелькора (04-05-2012 20:08:57)

+1


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Темницы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC